DipKurier / Russlanddeutsche Allgemeine
DipKurier / Russlanddeutsche Allgemeine

Archiv 2014-2017

Встреча лидеров России и США

пройдет 7 июля на саммите G20 в Гамбурге

 

Это предварительная информация, хотя об этом почти одновременно сообщили и Белый дом, и Кремль.

 

При этом было сказано, что подготовкой к этой встрече заняты замглавы Госдепа Томас Шеннон и посол России в США Сергей Кисляк и что главной темой встречи двух лидеров будет обсуждение ситуации в Сирии и на Украине. Полагаю, что, вне сомнения, обсуждаться будет и ситуация вокруг Северной Кореи, в контексте того, что, как стало известно, Россия и Китай выступили с серьезной инициативой, предложив КНДР объявить мораторий на ядерные испытания и пуски ракет, а Южной Корее и США — воздержаться от проведения учений в регионе…

 

Помощник российского президента Юрий Ушаков рассказал журналистам, что в разговоре с Д. Трампом В. Путин намерен также поднять тему совместной борьбы с терроризмом и некоторые вопросы региональной проблематики. Москва рассчитывает, что встреча двух лидеров «может способствовать решению вопросов, которые зависли на уровне дипломатических ведомств двух стран», сказал Ушаков.

 

Помимо встречи с президентом США в Гамбурге Путин встретится также с президентом Франции Эмманюэлем Макроном, президентом Южной Кореи Мун Чжэ Ином, премьер-министром Японии Синдзо Абэ, председателем Еврокомиссии Жан-Клодом Юнкером. Обмен мнениями по некоторым вопросам в плане российского лидера с президентом Мексики Энрике Пеньей Ньето, президентом ЮАР Джейкобом Зумой и премьер-министром Австралии Малкольмом Тернбуллом.

 

На второй день саммита лидеры России, Франции и Германии во время рабочего завтрака обсудят „украинский во-прос“. Ожидать здесь какого-нибудь прорыва, вероятнее всего, не приходится - слишком глубоко зашел этот кризис. Но актуальность его не вызывает сомнения, и это, можно надеяться, понимают все стороны и хотя бы обозначат маршрут в направлении решения данной проблемы.

 

Наши эксперты склонны полагать, что большие надежды и с предстоящей встречей российского и американского президентов вряд ли стоит связывать. Скорее всего состоится их личное знакомство и так называемая "пристрелка", при которых они обозначат свои видения сложившейся ситуации в отношениях двух стран и, возможно, поручат своим рабочим группам отработать планы по решению имеющихся проблем. Но и недооценивать это событие не следовало бы. Думается, что оба лидера осозна‘ют ответственность, возложенную на них „волей рока“ и, не поддаваясь давле-нию „оппозиции“, выйдут на предварительный положительный результат. Всем известно беззастенчивое давление на Дональда Трампа и его администрации со стороны американского конгресса и ангажированной америаканской да и почти всей западной прессы.

 

Непредсказуемость Дональда Трампа, его беззастенчивость и смелость, граничащие с дерзостью уверенной в себе неординарной личности, а также прагматичная последовательность Владимира Путина, заметно воспрянувшего в своем авторитете - причем, не только в своей стране, но и в мире, позволяют надеяться, что по окончанию саммита G20 в отношениях между Россией и Соединенными Штатами и Западом обозначится курс на преодоление затянув-шегося кризиса…

 

Пожелаем им успехов!

Константин Эрлих,

публицист, политолог.

______________________________________________________________________________________________________

 

Памяти

Иосифа Шлейхера

 

И вновь судьба, коварная и злая,

Являет миру истинную суть.

Российский немец

                        с Горного Алтая,

Ты, не ропща, прошёл свой                            

cкорбный путь.

 

И пусть не стал ты

                          эталоном века,

Глашатаем мятежных площадей -

Ты оставался просто Человеком,

Творил и жил всецело

                                для людей.

 

Останутся стихи, статьи, соцсети

И выставка работ "Народ в пути".

Лишь эхом отзовётся на рассвете

От рейнских волн

                   последнее "прости".

 

                          Ольга Зайтц.

*     *     *

 

Die Trauerfeier wird am Freitag, 2. September, um 9.30 Uhr im Bestattungshaus Putz-Roth in 51465 Bergisch-Gladbach, Kürtener Str. 10 stattfinden. Anschließend findet die Beerdigung auf dem katholischen Friedhof St. Laurentius in Bergisch Gladbach statt.

 

Die Familie Schleicher lädt nach der Beerdigung alle Trauergäste zu Kaffee und Kuchen in das Restau-rant “Brauhaus am Bock”, Konrad-Adenauer-Platz 2, in 51465 Bergisch Gladbach, herzlich ein.

 

*     *     *

 

Zum Ableben

von Josef Schleicher

 

Du hast mich mal gefragt:

"Wie lange noch reicht dir

                                die Kraft?!

Wir sind doch hier nur Schafe

zu dem Fraß.

Dies wie am Fließband -

ohne Unterlass…

Wir haben unser Muss

bei weitem nicht geschafft…

-  Und stehen stramm..."

 

Mein Kombatant,

ich sage dir mein Abschiedswort:

Du bleibst im Team,

auf unsrem Weg zum Heimat-Hort.

Kannst ruhen sanft -

der Sorgen bist du ledig.

Wir kämpfen weiter,

weiß, - und wenn auch ewig…

- Freund, ruhe sanft...

 

                       Konstantin Ehrlich.

 

*    *     *

 

Mein ehemaliger Arbeitskollege, Josef Schleicher, ist gestern in der Nähe von Duisburg / NRW im Fluss tot aufgefunden worden. Diese traurige Nachricht hat mir seine

 

Ehefrau, Ljuba Schleicher, mitgeteilt.

 

Seit Sonntag, dem 21.08.16, hat ihn die Polizei gesucht, man sehe die Suchanzeige in der “Kölnischen Rundschau” vom 22.08.16.

 

Das Datum der Beerdigung, die auf dem Friedhof Bergisch Gladbach bei Köln stattfinden soll, wird von der Familie später bekannt gege-ben.

 

In tiefer Trauer Jakob Fischer,

Projektleiter Wanderausstellung

“Deutsche aus Russland. Geschichte und Gegenwart”

 

*     *     *

 

Josef Schleicher kannte ich persön-lich. Ein Mal habe ich bei ihm in einer Angelegenheit den Rat gesucht und er hat mich von unüberlegten Schritten abgehalten. Ein anderes Mal habe ich ihn von den Gefahren für die gemeinsame Sache gewarnt. Ich bekam den Eindruck, dass er mich verstanden hatte.

 

Einige Male sind wir uns bei Veranstaltungen begegnet und haben uns unterhalten. Es war auch Josef Schleicher, der mir einmal den Rat gfb, nicht nur bestimmte Personen bzw. Praktiken in der Landsmannschaft von außen zu kritisieren, sondern auch der Landsmannschaft beizutreten und aus dem Innern her versuchen, die Organisation zu verändern. So könnten diese Bemühungen effektiver sein. Er hatte natürlich Recht.

 

Ruhe in Frieden, Josef.

 

In tiefer Trauer

Alexander Walz.

 

*     *     *

 

Mehrere Leser unserer Zeitung ha-ben sich zu diesem schmerzlichen Unglück geäußert. Rudolf Bender, Larissa Mut, Alfred Heinze, Ella Wilhelm, Maria Klein (Wölfl), Larissa Sergejewa, Lilija Berschin mit Mitgliedern des Chors "Abendklang" u. a. drücken der Frau Ljuba, den Kindern, Angehörigen und Freunden der Familie Schleicher im Zusammenhang mit dieser Tragödie, dem plötzlichen Hinscheiden von Josef Schleicher, ihr tiefempfundenes Beileid aus...

______________________________________________________________________________________________________

 

Briefe

 

Ich bedanke mich herzlich für die Glückwünsche - zu 50 Jahren meiner schöpferischernTätigkeit...

 

Благодарю сердечно за поздравления к 50-летию творческой деятельности...

 

16 сентября 1966 года я сдал в районную газету свой первый фоторепортаж со вспашки зяби в окресте с. Буняковка *(Ганновка) Одесского р-на Омской обл., который был опубликован и я был признан корреспондентом районной газеты...

 

Это было началом...

 

Гл. редактор международной русско-немецкоязычной  интернет-газеты ДипКурьер/ Rd. Allgemeine

Konstantin Ehrlich.

 

*     *     *

 

Antonina Domke:

 

Lieber Konstantin, herzliche Gratulation zu Ihrem 50. Jährigen Wirken auf dem Gebiet der russlanddeutschen Literatur, insbesondere der Poesie!

 

Ich bin jedes Mal gerührt, wenn Sie etwas schreiben - es trifft genau den richtigen Nerv!

Herzlichen Dank für die Einblicke in Ihre Seele, die Sie uns gewähren!

 

Wir wünschen Ihnen auch weiterhin viel Erfolg und Schaffenskraft, Kreativität und Unermüdlichkeit... –

 

Im Namen unseres ganzen Vereins "KulturA-Z" e. V., Soest!!!

Und das - persönlich von mir:

 

Не так уж страшно оставаться

Самим с собой наедине:

Ты можешь думам предаваться,

Собой довольствуясь вполне.

 

Когда тоска тебя так гложет,

Как дикий непокорный зверь...

Но ведь ничто не потревожит -

Ни телефон, ни скайп, ни дверь!

 

Это не трудотерапия -

Высок искусства славный трон!

Твори, поэт, твоя стихия -

То космос, неиссякнет он!

 

*     *     *

 

Уважаемый г-н Эрлих!

 

Я узнала Вас только благодаря гимну, написанному Вами, "Lied der Russlanddeutschen". Мы исполняем его с большим чувством, с сопереживанием! Мы - это хор Лилии Бершин. Потом песня "An die Frau". Только эти два Ваши произве-дения вызвали у меня огромные переживания (до слёз) и уважение к Вам и Вашему творчеству!  Я русская, но моя жизнь почти 40 лет связана с российскими немцами - мой муж, его родственники и земляки - казахстанцы.

 

Поздравляю Вас с юбилеем, желаю здоровья, творческих успехов на долгие годы! - Адам и Людмила (Калимулина) Кемерле.

 

*     *     *

 

Лариса Сергеева:                  

Такой день не забудешь никогда. Начало начал...

Твои стихи снова и снова наполняют тёплым светом, радостью сердце...

Спасибо...

 

*     *     *

 

Тамара Сидорова:                   

Danke, Meister!

 

*     *     *

 

Лидия Майер:

 

Константину Эрлиху

 

Немецкое, русское ль слово

                                   в начале,

Когда в колыбели еще

                               нас качали?

За малостью лет

               не припомнятся песни,

Но разве найдутся напевы

                                  чудесней?

 

Немецкое, русское ль слово

                                 в начале?

И с тем, и с другим

                  мы не знали печали.

Сплетенье их – светом

                      далекого детства,

В котором доныне так радостно

                                    греться.

 

Немецкое, русское ль слово

                                  в начале?

Наречия крыльями нас обнимали,

Дарили размах и просторы

                                     Сибири,

И тихую грусть о неведомом

                                      мире...

 

Немецкое, русское ль слово

                                 в начале?

Не вспомнить теперь,

                     и узнаем едва ли,

Мы два языка получили

                            в наследство,

Как доброе, милое сердцу

                                соседство.

 

Немецкое, русское ль слово

                                 в начале?

Но тронули душу они, заиграли,

И лира взлетела

                   волшебною птицей,

Полет ее дивный пусть длится

                                 и длится...

 

                           "Наследство".

 

*     *     *

 

Lieber Konstantin,

 

ein halbes Jahrhundert ist noch immer zu wenig, um alle Ideen, die das Schicksal uns in die Hand legt, umzusetzen. Dennoch hast Du es geschafft, eine Menge zu leisten und eine Menge zu bewegen!

 

Du bringst immer Informationen, die ich sehr wichtig finde, die stets aktuell sind und die mir helfen, mich nicht wie auf einer einsamen Insel zu fühlen.

 

Ich lese Deine Zeitung gern und freue mich auf ALLES, was du bringst. Ich verfolge sehr aufmerksam alle Seiten und freue mich immer, etwas Neues und Interessantes zu erfahren und die Namen der ehemaligen Bekannten zu entdecken.

 

Oft frage ich mich: Macht denn dieser Mann gar keine Pausen? Du schreibst sehr viel und ich lese Deine Werke mit großem Vergnügen, Deine Gedichte finde ich reizend und schön, ich wusste früher nicht, dass Du so ein ausgezeichneter Lyriker bist!

 

...Wir leben ja alle hier in "unserer" Welt, die wir eigenhändig konstruiert haben und in der wir uns verbergen, egal aus welchem Grund auch immer. Als ich nach Deutschland kam, habe ich keine Hoffnungen gehegt, hier etwas für mich im schöpferischen Sinne aufbauen zu können, zu gut waren mir die Umstände und die Verhältnisse hier vertraut. Also schreibe ich für Zeitungen und Zeitschriften. Zweisprachig.

 

Du bist Historiker und befasst Dich mit Themen, die das Schicksal unseres Volkes betreffen und "lebst" diese Geschichte, Du machts einfach weiter, indem Du nur deinen Sessel von Almaty nach Hamburg verfrachtet hast.

 

Natürlich, Konstantin, habe ich auch deine (unsere) "Russland-deutsche Tragödie" gelesen. Es ist eher ein episches Werk als eine Ballade. Jedenfalls empfinde ich es so. Mit der Geschichte des kleinen Knabens, der als "Mann" die unerträgliche, schwere Last zu tragen hat, symlolisierst Du das ganze Volk, das Schicksal aller "Deutschenkinder" der "la Patria spirituelle" - die für die Russland-deutschen Russland darstellte, - ein sehr schöner poetischer Vergleich.

 

Super hast du auch das Werk aufgebaut: Die lyrische Note, die das Schicksal des Kindes prägt, wird stets durch harte, anschauliche Erinnerungen und Namen unterbrochen (Krusenstern, Delwig, Schmidt..., Nomaden, die am Wolgaufer die Gäule tränkten, unsere Ahnen, die die verwüstete Steppe bebauen mussten...)

 

Schön hast Du den weitbekannten russischen Spruch "Умом Россию не понять" ins Deutsche übersetzt, es ist Dir wunderbar gelungen, diesen Spruch in unsere Geschichte einzubauen:

 

Mit dem Verstand sei

Russland nicht zu fassen,

unfassbar sind

Satrapen,

die sich freu`n,

ihr eignes Volk

wie Vieh

zu peitschen

lassen.

 

Deine Sprache ist sehr poetisch (der Schneesturm tobt / ein tragisches Choral pocht ihm ans Ohr / Gestöber ringsum waltet / ein starker Menschenschlag).

 

Auch von Deiner Übersetzung bin ich fasziniert, man erkennt sofort, dass der Autor zwei "Muttersprachen" beherrscht, und es hätte keiner diese Ballade besser übersetzen können, als Du selbst. Die Zeilen "Отца и Мать загнали год назад в "раб-армию" - от власти окаянной" sind so stark! Zum ersten Mal habe ich "Trudarmee" so gesehen - eine Sklavenarmee...

 

Dein Werk hat etwas mit "Das Lied vom Küster Deis" gemein, hat Dir das schon jemand gesagt? So, vom Aufbau her, vom Thema, von der Geschichte...

 

Du batst um Kritik: Ich habe nicht viel zu bemängeln, ich fand nur das Werk zu maskulin und zu streng aufgebaut. Uns, denen die Geschichte bekannt ist, macht es nichts aus, uns in deine Geschichte zu versetzen und wir brauchen auch keine zusätzliche Erklärung. Für einen Außenstehenden wird es wohl schwieriger sein. Vielleicht gelingt es dem Autor im zweiten Teil eine wahre Familiengeschichte mit vielen lyrischen Einzelnheiten zu erfinden. Ich bin gespannt!

 

Dein Gedanke bleibt dem Leser unverständlich, warum der zweite Teil der Tragödie mit "unvollendet" betitelt ist.

 

Ich weiß schon, dass der Verfasser damit nicht den schöpferischen Aspekt gemeint hat - das Schreiben selbst... Sondern das Technische: Die vollständige Rehabilitierung der Russlanddeutschen bzw. die Wiederherstellung derer Staatlichkeit... Und Du gedenkst erst dann das Werk vollenden zu können..

 

Wenn Du darauf wartest, dann bekommt der Leser nie die Gelegenheit zu erfahren, was Du mit dem zweiten Teil ausdrücken wolltest! Ich würde aber gerne weiter lesen...

 

Mit Deiner literarischen, publizistischen und öffentlich-politischen Tätigkeit hast du bewiesen, dass Dein Herz für unser Volk, für unsere Kultur und unsere politischen Rechte schlägt, dass Du nie aufhören wirst, "an das Licht am Ende des Tunnels" zu glauben und für die Gerechtigkeit zu streiten.

 

Denn dies waren und sind die Weichen, die Du dir im Leben gesetzt hast und denen Du unermüdlich folgst: sich selbst aufopfernd, professionell, entschlossen und ehrlich!

 

Danke!

 

Rose Steinmark.

 

*     *     *

 

Уважаемый г-н К. Эрлих, сердечно поздравляю Вас с Юбилеем!

 

Яркий публицист, профессиональный литератор, поэт с наиискреннейшей любовью к родине и женщине… Вы вписали в летопись российской немецкой литературы солидную главу,.. придали её содержанию заметное, высокое звучание...

 

Благодарю Вас!

 

                    Тамара Вебер. 

.......................................

"We want our country back..."

 

Большинство британцев высказалось за выход из Евросоюза

 

Я проснулся от назойливого луча солнца, пробивавшего-ся через окно второго этажа моего скромного ночлега в захолустном пригороде Лондона. Я был рад этому гостю, не посещавшего Туманный Альбион уже в течение дли-тельного времени…

 

Я включил радио. Диктор и репортер наперебой доказы-вали друг другу свои инсинуации относительно к полу-ночи завершившегося всенародного опроса о пребыва-нии Соединенного Королевства в Евросоюзе или выходе из оного. По официальным данным сообщалось, что за выход из ЕС высказались около 52, а за дальнейшее пребывание в нем чуть более 48 процентов граждан страны.

 

Комментарии к этому событию, вернее, по его результатам вызывали мятущиеся чувства и мысли. Одни сравнивали итоги референдума с вулканической лавой, сошедшей на остров, пожирая все на своем пути, или с цунами, захлестну-вшим его громадной всепоглощающей волной, другие видели в них проблеск нового рассвета, представлявшим им со-бою возврат к ностальгическому имперскому – „дочерчиллевскому“ прошлому…

 

Подумалось, неужто так просто оказалось решить эту проблему. Но почему тогда Дэвид Кэмерон, премьер-министр Великобритании, ранее отрицательно относившийся к членству своей страны в Евросоюзе, и вот в мае прошлого года вдруг поменявший свою точку зрения, пошел на эту авантюру?! Невозможно ведь тому быть, чтобы авторы проекта Евросоюз – „плавилища народов“ – изощренной цели мирового финансового олигархата, что-то не просчитали, не уч-ли и не забронировали себе путь для отступления, то бишь нового наступления.

 

Уверен, что Брюссель и - не в последнюю очередь – Ангела Меркель, канцлер Германии – „дойной коровы“ Евросою-за, сейчас будут напряженно искать выход из создавшейся ситуации. Д. Камерону, уже путем шантажа выторговавше-му значительные уступки и льготы для Великобритании, будет, естественно, назначена дополнительная плата. А аргу-менты для этого найдутся. Итоги референдума ведь носят рекомендательный характер и юридической силы не имеют.

 

В свою пользу сторонники членства в Евросоюзе могут повернуть и положение Лисабонского соглашения. В нем, в 50-й статье, регламентируется, что процесс переговоров о выходе из ЕС может длиться до 2 лет и что выход Велико-британии – в данном случае, должны одобрить 20 из 27 стран, членов Евросоюза.

 

Поживем - увидим...

Рихард Б. Гартвиг.

______________________________________________________________________________________________________

 

Умер президент Узбекистана Ислам Каримов

 

Десятки тысяч жителей Ташкента вышли 3 сентября проститься с Исламом Каримовым на "президентскую трассу", по которой его тело вывезли из Ташкента в аэропорт "Южный" и затем самолетом в Самарканд, где в мемориальном комплексе Шахи Зинда предали земле. Там же похоронены и родители президента.

 

Президент Узбекистана скончался в пятницу 2 сентября на 79-м году жизни. В связи со смертью Ислама Каримова, являвшегося руководителем страны более четверти века, объявлен трехдневный траур. После смерти Каримова временно исполняющим обязанности президента республики, согласно конституции страны, стал председатель верхней палаты парламента страны Нигматилла Юлдашев.

 

Мне – в качестве главного редактора «Deutschе Allgemeine Zeitung“ (бывшая „Freundschaft“) и „ДипКурьера / Russlanddeutsche Allgemeine“ - неоднократно приходилось встречаться с Исламом Каримовым в бытность его первым секретарем ЦК Компартии и затем в 90х годах в качестве президента независимой республики. Узбекистан прожил с Исламом Каримовым целую эпоху – более 25 лет. Были разные времена. И, видимо, не в последнюю очередь благодаря взве-шенному, по-азиатски дипломатическому руководству президенту Каримову удалось вывести новое центрально-азиатское государство из кризиса, на успешный созидательный курс в мире с сопредельными государствами, с которыми нередко складывались – нужно сказать откровенно - непростые отношения.

 

Память об Исламе Каримове навсегда останется в сознании народа Узбекистана.

Пусть земля ему будет пухом…

 

От имени редакции ДипКурьера Константин Эрлих.

______________________________________________________________________________________________________

 

Ушел наш друг, Владимир Гудошников…

 

(1955-2017)

 

Это известие – как гром среди ясного неба… Безгранично скорбим. Ушел наш друг…

Искренне соболезнуем семье, родным и близким.

 

Пусть земля, Володя, тебе будет пухом. Ты навсегда останешься в нашей памяти, как и наши совместные стройотрядовские будни и праздники, которые для нас были в результате не только огромным материальным подспорьем, по-зволявшим нам успешно продол-жать учебу, но и стали настоящим испытанием на прочность, выносливость и человечность...

 

Ты выдержал его с честью!

 

Константин Эрлих. Владимир и Роберт Киль, Владимир Рихтер, Рейнгольд Рупп, Виктор Кляйм,  Владимир Едиг, Яков Гепнер.

______________________________________________________________________________________________________

 

Ушел из жизни Герольд Бельгер (28.10.1934 - 07.02.2015)

Мы потеряли друга, соратника, талантливого литератора...

 

На смерть воителя

 

Выступление Герольда Бельгера в пресс-клубе г. Алматы. Фото: архив.

              

                Незабвенному Герольду Бельгеру,

               другу, сподвижнику, коллеге...

 

Как гром мне эта весть свалилась с неба,

когда вокруг в разгаре зимний день…

Разверзшейся печали злая тень

умножила народа моего земные беды.

 

Она сошла на нас лавиной дерзкой,

когда на пик ты восходил без лишних слов,

вершину следующую был взять готов, -

глаголам супротив - порою мерзким.

 

С тобой снесен культуры срез огромный –

народа моего, чьим отпрыском ты был.

Варяжской преданностью ты ему служил,

хоть и остался, сосланный, бездомным.

 

Ты шел тобою избранной дорогой,

через метель, степей поволжских джут. -

В судьбе казахской ты нашел приют, -

наполненной с твоей одной тревогой…

 

Эльза Ульмер, Алексей Дебольский, Герольд Бельгер (справа налево в 1 ряду) и другие российские немецкие литераторы на одной из конференций... Фото: архив.

 

Ты в стаде не ходил, искал суть правды,

всего себя отдал ты в жертву дня.

Не выдержало сердце у тебя, -

бой оказался для тебя неравным.

 

Кипящих чувств огонь жжет мою душу,

боль сердце гложет; брат, не уходи!

Твой прерван ратный путь на полпути, -

наш долг, чтоб не был голос твой заглушен.

 

Я знаю, быть тебе провестником от рода

российских немцев, с кем шел в смертный бой.

Твои потомки встанут в плотный строй

и имя возродят великого народа!

 

Константин Эрлих,

07.02.2015.

*     *     *

 

Памяти Герольда Карловича Бельгера

                                                   

28 октября минувшего года Герольду Бельгеру исполнилось 80 лет. Тогда он был ещё энергичным, полон творческих планов и трудился под девизом «Ни дня без строчки!». И вдруг седьмого февраля 2015-го из Алматы пришло печаль-ное сообщение о кончине нашего мастера слова, одного из лучших писателей из числа российских немцев.

 

Ещё совсем недавно с ним беседовала публицист Надежда Рунде. Её очерк «Бельгер - наше всё!» опубликован в гер-манском журнале «Ost-West-Panorama“ (декабрь, 2014). С фотоснимка, иллюстрирующего очерк,  на нас весело смо-трит Герольд Карлович. Кто бы мог подумать, что очень скоро его взгляд угаснет навсегда, и мы потеряем «Наше всё»?..

Читайте далее на стр. Literatur: Lyrik, Prosa, Publizistik.

____________________________________________________________________________________________________________

В Алматы в последний путь проводили писателя и литературного критика Герольда  Бельгера

АЛМАТЫ. КАЗИНФОРМ - В Алматы, в Казахском академическом театре драмы имени М.Ауэзова, в последний путь про-водили казахстанского писателя, публициста и переводчика Герольда Бельгера.

 

Проститься с писателем пришли близкие, коллеги и друзья. На гражданской панихиде выступил министр культуры и спорта РК Арыстанбек Мухамедиулы, сенатор Нурлан Оразалин, представители Союза писателей и многие другие.

 

А.Мухамедиулы зачитал телеграмму от Президента РК Нурсултана Назарбаева, в котором он выражает соболезнова-ния близким и родным. «Жизнь Герольда Карловича, пронизанная беззаветной любовью к Казахстану, является при-мером истинного патриотизма. Его творческое наследие стало бесценным достоянием нашей культуры, а высокие ду-ховно-нравственные принципы, которые лежали в основе его непростого жизненного пути, - вдохновляющим ориенти-ром для людей разных поколений. Заслуги Герольда Карловича отмечены высокими государственными наградами, он являлся лауреатом Президентской премии мира и духовного согласия. Светлая память о нем навсегда сохранится в сердцах казахстанцев», - говорится в телеграмме.

 

Герольд Бельгер скончался от болезни сердца 7 февраля в Центральной клинической больнице управления делами Президента. Его похоронили на Кенсайском кладбище.

 

Г.Бельгер - известный казахстанский прозаик, переводчик, публицист. Родился в 1934 году в Энгельсе, Россия, в семье поволжских немцев. В 1941 году по указу Сталина, как этнический немец, был депортирован в Северный Казахстан, где молодой Герольд в совершенстве овладел казахским языком. Высшее образование получил на факультете фило-логии в Казахском педагогическом институте им. Абая в Алматы.

 

Автор многочисленных романов, повестей, в том числе романов «Дом скитальца», «Туюк Су», «Разлад», а также 1600 публикаций в периодической печати. Перевел на русский язык произведения классиков казахской литературы Б.Май-лина, Г.Мусрепова, А.Нурпеисова. Лауреат Президентской премии мира и духовного согласия (1992), награжден орде-ном «Парасат» в 1994 году и орденом «За заслуги перед Федеративной Республикой Германия» (2010 год).

_______________________________________________________________________________________________

Ruhe sanft, Kollege und Freund…

 

Zum Ableben von Adolf Pfeiffer

 

Ein Großer unseres russlanddeutschen Volksstammes ist aus dem Leben gegan-gen. In einem ehrenwerten Alter von 97 Jahren. Wobei es ihm von den wechsel-vollen Umständen seiner Zeit, die unglücklicherweise in die verbrecherische usurpatorische Bolschewiken-Gewalt fiel, nicht beschieden sein sollte, auch nur noch den 30-jährigen Lebensabschnitt zu überqueren... Nämlich von dieser selbsternannten Volksgewalt wurde Adolf Pfeiffer drei Mal zu Tode verurteilt!!! Aber er hatte wohl einen Engel im Himmel, der ihn jedes Mal so oder anders aus der Schlinge holte...

 

…Er erschien in unserer Alma-Ataer deutschsprachigen Zeitung ganz unverhofft. Dies war normal, denn es gab bei mir für den Empfang von Lesern bzw. Autoren keine festgeschriebenen Termine. Dies wussten alle. Er kam in mein Büro in Be-gleitung von Viktor Heinz, dem Leiter der Abteilung Literatur der "Deutschen All-gemeinen" - einstiger sagenumwobenen "Freundschaft".

 

Wir begrüßten einander. „Hier ein Landsmann aus Karaganda – eine Legende! – Ein drei Mal zu Tode Verurteilter, merkwürdigerweise – immer noch am Leben…“, scherzte Viktor auf familiäre landsmänni-sche Art. „Wir sind eigentlich bereits bekannt“, wendete der bejahrte Gast unverzüglich ein. „Wir haben uns in Moskau kennengelernt, bei der „Wiedergeburt“-Konferenz. Sie haben unsere kasachstaner Delegation angeleitet.“ „Ja, ja. Visuell kann ich mich ganz gut erinnern. …Pfeiffer, Adolf. – Ein einprägsamer Name“, entgegnete ich, ohne lange zu überlegen.

 

Nach einem kurzen einleitenden Wortwechsel verabschiedete sich Viktor Heinz mit der Begründung, dass er alle Hände voll zu tun hätte, und wir verblieben alleine. Arbeit hatten wir bei der Herausgabe unserer Tageszeitung eine ganze Menge, aber selbstredend sah ich mich verpflichtet, dem Gast nötigen Respekt zu erweisen.

 

Hoch von Wuchs, hager, mit schütterem Haar und einem parodienartigen Gesichtsausdruck – so wie man einen Deutschen in den sowjetischen Kriegs- bzw. Spotfilmen präsentierte, jedoch mit aufrichtig gutmütigen Augen, schichtete er vor mir einige Manuskripte auf – eigene Gedichte, Übersetzungen aus der russischen Klassik, indem er ein jedes ausschweifend kommen-tierte.

 

Ich hörte aufmerksam zu, indem ich die maschinengeschriebenen Seiten langsam durchblätterte. Dann, eine Pause in seinen Ausführungen nutzend, fragte ich ihn, ob er zu Mittag gegessen hätte… "Nicht so wichtig", entgegnete er lässig, indem er sich demonstrativ anschickte, einen neuen Schluck Luft zu holen und seine Kommentare fortzusetzen…

 

„Dies legen wir für eine Weile weg, Adolf Gustavowitsch“, sagte ich. „Ich sehe da, dass Sie zu viel Zeit für Übertragungen ver-wenden. Ich will nicht sagen – vergeuden, denn Puschkin, dem Sie sich hingeben, bleibt schon immer aktuell. Insbesondere, wenn man ihn so fachmännisch, wie ich merke, wie Sie nachdichtet… Mir will es aber scheinen, dass Sie das Zeug haben, die Schaffung eigener Texte zu bevorzugen… Dies aber so – eine subjektive Meinung“, schlussfolgerte ich und kam zur Sa-che: „Wir gehen essen, Herr Pfeiffer! Und Sie erzählen mir Ihre Biographie.“

 

Ich forderte Viktor Heinz durch den Innenfunk auf, sich ebenfalls auf die Socken zu machen. Und wir verfrachteten die Unter-haltung in unser Stammlokal - gegenüber dem „Selonyj Basar“ (zu Deutsch so viel wie Grüner Markt).

 

Dieses Treffen hat sich in meinem Gedächtnis aus irgendwelchem Grunde ziemlich deutlich eingeprägt: Bei hausgemachten Fleischtaschen, allerhand grünem Salat und rotem trockenen Wein machten wir es uns in unserer appendix-artigen Krüm-mung des Lokalraumes gemütlich. Wir unterhielten uns reichlich zu Themen unseres verstümmelten Schicksals, der Ge-schichte und Literatur, zu der wir alle drei einen konkreten Bezug hatten. Und natürlich hörten wir sehr interessiert mit Viktor Heinz, die jüngeren im Bunde, den dramatischen Begebenheiten bzw. Schilderungen unseres Gastes zu seinen schreckli-chen Erlebnissen in sowjetischen KZ’s und karzerartigen „Betonsäcken“, wo er abermals in Erwartung der Vollstreckung des Todesurteils verharrte.

 

„Ich hielt es für unmöglich, mit solchen bestialischen Gebaren der NKWD-Schergen einmal auseinandergesetzt zu werden“, schloss Adolf Pfeiffer seinen ausgedehnten schreckensgeladenen Dialog ab, dem wir mit einem seelischen Weh wachsam lauschten...

 

Ein Titan – dies ist mein Gedanke von heute, ein Mensch von echtem Schrot und Korn, der die Ehre des Menschen stets auf-recht erhalten hat. Und nämlich der Heldenmut, die Arbeitsamkeit, die Ausdauer sowie Anständigkeit der besten Vertreter der Russlanddeutschen sind die ausschlaggebenden Merkmale, die unseren ehrenwerten Abkunftsstamm vor dem Aussterben bewahrt haben…

 

 

…Knapp vor einem Jahr löste ich endlich mein Versprechen ein, den Landsmann und literarischen Kollegen Adolf Pfeiffer, in seinem Domizil, im hessischen Wetzlar, wohin er seinen Wohnsitz nach dem Verlassen von Karaganda Ende des vorigen Jahrtausends verlegte, zu besuchen.

 

Wir – ich und mein Jugendfreund Waldemar Kiel, wurden von Ella Pfeiffer, der Tochter von Adolf Gustavowitsch, ganz herz-lich empfangen. Der Hausherr beeilte sich ebenfalls in den Flur und drückte uns freundschaftlich die Hand. Wir wurden ganz prompt in eine Atmosphäre landsmannschaftlicher seelischer Wärme und aufrichtiger Willkommenheit getaucht. Bis spät in die Nacht hinein saßen wir am Tisch und unterhielten uns über Alltägliches und Spirituelles, über Politik und Presse sowie über Musik und Kunst. Mir war bekannt, dass Adolf Pfeiffer auch musiziert sowie in der Kunstmalerei zu Hause ist. Konkrete Vor-stellung darüber hatte ich jedoch nicht. Er zeigte uns Dutzende von eigenen Werken, eine ganze Reihe Kopien von Klas-sikern der Malerkunst. Alles wertvolle geistige Leistungen des Gastgebers.

 

Am nächsten Morgen, bereits gegen Mittag, indem wir dabei waren, uns auf den Weg zu machen, tranken wir mit Adolf Pfeif-fer und seiner Tochter, Ella, je einen Schluck Kaberne-Wein, den der Hausherr aus dem Kühlschrank holte, und verabschie-deten uns mit dem Versprechen, bei nächster Gelegenheit wieder zu kommen…

 

Adolf Pfeiffer hielt uns plötzlich auf und gab einen Wink seiner Tochter: „Wir haben da noch etwas vergessen…“, sagte er, wie etwa sich entschuldigend. Ella brachte aus dem Wohnzimmer einige Manuskripte, die sie an Waldemar Kiel übergab, und zwei Bilder - an mich.

 

„Dies ist eine Kopie des Werks von (Illarion – K.E..) Pjanischnikow „Heimfahrt“ aus dem vorvorigen Jahrhundert – einem be-kannten russischen „Perdwischniki“-Anhänger. Und dies ist ein Originalbild von einem unbekannten Pfeiffer – mit dem be-scheiden einfachen Namen „Mostik“, also Brücklein. Ein Geschenk, Konstantin, für deinen Einsatz für das Heiligste eines Vol-kes, seine Freiheit - als Begründer und Sprecher der kasachstaner "Wiedegeburt"-Bewegung, und seine Kultur - als langjähri-ger Chefredakteur unserer Presseeditionen,.. und als Erinnerung an den armen Schlucker - Pfeiffer…“

 

Ich bedankte mich abermals sehr herzlich bei Adolf Pfeiffer, indem ich ihm Gesundheit und weiteres schöpferisches Gelingen wünschte.

 

Wir traten die Heimfahrt an. Das Schicksal wollte es, dass dies unser letztes Treffen sein sollte.

 

Ruhe sanft, Kollege und Freund...

Konstantin Ehrlich.

Selbstbildnis von Adolf Pfeiffer.

*     *     *

Умер Адольф Пфейфер

Адольф Августович Пфейфер родился 2 января 1918 года в селе Шафгаузен, в лютеранской семье немецких колони-стов Поволжья. В 1921 году из 11 детей семьи Пфейфер, девять умерло от голода. Потом умерла и мать Розалия Гансштайн. Адольфу было три года. Благодаря помощи "Американской кухни" он, его сестра Анна и отец Август Авгу-стович остались живы. В 1933-34гг. им также едва удалось пережить второй голодомор, разразившийся по всей стра-не и особенно в Поволжье, где большевистская власть проводила оголтелую экспроприацию всего съестного, не при-нимая во внимание, что отбирали у населения последнее.

               

В 1936-ом молодой Адольф закончил Марксштадский педагогический техникум «на отлично» и стал работать учите-лем в селе "Унтервальден"  в АССР немцев Поволжья. В 1939 году он женился на дочери «врага народа» - Фриде Фридриховне Гергенредер. Её отец был фармацевтом. В 1937 году он был арестован и бесследно исчез в застенках НКВД.

               

В июне 1940 года у молодожёнов Фриды и Адольфа родился сын Вальдемар. В 1941 году Адольф Пфейфер заочно закончил исторический факультет Энгельсcкого педагогического института. Началась война. В августе 1941 года Адольфа с женой, с ребенком и тещей Амалией депортировали в Казахстан. Они попали в село Дорогинка, Акмолин-ской области, Молотовскааго района. В 1941 году, не выдержав горя, лишений и болезни умерла теща. В мае 1942 года родилась дочь Элла.

 

5 декабря 1942, в день сталинской конституции Адольфа Августовича без предъявления обвинений, арестовали. На допросах Пфейфера нещадно избиливали. Зубы выбили сразу, лицо изуродовали, тело покрылось шрамами и язва-ми. После допроса бросали в карцер на холодный пол. Допрашивали ночью. Стоять он не мог. Изощряясь в пытках, следователи сажали Адольфа на одну ножку перевёрнутой табуретки. После десятимесячных изощрённых пыток его как «врага народа» по 58- статье приговорили к расстрелу. Но потом ему предложили написать прошение о помило-вании. Адольф вину не признал и помилование писать отказался. Честь поставил выше жизни! Но все-таки состоялся пересмотр "дела" и его снова приговорили к расстрелу. После победы советских войск под Сталинградом, расстрел заменили 10 годами каторжных работ. Он провёл страшные годы в гулаговских концлагерях Спасска, Джезказгана и Байконура.

               

5 декабря 1952 года Адольфа Пфейфера отправили в пожизненную ссылку под комендатурский надзор в село Ново- Узенка вблизи Караганды. Там он работал бухгалтером на молочной ферме. В октябре 1953 к нему приехала жена Фрида с двумя детьми. По просьбе Адольфа комендант помог ему получить из Акмолинска его учительский диплом. Адольф удалось устроиться учителем в Ново-Узенке и параллельно ещё в школе № 14 Караганды. Он преподавал историю, немецкий, рисование, черчение и пение. На этой должности он трудился до выхода на пенсию в 1978 году.

 

Дочь Элла заочно закончила пединститут и работала вместе с отцом в одной школе, преподавала математику, физи-ку и немецкий язык. В 1983 году умерла жена Адольфа, Фрида. В 1985-м году его вновь попросили вернуться на пре-жнее место работы школу, где он продолжил трудиться до 70-летнего возраста. За свою жизнь Адольф Августович обучил около 5 тысяч учеников.

 

В  разгар "перестройки" в СССР, в 1988 году Пфейфер написал письмо Генеральному прокурору СССР с просьбой о реабилитации. Вскоре без вины виноватый "советский" немец получил сообщение от Верховного суда Казахской ССР. В нём говорилось, что Пфейфер Адольф Августович за неимением состава преступления был реабилирован ещё 1960 году. А узнал он об этом только через 28 лет, да и то после собственного обращения к центральным влас-тям.

 

Адольф Пфейфер с большой радостью воспринял создание национального движения российских немцев. Он стал его активным участником и выдвигался от немцев Карагандинской области делегатом трёх общенациональных съез-дов репрессированного народа, состоявшихся в Москве в 1991-1993 годах, а также двух республиканских съездов немцев Казахстана, позже проведённых в Алма-Ате.

 

С 1997 года Адольф Августович Пфейфер жил в Германии, в городе Вецларе, вместе со своей дочерью Эллой. 31 декабря 1998 года в Германии умер его единственный сын Вальдемар, что надолго выбило его из колеи. Но неукро-тимый оптимист поборол беду и снова встал на ноги. Дочь, четыре внука, восемь правнуков, родственники и ученики поддерживали его во всём.

 

В августе 2000 года в центральной библиотеке города Вецлара состоялась персональная выставка его картин. Карти-ны Пфейфера выставлялись в городском ратхаузе. Адольф Августович любил писать копии картин великих художни-ков, рисовал свои картины. Он играл на многих музыкальных инструментах, писал мемуары, делал переводы. Он пе-ревел на немецкий язык более 100 русских песен. В последние два года уже в возрасте от 94 до 97 лет он сделал пе-реводы пушкинских поэм "Евгений Онегин", "Полтава", "Кавказский пленник". Перевёл сказку "Про царя Салтана" и "Сказку о золотом петушке".

 

17 января 2015 года, в возрасте 97 лет в Германии, в городе Вецлар закончилась земная жизнь замечательного чело-века, российского немца  Адольфа Августовича Пфейфера. Он ушёл в вечность, но остался в наших душах.

 

Международный конвент российских немцев глубоко скорбит по поводу кончины талантливого земляка, патриота не-мецкого народа Адольфа Пфейфера и приносит свои соболезнования его дочери Элле Адольфовне, внукам и пра-внукам.

            

Генрих Гроут, Вилли Мунтаниол, Александр Майснер, Эдгар Думлер, Вольдемар Эвальд, Якоб Бадер, Филипп Бухмиллер, Райнгольд Гаун, Артур Штайнметц, Виктор Люст, Александр Баймлер, Виктор Дехерт, Альберт Эрлих, Бернгард Файст, Гайнц-Гюнтер Грот, Эмилия Мартенс, Анатолий Фогт, Валерий Беккер, Александр Галингер, Владимир Мост, Александр и Сара Ган, Валерий Рамих, Август Браун, Вильгельм Либерт, Райнгольд Шульц.

*     *     *

Ein Wort zu Adolf Pfeiffer

 

Der grausame Erste Weltkrieg schlug seine letzten Schlachten auf den Blutfeldern Europas; Adolf Pfeiffers Vater war dabei, er kam schwer verwundet kam er aus dem Krieg zurück in die Wolgasiedlung Schaffhausen.

 

Hier erblickte 1918 im grauen Wintermonat Januar unser Jubilar Adolf Pfeiffer das Licht der Welt. Es war kurz nach dem “ro-ten Oktober”, mit dem die Bolschewiken Lenins Russland auf den Weg in eine verheerende Epoche brachten. Und als wollten die neuen Machthaber ihre “progressiven” Methoden am Schicksal des neugeborenen Knaben ausprobieren, ging nichts von diesen an ihm spurlos vorbei - der Vater in den 30er Jahren erschossen, die Familie an den Rand der Existenz geführt. Trotz aller Schwierigkeiten beendete Adolf Pfeiffer jedoch das Pädagogische Technikum in Engels und wurde kurze Zeit später Dorfschullehrer. 

 

Ein Wort zu Adolf Pfeiffer

 

Anfang lesen Sie auf S. 1.

 

1941 wurde die Familie Pfeiffer wie alle Deutschen im bolschewistischen “Experimentstaat” der UdSSR in den Osten des Landes verschleppt. Die Pfeiffers kamen nach Karaganda, Kasachstan. Kurz darauf wurde Adolf Pfeiffer verhaftet und drei-mal zum Tode verurteilt – er sollte verschwinden. Aber die guten Götter streckten ihre Gnadenhand aus, und die beiden To-desstrafen wurden in zweimal zehn Jahre Straflager umgewandelt.

 

Adolf Pfeiffers Leidenskelch war damit aber noch lange nicht geleert - das “Experiment hatte schließlich ja erst begonnen. Was danach mit ihm geschah, kann man in den poetischen Werken des Dichters nachlesen. Etwas Schreckliches möchte ich dem jedoch mit schwerem Herzen hinzufügen: Adolf Pfeiffer meint nämlich, er habe damals großes Glück im Unglück gehabt, und berichtet, wie man ihm im Lager vorführte, was mit einem Häftling geschehen würde, der sich weigerte, das erlogene Un-tersuchungsprotokoll zu unterzeichnen: Einem gefolterten Häftling wurden die Hoden in einer hölzernen Zwinge so lange zu-sammengepresst, bis der Gequälte in Ohnmacht fiel.

 

Adolf Pfeiffer stockt noch heute, wenn Erinnerungen wie diese in ihm hochkommen. Am schlimmsten aber ist für ihn, dass da-von heute keiner mehr etwas hören oder gar lesen will. Viele scheinen zu glauben, das sei für immer vorbei. Ich kann Adolf Pfeiffer hier nur Recht geben, denn auch ich bekomme vor allem von unseren Jugendlichen oft zu hören: “Immer wieder in diesen alten Geschichten herumwühlen - das brauchen wir nicht. Wir wollen uns mit diesen Geschichten nicht unser fröhliches Leben im Westen verderben lassen!”

 

Mit solchen “klugen” Vorwürfen wird unser Patriarch Adolf Pfeiffer sicher oft konfrontiert, wenn er in seinen Gedichten, Balla-den und Erinnerungen über die Vernichtung der Deutschen in der ehemaligen Sowjetunion schreibt.

 

Wie bereits erwähnt, wurde Adolf Pfeiffer am 2. Januar 1918 in Schaffhausen an der Wolga geboren. Zehn seiner Geschwis-ter und seine Mutter fielen der großen Hungersnot 1921/22 zum Opfer; sein Vater und er wurden verschont. Sein geschilder-ter Leidensweg endete erst mit der Entlassung aus dem Straflager in Kasachstan nach Stalins Tod.

 

Nach seiner Entlassung arbeitete Adolf Pfeffer im Gebiet Karaganda als Deutschlehrer und engagierte sich in allen Etappen und auf allen gesellschaftlichen Ebenen für die Autonomiebewegung der Deutschen in der Sowjetunion, ehe er nach Gorba-tschows Perestroika nach Deutschland aussiedeln durfte. Bis zuletzt lebt er mit seiner Tochter Ella im hessischen Wetzlar.

 

Reinhold Zielke,

Landsmann und Volkstumskundler, 2013 г.

*     *     *

 

В гостях

 

Раз уж мы в Ветцларе, давайте заскочим к одному хорошему человеку. Просто хочется сделать приятное и ему и се-бе тоже. Устроим встречу с интересными людьми. Позвонили. На другом конце провода - искренняя радость, душа нараспашку. Расспросив, как проехать к ним по городу, мы отклонились от своего маршрута. Ориентиры были указа-ны приметные, и мы без труда вышли на адрес, остановились у нужного дома.

 

Дверь распахнулась, опрятная, аккуратная, седая женщина, говорившая по-немецки без акцента, пригласила всех в дом. Из глубины квартиры послышался бодрый мужской голос.

- Проходите сюда!

 

Небольшая квартирка интеллигентных творческих людей. На стенах много больших картин. Книги. Письменный стол у окна, на нём бумаги, рукописи. Худощавый пожилой, подвижный и жизнерадостный человек крепко пожал нам руки.

- Присаживайтесь.

 

Мы сели.

- Это вы сами написали все эти картины? - удивлённо спросили мы.

- Да! Картины - моя слабость и не одна-единственная, – сказал хозяин, улыбаясь.

- Папа, развлекай гостей, а я на кухню, - молвила седая женщина.

- Это моя дочь, Элла. У неё тоже хобби: гостей любит. Она была учительница, а печёт пироги и готовит лучше любого профессионала, ну, сами убедитесь, - весело сообщил отец.

- По сравнению с тобой это ничто, - заметила дочь. - Папа играет на баяне, балалайке, домре, мандолине. Пишет кар-тины, стихи, воспоминания. Делает литературные переводы. Уже перевёл на немецкий язык более 200 русских песен. Он постоянно занят, но всегда радуется, когда к нему приходят люди. Да ты, папа, сам расскажи, а я пойду. Извините!

 

Но тут зазвонил телефон, и хозяин, извинившись, вышел в другую комнату.

- Эллина! Раз Вы уж так хорошо начали рассказывать об отце, продолжайте, пожалуйста, пока он занят.

- Ну, хорошо! «Я сам история поволжских немцев», так называется собрание его стихов, в которых он сообщает чита-телю немало биографических подробностей. Ну, а если вы хотели бы услышать мое повествование в прозе, то могу сообщить, что родился папа 2 января 1918 года в Поволжье, в селе Шафгаузен. Мой дедушка, Пфайфер Август, на-звал его Адольфом. Очень многое пережил он за свои 85 лет. В голодный 1921, когда ему было 3 года, умерла его мама, затем сёстры и братья. Из семьи в 13 человек остались трое. Отец, он и сестра. В 1936 году папа закончил пе-дагогический техникум, потом в 1941 - исторический факультет педагогического института в г. Энгельсе. Пережил ликвидацию Немреспублики и насильственное переселение в Казахстан, в Акмолинск. Через три месяца в ссылке он был вследствие ложного обвинения арестован. Его жена Фрида с 2 детьми осталась одна. Из Акмолинска его сосла-ли на медные рудники Джезказгана, потом в лагерь смертников «Байконур», а затем в Спасcк. Десять страшных лет провёл он в лагерях Карлага. Дважды (трижды - ред.) был приговорён к расстрелу, но Бог миловал. Потом много лет работал учителем средней школы села Новоузенка Карагандинской области.

               

В 1957 году жена с детьми переехала к нему в Караганду, где он работал в совхозе, - продолжила после короткой па-узы, словно собравшись с духом, фрау Элла. - Я, не видевшая отца, выросла, выучилась и стала работать с ним в одной школе. Он преподавал немецкий язык, я математику. В 1983 году он остался без жены, места себе не находил и уже на пенсии проработал ещё пять лет в школе. Его, оказывается, сразу реабилитировали, но узнал он об этом только через 28 лет, после того, как написал письмо Генеральному прокурору СССР.

 

Он был активистом, борцом за реабилитацию, делегатом конгрессов российских немцев в Москве и в Алма-Ате. В 1997 г. мы переехали в Германию и попали в лагерь Брамше, затем на землю наших предков в Гессен, в городок Браунфельд, а квартиру получили в старинном историческом городке Ветцлар, в котором жил и трудился великий Гёте.

 

В 1998 он остался без сына, но всем бедам назло - выстоял. В восьмидесятилетнем возрасте он вместе со мной совершил путешествие по всей Европе. Многое пришлось ему пережить, но он не жалуется. Не в его это привычке. Он много пишет, его приглашают в местные школы, к нему приходят школьники домой. Он преподаёт искусство, лю-бит природу, пишет великолепные пейзажи с натуры и по памяти. У него были персональные выставки картин в Ка-раганде и здесь в Германии. Только что вернулись картины с выставки, в единственной в Европе фантастической библиотеки города Ветцлара.

 

- Ну, вы уже всё знаете? - с улыбкой спросил вошедший хозяин.

- Не всё, но кое-что, и очень хотели бы вас послушать, - признались мы.

- Почитайте ваши стихи и покажите картины, - попросили мы.

-Ну, раз хотите послушать, так слушайте. Он взял в руки домру и заиграл.

 

Домра ожила в его руках, запела, заплакала, залилась раздольем знакомая мелодия, полилась музыка, то в образе колышущейся на ветру ковыльной казахстанской степи, то в образе родной и великой матушки-Волги. Не помню, сколь-ко просидели мы, закрыв глаза, наслаждаясь чудными звуками.

 

Потом хозяин принёс свои копии с картины Репина «Бурлаки на Волге», «Мадонна» Микеланжелло, портреты Алек-сандра Пушкина и Льва Толстого, портреты своих детей и внуков. По памяти написан «Дамский каприз», мостик в Ки-словодске. Очень живописные красочные пейзажи России и окрестностей Ветцлара. Затем слушали стихи и удивля-лись этому человеку. Его удивительно светлому мышлению, оптимистическому восприятию жизни, непреходящему задору.

 

Пока мы рассматривали картины, слушали литературные произведения отца, дочь, накрыв стол, пригласила всех на ужин. - Ешьте, дорогие гости. Чем богаты, тем и рады, - весело молвила она.

 

Стол был накрыт не по-купечески, скромно, но со вкусом. Особенно всем понравился свежий пирог с капустой, точно такой же, как пекла когда-то моя мама. Мы смаковали и хвалили искусную стряпуху.

 

- Наши соседи - местные, такое не знают, - заметила Элла,- но ели и тоже хвалили русскую кухню. Когда мы им разъ-яснили, что это немецкая кухня, они очень удивились, что так когда-то питались наши общие предки. Современные местные хозяйки умеют только прочитать инструкцию на упаковке, распечатать ее и сунуть содержимое в микровел-ле. Вся премудрость. Если одно звено из этой цепи выпадет, многие, видимо, умрут с голоду, - засмеялась она.

 

Хозяева вспомнили, что как-то среди гостей у них был один молодой, современный парень, который не смог надуть свой резиновый спальный матрас потому, что забыл взять с собой насос. Ртом надуть он даже не пытался. Спал на твёрдом полу. Бытиё определяет сознание!

               

Поблагодарив за сердечный приём, весёлую компанию и сытный ужин, мы стали прощаться.

Доброго вам здоровья и долгих лет спокойной жизни на новой родине, дорогие наши уважаемые и почётные земляки!

 

                                                                                                                                             Райнгольд Шульц.

Гиссен, 2003 г.

______________________________________________________________________________________________________

1. Die weißen Birken

am Fenster zieh’n vorbei,

zieh’n vorbei,

         zieh'n vorbei.

Ihr weißen Birken,

ihr reißt mein Herz entzwei,

     ihr reißt mein Herz entzwei,

      entzwei, entzwei, entzwei...

2. Oh, weiße Birken,

im Wind - ein Weh und Krach.

Weh und Krach,

     Weh und Krach.

Ihr weißen Birken,

ihr winkt mir traurig nach,

     ihr winkt mir traurig nach,

     mir nach, mir nach, mir nach...

3. Die weißen Birken,

ihr weilt weit in der Fern’,

in der Fern’,

         in der Fern'.

Ihr weißen Birken,

wie hab’ ich euch so gern,

       wie hab’ ich euch so gern,

       so gern, so gern, so gern...

4. Die weißen Birken,

ich hab’ euch stets im Sinn,

stets im Sinn,

         stets im Sinn.

Ihr weißen Birken,

wie weit von euch ich bin,

       wie weit von euch ich bin,

        ich bin, ich bin, ich bin...

5. Ihr weißen Birken, -

im Heimat-Schneegewand,

Schneegewand,

         Schneegewand.

Die weißen Birken, -

zerronnen sind im Sand,

     zerronnen sind im Sand,

     im Sand, im Sand, im Sand...

                    im Sand, im Sand...

_______________________________________________________________________________________________________________

Stop Ebola! Stop Obama!!!

 

Über die pharisäerhafte Außenpolitik der USA

 

Der Präsident der Vereinigten Staaten von Amerika Barack Obama gab in New York auf der 69. Generalversammlung der UNO die Bedingung der Aufhebung der Sanktionen gegen Russland bekannt: «Die USA werden die Sanktionen erst dann zurück-nehmen, wenn Russland auf den Weg des Friedens und der Diplomatie zurückkehren wird».

 

Für wen ist diese banale Entstellung der realen Weltlage bestimmt? Denn nämlich diesem Weg folgt seit langem die russische Diplomatie bei der Lösung der Krise und der militärischen Konfrontation in Syrien und der Ukraine, die übrigens von den USA provoziert worden ist, was man über die pharisäerhafte Außenpolitik der Administration des Weißen Hauses nicht sagen kann. Auf dem Gewissen der USA und persönlich ihres jetzigen Präsidenten, den man ad absurdum im Voraus(!) mit dem Nobelfrie-denspreis ausgezeichnet hat, sind Raketen- und Bombenangriffe auf sechs Länder in verschiedenen Regionen der Welt - und das Ende dieser "Friedenstätigkeit" der USA bleibt unsichtbar.

 

Zum informativen Hauptansatz der Rede von Barack Obama sollte das Streben des Sprechers werden, die Weltöffentlichkeit zu überzeugen, sich im Kampf gegen den Terrorismus zu vereinigen, was natürlich an und für sich ein zweifellos aktuelles Un-ternehmen ist. Besonders auf dem Hintergrund der entstandenen Situation im Norden des von ethnisch-konfessionellen Wi-dersprüchen zerrissenen Irak – das Ergebnis der unverschämt-frechen Aggression der USA gegen den souveränen Staat und, wie es sich erwies, unter einem aufrichtig verlogenen Vorwand. Aber dieses Ziel hat man schon von vornherein nicht vollkom-men erreichen können, da die Weltöffentlichkeit immer mehr überzeugt wird, dass die früher in Afghanistan, Libyen, Syrien und zur Zeit im Irak wie aus dem Boden gestampften diversionsterroristischen Organisationen und Gruppen nicht von Irgend-jemand - und nicht von Russland(!) -, sondern infolge der laienhaften Außenpolitik derselben USA aufgezüchtet worden sind!

 

Barack Obama ist am Punkt seines widersinnigen, metaphysischen Einbildungsspiels angelangt, indem er auf der erwähnten UNO-Generalversammlung unter den Friedensgefährdungen an die erste Stelle "den Virus Ebola in Afrika und die Aggression Russlands in Europa", - gestellt hat, und das indem nämlich nach der Initiative Russlands und nach dem Szenarium des Präsi-denten Putin ein Abkommen über die Feuereinstellung, den Rückzug der Truppen auf 15 km von „der Linie der Fronten“ und der Austausch von Kriegsgefangenen zwischen Kiew und Noworossia erreicht worden ist. Gerade deshalb hat die Rede des Präsidenten der USA nicht die gewünschte friedensstiftende Wirkung haben können, worauf nicht ohne Grund (was auch das oben Geschilderte belegt) der Chef des russischen Amtes für Auswärtige Angelegenheiten Sergei Lawrow hingewiesen hat, und noch deswegen, weil die Quintessenz des Auftritts von Herrn Obama die Hauptdoktrin der Außenpolitik der Vereinigten Staaten von Amerika über ihre scheinbare Ausschließlichkeit geblieben ist.

 

Mir will es scheinen, dass dies nichts anderes, als den verdrehten Blick auf die Welt des durch die Straflosigkeit für die Verlet-zung von internationalen Rechtsnormen, der Beschlüsse des Sicherheitsrats der UNO und die vollbrachten Verbrechen demo-ralisierten imperialistischen Ungeheuers, das nur um seine pathologische Unersättlichkeit besorgt und auf der fix-Idee von der Weltherrschaft konzentriert ist, darstellt.

 

Oh, wie dies doch an etwas erinnert, was schon einmal geschehen ist.

 

Stop Ebola!  Stop Obama!!!

Konstantin Ehrlich,

Politologe, Publizist.

______________________________________________________________________________________________________

 

Lügen im Journalismus

 

Was die westlichen Medien alles zusammendichten...

 

„Russlands Präsident Wladimir Putin hat das militärische Engagement seiner Regierung in der Grenzregion zur Ukraine ge-rechtfertigt.“ - Putin hat so etwas nie zugegeben! „Zudem forderte der Kreml-Chef Verhandlungen über eine Eigenstaatlichkeit für die umkämpfte Südostukraine.“ - Ja, das stimmt. Und dies das erste Mal, was von allen patriotisch-gesunden Menschen unterstützt wird. „Man müsse bedenken, dass sich Russland nicht heraushalten könne, wenn auf (russische –Red.) Menschen in der Ukraine geschossen werde.“ - Ja, das ist ebenfalls verständlich. Es erfolgt aus dem Selbstbestimmungsrecht der Volks-körper, das auf die Lebenserhaltung der Nationen gerichtet ist.

 

„Die Gespräche ‚über die politische Organisation der Gesellschaft und den staatlichen Status für die Südostukraine‘ müssten ‚sofort beginnen‘, sagte Putin bei einem TV-Auftritt. Ziel müsse es sein, die ‚gesetzlichen Interessen der dort lebenden Men-schen zu schützen‘.“ - Und da gibt es nichts Verwunderliches. Dieses Ziel befindet sich nicht nur im Bereich gesetzlicher Inter-essen der Menschen in der Ostukraine, sondern auch im Rahmen ihrer natürlicher Belange…

 

„Die Ostukraine solle weiterhin Teil der Ukraine bleiben. ‚Bei der Situation handele es sich um einen innerstaatlichen Konflikt‘“, habe Putin gesagt. - So ungefähr… Den zweiten Teil dieser Behauptung hat der russische Präsident bereits mehrmals wieder-holt.

„Putin hat das Gebiet wiederholt als Noworossija (Neurussland) bezeichnet, ohne allerdings - wie von den Separatisten dort geplant - eine Staatsgründung unter diesem historischen Namen zu fordern. In der Vergangenheit hat sich Russland für eine Föderalisierung der Ostukraine ausgesprochen. Die selbsternannten Volksrepubliken Donezk und Lugansk erkennt Moskau bis-her nicht an.“ - Historisch-geographisch heißt die Ostukraine Neurussland. Nämlich unter diesem Namen wurde dieser beina-he gänzlich unbebaute Land-fleck unter Katharina der Großen an Russland angegliedert.

 

„Seit rund fünf Monaten liefern sich prorussische Separatisten und ukrainische Regierungstruppen erbitterte Kämpfe in dem Gebiet, nach Uno-Angaben wurden dabei inzwischen fast 2600 Menschen getötet. Nachdem die Soldaten aus Kiew viele Städ-te zurückerobern konnten, starteten die Rebellen vor einer Woche eine Gegenoffensive. Die ukrainische Regierung und der Westen werfen Russland vor, die Separatisten mit Waffen und mit eigenen Soldaten zu unterstützen und die ukrainische Sou-veränität zu untergraben.“

- Da müsste verdeutlicht werden, dass die meisten Opfer unter der zivilen Bevölkerung der Gebiete Lugansk und Donezk im Ergebnis der verbrecherischen Aktionen der Kiewer gesetzeswidrigen Umstürzler-Gewalt zustande gekommen sind. – Das er-stens. Zweitens, sollte doch erwähnt werden, dass es für eine unmittelbare Beteiligung der russischen Streitkräfte auf Seiten der Aufständischen keinen einzigen Beweis gegeben hat.

 

„Die EU hat der Regierung in Moskau mit neuen Sanktionen gedroht, sollte die ‚Aggression der russischen Streitkräfte auf uk-rainischem Boden‘ nicht gestoppt werden“. - Auch die Haltung der EU, des untertänigen Vasallengebildes der USA, könnte da-bei von den Kollegen Journalisten beim Namen genannt werden, denn sie ist gegen die Interessen der europäischen Staaten, wie auch derer Völker gerichtet und bildet somit einen Hochverrat…

 

Waldi Baltimor.

_______________________________________________________________________________________

Нет сил молчать…

 

Что же это творится в Украине? Ведь то, что там происходит касается не только самой Украины, но и нас тоже, я так думаю, и всех - прежде всего европейских - стран... Это же реальная угроза миру, да. Мир трещит по швам... Какое в этой стране выросло поколение и как надо было воспитать его в такой ярой ненависти не только ко всему русскому, что даже брат пошёл на брата, убивают, сжигают, как садисты...

 

То, что произошло в Одессе (сожгли более 40 человек в здании Одесского Дома профсоюзов), вообще выше челове-ческого понимания. Это карательная акция - настоящий фашизм, иначе не назовёшь.

 

Почему такое негативное отношение к России всего Запада? С Америкой - понятно. Ведь мы же не хотим войны или это уже война? Пока ещё гражданская? Насколько достоверная информация в СМИ доходит до общественности в за-падных странах? Столько грязи о России... Похоже, что многое подаётся в извращённом виде, раз люди не могут разо-браться в реальности происходящих в Украине событий и отношении России к ним.

 

Я сугубо миролюбивый человек и далека от политики, но всегда думала, что любой вопрос между образованными лю-дьми можно решить мирным путем. Не зря же существует пословица: худой мир - лучше доброй ссоры. Всегда относи-лась к г-же Меркель вполне лояльно, но сейчас, её союз с Б. Обамой в отношении России, не просто настораживает, но меняет отношение к ней на 180 граду-сов.

 

Насколько опасно в Германии выражать свою точку зрения? Оказывается ли какое-либо давление? (Что это я, лучше не отвечайте на этот вопрос). С тревогой жду приближающееся 9 мая, Ти-мошенко грозится новой акцией в отноше-нии ветеранов... Страшно подумать, что может произойти... Нет сна...

Лариса Сергеева

________________________________________________________________________________________________________________

Jetzt reicht‘s uns!

Offener Brief an Putin und Russland von Jochen Scholz, Oberstleutnant a.D.

Scholz, Jochen, Oberstleutnant a.D.

Sehr geehrter Herr Präsident!

 

In Ihrer Rede vor der Staatsduma baten Sie um Verständnis bei den Deutschen. Wir sind deutsche Staatsbürger, die die Nachkriegszeit mehrheitlich in der West-hälfte Deutschlands erlebt haben.

 

Als der Kalte Krieg 1990 beendet und unser Land vereinigt wurde, ging ein Aufat-men durch die Welt, weil die stets drohende Gefahr einer nuklearen militärischen Auseinandersetzung gebannt schien, die den gesamten Globus in Mitleidenschaft gezogen hätte. Deutschland wäre ausgelöscht worden.

 

Den entscheidenden Beitrag zur Befreiung Europas vom Nationalsozialismus hat, unter unvergleichlichen Opfern, die Sowjetunion geleistet. Gleichwohl war sie 1990 bereit, die deutsche Wiedervereinigung zu unterstützen, 1991 die Warschauer Ver-tragsgemeinschaft aufzulösen und die NATO-Mitgliedschaft Gesamtdeutschlands zu akzeptieren. Dies wurde vom Westen nicht honoriert.

Der damalige Botschafter der USA in Moskau (1987 bis 1991), Jack Matlock, hat vor wenigen Tagen in der Washington Post bestätigt, dass Präsident Bush zugesagt hatte, die Großzügigkeit Präsident Gorbatschows nicht auszunutzen. Die Ausdehnung der NATO bis in ehemalige Sowjetrepubliken, die Errichtung von Militärstützpunkten in ehemaligen Warschauer Vertragsstaa-ten und der Aufbau eines Raketenabwehrschirms in Osteuropa bei gleichzeitiger Kündigung des ABM-Vertrages seitens der USA sind nicht nur eklatante Wortbrüche.

 

Diese Maßnahmen können auch von uns nur als Machtprojektion der westlichen Führungsmacht verstanden werden, die ge-gen die von Ihnen betriebene staatliche und ökonomische Konsolidierung Ihres Landes nach Ihrem Amtsantritt im Jahr 2000 gerichtet sind. Keir A. Lieber und Daryl G. Press haben 2006 darüber hinaus in „Foreign Affairs“ mit ihrem Artikel „The Rise of U.S. Nuclear Primacy” überzeugend dargelegt, dass der Raketenabwehrschirm einen nuklearen Erstschlag zur nuklearen Neu-tralisierung Russlands ermöglichen soll. Diese Vorgeschichte in geraffter Form bildet den Hintergrund ab, vor dem wir die Er-eignisse in der Ukraine seit November 2013 beurteilen. Inzwischen ist vielfach dokumentiert, dass die USA die berechtigten Proteste der ukrainischen Bevölkerung für ihre Zwecke instrumentalisiert haben. Das Muster ist aus anderen Ländern bekannt: Serbien, Georgien, Ukraine 2004, Ägypten, Syrien, Libyen.

 

Auch die Störfaktoren Europäische Union und OSZE wurden, postwendend, innerhalb von zwölf Stunden nach dem von den Außenministern des Weimarer Dreiecks ausgehandelten friedlichen Machtwechsel unter Zuhilfenahme faschistischer Kräfte ausgeschaltet. Wer hinter der jetzigen Putschregierung in Kiew steht, zeigen die Partner auf der Website der Open Ukraine Foundation des amtierenden Ministerpräsidenten.

 

Die inner- und völkerrechtlichen Fragen zur Sezession der Krim werden unterschiedlich beantwortet. Wir wollen die Vorgänge hier nicht juristisch, sondern ausschließlich politisch bewerten und einordnen. Vor dem Hintergrund der Entwicklung in Europa seit 1990, der Dislozierung der rund 1000 US-Militärbasen weltweit, der Kontrolle der Meerengen durch die USA und der von den Gewalttätern des Majdan ausgehenden Gefahr für die russische Schwarzmeerflotte sehen wir die Sezession der Krim als eine defensive Maßnahme mit einer gleichzeitigen Botschaft: bis hierher und nicht weiter! Der entscheidende Unterschied zur Unabhängigkeitserklärung des Kosovo ist, dass hierfür mit dem völkerrechtswidrigen Luftkrieg der NATO – leider mit Beteili-gung Deutschlands – erst die Voraussetzung geschaffen wurde.

 

Sehr geehrter Herr Präsident, Sie haben bereits vor knapp vier Jahren für eine Wirtschaftsgemeinschaft von Lissabon bis Wla-diwostok geworben. Sie wäre die ökonomische Basis für das „Gemeinsame Haus Europa“. Die Ukraine könnte eine ideale Brü-ckenfunktion für die künftige Kooperation zwischen der von Ihnen angestrebten Eurasischen Union und der Europäischen Uni-on einnehmen, nicht zuletzt in kultureller Hinsicht. Wir sind überzeugt, dass die massive Einflussnahme der USA das Ziel hat-te, diese Brückenfunktion auszuschalten. In der EU-Kommission haben sich diejenigen Kräfte durchgesetzt, die die Politik der USA gegen Russland unterstützen. Die Rede des Geschäftsführenden Generalsekretärs des Europäischen Auswärtigen Diens-tes, Pierre Vimont, am 14. März dieses Jahres ist insofern eindeutig (EurActiv: „EU shunned from US-Russia meeting on Ukra-ine“).

 

Sehr geehrter Herr Präsident, wir bauen darauf, dass Ihre historische Rede im Jahr 2001 im Deutschen Bundestag auch künf-tig die Grundlage für Ihr Handeln gegenüber der EU und Deutschland bilden wird. Die aktuellen Umfragen zeigen, dass die Mehrheit der Deutschen keine Konfrontation mit der Russischen Föderation wünscht und Verständnis für die russische Reakti-on auf die Ereignisse in der Ukraine aufbringt. Wir verkennen nicht die Schwierigkeiten, denen die deutsche Politik als Mitglied der EU und der NATO in Bezug auf Russland ausgesetzt ist, sie sind auch Ihnen bekannt. Zumindest erwarten wir jedoch, dass die Bundesregierung nach dem alten Römischen Rechtsgrundsatz audiatur et altera pars handelt. Dies wurde im Zusam-menhang mit der Nachbarschaftspolitik der EU im Fall der Ukraine unterlassen.

 

Russland hat seine im Zweiten Weltkrieg zu Tode gekommenen 27 Millionen Menschen selbst im Kalten Krieg nicht gegen Deutschland politisch instrumentalisiert. Diese innere Größe allein verdiente eine andere Qualität in den Beziehungen zwi-schen unseren Ländern. Die Menschen in Deutschland haben hierfür ein feines Gespür: Als sich 1994 die „Gruppe der Sowje-tischen Streitkräfte in Deutschland“ mit einem Auftritt ihres Musikkorps auf dem Platz vor der Bundeskunsthalle in Bonn aus Deutschland verabschiedete, spielten sich bewegende Szenen zwischen den zahlreichen Zuschauern und den Musikern ab. In diesem Zusammenhang fällt uns zu der aktuellen Berichterstattung und Kommentierung der deutschen Medien nur ein tref-fendes Adjektiv in englischer Sprache ein: disgusting.

 

Sehr geehrter Herr Präsident, mit unseren bescheidenen Mitteln als einfache Staatsbürger werden wir dazu beitragen, dass die beabsichtigte Spaltung Europas nicht gelingt, sondern die Ideen von Gottfried Wilhelm Leibniz zu neuem Leben erweckt werden. Wir sind überzeugt: nur wenn die Staaten und Völker des eurasischen Doppelkontinents ihre Angelegenheiten mit-einander friedlich, respektvoll, kooperativ, auf der Grundlage des Rechtes und ohne Einmischung von außen regeln, wird dies auch auf die übrige Welt ausstrahlen. Wir verstehen Sie in diesem Sinn als Verbündeten.

 

Für Ihre jetzige, und hoffentlich auch die nächste Amtsperiode wünschen wir Ihnen Kraft, Stehvermögen, Klugheit und Ge-schick.

 

Mit vorzüglicher Hochachtung

Jochen Scholz, Oberstleutnant a.D.

 _____________________________________________________________________________________________________

Почему В. Путин не достает козырную карту из архива КГБ?

Пора раскрывать секреты стран-победительниц, виновных в развязывании Второй мировой войны...

Владимир Владимирович,

 

Ваши партнеры из-за океана не перестанут пытаться загнать Россию в угол. Пора доставать "козырные карты", кото-рых в архивах ФСБ (КГБ) предостаточно. Настала пора ставить своих заокеанских "партнеров" на свое заслуженное место. А оно вырисовывается даже для поверхностного взгляда в очень неприглядном свете. И я имею ввиду не толь-ко их агрессивные действия на протяжении последних десятилетий: преступления в отношении мирных жителей Вьет-нама, Камбоджи, Лаоса, Ирака, Югославии, Афганистана, Ливии, Сирии...

 

Разоблачения относительно якобы миролюбивых устремлений США, Великобритании и НАТО у Вас в руках - так обна-родуйте их. Откройте архивы, в которых называются истинные зачинщики Второй мировой войны, достаньте копию договора между марионеточным правительством К. Аденауэра и союзниками от 1949 года, имеющим силу по настоя-щее время.

 

В нем Вы найдете, мне думается, объяснения поведению Германии в международных конфликтах. Так называемая Фе-деративная Республика Германии, не имеющая мирных договоров ни с одной из западных стран-победительниц, явля-ется по юридической сути своей оккупированным этими государствами экономическим субъектом - еще и оплачиваю-щим самолично все расходы на эту оккупацию(!), - т. б. всего лишь вассалом Соединенных Штатов Америки и не рас-полагает абсолютно никакой суверенностью, никакими возможностями по сдерживанию разгула агрессивных аппети-тов мирового жандарма и его приспешников.

 

Объясните это мировой общественности, ведь средне-статистическому человеку эти подробности не известны. А имен-но этим фактом объясняется и нынешнее поведение канцлеров и президентов Германии, в том числе и А. Меркель, которая все более удивляет мир своим якобы не совсем адекватным поведением...

 

Константин Эрлих.

_______________________________________________________________________________________

Gegangen, um zu bleiben...

In Erinnerung an Viktor Heinz

Viktor Heinz im Dezember 2012.

Viktor Heinz… Seine Werke thematisieren nicht nur die Zeit, in der er gelebt hat, nicht nur die Strapazen, die seinem verleumdeten Volk zuteil geworden sind, son-dern auch ganz gewöhnliche menschliche Regungen und Gefühle, die den Men-schen in allen Zeiten eigen sind – in guten, wie in schlechten.

 

In diesem Beitrag geht es nicht um die Spannbreite seines literarischen Schaffens (das wäre die Aufgabe der Literaturwissenschaftler und -kritiker), sondern um Vik-tor Heinz als Persönlichkeit.

 

Eine PERSÖNLICHKEIT ist zeitlos und hebt sich immer von der Masse ab, aber sie ist auch im besonderen Maße verletzlich: Persönlichkeiten gehen im direkten wie im übertragenen Sinn als erste drauf. Viktor Heinz hatte in diesem Sinne ein ge-wisses Glück: Er wurde in Sibirien, in einem deutschen Dorf geboren und konnte nach karger Kindheit in den Kriegsjahren noch vom „politischen Frühling“ unter Chruschtschow schnuppern. Wäre er nicht in diese Zeit hineingeboren, wer weiß, wie sich sein Lebenslauf gestaltet hätte.

 

Zur Reihe der so genannten Verkünder bzw. Kämpfer für die „lichten Ideale“ ge-hörte Viktor Heinz nie – er war eher ihr stiller Träger. Mit einem ausgeprägten Ge-spür für Verlogenheit und Heuchelei, wirkte er jeglicher Falschheit mit der Art ei-nes Unnachgiebigen entgegen - mit einem spöttischen Lächeln oder einer kaum bemerkbaren Regung der „verärgerten“ Hand. Man musste ihn nicht überzeugen. Gut und Böse roch er buchstäblich mit der Haut. Nicht nur, weil er eine Lebens-erfahrung hinter sich hatte, sondern viel mehr, weil in ihm ein innerer Zähler für diese moralischen Kategorien tickte.

 

Der Ausdruck „für wen Gott ist, für den sind auch die Menschen“ traf auf ihn nur bedingt zu, weil er in seinem tiefsten Inneren seinen Gott beherbergte. Sein Gott hatte keine Angst vor Kommunikation mit Ausgestoßenen. Seinem Gott waren Neid und Heuchelei fremd.

 

Zur eigenen Meinung zu stehen, anders als allgemein üblich, war schon immer ge-fährlich. Doppelt gefährlich war es in den Zeiten der totalitären Parteiherrschaft in der Sowjetunion, als es zum Alltag gehörte, mit der Parteilinie konform zu gehen. Dieser massenhaften Psychose war Heinz nie verfallen, seinem unabhängig den-kenden Wesen war jegliche Parteikonjunktur fremd. Für ihn gab es keine Autori-täten, vor denen er untertänig herumscharwenzelte. Dennoch: Anerkennung fan-den in seinen Augen persönliche Eigenschaften: Ehre, Talent, Anstand und Intel-ligenz.

 

In kreativen Kreisen ist Konkurrenz bekanntlich salonfähig. Nicht selten gilt die Regel, entweder ich oder er, wobei vorsätzliche Verleumdung oder böser Wille keine seltenen Waffen sind. Ein Viktor Heinz, der über Leichen geht, um sein Ziel zu erreichen, ist unvorstellbar, friedfertig und bescheiden, wie er war. Sein literarisches Erbe - Gedichte, Poeme, Erzählungen, Romane oder die Theatertrilogie „Auf den Wogen der Jahrhunderte“ – ist kein Ergebnis der literarischen Konkurrenz, sondern seiner talentierten, unkonventionell denkenden, leistungsstarken Persönlichkeit.

Viktor Heinz hat unter anderem viel aus dem Russischen übersetzt, er sagte aber erst dann zu, wenn der jeweilige Text seinem strengen inneren Maßstab entsprach und er mit dem Autor auf der gleichen Wellenlänge lag. Deswegen waren seine Übersetzungen sehr selektiv.

 

In Übersetzung fremder literarischer Texte übte er sich bereits in der alten Heimat, aber vor allen in Deutschland. Literari-sche Übersetzungen sah er als persönliche Herausforderung und nahm diese Arbeit ebenso ernst, wie die an seinen eigenen Texten. „Wenn ich was übersetze, nehme ich meine Aufgabe ernst. Ich bin für die Übersetzung ebenso verantwortlich, wie Sie für das Original!“, pflegte er zu sagen. Wurde er (meist von Russisch schreibenden Literaturkollegen) gebeten, einen Text zu übersetzen, meinte er in der Regel: „Wenn ich zum Schluss komme, dass wir eine Sprache sprechen, mach ich es. Wenn nicht – nehmen Sie es nicht übel!“.Eine Übersetzung kann man als gelungen betrachten, wenn der Autor auf Anhieb erkenn-bar ist: in der Prosa an der Stilistik, in der Poesie am Rhythmus. Ich hatte das Glück, Übersetzungen von Johann Warkentin in seiner eigenen Rezitation zu hören – Puschkin, Zwetajewa oder Majakowski hatten in seiner deutschen Fassung einen absolu-ten Erkennungswert. Das gleiche Niveau haben auch die Übersetzungen von Viktor Heinz.

 

Sein schriftstellerisches und poetisches Können, ebenso wie seine Gründlichkeit, sind auch bei den Übersetzungen unver-kennbar. Während seiner Übersetzungsarbeit an meiner Dilogie „Ein Leben wie Dickmilch“ schrieb Heinz: „Ich lese jetzt noch einmal den ersten Teil auf Fehler durch (schon das vierte Mal) und finde doch noch einige Stellen, die man verbessern kann. Man möchte doch möglichst weniger Fehler machen, weil es in vielen Verlagen keine Korrektoren und Lektoren gibt.“

 

Als anerkannter Schriftsteller, Dichter, Publizist und Dramatiker könnte Heinz die Übersetzung meiner Dilogie allein schon wegen des Umfangs – 640 Seiten! - ablehnen. Umso mehr, dass wir in unterschiedlichen Ligen spielten: Er bereits ein renom-mierter Autor, ich eine Anfängerin. Bewusst geworden ist es mir erst 2010. Ich suchte einen Übersetzer, der meinen Stil be-wahren könnte, ohne zu wissen, in wessen Hände mein Werk gerät. Später wird Heinz schreiben: „Ich bin kein Kritiker, son-dern nur Übersetzer, aber ich spüre mehr als ein gewöhnlicher Leser, was gut und was weniger gut ist.“

 

„Ob mein Leben ausreicht, um alles von Ihnen zu übersetzen“, scherzte er, als ob er eine Vorahnung hatte: Die Überset-zung des Buches „Eisberge der Kolonisierung“ schaffte er bis nur zur  Seite 50… Ich hatte oft den Eindruck, Heinz beschäftig-te sich mit Übersetzungen, nicht um hinzu zu verdienen, sondern aus dem Wunsch heraus zu helfen. Wenn ihm ein Text zu-sagte, war er auch mit einer symbolischen Entlohnung zufrieden.

 

Der Verleger der deutschen Fassung von „Ein leben wie Dickmilch“ bat mich um einen Klapptext. Wegen mangelhafter Deutschkenntnisse konnte ich der Bitte nicht nachkommen. Ich rief bei Viktor Heinz an; ohne lange nachzudenken meinte er: „Schicken Sie mir den Text, den Sie für  geeignet halten. Es kostet nichts.“ Um ihn nicht zusätzlich zu belasten, fasste ich den Inhalt in drei-vier Zeilen zusammen – das hat ihm nicht gefallen. „Die Zusammenfassung kam mir etwas kurz vor, deswegen habe ich sie ein bisschen erweitert“, schrieb er mir zurück. 

 

Eine enge Kommunikation per Telefon gab es zwischen uns erst in den letzten drei Jahren, obwohl ich Viktor Heinz auch vorher kannte. Diese Gespräche haben mir geholfen, seine ironische, mit Hang zu philosophischen Verallgemeinerungen, Art zu verstehen und zu schätzen.

 

Alle, die ihre ersten Schritte im literarischen Bereich taten, fühlten sich neben ihm auf Augenhöhe, gleichberechtigt, weil ihm sein hoher Professionalismus verbot, diesen Professionalismus öffentlich zur Schau zu tragen. Oberflächlichkeit und Arro-ganz lagen ihm fern. Ein facettenreiches Talent mit meisterhafter Sprachbeherrschung, wie Heinz es war, konnte er sich auch über Erfolge der Anderen aufrichtig freuen. Und trotz seiner herausragenden Intelligenz und Belesenheit, drängte er seine Meinung nie auf. Und wenn er sie doch zum Ausdruck brachte, dann traf er den Nagel auf den Kopf.

 

In seinen Studentenjahren beteiligte sich Heinz Expeditionen in die deutschen Dörfer Sibiriens, sammelte russlanddeut-sche Folklore und erforschte Mundarten. Diese Nachforschungen mündeten in seiner Promotionsarbeit, und sie lieferten Inhal-te für sein Buch „Der eine spricht, der andre schwätzt, der dritte babbelt“, herausgegeben 2008 im Augsburger Verlag Walde-mar Weber. Eine Publikation, die sehr viel zum Verständnis der Identität der Russlanddeutschen erklärt.  

 

Mit 25 Jahren (1963, liberale Zeit des politischen Frühlings n der Sowjetunion) wurde er jüngster Dozent unter den Russ-landdeutschen an der Omsker Pädagogischen Hochschule. Aber richtig gemütlich fühlte er sich in dieser Funktion nicht unbe-dingt. Nicht, weil es ihm an Wissen fehlte, sondern weil er sich von den Vorschriften und verkrusteten Strukturen eingeengt fühlte. Aus dieser Enge ist er immer wieder ausgebrochen – als Autor in seinen Werken, als Mensch und Persönlichkeit in seinem Lebensverständnis.  

Antonina Schneider-Stremjakowa,

Berlin.

______________________________________________________________________________________________________

 

Fette Enten am Himmel der deutschen Medienlandschaft

oder Wieso nimmt sich jemand so einfach das Recht, das Amt des Präsidenten unseres Vaterlandes herabzuwürdigen?!

 

20. Januar 2012. Die Diskussionen der letzten Wochen bezüglich der „Wulff-Affäre“ lassen in Deutschland kein Gemüt gleichgültig. Was aber bemerkenswert ist, dabei kommen in den Medien vor allem die Kritiker zu Worte – die so genannte „Opposition“, wie berichtet wird. Auch unterschiedliche Internet-Foren sind gestrichen voll von Äußerungen zu diesem Thema. Was aber bei der Lektüre dieser bisweilen geschmacklosen Gedanken- bzw. Stilblüten bereits auf den ersten Blick ins Auge springt, ist, dass die Kritiker nicht selten mit anstößigem Ton, ohne Rücksicht auf Anständigkeit, ohne jedwede Achtung des ehrenhaften Amtes des Staatspräsidenten, dabei ohne irgendwelchen triftigen Grund auf das Staatsoberhaupt losziehen. Er selbst oder sein Handeln kann selbstverständlich einem gefallen, einem anderen nicht, aber eine Menschenmasse gegen sich organisiert bzw. aufgestellt zu sehen, - dies passt doch wohl nicht so ganz in das von der Verfassung vorgegebene politisch-moralische Konzept. Oder?!

 

Der Präsident baut seine Politik auf einer unabhängigen Basis auf, er ist nur seinem Amt verpflichtet, dass voraussieht, dass er ...das Statsoberhaupt der Bundesrepublik Deutschland ist. Er regiert nicht, sondern er repräsentiert den Staat sowohl im Ausland als auch - wenn es um die inneren Angelegenheiten geht, im Innland – er repräsentiert ihn als ein Ganzes. Er ist der Hüter der Verfassung, ein Gedanken- bzw. Sprachrohr der Bürger allersamt, der so genannten „Oppositionellen“ miteingesch-lossen. Er steht außerhalb der alltäglichen politischen Auseinandersetzungen der Parteien. Und seine eigenen politisch-ideolo-gischen Sympathien - wie Christian Wulff sich selbst ausdrückte – ruhen, derweil er im Präsidentenamt ist. Deshalb steht er über den Parteien (auch über einer jedweden Opposition) und über allen politischen Institutionen. Er ist neutral...

 

Wieso spricht man dennoch von irgendwelcher Opposition? Dabei meint man bisweilen nicht nur die Opposition im Bundestag, sondern weist auf irgendwelche Oppositionen im Volk hin, oder in der Öffentlichkeit, die sich angeblich gegen ihn gebildet ha-be. Zur Erinnerung: Der Bundespräsident ist von der Mehrheit in der Bundesversammlung gewählt worden. Unsere Demokra-tie steht dafür, dass nun die Vorwahlauseinandersetzungen zwischen den Parteien bzw. gesellschaftlichen Strukturen abge-schlossen werden und die Minderheiten sich der Mehrheit fügen müssen.

 

...Bis zur jüngsten Zeit hat uns die Tätigkeit des Bundespräsidenten zufriedengestellt. Und in erster Linie deswegen, da er sei-ne Arbeit politisch neutral aufgebaut und ausgeführt hat. Das hat er durch seine gewissenhafte vielseitige Tätigkeit im In- und Ausland ausreichend bewiesen, was ihm wohlverdienten Respekt von der Mehrheit des Volkes eingebracht hat. In den letzten Jahren sind etliche Schriften herausgegeben, Skizzen, darunter auch in unserer Zeitung, veröffentlicht worden, in denen Chri-stian Wulff als eine fortschrittliche, schöpferische Persönlichkeit von größtem menschlichen Format bezeichnet worden ist, in dessen zukunftsorientiertem Herzen unermessliche Liebe zu seinem Heimatland und seinen Mitbürgern nistet.

 

Aber er ist nicht ein Präsident und dann ein Mensch, sondern umgekehrt: ein Mensch und dann der Bundespräsident. Also er ist auch - nur ein Mensch. Für seine - von den Journalisten als „Affäre“ formulierte - Kredit-Angelegenheit hat sich das Staats-oberhaupt entschuldigt. Er bedauere sehr seinen Fehler, hat er lautstark und entschlossen bekanntgegeben. Für eine im ethi-schen Sinne wohlgeordnete Gesellschaft würde dies genügen. Der Mehrheit des Volkes hat das vollends ausgereicht, aber nicht so manchem Konjunkturritter von unserer Schreiberzunft. Nun begannen einige von uns nach Haken in den Aussagen des Staatspräsidenten zu graben und zu grübeln.

 

Und nach dem man sich aus dem Präsidentenamt (auch Christian Wulff sich persönlich) an verantwortliche Schriftführer von einigen Medien (welch eine Ehre –eigentlich!) gewandt hatten, um die Veröffentlichung von kritischen Recherchen bis zu einer konkreten Stellungnahme des Staatoberhauptes aufzuschieben, wurde dies plötzlich in die Welt hinausposaunt mit einer in vielem alogischen Behauptung, der Präsident beabsichtigte, die Pressefreiheit zu unterdrücken. Dabei wurde dies nicht von den Angerufenen selbst behauptet, sondern von Menschen, die es gar nicht angehen sollte.

 

Unsere Presse will nicht vom Bundespräsidenten bevormundet sein, und das ist selbstredend verständlich und richtig. Aber ist sie denn auch wirklich generell unabhängig?! Wieso folgen wir, Journalisten, irgendwelchen christlich- bzw. deutschfremden moralischen Festlegungen, warum sind wir so schwerfällig, aus unseren journalistischen Erfahrungen bzw. Fehlern zu lernen?! Erst vor kurzem haben einige von uns einen ehrlichen Menschen, Thilo Sarrazin, der sich aufrichtig Sorgen um die Zukunft des Landes macht, beinahe „aufgefressen"! Und der stolze Rücktritt des vorigen Bundespräsidenten Horst Köhler?! – Wessen "Arbeit" war das?! War dieser Fall für uns nicht eine Lehre?! - Wie das nicht ganz saubere Treiben um die so genannte "Wulff-Affäre" beweist - bei weitem nicht für alle... Bestätigen allein diese Fälle nicht ein weiteres Mal die Richtigkeit der Meinung Sarrazins, dass Deutschland sich abschaffen würde?!

 

Wir möchten hier nicht unerwähnt lassen, dass Christian Wulff selbstredend auch Rückendeckung hat. Er habe nach Aussage der niedersächsischen Landesregierung keinerlei Vorteile in Anspruch genommen, heißt es in einem von dem Landtag veröf-fentlichten Bericht. Und die Berliner Staatsanwaltschaft wurde in Bezug auf den Anruf des Staatspräsidenten bei einer Zeitung noch deutlicher: Es gebe keinen Anfangsverdacht einer versuchten Nötigung oder eines anderen strafbaren Verhaltens.

 

Ja, und wie besteht es mit den Rechten eines „Angeklagten“? Nehmen wir dieses Wort in Anführungsstriche, da es auf das Staatsoberhaupt – wie wir eben vom Sachverständigen erfahren haben - keinen Bezug hat. Er ist im juristischen Sinne kein Angeklagter. Er wollte sich nur ein wenig mehr Zeit von den Journalisten „genehmigen lassen“, um sich rechtfertigen zu kön-nen, um von sich und dem Amt des Bundespräsidenten(!) die in so mancher Hinsicht unrechtsmäßige Kritik abzuwenden.

 

Eine rethorische Frage: Wärediese Absicht, das Amt des Bundespräsidenten nicht zu gefährden, nicht etwas Logisches auch für die (deutschen) Medienredakteure?! Selbstverständlich! – In einer wohlgesitteten Gesellschaft... In unserem zur Erörte-rung stehenden Fall wird jedoch die Sitte und das Ethische – die grundlegenden Kredos eines Journalisten(!) - über Bord ge-leitet. Also wieso wurde plötzlich bekannt geworden, dass Christian Wulff bei einem Chefredakteur angerufen hat?! Wie be-steht es bei den Herren Kollegen mit der Verschwiegenheit, auch eines unserer wichtigsten journalistischen Grundsätze, die die Privatsphäre des Bürgers (im gegebenen Fall des Staatsoberhauptes!) anbetrifft?! Ist er ein Angeklagter?! Wieso ist dieser Fall an die Öffentlichkeit geraten?! Warum wird das Staatsoberhaupt beschuldigt, indem es noch keine eindeutigen Beweise gegeben hat. Wieso ist man vor allem nicht bemüht, seine Ehre aufrechtzuerhalten, ihn – und somit dieses ehrwürdige Amt - von nicht bewiesenen Anschuldigungen zu schützen?!



 

Aber lassen wir einmal den Bundespräsidenten, Christian Wulff, selbst ausgeklammert und stellen wir die Frage redlich klipp und klar, da es um eine unmittelbare Angelegenheit eines jeden Bundesbürgers (auch die meine – nicht als Journalist, son-dern als Bürger der Bundesrepublik Deutschland) geht: Wieso nimmt sich jemand so einfach das Recht, das Amt des Präsi-denten unseres Vaterlandes zu gefährden, ja herabzuwürdigen?!

 

Vor einigen Stunden habe ich in einem unserer Presseblätter gelesen, die Union erwäge die Möglichkeit der Immunitätsprü-fung vom Staatspräsidenten. Ich überprüfe diese Behauptung, und sie erweist sich als eine ziemlich fette Ente, milde ausge-drückt. Ein Kollege zitiert mir die Worte von Parlamentsgeschäftsführer der Unionsfraktion, dass die Union diese Gerüchte de-mentiert habe, sie würden jeder Grundlage entbehren.

 

Was erlauben sich denn hier die Kollegen Journalisten?! Stimmungsmache?! In wessen Interesse?! Oder in wessen Auftrag?! Unehrlichkeit schon ganz bestimmt, die aus unserem Beruf verbannt werden muss – zusammen vielleicht auch mit derer Urhebern?

 

...Es stimmt also: ganz vielschichtig, ja moralisch ungezähmt ist unsere Medienlandschaft...

 

Dr. Konstantin Ehrlich,

Chefredakteur von Diplomatischer Kurier – Russlanddeutsche Allgemeine, Hamburg.

Еще раз о войне…

 

Я никогда не интересовалась политикой. Но из школьной программы знала, что во Второй мировой войне погибло более 20 миллионов человек. Об этом заявил Брежнев в 1965 году на 20-летие Победы. Достаточно известная свободная энциклопедия интернета Википедия сообщает, что «Точное количество потерь военнослужащих в Первой мировой войне определить затруднительно, поскольку в ходе войны стороны нередко использовали коллективные захоронения (в виде братских могил), в том числе массовые. А часть захоронений была уничтожена в ходе боевых действий». По данным Союза комитетов солдатских матерей, в 1994-1996 годах в Чечне погибло около 14 тыс. военнослужащих. Из справки Министерства обороны СССР: «По официальным данным, потери советской армии в Афганской войне составили около 14 тысяч человек».

 

Сегодня мне даёт интервью один из воинов-интернационалистов Владимир Вайнбендер.

 

М.Ш.: Володя, известно, что с 25 декабря 1979 г. по 15 февраля 1989 г. в Афганистане шла гражданская война. Это был военный конфликт между правительственными силами (а также ограниченным контин-гентом советских войск) и вооружёнными формированиями афганских моджахедов («душманов»), пользовавшихся политической, финансовой, материальной и военной поддержкой ведущих государств НАТО и ислама. Всего прошли через Афганистан 546 255 человек. И только в 1989 году советские войска наконец-то покинули территорию этой страны. В той войне со стороны СССР погибли от ран и болезней 13 833 человека, получили ранения 49 985 человек, стали инвалидами 6669 человек. И сегодня еще на-ходятся в розыске (в том числе и в плену) 330 человек. Расскажите, пожалуйста, о СВОЕЙ войне в Афга-нистане.

 

В.В.: Если вы не против, сначала я расскажу немного о себе. Родился я в 1968 году в Караганде в многодетной россий-ской немецкой семье - нас было 11 человек, окончил среднюю школу № 35 в немецком посёлке, более известном под названием Берлин. Учился в машиностроительном техникуме 2,5 года и, получив диплом, ушёл в армию. Меня напра-вили в г. Житомир в учебное подразделение, и я должен был стать механиком-водителем бронетехники. За нехорошее поведение (пил, курил, дрался – шучу!), после 6-ти месяцев обучения, в конце концов, отправили служить - как бы в назидание, в воспитательных целях – туда, где вечный мороз, в Пермскую область, г. Кунгур. А уже в 1987 году пере-вели в г. Чирчик (Узбекистан). Когда я попал по распределению в Афган, у меня была очень хорошая физическая под-готовка: рукопашка, прыжки с парашютом. Задача ставилась такая: не воевать, а подготовить всю военную технику на вывод. Ремонтно-эвакуационная группа (РЭГ), в которой я служил, – это нештатное формирование, предназначен-ное для эвакуации повреждённых машин с поля боя или ремонта их на местах выхода из строя и в ближайших укры-тиях. Группа создаётся за счёт отделений технического обслуживания батальонов и ремонтных подразделений пол-ков. 2 февраля близ Кабула (пос. Джелалабад), а там стояли в основном части сороковой армии, я ремонтировал бро-нетехнику. У реки Кабул я был ранен в руку (до сих пор чувствую последствия), и получил осколочное ранение от ми-ны в ногу. В госпитале в г. Ташкенте я пролежал 2,5 месяца и дослуживал свой положенный срок уже на полигоне «Эмба», в 10 км. от города Эмба, южнее Актюбинска. Совершенно секретный государственный полигон - в то время даже на карте не был обозначен.

 

М.Ш.: Володя, у вас есть награды?

 

В.В.: Есть четыре медали: медаль «Воину-интернационалисту», медаль «За отвагу», медаль «Гвардия» (сороковая ар-мия – это гвардейская армия), медаль «За отличную службу».

 

М.Ш.:  Как человеку, прошедшему войну, задаю такой вопрос: ваше отношение к событиям в Украине?

 

В.В.: Моё мнение таково: если отдельное государство решило войти в Евросоюз, то прежде чем накалять ситуацию, я бы на месте Кличко и его единомышленников, сначала провёл бы переговоры с Януковичем, спросил бы у народа (по всей Украине) что он хочет? Хотелось бы, чтобы именно народ решал свою судьбу, а не миллионеры и миллиардеры, как это происходит в этой стране в настоящее время. Нужно вспомнить историю: куда раньше относилась Украина, и что было для неё сделано со стороны Советского Союза? Я считаю, что Путин, во время путча на Майдане, никакого участия в этом не принимал, и ответственности не несёт. Хотя СМИ и интернетролики дают нам другую информацию. Пусть спросят у Америки. За какую цену люди ехали на Майдан, чтобы поддержать оппозицию? Я бы спросил у самого Кличко: господин боксёр, вы же патриот своей страны. Как же вы в такой напряжённой ситуации оставляете Украину и отправляетесь на бой к своему брату. Кто вам  важнее и что вам важнее: Украина или бой брата за чемпионский титул?

 

М.Ш.: Вы сейчас затронули политическую ситуацию в мире, а лично ваши чувства и эмоции каковы?  Ведь в этой стране развязана настоящая гражданская война…

 

В.В.: Войны развязывают всегда правительства, не народ… Я очень огорчён, что наши собратья, не понимая друг дру-га, берутся за оружие… Вспомнилась одна ситуация, которая впоследствии изменила почти всю мою жизнь… Приказ был дан выехать на эвакуацию техники погибших солдат. По прибытию на назначенное место, мы (семь бойцов) при подходе к сгоревшим машинам (БТР) и при осмотре их, понесли небольшие потери.  Недалеко от нас взорвалась мина, в результате чего погибли двое наших солдат. Нам пришлось ввязаться в бой. Несмотря на то, что бой был недолгим, из-за моих неточных действий (а во время боя надо было реагировать и на духов, которые находились на скалах в ущелье), пострадали мои товарищи. Я бросил гранату туда, где было наибольшее скопление боевиков, но граната не долетела до цели. По какой-то роковой случайности один мой друг погиб, а второй, - второй друг был ранен в ногу. Такое ощущение, что я сам виноват в этой трагедии. До сих пор снятся кошмары, и я просыпаюсь в холодном поту. Ухожу в зал, сижу там полночи, думаю… Амирант живёт сейчас в Кутаиси, у него протез левой ноги. Он открыл свои сапожные точки - мастерские. Я с ним до сих пор поддерживаю связь, мы переписываемся и он меня никогда ни в чём не винит. У Амиранта есть жена, четверо детей, мы пару раз встречались в 1998 году и один раз здесь в Германии. У него всё хорошо, но чувство вины не покидает меня никогда.

 

В общем, мне бы хотелось, чтобы люди бросили оружие и мирным путём решили свои проблемы, чтобы жёны и мате-ри не плакали, чтобы женщины не оставались вдовами, а дети без отцов…

 

П.С. У Владимира Вайнбендера 18 июня день рождения! Хотелось бы его и всех его 96 человек родст-венников - Вайнбендеров поздравить от всей души!                                                 

Мари Шансон,

июнь, 2014.

______________________________________________________________________________________________________

Что дала дискуссия

о партии российских немцев-переселенцев и мигрантов?

 

Получив в начале марта информацию о подготовке учредительного съезда по созданию партии переселенцев и миг-рантов из бывшего СССР, редакция интернет-газеты DipKurier / Russlanddeutshe Allgemeine (www.rd-allgemeine.de) инициировала общественную дискуссию на эту тему.

 

Сообщение об этом было разослано в четыре сотни адресов по электронной почте. Около трети адресатов находилась в России, Казахстане, Украине, Киргизии и других республиках бывшего СССР, которые, к сожалению, не прислали своих соображений. Вероятно это связано с тем, что из-за пределов Германии, разобраться в её внутренней политиче-ской жизни весьма непросто.

 

В дискуссии участвовало 20 человек или 5 процентов от оповещенных, что несколько ниже среднестатистических по-казателей активного слоя общественности(5-7%) любого народа. Если же учесть, что оповещён был как раз наиболее активный слой, то можно прийти к достаточно печальному выводу о чрезвычайно низкой политической активности российских немцев, как со статусом переселенцев, так и тех, которые остались в республиках бывшего Советского Со-юза. Полагаю, что сегодня эта общественная активность на порядок ниже той, которую российские (советские) немцы демонстрировали в 1988-1993гг. в разгар их национального реабилитационного движения, когда ВОСН «Возрожде-ние» насчитывало более 100 тысяч фиксированных членов.

 

Установив столь низкую политическую активность переселенцев при дискуссии по вопросу о целесообразности созда-ния для защиты их интересов целевой политической силы, неминуемо напрашивается вопрос: а кто же войдет в ту или иную политическую партию самих переселенцев, партии для переселенцев, либо любой иной «закваски» с учас-тием тех же переселенцев? Очевидно, что никакой массовостью вновь создаваемые партии переселенцев, в союзе с кем-либо или без такового, отличаться не будут. Во всяком случае, в настоящий исторический момент, пока ещё все сыты, в тепле и при относительном бытовом комфорте. Пока в Германии ещё не взорвалась «мульти-культурная» ми-на…

 

Попробуем теперь проанализировать ход дискуссии и аргументацию её участников.

 

Дискуссия началась с вводной статьи главного редактора упомянутого Интернет-издания, доктора фи-лософии Константина Эрлиха, крупнейшего российского немецкого публициста, историка и литератора. Своё от-ношение к намерению Дмитрия Ремпеля создать партию переселенцев и русскоязычных мигрантов 23 марта в Кёльне, он выразил уже в заголовке своей статьи «Ein Täuschungsmanöver?", расценив предлагаемый проект как заказной по-литический манёвр, дипломатично поставив это под вопрос, предоставив читателям свободу самим разобраться в сути дела. Далее он убедительно показал, что естественными партнёрами российских немцев, в случае создания политиче-ской партии, могли бы стать различные группы этнических немцев, изгнанных из Польши, бывшей Чехословакии или Румынии, во многом схожие, как по драматизму судьбы, так и по общим национальным интересам, но никак не ми-гранты, с совершенно другой судьбой, культурой, религией и жизненными ценностями.

 

Далее к дискуссии подключился Генрих Гроут, председатель Международного конвента российских немцев, пер-вый лидер ВОСН «Возрождение»-«Видергебурт». Он также высказал подозрения в авантюрном характере предвыбор-ной затеи Д. Ремпеля, остановился на уже имевших место двух неудачных попытках привлечь переселенцев к актив-ной политике и попросил Ремпеля ответить на два вопроса, для выяснения серьёзности его планов. Но Ремпель отве-чать не стал, дискуссию не поддержал, а прислал Гроуту хамское письмо, в котором уличал его в надуманной мальчи-шеской обидчивости и деструктивном подходе к делу. Это письмо размещено (в урезанном редактором, посчитавшем целесообразным убрать из письма оскорбительные высказывания, виде)среди других материалов дискуссионной три-буны.

 

Факт того, что главный инициатор создания переселенческо-мигрантской партии «Единство» Д. Рем-пель не ответил на адресованные ему вопросы по существу, а вместо этого продемонстрировал абсолютно неоправ-данные наскоки на человека с несоизмеримым с ним политическим багажом, видимо, свидетельствует о том, что в ба-гаже человека, стремящегося возглавить новую партию, нет убедительных аргументов в пользу своего проекта.

 

Взявшие далее слово Лариса Мут (Эйхман) и Людмила Эрлих (Кравчук) выразили недоумение намерением о создании совместной партии переселенцев и русскоговорящих мигрантов, подчеркнув глубину различия их менталь-но-этнических интересов. В этом же духе высказался и профессор Артур Штейнметц, категорически отвергая пред-лагаемую партию.

 

Весьма аргументировано пятью пунктами обосновал свою позицию непринятия идеи названной партии Александр Вальц, выразив уверенность в том, что переселенцы в эту партию не пойдут. Вальц также высказал убе-ждённость, что переселенцам вообще нет смысла создавать своё политическое лобби. Роль этого лобби, по его мне-нию, могли бы взять на себя существующие общественные организации, которые могли бы, несмотря на многие раз-личия, объединяться по конкретным вопросам перед выборами и добиваться от парламентских партий учета своих со-гласованных интересов. Эти рассуждения сами по себе правильны, но в реальной жизни из этого пока ничего не полу-чалось и, думаю, не получится до тех пор, пока в самой крупной такой организации – Землячестве немцев из России «руководят», управляемые не со стороны переселенцев, функционеры типа нынешнего А.Фетча.

 

А стать независимым председателем Землячества в условиях, когда оно финансируется правительством и всячески им опекается, дано лишь феноменальной личности, но только при способствующих тому условиях. Вальц также считает, что никакая группа депутатов-переселенцев ровным счётом ничего не смогла бы добиться в бундестаге ФРГ, посколь-ку в силу малочисленности была бы подмята мнением большинства. К такому выводу ранее пришел и я, что честно из-ложил в своём отчетном докладе о деятельности Конвента в декабре 2008 года. Осознав это и пройдя через 5-летний период политического сотрудничества с Немецкой партией (DEUTSCHEPARTEI), Конвент отозвал из её рядов свою фракцию и ее члены стали беспартийными. Однако, я этим примером не хочу кого-то сдерживать от политической ак-тивности по созданию других политических конструкций для защиты интересов российских немцев в Германии. Чем больше таких попыток будет предприниматься, тем скорее найдется какое-то решение. Видимо, это будет путь снизу, через коммунальный и земельный уровни.

 

Чуть позже, подключившийся к обмену мнениями доктор Эдмунд Шуле, принципиально отвергает любые по-пытки по созданию политической партии переселенцев, вне зависимости от того, с кем бы они не кооперировались. Он рассматривает это как антиинтеграционный путь, как путь обособления и деструктивного противопоставления рус-скоязычных переселенцев немецкому народу. Вместе с тем Шуле отвергает саму необходимость защиты специфичных интересов наших переселенцев в государственных структурах (иронизируя по поводу неудачных попыток в этом на-правлении). С его точки зрения, у нас нет особых проблем в германском обществе и мы должны быть ему лишь без-мерно благодарны за сам факт приёма на исторической родине. Эту позицию Э. Шуле я не разделяю. Полагаю, что к такой угоднической позиции он пришел в результате многолетнего пребывания в партии христианских демократов (CDU). Мне известно, что в ее рядах находится не менее стапятидесяти российских немцев, но внутри партии делается всё, чтобы не допустить их совместного, самостоятельного обсуждения проблем переселенцев и выступления с этими проблемами единым рупором.

 

Далее доктор Виктор Фраш, словно ударом хлыста, окрестил любые попытки переселенцев по созданию своей партии, антинемецкими, одновременно указав на возможную альтернативу для проявления гражданской активности в некоей «Wahlalternative 2013“ - "AlternativefürDeutschland». Похоже, последнее и было смыслом, появления этого гос-подина на дискуссионной площадке.

 

Свое мнение высказал Вольдемар Киль, который также, отвергая партию переселенцев, сравнивает действия группы Ремпеля с мигрантами с известным «заездом в Россию революционеров в запломбированном вагоне из Швей-царии». С той лишь разницей «что сейчас эта экспансия осуществляется из России в Германию»...

 

Виктор Байербах из Саарланда более всего обеспокоен тем, кто стоит за идеей Ремпеля, кроме его самого. Байер-бах сравнивает новую инициативу с двумя съездами «соотечественников», состоявшимися лет пять назад, сначала в Кёльне под руководством самого Ремпеля, а затем тоже самое провели ещё и Нюрнберге под началом контингентных беженцев, где главной целью было оструктурить 4 миллиона русскоязычных «соотечественников», с тем, чтобы полу--чить полномочия выступать от их имени. Вот только где и перед кем, а также с чем этот единый голос должен высту-пать, осталось для Байербаха, как впрочем и для меня, открытым, тревожным вопросом.

 

Бернгард Файст высказал глубокую озабоченность против использования в названии новой партии понятия «пере-селенцы», усматривая в этом дальнейшую дискредитацию российских немцев в Германии. Он лично выразил готов-ность подключиться к акции по запрету использования данного понятия на знамени любой политической партии, не имеющей мандата от всего сообщества переселенцев.

 

Интересными соображениями на злобу дня поделился Андреас Цаан, ссылающийся на собственный большой опыт участия на коммунальных выборах. Подчеркивая отсутствие переселенцев в бундестаге и ландтагах, он сокруша-ется по поводу многочисленных попыток использования голосов переселенцев со стороны мигрантов, просочившихся в законотворческие структуры Германии. Проект Ремпеля, по мнению Цаана, скорее всего, преследует такую же цель, а остающиеся в тени заказчики могут находиться среди Партии Зелёных или «Бизнес- соотечественников». Цаан счи-тает затею Ремпеля не приемлемой, так как целью переселенцев является скорейшая ассимиляция в немецком наро-де, а целью мигрантов, в лучшем случае – интеграция, а в худшем - создание параллельных обществ внутри страны. Цаан в то же время считает важным и необходимым иметь представителей российских немцев в высших структурах власти, а вопрос о том, почему до сих пор этого не удавалось достичь, обсудить в рамках отдельной дискуссии.

 

Хельга Хенке из Оранинбурга также считает важным иметь лобби переселенцев в структурах власти, но не пред-ставляет себе как этого достичь и сокрушается, что Землячество, более всего подходящее для этого, не стало нашим политическим лобби.

 

Не остался в стороне от дискуссии и Виктор Фогт, всегда имеющий свой собственный, единственный в своём ро-де взгляд на политические процессы в среде переселенцев и разящий своей шпагой насмерть любую избранную ми-шень. Потенциальных членов партии переселенцев и мигрантов он окрестил «Марширующими мухами, слетевшими с каких-то куч, грозящими дойти до Бундестага и расписаться на его стенах». Если весь его язвительный пафос переве-сти на простой язык, то это означает: никаких политических союзов между переселенцами и мигрантами быть не мо-жет. А второе, что вытекает из его сарказма по отношению к организаторам неудачных попыток по созданию полити-ческого лобби переселенцев, сводится к отрицанию таковых попыток в принципе. Или, всё-таки, могли бы иметь мес-то, но только не с такими «дилетантами», как это было в прошлом. Я, пожалуй, согласился бы с Фогтом, да только спрашивается: где же среди российских немцев-переселенцев было отыскать тех самых профессионалов? А разить всех вокруг шпагой, не предлагая и не предпринимая ничего самому, это, полагаю, тоже не лучший вариант поведе-ния.

 

Очень четко высказал свою позицию Альфред Анзельм. Для него слияние понятий немцы-переселенцы и миг-ранты - неприемлемо. Отсюда неприемлем и обсуждаемый проект Ремпеля. А голосовать надо, по его мнению, за та-кую партию, которая отстаивает прежде всего права коренного населения, т. е. немцев. Анзельм считает, что новая партия переселенцев не нужна, т. к. только распылит голоса избирателей, что выгодно антинемецким силам.

 

Наиболее обстоятельно, с опорой на серьезное научное исследование, своё мнение по обсуждаемому во-просу высказал ученый-социолог Даниил Дорш из Берлина. Он проанализировал все обстоятельства возникно-вения идеи создания партии российских немцев-переселенцев, указав на три неудачные попытки в этом направлении, начиная с первой в 1995-1996гг. Дорш убедительно показал, что в настоящее время в Германии среди наших пересе-ленцев нет сколь-нибудь значительного электората, готового поддержать такую партию. Но даже при наличии такого электората, Дорш не одобрил бы создание партии переселенцев, т. к. она была бы, по его мнению, не конкурентоспо-собной на германском политическом рынке и к тому же могла бы вызвать реакцию отторжения у коренных немцев. В то же время он считает вовлечение переселенцев в политическую жизнь страны очень актуальным, поскольку у них есть реальная потребность в защите своих интересов. Проект Ремпеля Дорш считает откровенно бредовым.

 

Андреас Тиссен, бывший председатель Таджикского подразделения ВОСН «Возрождение» считает проект Ремпеля «самой глупой затеей .., которую только себе можно представить» и рассматривает это как «очередной, заказной про-ект спецслужб, для нашей дискредитации и создания негативного образа аусзидлеров в глазах всего остального насе-ления страны». Тиссен cчитает, «что наш менталитет не позволит нам следовать методам работы и поведения контин-гентных беженцев и прочих мигрантов. В этом уже заранее заложен проигрышный и дискредитирующий нас вариант разделения народа Германии. Опуститься до такого подстрекательства и крамолы могут или глупцы, или предатели».

 

Из общего контекста дискуссии выбиваются со своим мнением два участника. Это Александр Валь - руко-водитель молодёжной организации российских немцев Москвы, единственный участник дискуссии из «Дальнего Зару-бежья». Он высказал недоумение: почему идея создания партии переселенцев в Германии не возникла раньше? Ведь у российских немцев, вернувшихся на историческую родину уже давно возникли здесь проблемы, которые нужно ре-шать сообща. Указывая на турок, возглавляющих в Германии Партию Зеленых, Валь считает, что «российские немцы обязаны объединиться и создать свою партию, тем более, что электорат из 4 млн. российских немцев - это внушитель-ная сила. Главное - правильно подать идею, и заниматься реальными делами». В рассуждениях Валя просматривается не погруженность в тематику и отстранённость от германских реалий, вполне объяснимых его молодостью и «зарубе-жным» проживанием. Поддерживая идею создания партии переселенцев, он совершенно не замечает, что проект Рем-пеля предусматривает нечто совсем другое и, это другое, Валя, в отличии от основной массы участников дискуссии, совершенно не настораживает.

 

Второго «оригинального» участника - Павла Косицина, вообще трудно понять. Ни за, ни против обсуждаемого проекта Ремпеля он не высказался. Но при этом он, ссылаясь на 15-летний опыт жизни в Германии, считает что у ко-ренных немцев ко «всем выходцам из Союза» одинаковое отношение. Сам Косицин всех этих «выходцев» считает миг-рантами: складывает в общую корзину и этнических немцев, и контингентных беженцев, и армян, и чеченцев, и дру-гих русскоязычных мигрантов. Всех их, по утверждению Косицина, объединяет одна проблема: местные немцы дер-жатся от них на расстоянии. В общем, дискуссии с этим участником не получилось. От обсуждаемой темы его спорные, путанные рассуждения очень далеки. Но просто обойти их молчанием, я посчитал некорректным.

 

На этом дискуссия была завершена. Из неё можно сделать следующие выводы:

  1. Подавляющее большинство участников видят, что у российских немцев-переселенцев в Германии имеются про-блемы общего характера, требующие солидарных действий для их преодоления.

  2. Значительное большинство участников дискуссии считает отстаивание интересов российских немцев в Герма-нии через специально созданную партию переселенцев неприемлемым, ведущим к обособлению переселенцев и провоцирующим их отторжение от коренного народа.

  3. Признавая необходимость солидарной защиты интересов переселенцев и отвергая это путём создания собст-венной политической партии, абсолютное большинство не видит и не предлагает конкретных способов такой защиты.

  4. Никто из участников состоявшейся дискуссии не поддержал идею Д. Ремпеля о создании совместной партии переселенцев и мигрантов из бывшего СССР. А некоторые не только не видят в этом проекте каких-то перспек-тивных начал, но даже считают его вредной провокацией.

  5. Многие участники дискуссии и в особенности доктор Д. Дорш считают уровень общественно-политической ак-тивности немцев-переселенцев в современных условиях Германии столь низким, что расчёты на их широкую поддержку любой партии переселенцев обречены на неудачу.

     

Исходя из полученных результатов дискуссии, становится очевидным, что всем нам нужно сконцентрировать свои ана-литические способности на поиске новых, эффективных механизмов лоббирования интересов российских немцев-пе-реселенцев в Германии. Задача это актуальная и никто за нас её не решит.

 

Поэтому считаю уместным и логичным, завершая эту дискуссию, сразу перейти к другой, а именно: о возможных способах лоббирования интересов переселенцев. При этом необходимо, прежде всего, про-анализировать упоминавшиеся три неудавшиеся попытки в данном направлении. На эту тему мне есть что сказать. Возможно в процессе новой дискуссии определятся новые, более эффективные методы и технологии по защите наиболее общих интересов немцев- выходцев из бывшего СССР.

 

Генрих Гроут,

Берлин, 30 марта 2013 года.

______________________________________________________________________________________________________

Алфавит немцев Поволжья

 

 

К годовщине издания Указа Президиума ВС СССР о депортации немцев Поволжья (28 августа 1941)

от Элеоноры Домке. Eleonore Domke, Soest, 2011. 

 

Предисловие

 

от Антонины Домке (дочери).

 

Стихи, которые Вы сейчас прочтёте - это не просто стихи в классическом смысле. Порою в них неровные рифмы, по-рою мелькнёт в них частичка кажущегося абсурда. Но если знать, в каком свете они написаны, чем они продиктованы, станет сразу всё ясно, как божий день. Те, кто прошёл че-рез сталинские лагеря, через депортацию, поймут всё и так. Но я не могу исходить из того, что эти стихи будут читаться только непосредственными собратьями по несчастью, ко-торых, к сожалению, становится всё меньше... Эти строки предназначены и нам, младшим и будущим поколениям, - чтобы мы могли понять, что чувствовали, чем жили наши родные, подвергшиеся такой чудовищной несправедливос-ти. А главное - как они смогли это пере-жить, чем они мотивировали себя, почему не сломались, не погибли всей тол-пой, что давало им силы выжить?!

 

Эти стихи написаны не только в автобиографической ноте - в них собраны и чувства родных, друзей, знакомых, всех тех, кто был в те тяжёлые време-на рядом с Элеонорой Кем (Домке), маленькой девчёнкой, чья судьба решилась в тот час, когда её русская мать, испугавшись вихрей конца 30-ых годов, покинула своего мужа-немца и оставила его и свою дочь вместе с немецкой бабушкой на произвол судьбы.

 

А судьба с ними не церемонилась - папа Костя был единственным сыном бабы Кати, кто из четверых сыновей остался нетронутым НКВД, так как был ещё сильно молод. Его собственный отец разделил участь своих старших сыновей. "Врагов народа" - бабку и внучку 6-ти лет - загрузили в 1941 в грузовой вагон и депортировали из Поволжья в Си-бирь, в далёкое таёжное село Легостаево. Папу Костю отправили на фронт, откуда прямым ходом угнали в трудармию на Урал...

 

Судьба моего отца, Эмиля Домке, тоже мелькает в этих стихах. Его, волынского немца 13 лет, вместе с братом, сест-рой и матерью, депортировали в Казахстан. Три старших брата и отец изчезли в жерновах НКВД - безвоз-вратно. По-ка они ждали там своего срока быть призваными в трудармию на Урал, маленький Эмиль работал в ауле у казахов. Чтобы выжить, он пас верблюдов и молол часами вручную зерно на тяжёлых жерновах, зарабатывая пиалку молока или чашку муки. Когда не было работы, его мама просто открывала сундук и меняла одежду на еду...

 

Судьбы немецких и русских людей тесно переплелись в этих стихах - и уже никто не сможет утверждать, что они вра-ждовали. Беда не спрашивала, кто ты по национальности. Смерти было всё равно, за кем приходить. Надежда и вера были единственным светлячком в душах людей, ждавших только одного - чтобы закончилась война...

 

Как встретили в глубинках "фашистов", как им удалось прижиться, как они заставили себя смириться со своей учас-тью, чем они занимали свои мысли, чтобы не сойти с ума, в каких героев-спасителей они верили, да и вообще, во что они ещё могли верить и что они нашли здесь, в Германии, на родине предков?!

 

Всё это Вы узнаете из текста "Алфавита немцев Поволжья". Вам только следует сейчас настроиться и увидеть напи-санное через призму обреченного на неизвестность изгоя, провинившегося лишь в том, что он имеет немецкое имя...

.....................................

 

А - Август.

Стою у тына, кринки собираю.                                                    

Когда вернусь сюда - не знаю.

Нас, немцев, как врагов,

В чужбину отправляют.

А мы стоим, шепча: "Всегда готов!"

 

 

Б - Беспедел.

Беспредельна казахская степь,

Беспредельны просторы России!

Теперь бы только песню спеть:

"Куда, куда вы удалились,

Весны моей златые дни?"

Но позади и впереди - огни, огни...

 

 

В - Вагон.

Вагон ты наш, летишь в глухую даль,

А мы сидим на досках в ряд.

А ночи, дни, недели все подряд

Несёт судьба военная немецких октябрят.

И бесконечна та в Сибири магистраль

Под стук колёс уносит сердце вдаль...

 

 

Г - Гад.

Я жил в своей сторонке.

Пел песни, всему был рад:

Работе, зною, небу и девчёнке,

Но вдруг узнал, что я - немецкий гад.

Упал с вершины вниз -

За что-нибудь держись…

 

 

Д - Дом.

С печи - на полати, по брусу - домой,

Жил так вечно весёлый домовой.

А тут землянка-яма, сарайчик дровяной,

А то и в поле под коркой снеговой.

„А ну-ка, фритцы, обживайтесь,

И за грехи покайтесь!“

Спаси нас, домовой...

 

 

Е - Енисей.

Ах, ты, батюшка родной, Енисей!

Ты в холодной воде нас купал,

Рыбу таскать научил из сетей,

И кормить и поить не забывал.

Мы колени свои преклоняем,

Твоей милости не забываем.

Может, свидемся, ей-ей...

 

 

Ё - Ёжик.

В лесу валили сосны девчёнки-малолетки.

В тряпьё, в клочьё, в обмотки прятали коленки.

А их жалел так ёжик, грибочки приносил,

Родной, смешной клубочек любил их - нету сил.

 

 

Ж - Жалость.

Жалела я муравьишку, что в муравейник спешил.

Жалела я парнишку, он до весны не дожил.

От боли он плакал, есть он хотел,

Но голод его не жалел - парнишка сгорел…

 

 

З - Золото.

"Осыпьте меня золотом - я чужого не возьму.

А мужа и сыновей посадили в тюрьму.

Выслали, отобрали дом!" -

Всё упрямо твердила бездомная нищая

Внучке своей: "Чужого не возьму!"

Не сгибаясь, работала за еду,

Верила, ждала, правды ищущая. 4

 

 

И - Изгнание.

Я изгнан, забыт, позаброшен,

Но ждут от меня отдачи.

Я ведь совсем хороший,

Я всех вас прощу, не иначе...

 

 

Й - Йети.

В тайгу увезли на барже,

Выгрузили всей семьёй.

Умирали от холода, голода дважды,

Но йети поделился едой.

Он избушку наладил, рыб наловил,

Он косматый, молчун и дебил -

Но он их всех полюбил.

 

 

К - Караван.

Я иду за верблюдом след в след,

А он идёт и везёт, что надо.

Я ему говорю: "Привет!",

А он вдруг плюётся, зараза.

Снились ли мне караваны?

Гордо верблюды несут свои ноши.

Идут караваны, идут караваны,

Плывут они в разные страны -

И жизни наши, вроде, похожи.

Почему я, мальчишка, с верблюдом в паре,

Иду, еду, пашу и сено кошу?

Но нет ласки на его харе,

Я его боюсь - но надо, дела не брошу.

А верблюд не хочет идти от дома - ложиться.

Но если домой - ему так легко бежиться.

Я его понимаю, я с ним говорю.

Когда нас высылали - мы не хотели.

А если б сейчас обратно - птицей полечу.

Мы с ним шагаем, везём, мы - при деле.

И нет мне, мальчишке, покоя,

Что у верблюда счастье другое. 5

 

 

Л - Лес.

Сосланы в леса. Надо полюбить

Рябиновый лес, черёмуховый лесок,

Берёзу белоствольную вовек не позабыть,

Сосновые кварталы, на берегу речном - песок.

Красноголовики, осенние обабки

Играют с нами в прятки,

А грузди и кубышки

В траву ныряют, словно мышки.

Берёзовые рощи, полянки, перелески,

Опушка и дорога, малинничек в логу,

В реке лесной серебрянные всплески

Среди красот Германии забыть я не могу...

 

 

М - Мужество.

Можно бросится на амбразуру,

Можно раненного под огнём нести.

А если мужа, напившегося сдуру

Всю жизнь за собою вести?!

А можно годами ждать известия

О том, что живы твои сыновья,

И свято верить, что вождь - не бестия,

И жить, ожидая, мужу верность храня...

Мужество - это не помня себя,

Всё отдать без оглядки:

Время, вождей-людей не кляня!

 

 

Н - Надежда.

Светящие угли в печке,

Лучины свет колеблет вежды,

Огонёк погасающей свечки -

Это всё посланники надежды.

Лови их и всего хорошего жди!

С надеждою ждёшь всегда

Зимой - весну, весною - лето,

Но вдруг приходит беда -

И надо пережить и это... 6

 

 

О - Оборотень.

О, как блистательно тот облик

На всех картинках нам сиял!

Но что таится в нём - никто не знал:

Какой коварный, с властью сводник,

Народ уступчивый карал!

 

 

П - Право.

Имели право - не умирать,

Деревья валить, канавы копать,

Детей без заботы оставлять,

Родину-дом, родню забывать,

Победу, победу собою ковать!

 

 

Р - Родня.

Два немца-правнука толкуют о дедáх:

В какой деревне жили, городах.

Но нет и данных об отцах,

Куда и где пристроили их прах.

Глядят на фото, сравнивают лица,

Мелькают годы, времена,

И где-то память eщё слегка теплится,

Но не найти родства никак.

Но так волнует сходство и фасон,

Ушедшей в прошлое родни!

И радостью исполнены они,

Как-будто вместе смотрят сон

О прадедах своих, отцах,

О родине, покинутых краях,

О вёснах, зимах и запахе родной земли. 7

 

 

С - Сыновья.

Уходят в жизнь от нашего порога

Вдруг ставшие большими сыновья.

И в сердце поселяется тревога:

А правильно ль учила я?

Быть может, где-то обделила,

И вовремя не поддержала, проходя,

О чём-то важном где-то позабыла,

Смолчала, слов надёжных не найдя?

А может, не дано понять, напрасно

Я сердце так своё треплю?

Простите нас, сыны, ведь это ясно,

Что мамы вам всегда верны...

Упрямы, суетны, крикливы,

И говорят: "А я тебя, сынок, люблю!"

Но вы уходите так горделиво,

Стремясь по жизни всё поймать,

Наивно верите в той жизни диво:

Но помните, что смотрит у порога матъ.

 

 

Т - Тыл.

А нас на сохранение

Отправили в тыл.

И, чтобы не было сомнения,

В горячие точки, в глухие места -

Чтобы при деле каждый был.

Вoт так, история проста…

 

 

У - Улыбка.

"А она улыбается, когда её ни встреть!"-

Сказал товарищ на пути.

Oт улыбки - радость, круговерть,

И так приятно дальше уже пойти!

Нести улыбки тёплую волну

Всем, всем на счастье - я несу! 8

 

 

Ф - Фашисты.

Среди деревни мы стоим

И жители сибирские пальцем тычут:

"Ах, вот они, фашисты!" К ним

Нас привезли: Hас жить научат!..

Пройдёт три года той войны -

И дружною семьёй мы заживём,

Всегда себе и Родине верны.

 

 

Х - Холод.

Холод, холод над всем белым светом,

Тело застывает, ноги не идут.

Умирают люди на войне, не думая об этом,

Дети о Варяге, топая, поют.

Эту песню о Святом Варяге

Пели мы - школята на ветру,

И физрук командовал, пел о русском флаге,

Знали мы, ребята: немцы не пройдут!

 

 

Ц - Цирк.

На "Гигантских Шагах" я лечу,

То взлетаю, то падаю - и кричу:

"Ну-ка, Шура, догони! Ну-ка, Вова, подскачи!"

Ух, какие ловкие братья-циркачи!

Мы ребята свойские,

Циркачи геройские!

А домой заявимся в темноте -

Попадёт по-полной, будем плакать на полатях в темноте.

Ну, а попам-то истёртым не впервой:

Бредим мы победами и войной;

Зажуём мы горести морковкою парной!

 

 

Ч - Частушка.

Русская частушка, песенка-игрушка.

Уводила в поле, врачевала горе.

По-немецки трудно пелась - всё стерпелось…

И когда победа до сирирских далей птицей долетела,

Вдовья вся компания частушки запела.

Вкруговую вдовы пели и ходили,

Про милёнка Колю песни заводили…

А лежал тот Коля в поле у дороги

В стороне немецкой:

До родного дома не дошли те ноги...

А своих, немeцких, трудно дожидаться:

Где, в каких просторах тени их ложаться?

Вроде не под пули немцев посылали,

Но потом годами жёны ожидали:

Вдруг да скрипнет дверью? - Вскинется сердечко!

Но пустынно было на роднoм крылечке…

 

 

Ш - Шёлк.

Из сундука немецкого, с самого дна,

Кусочек шёлка голубого вынимала.

Как привет от дома, милого тепла,

Как привет от юности, счастье вспоминала…

Сундуки дубовыe дедкины пустели -

Кружева да скатерьти дo весны проели...

 

 

Щ - Щёпоть.

В деревне сибирской, суровой,

Немок пригрела старуха,

Щёпотью соль поделила -

И ею же лоб покрестила.

Жалела, ругала их матом

За своего убитого солдата.

Они же тот мат - впол-уха,

А соль да хлеба краюха -

Отличная плата…

 

 

Э - Эдуарды.

 

Поднявшись высоко, над землёй я парю,

Могилки родные, надгробья, кресты

По белому сведу напрасно ищу.

Где Aльбeрты, Карлы и ещё Эдуарды?

Но всё не объять, напрасны мечты -

Мне вас никогда не найти…

Земля приняла вас, родная планета.

Как заячьи дети, гонимы лисой,

Оставили след той судьбы непростой…

Мелькнули цари, короли и полпреды,

Немецкая Катя в Россию пришла…

С неё началось - не знали беды.

И к русской душe, была - ни была,

Пустились мы в путь, коль она позвала…

А где же теперь Aльбeрты, Карлы и Эдуарды?!

 

 

Ю - Юлаев Салават.

Гремит гроза и ливень льётся -

Сквозь дождь Юлаев на кoне несётся.

Среди ветров и струй - один на один -

Девчёнка отчаянно с врагами бьётся:

Óт роду - девять, глаза горят,

После ночного сеанса летит домой,

Вместе с нею - Юлаев-герой.

Салават Юлаев, Салават Юлаев,

Ты возьми меня с собой!

Салават Юлаев, Салават Юлаев,

Сабля промелькнула…

Бабушка уж дома и свечу задула…

Встреча у порога: жалко героиню!

Подрости немного - вcпомнишь eго имя…

 

 

Я - Ярость

Мы яростно живём на родине предков:

Ухожены, накормлены, чужая родня…

Не помния уж точно родных заветов -

Но где-то внутри свою "Дойчланд" храня.

______________________________________________________________________________________________________