DipKurier / Russlanddeutsche Allgemeine
DipKurier / Russlanddeutsche Allgemeine

Informationen für Vertriebene & Aussiedler

На снимке Рудольф Вальтер.

Надежда Рунде

 

Встреча, ставшая судьбой...

 

Рудольф и Доротея Вальтер

 

16 октября в Нюрнберге состоялось празднование шестидесятилетия региональной группы Землячества немцев из России, которая была основана в 1956 году и успешно служит важному делу интеграции. Этот юбилей - повод рассказать о супружеской паре Рудольфе и Доротее Вальтер, которые сами являются образцом интегрции: оба получили образование в Германии, имеют стабильную работу, а свободное время посвящают своим бывшим соотечественникам. Впервые они встретились на мероприятиях Землячества, полюбили друг друга и основали гармоничную семью. И, наверное, невозможно, чтобы люди жили вместе, не ощущая то целое, которое они образуют своим объединением, не заботясь о его интересах и не создавая перспективы, основы для будущего.

 

 

Обладатель золотой карты

общественного деятеля Баварии

 

Рудольф Вальтер родился в 1952 году в Соликамске в трудармии УСАЛАГ. С 1972 по 1976 годы после практики в строительном тресте и службы в армии получил высшее образование по специальности индустрия и гражданское строительство. До переселения в 1979 году в Германию работал в строительном тресте железнодорожного транспорта Одесса-Кишинёв. В Германии он подтвердил свою квалификацию и успешно защитил диплом инженера. Много лет был на руководящих должностях ведущих инженерных фирм в Фюрте и Нюрнберге, а также в дочернем предприятии фирмы DOKA  в Казахстане.

 

Региональную группу Землячества немцев из России в Нюрнберге Руди Вальтер возглавляет с 2000 года. Еще в 80-е годы он начал работать с молодежью, а позже стал заместителем председателя местной группы. Руди Вальтер обеспечивает представительство интересов российских немцев во всевозможных объединениях, в комиссиях, советах: в земельном правлении Землячества немцев из России в Баварии (Landesvorstand der Landsmannschaft der Deutschen aus Russland in Bayern), в парламентской группе изгнанных/ХСС при Союзе изгнанных (Union der Vertriebenen/CSU, beim Bund der Vertriebenen), в Доме Родины в Нюрнберге (Haus der Heimat, Nürnberg) и с 2001 года в Дисскуссионном клубе „Круглый стол“ в интеграционном форуме г. Нюрнберга (Arbeitskreis „Runder Tisch“ – Integrationsforum der Stadt Nürnberg).                                                                             

 

Супружеской четой Вальтер в январе 2006 года, 10 лет назад, основано Общество содействия Землячества (Förderverein der Landsmannschaft /ARTEC - proiectum e.V./), на счету которого  немало заслуг по поддержке бывших соотечественников в процессе их интеграции в германском обществе. В том числе организация и кураторство интеграционных проектов не только в Нюрнберге, но и на земельном уровне в Баварии. В Нюрнберге представители городских властей и различных партий знают и высоко оценивают деятельность Землячества. Они частые гости на проводимых им мероприятиях. За свою  разноплановую общественную работу Руди Вальтер награжден несколькими почетными знаками отличия: Малый Знак отличия Землячества (KLEINER Ehrennadel der Landsmannschaft) и Золотым Знаком отличия Председателя правительства Баварии (Goldenen Ehrennadel des Bayerischen Ministerpräsidenten) за заслуги на поприще общественной деятельности. В 2013  году он получил золотую карту общественного деятеля Баварии (Goldene Bayerische Ehrenamtskarte) и благодарственный диплом.

                                   

 

Талантливый организатор и педагог                                                                       

 

За спиной каждого успешного мужчины стоит любящая женщина. Эта истина доказана жизнью и подтверждена временем. История семьи Вальтер не является исключением. Результаты работы местной группы Землячества суть заслуга и Доротеи Вальтер. Ее малая Родина расположена на границе Таджикистана с Афганистаном, где находился лагерь для интернированных пленных и репрессированных лиц. Сюда же был направлены советские немцы-спецпереселенцы. Здесь, в селении Табошар, которое, заложенное у урановых рудников, невозможно было найти на карте, она появилась на свет в 1951 году. После школы Доротея поступила в музыкальное училище в Ленинабаде, на отделение музыковедения и фортепиано, которое успешно закончила в 1972 году с дипломом преподавателя музыки.

 

В 1984 году Доротея Вальтер выехала в Германию. До этого времени она 14 лет посвятила работе в государственной музыкальной школе города Чкаловска (ныне Бустон), 12 из них её деятельность была связана с руководящей работой. В 1980 году она уже заканчивала обучение в Душанбе в институте искусств на отделении музыковедения и писала дипломную работу, учебное пособие для музыкальных школ "Влияние западной музыки на истоки фольклора в центральной Азии. Музыканты и их творчество нового времени. Но завершить учебу ей не удалось из-за переезда в Германию. Здесь она сразу же включилась в работу Землячества, где с 1985 по 1986 годы проводила мероприятия для детей и подростков. Но профессию решила сменить. В Эрлангене она получила специальность медико-технического ассистента радиологии. И с 1999 года работала в сфере рентгенодиагностики. В 2000–2003 поробовала свои силы в бюро инженерного планирования своего супруга в качестве помошника и бухгалтера.                                                                                                                         

 

В начале 2000 года, к тому времени уже имея двух сыновей, она возобновила свою работу в Землячестве, став референтом по культуре. А  с 2001 года снова занялась преимущественно интеграционной работой с детьми и подростками. В 2003-2006 эта инициатива была поддержана и профинансирована в рамках совместного проекта землячества и миграционного министерства Федеральным управлением по миграции и беженцам (BAMF- Bundesamt für Migration und Flüchtlingе).

 

Доротея Вальтер уже многие годы является членом Совета переселенцев и комиссии по интеграции в г. Нюрнберге, где от имени Землячества она представляет интересы немцев из России, была отмечена наградами за образцовую интеграционную работу. 

«Наши праздники стали традиционными...»

 

С приходом Рудольфа и Доротеи Вальтер группа Землячества в Нюрнберге значительно расширилась и постоянно растет. Она стала крупнейшей в регионе и перебралась из помещений, где раньше собирались всего по 50-60 человек – в залы, которые в праздники вмещают до 350 человек, а то до 800 человек.

Когда я задала юбилярам вопрос о том, что значит для них это событие, последовал лаконичный ответ: «Планирование, подготовка и проведение...» И немудрено: за любым успехом стоит труд и полная самоотдача. Только так можно приобрести единомышленников, наполнить жизнь интересными делами.

 

- Какие самые интересные дела вы могли бы вспомнить?, - спрашиваю я фрау Вальтер.                             

- Прежде всего, дни культуры российских немцев, проходившие в Нюрнберге в течение целого месяца, на площадках которых проводились дискуссии, праздничные выступления творческих коллективов, выставка Землячества немцев из России с Яковом Фишером «Народ в пути».                                                                                           

Общеизвестно, что год от года теряется культурное наследие, некоторые праздники утрачиваются полностью, в их числе и так называемые праздники по случаю как, например, «Schlachtfestе». Пока еще живы воспоминания об истинных проявлениях культуры российских немцев, мы считаем важным и нужным показывать это своеобразное и самобытное явление.

Доротея Вальтер говорит, что на такие ежегодные праздники они получают продукцию от проверенного временем поставщика-производителя мясной и колбасной продукции в регионе и крупнейшего работодателя (150 рабочих мест), фирмы «Monolith Fleisch- und Teigwarenfabrik GmbH», являющейся также их спонсором.  

                                                           

 

Экскурс в историю народных праздников

 

На старой родине праздник "Schlachtfest" именовался российскими немцами „Schweinehochzeit“ и праздновался он обычно с наступлением устойчивых морозов. В Рождество, по поверью, если святой ужин (Heiliges Mahl) был обильным и сытным, то таким же обещал быть и весь следующий год. Помимо гуся, немцы подают к рождественскому столу свинину или свиные колбасы, т.к. считается, что свинья приносит счастье. В немецких общинах были мастера, которые не только умели колоть скот, но и изготавливать из свежего мяса различные сорта колбас: «Bratwurst» – «бpaтвуршт» (мясная колбаса), которую перед употреблением отваривали, «Blutwurst» – «блютвуршт» (кровяная колбаса), «Leberwurst» – «левервуршт» (ливерная колбаса). Готовились и другие деликатесы, например, «Schwartemagen» – «швортэ-мога» (вычищенный, начиненный вареным мясом и мозгом свиной желудок). Cейчас любой сорт колбасы можно купить в магазине, но вкус собственноручно изготовленных колбас, конечно, несравним ни с чем.                                                                                                               

 

Для Рудольфа и Доротеи Вальтер, а также для их сподвижников этот юбилей суть отрезок пути, подаривший незабываемые моменты. Внутри каждого существует загадочный мир творческого отношения к жизни, идущее из глубины, стремление к совершенству, к добру, к созиданию. Это стремление - сильное, могущественное, никогда не предает и российских немцев. Оно не стареет, и не важен возраст, ибо стремление остается и делает нас едиными…

_____________________________________________________________________________________________________________________________

Убийству семьи Гошт предшествовала историческая трагедия: депортация с Поволжья в Сибирь...

 

Похороны членов семьи полковника полиции Андрея Гошта, над которой жестоко расправились под Сызранью в ночь на 24 апреля, пройдут в Омске и Алтайском крае. Сам Андрей Гошт и его супруга будут покоиться в Омске. В этом го-роде Гошт закончил в 1991 году Высшую школу милиции. Омичкой была его жена Светлана.Его родителей, Вильгель-ма и Наталью, а также жену брата, похоронят на родине — в селе Паново, Ребрихинского района Алтайского края.

 

Жители алтайской глубинки рассказали нам, какими они запомнили погибших.

- Это беда для огромного количества людей, потому что у семьи Гошт очень много родственников. Траур сейчас объ-явлен сразу в двух районах — Ребрихинском, откуда был родом глава семьи — Вильгельм Гошт, и в Романовском, где родилась его жена, Наталья Георгиевна, - рассказывает редактор местной газеты Олег Казаков.

 

Многодетная семья Гошт хорошо известна в районе.

- Вильгельм и Наталья всю жизнь проработали в совхозе. А где еще могли работать дети репрессированных? Только на ферме и в поле, - говорит Олег Васильевич. - Должностей высоких они не занимали, но были известны, как отлич-ные работники, по сути - пахари. Не имея возможности получить высшее образования, они все свои силы, мечты и ус-тремления вложили в своих шестерых детей. Все они у них были отличниками и спортсменами.

 

Дочери Гошт - Екатерина и Людмила — стали преподавателями, сыновья Андрей и Виталий — полицейскими, еще два сына - Евгений и Сергей — механизаторами.

 

- Потом Евгений работал водителем-дальнобойщиком, а перебравшись к брату в Сызрань, стал водителем на нефтепе-рерабатывающем заводе, - говорит жительница села Паново Ольга Нефедова. - Но гордостью семьи был, конечно, Ан-дрей. Ему единственному удалось сделать карьеру и занять столь высокий пост в Главном управлении МВД по Самар-ской области. Он сам в свое время закончил в Омске высшую школу милиции. А потом в Омской академии МВД учился и его сын — Хельмут, и две племянницы — Инна и Виктория. Андрей был примером для всей семьи, первое слово бы-ло за родителями, второе — за ним.

 

Жители села Паново говорят, что Андрей производил впечатление серьезного человека, ему ничего не упало с неба, он, как говорится, «сделал себя сам».

- В нем воплотились все лучшие черты: аккуратность, корректность и стремление быть со всеми на равных, - говорит Олег Васильевич.

 

Теперь жители села недоумевают, кто и за что мог столь жестоким способом расправиться с семьей Гошт.

- Отцу Андрея Гошта, Вильгельму, которого мы чаще звали Василием, было 76 лет, его жене Наталье — 75. У кого могла подняться рука на стариков...

 

Они недавно, в марте 2014-го, отметили золотую свадьбу. А через полгода решились на переезд. Андрей обосновался в Сызрани, настойчиво звал родителей к себе. Им, конечно, не просто было в таком возрасте сняться с насиженного места. Но Василий говорил: «Зов предков. Хотим вернуться на Волгу».

 

Они ведь к нам, в глубинку Алтайского края, попали, когда одному был год, другой — два года. Причем оба были из одного села Норки, Красноармейского района, Саратовской области. Их родителей, как и других этнических немцев, в начале войны депортировали с Поволжья в Сибирь по клеветническому обвинению в пособничестве фашистам. Анд-рей так радовался, когда получил назначение в Сызрань. Поволжье они считали своей родиной. Как говорят местные жители, Андрей Гошт в дальнейшем хотел всю их большую семью перевезти на Волгу. А для начала забрал в Сызрань родителей и семью брата Евгения.

 

- Теперь все вернутся в Сибирь в гробах, - горько говорит жительница села Анастасия. - Не отпустила их Алтайская земля... Елена, жена Евгения, занималась фермерским хозяйством. Муж ее с трудом уговорил переехать в Сызрань. Лена не хотела, как чувствовала беду.

 

У Вильгельма и Натальи осталось десять внуков. Как говорят местные жители, семилетняя Софья, которая в ту роко-вую ночь оказалась в доме в селе Ивашевка, под Сызранью, и сейчас находится в реанимации, самая младшая из вну-чек. Сейчас за ее здоровье молятся тысячи россиян.

______________________________________________________________________________________________________

Hermina Wagner - vorne. Landsmannschaftliches Seminar in Augsburg.

Schön, dass es dich gibt!

 

Ein ganzes Heer von deinen einstigen Fans als Sängerin, eine Armada der dankbaren deutschen Rundfunk-Hörerschaft, die du mit deinen Liedern und Wunschkonzerten jahrzehntelang fasziniert hieltst, deine Freunde und Kollegen senden dir heute die herzlich-innigsten Gratulationen zu deinem runden Geburtstag und wünschen dir ein liebevolles, glücklich-unruhiges Leben!

 

Eine blonde, sympathische Frau, schlank und sportlich, dabei belesen, gebildet und entspre-chend ausgebildet, nimmt Hermina Wagner sofort für sich ein: Sei es bei Seminaren zur Integrierung ihrer russlanddeutschen Landsleute in Deutschland, bei Vorträgen zur Geschichte bzw. Volkskunst der Russlanddeutschen – überall sitzt sie fest im Sattel und macht das mit ausge-prägtem Vergnügen...

 

Ich kenne die Dame bereits seit über 35 Jahre. Genauer gesagt – und dies hat sich in meinem Gedächtnis äußerst scharf eingeprägt – seit Dezember 1976! Es war Hermina Wagner mit ihren Freundinnen vom Deutschen Republiksender Alma-Ata – Nelly Hermann, Olga Beck, Saure Likjorowa, Lydia Zimmermann, die männlichen Kollegen, Heinz Pfeffer und Georg Rau, nicht zu vergessen -, die mich, den jungen Rundfunk-Redakteur aus Omsk, zum Erfahrungsaustausch auf die höflichste bzw. auf-richtigste kasachisch angehauchte landsmännische Weise empfangen haben.

 

Eine ganze Woche war ich in der schönen weiblichen Obhut... Ich sah und hörte mir den gesamten Vorbereitungsprozess der Sendungen an – und es waren ihrer ganze 5 in der Woche! Wobei ich - mit meinen Willy-und-Alevtina-Bartel-Gatten als Ansa-ger - nur eine pro Woche ausstrahlen durfte. Viel zu wenig, aber nämlich so war die Verordnung der Partei-Gebietszentrale, unter deren Führung die gesamte Nationalitätenpolitik in dieser sibirischen Gegend betrieben wurde...

 

In der vom beruflichen Betrieb freien Zeit machten wir Ausflüge in das Alatau-Gebirge, zum Issyk-See, besichtigten das welt-bekannte Medeo-Hochgebirgseisstadion, den riesigen Staudamm oberhalb der Republik-Metropole... Selbstverständlich fanden wir auch Zeit, ein paar bekannte Persönlichkeiten aus der Mitte unserer Landsleute kennenzulernen.

 

Einmalig bleibt mir im Gedächtnis der Besuch bei Nora Pfeffer, den mir Nelly Hermann liebenswürdig vermittelt hat, indem mir die Gelegenheit geboten worden ist, die schon zu jenen Zeiten sehr bekannte deutsche Kinderdichterin kennenzulernen. Ich entsinne mich, dass ich nach der Rückkehr nach Omsk einen Essay mit eingeflochtenen lebendigen Reportage-Fragmenten aus Alma-Ata verfasst und meinen Zuhörern im Gebiet Omsk bzw. in den nördlichen Gebieten der Republik Kasachstan gebo-ten habe.

 

Das aufeinander abgestimmte Damen-Team machte auf mich einen prägnanten Eindruck. So dass mir ihr Vorschlag, nach Alma-Ata umzusteigen, was meine schöpferische Biographie – muss ich ganz aufrichtig und zufrieden gestehen – ausschlag-gebend beeinflusste.

 

Ab März 1977 begann ich meine Tätigkeit als Redakteur in der Deutschen Rundfunkredaktion in Alma-Ata. Hier eröffneten sich für mich neue Horizonte der journalistischen Tätigkeit, neues Verständnis für echte kollegiale Freundschaft mit Hermina und ihrer Freundinnen. Diese Freundschaft bestand ihre Prüfung und dauert nun bereits einige Jahrzehnte an.

 

* * *

...1944. Das Kriegsende ist schon absehbar. Die deutschen Offiziere überwachen einen Treck aus Pferdekutschen, der die ethnischen Deutschen aus dem Gebiet Odessa über Rumänien, Polen nach Deutschland bringen soll. In einem der Wagen – drei Frauen, die den Namen Wagner füh-ren. Die alte Mutter mit ihren zwei Töchtern und der hochschwangeren Schwieger-tochter. Der Sohn ist an der Seite der Wehrmacht irgendwo auf den Schlachtfeldern des 2. Weltkrieges.

 

Unterwegs, am 14. November, kommt dann ein Mädchen zur Welt. Schwach und leblos, wie ein welkes Blatt. Die verzweifelte junge Mutter ver-sucht immer wieder, dem Kind die Brust zu geben. Vergebens. Oma will das Kind nottaufen, damit die kleine Seele nicht ver-loren geht. An einigen polnischen Häusern bittet sie um ein Glas Wasser. Die gleiche Antwort – nein. Dann kaufen sie in einer Kneipe einen Teller dünne Suppe und das Kind wurde auf den Namen Hermina getauft. Ein Wunder ge-schieht: Mitten in der Nacht nimmt die Kleine Mutters Brust.

 

Im Durchgangslager Lentschütz im Warthegau werden sie sodann als Volksdeutsche, im Unterschied zu Reichsdeutschen, ein-gebürgert, und leben nun etwa ein halbes Jahr in Rathenow bei Berlin. Nach Kriegsende kommt diese Gegend in die russische Hand und hier wird - wie in dem gesamten Osten des Deutschen Reiches – die Besatzungszone der Sowjets eingerichtet.

 

...Eines Tages erscheint in der ärmlichen Behausung der Wagners ein hochrangiger russischer Offízier und meldet feierlich:

 

“Ihr seid Sowjetbürger, und jetzt geht es nach Hause“.

 

Die Freude der Frauen war groß, wieder in ihr wohlhabendes Zuhause im Süden der Ukraine zurückzukehren, den Sohn und Ehemann, der inzwischen in die russische Gefangenschaft in der Gegend um Kotlas geriet, aufzusuchen.

 

Ein Viehwaggon, vollgepfropft mit Menschen, deren Hoffnung auf das traute Zuhause mit jedem Kilometer schwand, ratterte gen Norden. Im Gebiet Kostroma, mitten im wilden Wald, hieß es endlich auszusteigen.

 

Hier, in dieser stummen Wildnis hatten nun die so genannten russlanddeutschen Repatrianten, bestehend aus lauter Frauen und Greisen sowie minderjährigen Kindern, ihr Zuhause einzurichten. Bei Wind und Wetter, mit dürftigem Zimmerermaterial - wie Beil und Säge, Spitzhacke und Spaten - ausgerüstet, machten sie sich an die Arbeit, ihre neue Wohn- bzw. Existenzstätte aufzubauen.

 

Der Konvoi, ein mit Maschinengewehren und Spürhunden ausgestatteter Soldatentrupp mit ein paar Sergeanten und einem Offizier an der Spitze, legte einige Feuerstätten an, wies den Verschickten die aktuellste Aufgabe zu, sich mitten im knietiefen Schnee, um nicht zugrunde zu gehen, unverzüglich eine Wohnbaracke herzurichten. Was dazu noch beachtet werden sollte, allen Ernstes daran zu denken, dass dieser verwahrloste, schneeige Ort von nun und an und für eine se...e...er lange, wenn nicht für ewige Zeiten – was ihnen in einem Regierungsreskript von 1948 zur Wirklichkeit wurde - ihre Heimstätte sein sollte.

 

Die bunten, durch den weiten Weg ausgemergelten Jammergestalten wurden in Brigaden eingeteilt: Die physisch stärksten stellten die Holzfäller und Trailer, die schwächeren die Zimmerleute, die übrigen, darunter auch die ganz schwachen, die Erdarbeiter sowie das Küchen- bzw. Wäschereipersonal ... In ein paar Tagen stand die Holzhütte – freilich ohne Dach – parat da. Als auch das Dach aufgerichtet worden war, hat man ihnen die eigentliche Aufgabe klar und deutlich verlautet: Holz für den Aufbau der „von euren stammesverwandten Nazis in Schutt und Asche gelegten Städte und Dörfer“ zu liefern...

 

Eine triste, ausweglose Zukunft bemächtigte sich ihrer Sinne. Dabei Sklavenarbeit im Holzschlag. Hunger und Tod wurden zu ihren ständigen Begleitern.

 

Russlanddeutsche Männer im Sklaveneinsatz in einem GULag-Holzschlag als so genannte Trudarmisten. Foto: Archiv.

* * *

Von der Hel* sind wir umsponnen-

Schnee und Urwald ringsumher.

Eingesperrt in Rabkolonnen** -

russlanddeutsches Sklavenheer.

      Refrain:

      Man heißt uns Trudarmisten***,

      wir zieh‘n in Reihen - dichten, -

      ins Schlachtfeld in den Wald,

      in dem des Tods Schrei hallt. -

      Allzeitig, überall.

 

Hier, in dieser rauen Lage,

soll'n wir fristen unser Los:

14 Stunden Qual und Plage

täglich in dem Höllenschoß.

      Refrain:


Harte Schlacht um Tod und Leben,

um den heimatlichen Ort.

Uns‘re Waffen: Beil und Säge

und des Gotts Vertröstungswort.

      Refrain:

 

Wahrheit muss letztendlich siegen,

ewig kann nicht währ’n die Pein:

Abertausend Opfer liegen

grab- und kreuzlos in dem Hain.

      Refrain:

...

Nun sind wir dem Tod entronnen -

Hoffnung funkelt wieder hehr.

Heimwärts zieh‘n die Fronkolonnen, -

doch die Heimat gibt's nicht mehr.

      Refrain:

      Man heißt uns Trudarmisten, -

      wir sind zur Hälft‘ vernichtet -

      im Schlachtfeld in dem Wald,

      in dem des Tods Schrei hallt. -      

      Allzeitig, überall.

...

Dieses oder ähnliche deutsche Lieder, voller Tragik und Erlebnissen von Schicksalschlägen, hat Hermina bereits seit ihrer Kindheit gewusst. Mit der Zeit gesellten sich zu ihrem Liederschatz eine Menge von Melodien deutscher Volkslieder. Dutzende kannte sie auswendig und genierte sich nicht, bei Gelegenheit ihre Gesangkunst zu präsentieren.

 

Allmählich lockerte die Kommandantur die Bedingungen des Aufenthalts des Verbanntenkontingents. Über das Netz der NKWD fand man Franz Wagner in einem sowjetischer GULaglager und genehmigte die Vereinigung der Familie.

 

Kurz nach der Aufhebung der Sonderaufsicht über die Russlanddeutschen im Jahr 1955-56 zog die inzwischen mit sechs Kin-dern begnadete Familie Wagner nach Kasachstan, wo es warm sein und Obst bzw. Gemüse geben sollte. Unterwegs kam noch ein Mädchen zur Welt (die künftige Schauspielerin am Deutschen Theater in Temirtau Lydia Wagner).

 

„Ich war 14. Die Schule war für mich eine Welt, in der ich wirklich durch alle Tiefen und Höhen ging – vom Verspottet- bis zum Beneidetwerden“, erinnert sich Hermina. „Eine gute Schülerin, mit so manchem Talent begnadet, war ich aber als ältes-tes Kind geradezu verpflichtet, nach der Schule zu arbeiten, um den Haushalt zu unterstützen. Es ging schnurstracks in die Viehfarm als Melkerin. Heimlich legte ich aber die Prüfungen an der Fremdsprachenhochschule ab, und meine größte Sorge nach den ernsten Gesprächen mit dem Rektor und den Pädagogen, die eigentlich Freude bringen sollten, war: Wie sage ich meinen Eltern, dass ich studieren werde, statt der Familie zu helfen. Vorausgreifend sei hier vermerkt, dass diesem meinen Beispiel all meine Geschwister gefolgt sind, anstatt nach dörflicher Tradition, Mechanisator bzw. Traktorist oder Melkerin zu werden...“

 

...Vier anstrengende, aber sehr wissensreiche Semester flatterten dahin wie im Fluge. Außer dem Studium war Hermina auch im gesellschaftlichen Leben der Fakultät sehr aktiv. Sie sang in einer Jugendband, kam ins Fernsehen. Neugierde führte das wissbegierige Mädchen eines Tages in die deutsche Rundfunkredakton, wo sie die Bekanntschaft mit den angesehenen russlanddeutschen Journalisten Dietrich Friesen und Peter Mai machte. Diese – über die Begabungen der jungen Künstlerin bereits aufgeklärt, schickten sich an, sie für die Mitwirkung in der deutschen Radioredaktion zu bewegen. Es erwies sich als keineswegs schweres Unterfangen:

 

„Da blieb ich dann auch bis 1990, dem Tag meiner Ausreise nach Deutschland. 24 bewegende Lebens- und Arbeitsjahre, auf die ich gerne zurückblicke. Vor allem wegen den Menschen, die ich kennenlernen durfte – die Generation der Schriftsteller, Dichter, Musiker, die bereits vor dem Krieg schöpferisch aktiv gewesen waren. Eine bessere Schule hätte ich mir nicht erträumen können. Die wunderschöne Sprache von Johann Warkentin, die gefühlsvollen Gedichte von Nelly Wacker und Herbert Henke, die unglaublich-tragische Lebensgeschichte von Ernst Kontschak, die Lieder von Oskar Geilfuß und Nora Pfeffer, die ich neben den Volksliedern von meiner Mama singen durfte – das alles prägte mich. Ich danke meinem Schicksal für dieses Glück“, schließt Hermina mit weichem Tonfall ihre bewegenden, gefühlsbetonten Erinnerungen...


Hermina Wagner in der Mitte (sitzend). Bei dem jüngsten Seminar in Augsburg.

In Deutschland hat Hermina Wagner auch ganz schnell Fuß gefasst: betreute in der Gemeinde-verwaltung die neu ankommenden Landsleute mit einem ganzen Imperim aus Kleiderkammer, Möbel, Hausrat.

 

Dann machte sie im Bundesverwaltungsamt in Hamm als Integrationsberaterin, Bundesreferen-tin für Öffentlichkeitsarbeit und in Stuttgart bei der Landsmannschaft der Deutschen aus Russ-land mit. - Immer mit vollem Einsatz und mit beflügelndem Erfolg.

 

„So schnell vergeht die Zeit. Die Zahl, die mein Alter beziffern sollte“, resümiert Hermina, „ver-dränge ich als unpassend, denn der Unruhestand füllt meinen Terminkalender tagtäglich mit Aufga-ben, die Leben bedeuten...“

 

Ja, das stimmt, ich bin dessen Zeuge. Und Her-mina lebt dies ihr Leben mit voller Hingabe und einem ausgeprägten herausfordenden sportlichen Interesse. Wünschen wir ihr dabei viel Glück!

Konstantin Ehrlich,

DipKurier/Russlanddeutsche Allgemeine.

_______________________________________________________________________________________________

Kulturtagung der Landsmannschaft der Wolgadeutschen in Hessen

Landesbeauftragte M. Ziegler-Raschdorf sprach zum 250-jährigen Auswanderungsjubiläum

Als Landesbeauftragte sei es ihr ein besonderes Anliegen, die Kulturtagungen der Landsmannschaft der Wolgadeutschen zu unterstützen. Die Landesregierung fördere gerne diese bedeutsame Kulturarbeit und erkenne dankbar das Wirken für die Wolgadeutschen an. Der Landsmannschaft und ihrem Vorsitzenden Herrn Kotke bescheinigte sie eine hervorragende Arbeit.

 

„Ich freue mich darüber, dass Sie das 250-jährige Auswanderungsjubiläum als Hauptthema der diesjährigen Kulturtagung gewählt haben und die Stadt Büdingen zu Ihrem Tagungsort. Denn Büdingen hat bei der Auswanderung der Deutschen nach Russland eine zentrale Rolle gespielt. So gab es in Büdingen ein Anwerbebüro und eine Sammelstelle für Auswan-derungswillige. Die meisten Auswanderer, die im 18. Jahrhundert den Weg in die Weiten des Russischen Zarenreichen gewagt haben, stammten aus Hessen“, so die Landesbeauftragte.

 

Viele der Nachkommen dieser Auswanderer seien seit den 1990er Jahren wieder nach Hessen zurückgekehrt. Hessen sehe eine besondere Verantwortung für diese Menschen und habe bereits im Jahr 1985 die Patenschaft über die Wolgadeutschen formlos übernommen. Mit Urkunde vom 12. Juni 1999 sei diese Patenschaft vom damaligen Ministerpräsident Roland Koch in einer Urkunde bestätigt worden.

 

Das Land Hessen werde im Jahr 2013 eine Reihe von Veranstaltungen aus Anlass des 250. Jahrestages der Veröffentlichung des Einladungsmanifestes von Zarin Katharina II. fördern. So werde es einen Festakt im Hessischen Landtag geben, bei dem Ministerpräsident Bouffier, Landtagspräsident Kartmann und Sozialminister Grüttner anwesend sein werden. Bei dieser Gelegenheit werde der vom Hessischen Sozialministerium gemeinsam mit der Stiftung „Vertriebene in Hessen“ in Auftrag gegebene Dokumentarfilm „Der Ruf der Zarin“ erstmals gezeigt.

 

Frau Ziegler-Raschdorf ging in ihren weiteren Ausführungen auf das Manifest vom 22. Juli 1763 als den Grundstock für die folgende Einwanderungswelle ein und nannte die darin formulierten Privilegien und Freiheiten. Dies waren an erster Stelle völlige Religions- und Kulturfreiheit, die Freiheit von jeglichen Steuern und Abgaben, von Diensten aller Art und von Ein-quartierungen. Außerdem unentgeltliche Landzuweisen, Kostgeld und freier Schiffstransport, zinslose Kredite sowie die gänzliche Befreiung vom Militärdienst.

 

Unter den Sammelplätzen im Reich habe Büdingen eine besondere Stellung eingenommen. Diese habe vor allem aus der großen Zahl der Trauungen von Kolonisten, die auf Veranlassung des Kommissariats in den Monaten Februar bis Juli 1766 in der Marienkirche stattfanden, resultiert.

 

„Die Hessische Geschichte verpflichtet uns zu besonderem Verständ-nis für die Wolgadeutschen. Gegenseitiges Verständnis wird wachsen, wenn man mehr voneinander weiß, wenn man etwas von der Geschichte des anderen erfährt“, betonte Margarete Ziegler-Raschdorf. So fehle zum Beispiel das Wissen, dass beim Ausbruch des 1.

Weltkrieges die Zahl der an der Wolga wohnhaften deutschen Bevölkerung auf 700.000 angewachsen war. Es fehle auch das Wissen darüber, dass den Wolgadeutschen 1924 eine autonome Republik zugestanden war und dass die Siedlungsfläche von mehr als 28.000 Quadratkilometern etwa der Größe Belgiens entsprach.

 

Hessen stehe an der Seite der Spätaussiedler und erkenne das schwere Leid an, dass die Deutschen aus der ehemaligen Sowjetunion während und nach dem Zweiten Weltkrieg erleiden mussten und wisse um die Verantwortung ihnen gegen-über. Hessen werde auch in Zukunft ein verlässlicher Partner der Wolgadeutschen und aller Deutschen aus Russland sein.

 

„Der Landsmannschaft der Wolgadeutschen wünsche ich für die Zukunft Erfolg bei der wichtigen Arbeit, Gottes reichen Segen und Ihnen und uns allen noch viel Freude bei der heutigen Kulturtagung“, so die Landesbeauftragte zum Abschluss ihrer Rede.

 

Foto: Am Ende der Kulturtagung von links: die Geschäftsführerin der Landsmannschaft der Deutschen aus Russland in Hessen Natalie Paschenko, die Vorsitzende der Ortsgruppe Wetzlar der Landsmannschaft der Deutschen aus Russland Lydia Kiefel, der Landesvorsitzende und stellvertretende Bundesvorsitzende der Landsmannschaft der Deutschen aus Russland Johann Thießen, die stellvertretende Bundesvorsitzende der Landsmannschaft der Wolgadeutschen Ludmilla Neumann, der Bundesvorsitzende der Landsmannschaft der Wolgadeutschen Otto Kotke, die Landesbeauftragte für Heimatvertriebene und Spätaussiedler Margarete Ziegler-Raschdorf, der Bundesvorsitzende der Landsmannschaft der Deutschen aus Russland Waldemar Eisenbraun, die stellvertretende Landesvorsitzende der Landsmannschaft der Deutschen aus Russland Svetlana Paschenko, der Geschäftsführer der Landsmannschaft der Wolgadeutschen Alexander Neufeld und die russlandeutsche Schriftstellerin Frieda Baier.

___________________________________________________________________________________________

Доклад Президента Международного Союза общественных объединений российских немцев Баумгертнера В.Ф.

Уважаемые коллеги!

Уважаемые гости!

Уважаемые дамы и господа!

 

Две страшные, жесточайшие войны XX столетия оставили глубокий и до настоящего времени не заживающий след в общественном сознании россиян, которым стало казаться, что немцы были их извечными врагами. Это
активно поддерживалось официальной пропагандой, нацеленной на поиск врага для отвлечения внимания от внутренних острых социальных проблем.

 

Заблуждение это очевидно. Историческим фактом является то, что русско-немецкие отношения берут своё начало с Киевской Руси и насчитывают более тысячи лет. Принципиально следует отметить, что до XX века (за 900 лет) русские и немцы воевали всего четыре раза:

- в XIII веке, когда победу одержал Александр Невский;

- в 1500-1503, когда Иван III сделал Ливонский орден своим данником;

- в XVI веке при Иване Грозном в так называемой Ливонской войне, которая длилась 25 лет;

- в середине XVIII в., – Семилетняя война.

 

История свидетельствует и о том, что русские и немцы в войнах выступали и союзниками, например в войне с Наполеоном.

 

О том, когда и при каких обстоятельствах немцы появились на Руси, историки написали много, подробно, обоснованно и убедительно. Сегодня нет необходимости останавливаться на этом, но некоторые исторические вехи всё-таки надо обозначить. По свидетельствам российских историков Карамзина Н.М. и Ключевского В.О., немцы появились на Руси в конце X века. В XI веке русские князья завязывают с немцами родственные отношения через брачные союзы. В последующие XIIXIV века такие связи возникают и усиливаются с Великим Новгородом и Московским княжеством, которое к концу XV века объединило под своей властью все земли Северо-Восточной и Северной Руси. Значительное число немцев приехало в Россию в годы царствования Ивана III и при Иване Грозном, когда образовалась в Москве Немецкая слобода.

 

Число немцев в Москве значительно выросло при Борисе Годунове в начале XVII века, но потом наступило Смутное время, принёсшее иностранцам жестокие испытания, а Немецкая слобода перестала существовать. В период царствования Михаила Романова усилился приезд иностранцев в Москву. Селились они там, где нравилось. Так возникла Новая Немецкая или Иноземная слобода. Немцы приглашались московским правительством для помощи в организации ратного и производственного дела. Их услуги хорошо оплачивались. Немецкое влияние в Москве усиливалось. Уже в это время в России появляется антизападный образ врага и недоверие к иностранцам.

 

Во времена правления Анны Иоанновны (племянница ПетраI), она, по повествованию В.О. Ключевского: «Не доверяя русским, поставила на страже своей безопасности иностранцев (немцев)». Наиболее влиятельными из них при дворе был барон Бирон, граф Левенвольд и Остерман, которых народ ненавидел, т.к. при нищенском положении народа и при неслыханной роскоши двора, обходившегося в 5-6 раз дороже, чем при Петре I, жизнь была невыносимой. Эта тенденция временами затухала, но иногда разгоралась с новой силой. Следующий конфликт в русском обществе с немцами возник на ниве просвещения и из-за ограничения немцам доступа в науку россиянам, против чего выступал М.В. Ломоносов.

 

Поворот лицом к западу при Петре I был объективно востребован. Все реформы, проводимые им, происходили с непосредственным участием иностранцев, в частности, – немцев, которые уже массово и организованно начали переселяться в Россию. В 1702 году в Европе был опубликован царский Манифест, приглашавший в Россию иноземных предпринимателей на выгодных условиях. Этот Манифест дал России хорошие результаты. 4 декабря 1762 года и 22 июля 1763года Императрица Екатерина II издала Манифесты, которым призывались из Европы все желающие свободно поселиться в полезнейших местах Российской Империи. Эти Манифесты нашли широкий отклик в Германии. С 1764 по 1770г в России возникло 117 немецких поселений в Поволжье.

 

Очередная волна немецкой миграции в Россию появилась в начале XIX века, когда колонисты стали заселять земли Новороссии – Херсонскую, Таврическую, Екатеринославскую, а затем и Бессарабскую губернии. Она продолжалась около 50 лет и проникла даже в Закавказье. В течении этого периода было основано ещё 218 немецких поселений. Всего, через 100 лет после обнародования Манифестов Екатерины II в России насчитывалось 505 иностранных колоний, в подавляющем количестве немецких.

 

Следует особо отметить, что в бытовом и культурном уровне немецкое население колонии представляло как бы государство в государстве – совершенно особый самодовлеющий мир, резко отличавшийся от окружающего населения по вере, языку, по типу людей, по характеру построек, по одежде, по всему житейско-бытовому укладу. В религиозном отношении они были в основном лютеране. Колонисты вели замкнутый образ жизни и ревниво оберегали свою национальную самобытность, устранялись о контактов с местным населением. Отмечались кое-где случаи недружелюбного и пренебрежительного их отношения ко всему русскому. В таком самоизолированном положении колонисты были более одного столетия.

 

По данным переписи 1897 года население России составляло 122 млн.924 тыс. человек. Среди них было 1.8 млн. немцев, или 1,4% от общего числа жителей империи. Наибольшее их количество проживало в Прибалтийском крае (Курляндия, Лифляндия, Эстляндия), в Самарской, Саратовской, Херсонеской, Екатеринославской, Таврической и Бессарабских губерниях. С 1840-ых годов в России начало сказываться несоответствие законов о колонистах требованиям времени и жизни. Согласно этим законам колонисты были совершенно изолированы от остального населения империи.

 

С образованием Германской империи в 1871 году политика царского правительства делает резкий крен – в немецких колониях ликвидируется самоуправление, все иностранные колонисты переводятся на положение поселян-собственников и подчиняются общему крестьянскому управлению. Преподавание в школах переводится на русский язык, вводится воинская повинность. Эти изменения были внесены законом от 4 июля 1871 года.

 

Развитие капитализма в России во второй половине XIX века  и сопутствующие ему некоторые негативные явления (разорение крестьянских хозяйств) поставили перед населением вопрос – «Кто виноват?» «Виновных» нашли сразу. Писатели и журналисты той поры заявили, что это немецкие колонисты. Разворачивается соответствующая пропагандистская кампания, что Германия с помощью немецких колонистов хочет мирными средствами «завоевать Россию мирным путём». Российские немцы начинают подвергаться притеснениям и преследованиям, и в 1870-ых годах началась их первая, частичная эмиграция в страны Латинской Америки. 

 

Очередное усиление репрессий пришлось на начало Первой мировой войны. По данным 1908 года в России
насчитывалось 2млн.70 тыс. российских немцев. Во время Первой мировой войны с Германией разжигаются сильные антинемецкие настроения. В России принимает закон, по которому ограничивалось немецкое землевладение. Был подготовлен царский указ о депортации немцев в Сибирь. В 1915 -1917 гг. по югу России прокатилась волна погромов. В результате этого много российских немцев эмигрировало в Аргентину, Канаду и др. страны. Царский указ не был реализован из-за продовольственного кризиса в России, позиции думского большинства и грядущей февральской революции 1917 года.

 

В связи с этим возникает вопрос: возможно, такое отношение царского правительства российские немцы заслужили, проявляя чувства неблагодарности или нелояльности к своей новой Родине? Может быть, они предавали её на полях сражений или каким-либо иным образом изменяли её интересам? Исторические события эти предположения опровергают. Наоборот. Немецкие колонисты оказывали большую материальную и денежную помощь своей новой Родине в трудные периоды её истории - во время Крымской русско-турецкой войны (1877-1878гг), русско-японской  и Первой мировой войн, и во время Гражданской войны.

 

Какой же вклад внесли в Россию немецкие колонисты?

Колонисты не только освоили обширные территории, содействуя тем самым развитию производственных сил России, но и разработали и внедрили основы агрокультуры в местных условиях, а также селекционные работы в области растениеводства и животноводства. Они заложили основы сельскохозяйственной науки в специфических условиях Нижнего Поволжья и Южной окраины Российской Империи. И это давало свои положительные результаты. Например, в 1912 году в хлебном экспорте России доля немецких колоний Таврии и Новороссии составила 42 %. Поволжские немецкие колонии добились высокой устойчивой урожайности, что позволяло создавать переходящие запасы, гарантирующие население от голода. Немцам принадлежала видная роль и в государственном управлении России. После учреждения в 1802 году министерств в России и до революции 1917 года они занимали посты: Министра внутренних дел, военного министра, министра финансов, министра юстиции, министра народного просвещения,  министра путей сообщения, министра государственных имуществ, министра императорского двора, государственного контролера начальника Главного управления здравоохранения, генерал-прокурора.

 

Среди российских немцев были выдающиеся представители своего времени: российская императрица Екатерина II, Великая княгиня Елизавета Фёдоровна, скульптор Клодт П.К., поэтесса и писательница Павлова (Яниш)К.К., академик Грот Я.К., инженер Тотлебен Э.И., епископ, теолог Дикгоф Г.Г., крупнейший государственный деятель Витте С.Ю., архитекторы Тон К.А., Шехтель Ф.О., полярный исследователь Шмидт О.Ю., поэт Дельвиг А.А., выдающиеся физики Якоби Б.С. и Ленц Э.Х., выдающийся математик, механик, физик Эйлер Л., естествоиспытатели Паласс П.С. и Бэр К.М., академик, астроном Струве В.Я., мореплаватели Беллинсгаузен Ф.Ф., Крузенштерн И.Ф., доктор Гааз Ф.П.

 

Кроме того, большое количество немцев служили на постах губернаторов, генерал-губернаторов, послов, и других чиновников министерств. Одни из них оставили глубокий положительный след в государственном управлении, другие отличались консервативностью и излишней верноподданностью, третьи были проходящими фигурами. В этом нет ничего особенного. В истории любого государства деятельность высших государственных чиновников никогда не была равнозначной как с точки зрения их оценки в практическом, так и в историческом плане. Здесь необходимо отметить и тот факт, что среда военных деятелей выдвинула значительно больше ярких личностей из числа российских немцев, чем государственная среда.

 

В военной галерее Зимнего дворца, открытой в декабре 1826 года находятся 332 портрета военачальников русской армии - участников компаний 1812 – 1814 года, начавшихся вторжением французских войск в Россию и окончившихся менее чем через два года победоносным вступлением русской армии в Париж. Генералы немецкого происхождения запечатлены на 77 портретных галереях. Накануне и в годы Первой мировой войны из высших должностей – корпусные командиры, командующие войсками военных округов – немцы занимали третья часть. Кроме того, атаманами казачьих войск были немцы: Тёрского казачьего войска – генерал-лейтенант Флейшер; Сибирского казачьего войска – генерал от кавалерии Шмидт; Забайкальского – генерал от инфантерии Эвернт; Семиреченского – генерал-лейтенант  Фольбаум. Во флоте военных руководителей из числа немцев было ещё больше. Российские немцы, как свидетельствует история, принимали активное и ведущее участие практически во всех сферах государственного устройства России, в её становлении, развитии и выходе на мировую арену в достойном политическом  и экономическом положении.

 

Особым, исторически важным для российских немцев был период с 1918 – до 1941 года. В апреле 1918 года был проведён I съезд Советов немецких колоний, провозглашена Трудовая коммуна немцев Поволжья. В октябре 1918 года был подписан Декрет о создании области немцев Поволжья, а 20 февраля 1924 года была образованна АСССР немцев Поволжья как федеративная часть РСФСР. В 20-30 годы прошлого века республика немцев Поволжья достигла значительных успехов в развитии экономики и культуры.

 

В регионах компактного проживания немцев создавались немецкие районы и сельские советы. Всего в СССР за пределами Немецкой республики Поволжья было создано 18 немецких национальных районов и 550 немецких сельсоветов. Они были созданы в Краснодарском крае, в Крымской АССР, в Украине, в Алтайском крае и в Оренбургской области. По данным переписи населения 1926 года в Немецкой республике Поволжья проживало 571 755 человек. Немцы из этого числа составляли 66,3%. Преобладали сельские жители 87,2%. Экономическую базу республики составляли: сельское хозяйство – 63 % валовой продукции; промышленность – 37%. Она стала республикой сплошной грамотности. В ней было: 171 национальная средняя школа, 11 техников, 5 ВУЗов. Были созданы Немецкий драматический и детский театр. Издавалась  21 газета на немецком языке. Только за период 1933-1935гг. было издало 555 названий книг. В республике готовились научные, технические кадры, а также специалисты в культурно-образовательной сфере.

 

Нападение гитлеровской Германии на СССР положило начало очередным репрессиям против российских немцев по национальной принадлежности, вылившимся в геноцид. Превентивная депортация – насильственное переселение немцев в Сибирь и Казахстан было массовым. Особенности этого тяжелого периода в судьбе российских немцев мы обсуждали на прошедшем I форуме Союза в августе прошлого года в связи с 70-летием со дня депортации народа. Об этом много написано и сказано, но очень важно напомнить, что в ноябре 1989 года Верховный  Совет СССР принял Декларацию «О признании незаконными и преступными репрессивные акты против народов, подвергшихся насиль-ственному переселению и обеспечению их прав», а в апреле 1991 года был принят Закон РСФСР «О реабилитации репрессированных народов». Правда, обвинение с народа сняли, но его наказание продолжает оставаться. Горько и обидно и за свой народ и за ставшую Родиной Россию, за её нежелание под различными предлогами реабилитировать российских немцев на протяжении долгих 70 лет. То немцы казахстанскую целину оставят без трудовых рук, то экономический кризис в эпоху перестроек и ускорений, то выдуманная боязнь негативной реакции других народов, то российский политический кризис, то снижение актуальности этой проблемы, – всё это отставляло и отставляет решение проблемы реабилитации целого народа. Трудно понять и согласиться с тем, что наше государство, укрощая большие реки, осваивая космос, создавая огромные территориально-производственные комплексы, делая заявки на проведение олимпиады и чемпионаты мира по футболу не способно решить проблему реабилитации одного из своих народов – российских немцев. Какие выводы можно сделать из представленного краткого исторического экскурса?

  • Для немцев, прибывших в Россию по высочайшему приглашению, она стала новой Родиной и Отечеством. Они, наравне с другими народами, несли и несут ответственность за судьбу своей новой Родины, за её успехи и неудачи.

  • Пройдя трудный путь общественного развития от разобщённых в территориальном, культурном и конфессиональном аспектах этнических сообществ переселенцев из Западной Европы, российские немцы за кратчайшее по историческим меркам время выработали черты самодостаточного крупного российского этноса, сформировав на бикультурной германской и российской основах свою оригинальную народную культуру.

  • Этот спрессованный во времени путь развития позволил им не только достигнуть высокого уровня самоуправления в рамках существовавших ранее этнических сообществ и национально-территориальных образований, но и создать государственные начала своего самоуправления в Республике немцев Поволжья, уничтоженной репрессивным и незаконным путём.

  • В своём этно-культурном развитии российские немцы прошли большой и сложный эволюционный путь от изолированных колонистских поселений до создания своего национального субъекта РСФСР мо всеми конституционными правами, обязанностями и самостоятельностью.

  • К середине 90-х годов прошлого столетия российские немцы лишились всего того что им было даровано Манифестом 1763 год. Они лишились своей республики, национальных районов, общественной и частной собственности. Они лишились возможности компактно проживать, они лишились всего того, что ещё хоть как-то может сохранить язык и культуру народа. Они, превращенные в сословие трактористов и доярок и вынужденно ассимилируются.

В знак несогласия с молчаливым отказом правительства России реабилитировать народ российских немцев около 2,5 млн. из их числа выехали из России и стран СНГ на постоянное место жительство в ФРГ. От чиновничьего равнодушия к судьбе одного из своих народов Россия только потеряла и экономически и политически.

  • Все народы России, в том числе и российские немцы, испытали на себе невзгоды судьбы и немилосердный гнев правителей с его последствиями. Но история российских немцев – самого многочисленного из репрессированных этносов России, народа-созидателя, имеющего огромные заслуги перед Россией  в деле укрепления её государственности, развития экономики, культуры и образования в течении 250 лет является трагической историей «чужаков», к которым российская и советская власть периодически формировала отношения вражды и неприязни. Если благоприятные и неблагоприятные условия для российских немцев разложить на временной оси в 250 лет, то едва ли найдётся сколько-нибудь длительный непрерывный период их спокойной и уверенной жизни.

За последние 10 лет после предыдущей Всероссийской переписи населения в 2002 году российские немцы по непонятным причинам потеряли 34% своих соплеменников. Если в 2002 году численность российских немцев составляла 597050 чел., то по результатам переписи 2010 года их осталось 394 тыс. человек. Куда исчезли российские немцы, в то время как Германия с 2005 года практически прекратила их приёмКто может ответить на это вопрос?

 

Что дальше?

Хотелось бы, чтобы историческая справедливость в отношении нашего народа была восстановлена, а российские немцы были реабилитированы в соответствии с Законом 1991 года «О реабилитации репрессированных народов». Для реализации этого Закона в России имеются все необходимые условия: политические, правовые, юридические и экономические. Нет только одного, – доброй и справедливой политической воли Президента России, который, по сложившейся в России системе правоприменительной практики, должен дать разрешение на исполнение Закона в отношении российских немцев. Прошло уже 20 лет, а такого разрешения нет. Нам не ведомы истинные причины молчания руководства государства. Мы можем только предполагать и надеяться на их добрую волю.

 

В обращениях на имя Президента и Председателя Правительства РФ мы от имени Международного Союза немцев предлагали и предлагаем варианты решения проблемы реабилитации народа». Суть этих предложений сводится к следующему: Президент РФ издаёт указ о неотложных мерах по реабилитации российских немцев, которым поручает Правительству РФ подготовить проект закона о реабилитации российских и внести его в ГосДуму, сформировать специальную правительственную комиссию и спланировать её работу. Совместно с органами государственной власти готовится и проводится общенациональный съезд. На съезде принимается согласованная с правительством России Программа реабилитации народа, избирается полномочный представительный орган, полномочия которого должны признаваться органами власти. В состав правительственной комиссии  включаются представители народа российских немцев. Но, как обычно, все наши обращения или остаются безответным или оборачиваются обыкновенной чиновничьей отпиской. Кроме того, с 1992 года действует Межправительственная Российско-Германская комиссия по подготовке программы совместных мероприятий направленных на поэтапное восстановление государственности российских немцев. В обиходном названии это Комиссия по проблемам российских немцев.

 

За прошедшие 20 лет Комиссия по своему главному целевому назначению ничего не сделала. При этом российские чиновники на протяжении последних трёх лет пытаются  убедить германских чиновников в необходимости переформатирования этой комиссии. Надо полагать, что истиной целью их замысла является снятие с повестки дня Комиссии вопроса о реабилитации народа.

 

Сегодня общественность российских немцев пытаются убедить в том, что воссоздание автономии немцев невозможно, т.к. это связанно с необходимостью внесения изменений в Конституцию РФ, Но тогда почему при образовании Пермского, Забайкальского и Камчатского краёв такой вопрос не стоял. Существует специальный Федеральный Конституционный Закон о порядке принятия в РФ и образования в её составе нового субъекта РФ (ФКЗ - №6 от 17 декабря 2001 г.). Таким же способом можно образовать Саратовский или Волгоградский край с включенным в его состав после проведения референдума воссоздание немецкой республики. Нынешние тенденции в государственной национальной государственной политике  (если вообще таковая существует) не добавляют нам оптимизма и надежды на реализацию вышеизложенного сценария. А сформированный в июне текущего года Совет по межнациональным отношениям при Президенте РФ пока что ни в чём себя не проявил, хотя было проведено уже несколько заседаний.

 

Нам остаётся одно, – ждать  появления в свет стратегии государственной национальной политики РФ, которую поручено разработать до 1 декабря 2012 года.

 

Альтернативным вариантом наших предложений является вынужденная, окончательная ассимиляция оставшихся российских немцев в России и на всем постсоветском пространстве. Есть все основания полагать, что чиновники следуют именно этим путём. Все остальные проекты, опиравшиеся на общественную инициативу и центры немецкой культуры в желании и надежде сохранять и развивать язык и культуру заведомо обречены на провал.

 

Завершая своё выступление, я приглашаю всех участников Форума обсудить историческую судьбу немцев переселившихся в Россию и дать рекомендации на их дальнейшую перспективу.

 

Не так давно в интернет-пространстве Администрация Президента РФ разместила проект Стратегии Государственной национальной политики для его обсуждения. Думаю, что участники форума в своих выступлениях дадут оценку этому документу и вынесут конкретные предложения, которые можно будет обобщить и направить в Совет по межнациональным отношениям при Президенте РФ.

 

Спасибо за внимание.

Об итогаx 20-летнего сотрудничества между Россией и Германией по

восстановлению государственности российскиx немцев

«Об итогах 20-летнего  сотрудничества между Правительством Российской Федерации и Посольством ФРГ с целью поэтапного восстановления государственности российских немцев (Протокол от 10.07.1992г). Общественная экспертиза». Доклад Келлера И.И., руководителя Исполнительного органа Международного Союза общественных объединений (российскиx) немцев.

 

Уважаемые участники Форума!

 

Прошло более 20 лет с той даты, когда Указом Президента РФ от 21 февраля 1992 № 231 «О неотложных мерах по реабилитации российских немцев» в целях реализации Закона РСФСР 1991 г. «О реабилитации репрессированных народов»; создания необходимых условий для национального развития и восстановления государственности российских немцев была постановлено:

  • Осуществить неотложные меры по реабилитации и поэтапного восстановления государственности российских немцев в составе РФ;

  • Считать целесообразным образовать немецкий национальный округ на территории Волгоградской области;

  • Правительству РФ поручалось образовать Оргкомитет для рассмотрения вопросов и подготовки предложений, связанных с образованием немецкого национального округа в Волгоградской области, немецкого национального района в Саратовской области и восстановлением государственности российских немцев;

  • Образовать Российскую часть Межправительственной российско-германской комиссии для подготовки совместной программы мероприятий, направленных на обеспечении поэтапного восстановления государственности российских немцев.

Из всего содержания этого очень важного для российских немцев Указа выполнен только последний из перечисленных пунктов, – образована Российская часть Межправительственной комиссии, а её персональный состав сформирован Постановлением Правительства Российской Федерации от 21 марта 1992 года № 187.

 

Здесь необходимо обратить внимание на одно очень важное обстоятельство. Указ Президента РФ № 231 датирован 21 февраля 1992 года, а своё знаменитое: «ответственное заявление, чтобы все об этом знали. Там, где нет компактного проживания немецкого населения, населения немцев Поволжья, т.е. чтобы их было подавляющие большинство, никакой автономии не бу-дет! Я вам как Президент это гаран-ти-ру-ю!» Б.Н. Ельцин сделал это заявление 8 января 1992 года, попутно предложив российским немцам военный полигон в Волгоградской области (300 тыс. га). Как можно было совместить опережающее резко отрицательное заявление в совхозе Осиновский Саратовской области и подписание 231 Указа в представленном содержании?Возможно, он надеялся на то, что российские немцы согласятся осваивать огромный военный полигон?

Факт остаётся фактом. Указ Президента РФ – Гаранта Конституции РФ и после прошедших 20 лет остаётся не исполненным.

 

Чем же тогда занималась Межправительственная комиссия?

Этой комиссии было предписано осуществлять положения Протокола о сотрудничестве между Правительством РФ и Правительством ФРГ с целью поэтапного восстановления государственности российских немцев (Протокол от 10 июля 1992 г). И снова парадокс. Глава  российского государства в январе заявляет о том, что автономии для немцев в Поволжье не будет, а в июле Правительство РФ Постановлением № 475 от 9 июля 1992 г. поручает Председателю Госкомнаца России (Тишков В.А.) подписать Протокол от имени Правительства РФ. И как должен вести себя в этой ситуации государственный чиновник? Правильно, – индифферентно. Что мы сегодня и наблюдаем.

 

Каковы же итоги деятельности Межправкомиссии за период её 20-летнего существования?

Справедливости ради следует отметить, что в первое десятилетие существования Межправкомисси многое было сделано для реализации задачи, поставленной правительством двух сторон. В государственно-правовой сфере российское государство приняло все необходимые законодательные акты, а германская стороны узаконила оказываемую в пользу российских немцев помощь. В РФ были образованы два немецких национальных района (Гальбштадт и Азово), создан Департамент по делам российских немцев в системе государственной исполнительной власти, указом Президента РФ создан и образован Государственно-общественный фонд «Российские немцы». Германская сторона образовала и создала образовательно-информационный центр «БИЦ в Мамонтовке». Более двух миллионов российских немцев пожелавших остаться немцами и выехать на историческую родину, эту возможность получили. К великому сожалению, в последнее десятилетие все эти достижения практически сведены к нулю.

Ни один из принятых законов, указов и постановлений Правительства РФ по проблеме реабилитации нашего народа не выполнен. Причём не выполнены не по причине отсутствия возможностей, а потому, что появился какой-то очень мощный противодействующий механизм, нейтрализующий политическую волю руководства российского государства в отношении нашего народа.

 

В правовом, территориальном, имущественном и целом ряде других аспектов, связанных с государственной ответственностью за преступления перед личностью, ситуация не очень изменилась по сравнению с 90-ми годами. Стороны сосредоточили свои усилия главным образом на социально-экономических проектах, на что были вполне объективные причины. Необходимо было строить жильё, развивать инфраструктуру. Но эта поддержка была адресована мизерной части российских немцев, проживающих в национальных районах (4% от общей численности российских немцев). Причём, поддержка и помощь сторон была далеко не равнозначной. Россия свои обязательства не выполняла, в том числе и по первой государственной программе имевшей высочайший президентский статус. Германская сторона, учитывая эти особенности, перешла к односторонней самостоятельной деятельности в российских регионах и не приняла участие в реализации российских государственных программ, как первой, так и второй.

 

Таким образом, Протокол о сотрудничество между Правительством РФ и Правительством ФРГ от 10 июля 1992 г. ни по целям и задачам, ни по характеру и содержанию не соответствует реального установившейся практике российско-германского сотрудничества в сфере решения проблемы реабилитации российских немцев. Оба правительства фактически отошли от своих договорённостей  по Протоколу, чем поставили российских немцев в неопределённое положение. И снова парадокс. Есть Закон РСФСР 1991г. «О реабилитации репрессированных народов», есть договорённости высоких сторон и подписанный ими Протокол с обязательствами, но… при этом ничего не исполняется, никто за это ответственности не несёт, а руководство нашего родного государства, объявляя «диктатуру Закона» - хранит молчание. А время идёт. Прошло уже 20 лет. И обидно, и стыдно, в том числе и за государство.

 

А как была организованна работа Комиссии?

В соответствии с Протоколом, она должна проводить свои заседания два раза в год, поочередно в России и Германии. Но это положение не выполнялось, да и особой необходимости в такой периодичности её работы не было. Всего было проведено 19 заседаний. Были и перерывы в её работе 2001 – 2003гг. (три года) и 2005 – 2006 (два года). Объяснялось это тем, что в 2002 г. было упразднено федеральное ведомство (Минфедерации России) и длительное время исполнительная власть не могла определиться с перспективной на дальнейшую работу, Комиссии. Деятельность МПК обеспечивает рабочая группа, формируемая из состава чиновников России и Германии. Когда-то на заседания этой рабочей группы приглашались и представители от нашей (требующей реабилитации) общественности, но, начиная с 2009  года это прекратилось. Из того опыта участия в рабочей группе вывод один – мы там нужны были только лишь как статисты для антуража. Мнения представителей нашей общественности только выслушивались и не более. Четыре раза, начиная с 2005 года мы готовили, направляли в Правительство РФ Проект Положения о Российской части Межправительственной комиссии для его утверждения и принятия к опубликованию и каждый раз получали ответ из Минрегиона, что необходимости в принятии такого документа нет, хотя в соответствии со ст. 72 Регламента Правительства РФ компетенции комиссий, а также порядок принятия  решений определяется в положениях о них или в решениях об их образовании. Видимо, наш проект Положения создавал неудобство для чиновников, в случае его утверждения.

 

Состав Российской части МПК формируется в основном из чиновников, доля представителей общественности  в его составе зорко отслеживаются с целью не допустить туда оппозицию, требующую реабилитации народа. Начиная с 2009 года в МПК уже нет «оппозиционеров» теперь там звучат только «фанфары». В этой связи сопредседатель МПК с Германской стороны г-ну Бергнеру К. на последнем юбилейном заседании в С.-Петербурге пришлось, видимо сказать за оппозицию: «Мы должны признать, что относительно цели, намеченной в 1992 году, не был достигнут, ни общественный, ни политический консенсус». Но и это звучит довольно странно. С одной стороны, зачем достигать консенсуса, если есть действующий Закон «О реабилитации репрессированных народов» и подписанное Межправительное соглашение по исполнению этого закона? С другой стороны, – неужели для того, чтобы понять, что российские  чиновники не хотят решать проблему российских немцев необходимо два десятилетия. А его коллега с российской стороны Травников М. назвал неудачей тот факт, «что не удалось заинтересовать большее количество немцев в том, чтобы остаться в РФ – «Это, – как сказал он, – печальный факт и, наверное, может считаться нашим проигрышем, несмотря на то, что в рамках Федеральной целевой программы прилагались определённые условия. Видимо, этого оказалось не вполне достаточно».

 

Германская сторона на решение проблемы российских немцев за все эти годы выделила более 500 млн. евро, а российская, - около 2,4 миллиардов рублей. При всем при этом российское немцы потеряли даже то, что ранее имели. Нет департамента, нет государственной поддержки газеты «Нойес Лебен» и журнала, издаваемых МСООН, нет ни детских садиков, нет ничего того, что обеспечивает надёжное сохранение языка и культуры в системе общего государственного  образования и культуры.

 

В последние три года стало практически невозможным получить итоговые документы заседаний МПК. Если раньше представителям общественности выдавали копии итоговых Коммюнике, то сейчас Минрегион этого не делает, да и на сайте министерства невозможно их найти. Можно только догадываться, что в рамках МПК между чиновниками одной и другой стороны идут сложные консультации и переговоры относительно переформатирования Комиссии в более приемлемую плоскость с переписанием  самого Соглашения (Протокола 1992 г.).

 

Германская сторона в лице Уполномоченного Правительства ФРГ г-на К. Бергнера ещё в 2011г. заявила, что подписание нового Соглашения не предвидится, так как нет определенности с вопросом о реабилитации российских немцев, а также потому, что германская сторона хотела бы, чтобы новое Соглашение распространялось только на российских немцев, проживающих в России.

 

Мы считаем, что это совпадает с нашей позицией. Во-первых, российские чиновники, видимо хотят исключить из ныне действующего Соглашения главное, ради чего оно принималось - восстановление государственности. Во-вторых, – они хотят распространить новое Соглашение и на российских немцев, которые выехали в ФРГ на постоянное место жительство. Но это, как вы знаете, будет существенно препятствовать их интеграции в германское общество. Об этом мы писали еще в ноябре 2008 г. в газете "Нойес лебен" в статье "Зачем нужен кумулятивный эффект?".

 

Заседания МПК сейчас проводятся в далеких Сибирских городах, чтобы тихо и мирно обменяться комплиментами, распределить финансовые усилия по совместным российско-германским проектам и одобрить то, что вытанцовывает и выплясывает прикормленная общественность. Видя все эти парадоксы внутри и вокруг МПК, губернаторы, которые в 90-х годах принимали активное участие в ее работе, резко дистанцировались от нее (Саратовская, Новосибирская обл.).

 

Германская сторона, реально оценивая сложившуюся ситуацию, как нам представляется, решила, по-видимому, красиво уйти от обязательств по Протоколу 1992 г., но сделать это в виде разрыва договоренностей не может, исходя из соображения политкорректности. На практике же это проявляется в том, что к 2011 году практически все посреднические структуры германского общества ГТЦ (ГИЦ) передали свои полномочия во вновь созданную на базе общественных организаций и центров немецкой культуры систему самоорганизации российских немцев. И вновь наблюдаем парадокс. При имевшейся в то время дееспособной ФНКАРН, по инициативе и при германской помощи создается параллельная структура - самоорганизация, которая абсолютно не имеет перспективы, кроме того, чтобы делить деньги. А что будет, когда германская сторона сократит или вообще прекратит такую помощь?

 

Российские финансовые средства, выделяемые в рамках государственной программы на этнокультурые проекты незначительны, да и до региональных общественных организаций они практически не доходят. А сама система конкурсов и тендеров настолько громоздка и затратна, что нет никакого смысла заявлять эти проекты. В итоге получается, что искусственно навязанная и созданная система самоорганизации российских немцев живет только за счет германских средств. Тогда давайте зададимся вопросом. Можно ли сохранять и развивать немецкий язык и культуру и российских немцев, проживающих в России за счет финансовой поддержки другого государства, в данном случае Германии? А что наше родное государство? Чиновники считают, что если российские немцы получают государственную поддержку по бюджетной программе, то это и есть постепенная реабилитация народа.

 

И еще один пример в качестве парадокса. Вы знаете, что в 1992 году Указом Президента РФ был создан Государственно-общественный фонд "Российские немцы". В то время это было очень значимым достижением. С 1997 по 2002 гг. этот Фонд по договору с государственным заказчиком целевой программы по российским немцам исполнял функции Исполнительной дирекции этой Программы. Надо отметить, что это было более благоприятное время для реализации проектов. Общественность принимала участие в управлении программой. Со сменой в 2002 госзаказчика Программы все изменилось и Фонд с его наработанным опытом оказался в стороне и в поисках инвестиционных средств, хотя он является соучредителем ЗАО "Волга-развитие" совместно с германским обществом ГТЦ (ГИЦ). Это общество до 2010 года обслуживало проектный регион Поволжья и Юга России.

 

После того, как германская сторона в 2012 году завершила передачу полномочий своих посредничающих организаций в ведение новой системы самоорганизации российских немцев, возник вопрос: а кому передавать все активы, созданные на территории РФ за счет германской помощи? При разумном подходе ответ простой: конечно же в ведение государственно-общественного фонда "Российские немцы". Но не тут-то было. Срочно создается новый фонд. А почему так? Примеров такого характера можно привести очень много.

 

Каковы же общие выводы сделала наша общественность по результатам 20-летней деятельности МПК?

Судя по явно обозначившимся признакам в позиции российской и германской стороны налицо организационно оформившегося отход двух государств от решения главных проблем российских немцев - реабилитации в соответствии с действующим законом и создание базовых условий для сохранения и развития нашего народа в России, что является основным смыслом Протокола 1992 года. Возможно, подписывая этот Протокол в 1992 году стороны уже знали, что он заведомо выполняться не будет.

 

Итогом 20-летнего Межправительственного российско-германского сотрудничества стало то, что ни Закон 1991 г. "О реабилитации репрессированных народов", ни Указы президента РФ, ни Постановления Правительства РФ в отношении народа российских немцев не выполнены.

 

На протяжении последних 15 лет общественность российских немцев била в колокола, стучалась во все двери, искала любую возможность привлечь внимание руководства России к неразрешенной проблеме нашего народа. Но нас так и не услышали. А чиновники германской стороны слышат, но... повлиять на своих российских коллег не могут.

 

Некоторым утешением для российских немцев является то, что большей их части удалось вернуться на свою историческую родину. Возможно, под «крышей» российских немцев улучшили свое положение жители немецких национальных районов Гальбштадт и Азово, в селе Богдашкино Ульяновской области, в г. Красный Кут Саратовской области, в с. Галки Волгоградской области. Возможно, кому-то помогли курсы изучения немецкого языка. Неплохо и то, что появились города-побратимы в России и Германии. Хорошо и то, что сохраняются элементы традиционной немецкой культуры, исполняются песни и танцы. Но при всем при этом плохо то, что не звучит немецкая речь, а это первый и главный показатель того, что народ сохранил себя и свою историческую память.

 

Таковы итоги деятельности МПК.

Спасибо за внимание.

Sudetendeutsche

Erinnerung an die Vertreibung 1946

Die Gedenkstunde über die Ankunft der Heimatvertriebenen im Jahr 1946 in Lauterbach durch die örtliche Kreisgruppe der Sudetendeutschen Landsmannschaft wurde verbunden mit der Eröffnung der Ausstellung „Die Sudetendeutschen – eine Volksgruppe in Europa“. Beide Veranstaltungen fanden im Rahmen des 1200-jährigen Jubiläums der Kreisstadt Lauterbach statt, zu dem die Landesbeauftragte der Hessischen Landesregierung für Heimatvertriebene und Spätaussiedler, Margarete Ziegler-Raschdorf, herzlich gratulierte.

 

Mit dieser Gedenkstunde wolle die Sudetendeutsche Landsmannschaft die Erinnerung an die Ereignisse vor 66 Jahren ins Gedächtnis rufen und wachhalten. Sie wollen der Menschen gedenken, die Opfer von Vertreibung geworden und nach furchtbaren Tagen der Verfolgung, der Ungewissheit, der existentiellen Not und der Strapazen in Lauterbach angekommen sind.

 

Der Landesvorsitzende des Bundes der Vertriebenen in Hessen und stellvertretende SL-Kreisobmann, Siegbert Ortmann, ging in seiner vielbeachteten Festrede auf die Ankunft der Sudetendeutschen in Lauterbach ein und bereicherte seine Ausführungen mit persönlichen Anmerkungen und Erinnerungen an die Ereignisse, wie er sie als selbst betroffener sechsjähriger Junge erlebt hat. Im zweiten Teil seiner Rede stellte er die im Saal präsentierte Ausstellung schwerpunktmäßig vor.

 

Die Ausstellung ist noch bis zum 2. September 2012 von 14.00 Uhr bis 17.00 Uhr in der Adolf-Spießhalle in Lauterbach, Vogelsbergstraße 56 zu sehen.

 

Foto: Nach der Gedenkstunde von links: SL-Kreisobmann Anton Lerch, SL-Landesobmann Alfred Herold, Landesbeauftragte Margarete Ziegler-Raschdorf, BdV-Landesvorsitzender Siegbert Ortmann, Landrat Manfred Görig, Landtagsabgeordneter Kurt Wiegel, Bürgermeister Rainer Hans Vollmöller und Hermann Lerch vom SL-Kreisverband Nürnberg.

Pressereferat

 

Gesetz zur Verbesserung der Feststellung und Anerkennung

im Ausland erworbener Berufsqualifikationen verkündet

 

 

Landesbeauftragte Ziegler-Raschdorf sieht Verbesserungen

auch für Spätaussiedler

 

 

Wiesbaden. Nach langen Beratungen in Bundestag und Bundesrat wurde das „Gesetz zur Verbesserung der Feststellung und Anerkennung im Ausland erworbener Berufsqualifikationen“ verkündet. Damit tritt das Anerkennungsgesetz am 1. April 2012 in Kraft, wie die Landesbeauftragte der Hessischen Landesregierung für Heimatvertriebene und Spätaussiedler, Margarete Ziegler-Raschdorf, in Wiesbaden mitteilte.



 

Ziel des von der Bundesregierung eingebrachten Gesetzes sei die wirtschaftliche Einbindung von Fachkräften mit Auslandsqualifikationen und die Förderung der Integration auch vor dem Hintergrund der demographischen Entwicklung und einem sich abzeichnenden Fachkräftemangel. Viele Deutsche und nach Deutschland Zugewanderte hätten in anderen Ländern gute berufliche Qualifikationen und Abschlüsse erworben, die auf dem deutschen Arbeitsmarkt dringend gebraucht würden. Sie könnten diese Qualifikationen in unserem Land jedoch allzu oft nicht nutzen, weil Bewertungsverfahren und Bewertungsmaßstäbe bislang fehlten. Die bisherigen Regelungen seien unzureichend, von Bundesland zu Bundesland unterschiedlich, differierten nach Herkunftsland und seien insgesamt höchst unübersichtlich und kaum zu durchschauen.

 

„Ein Anspruch auf Überprüfung der Qualifikation stand Spätaussiedlern bisher zwar nach § 10 des Bundesvertriebenengesetzes bereits zu, allerdings macht diese Bestimmung keine Aussage zu Einzelheiten des Verfahrens. Insofern profitieren auch Spätaussiedler von der neuen Regelung. Gleichwohl habe ich mich nachdrücklich dafür eingesetzt, dass § 10 des Bundesvertriebenengesetzes neben dem neuen Gesetz weiterhin seine Geltung und Anwendbarkeit behält, um die für Spätaussiedler bereits bestehenden Erleichterungen nicht an das Schicksal eines anderen Gesetzes zu koppeln. Ich freue mich, dass mein Vorschlag, § 10 Bundesvertriebenengesetz unberührt zu lassen, in § 2, Abs. I des neuen Anerkennungsgesetzes seinen Niederschlag gefunden hat. Das neue Gesetz bedeutet ganz klar eine deutliche Verbesserung des bisherigen Zustandes unabhängig vom Herkunftsland des Antragstellers, damit also auch für Spätaussiedler. Es knüpft nicht an die Nationalität an, sondern ausschließlich an die im Ausland erworbene Qualifikation“, erläutert die Landesbeauftragte.

 

Das Gesetz lege erstmals einheitliche Beurteilungskriterien für die Feststellung der Gleichwertigkeit fest, wie Inhalt und Dauer der Ausbildung, aber auch einschlägige Berufserfahrung. Wenn im Ergebnis eine im Ausland erworbene Qualifikation einer inländischen nicht gleichwertig ist, so sehe der Bescheid auch die Feststellung vor, auf welche Weise Defizite in der Ausbildung nachgebessert werden können. Dies sei ein erheblicher Fortschritt zur bisherigen oft widersprüchlichen Situation, die es Betroffenen nicht leicht macht, zu überblicken, was an weiterer Qualifikation zu erbringen ist. Das Gesetz lege eine ehrgeizige Verfahrensdauer von drei Monaten fest, in der über den Antrag auf Überprüfung der Qualifikation entschieden werden muss und erkläre die Rechtsmittelfähigkeit der ausgestellten Bescheinigungen. Die Regelung zur dreimonatigen Verfahrensfrist trete erst zum 1. Dezember 2012 in Kraft.

 

„Mit dem neuen Gesetz wird erstmals ein klarer Verfahrensweg und nachvollziehbarer Beurteilungsmaßstab hinsichtlich der Anerkennung ausländischer Abschlüsse festgeschrieben. Das ist ein Meilenstein nach jahrzehntelanger intransparenter und uneinheitlicher Praxis. Eindeutige Kriterien, eine kurze Verfahrensdauer und verbindliche Aussagen zur im Einzelfall erforderlichen Nachqualifizierung geben Betroffenen die erwünschte Klarheit hinsichtlich der Verwertbarkeit ihrer Abschlüsse. Damit werden langjährige Forderungen in großem Umfang erfüllt“, erklärte die Landesbeauftragte.

 

Entgegen mancher Vermutung spielten akademische Abschlüsse bei Anerkennung der Abschlüsse nicht die Hauptrolle. Sie machten lediglich einen Anteil von rund 5 Prozent aus. In 80 Prozent der Fälle gehe es um Personen, die eine Lehre gemacht haben, bei rund 8 Prozent handele es sich um Meister oder Technikerabschlüsse.

 

Um zusätzliche Bürokratie zu vermeiden, würden bei der Anwendung des Gesetzes die bereits bestehenden Strukturen genutzt. Dies bedeute, dass die bereits jetzt für die Anerkennungsverfahren zuständigen Kammern und Behörden auch die Verfahren nach diesem Gesetz umsetzen werden. Zudem seien die Bundesländer aufgefordert, eigene gesetzliche Regelungen schnellstmöglich auf den Weg zu bringen. Denn sie seien für die Anerkennung vieler Berufe zuständig, so z.B. für Lehrer, Sozialberufe und Ingenieure.

 

„Ich freue mich, dass nach den langen Beratungen auf Bundesebene nunmehr einheitliche Bewertungen zu beruflichen Auslandsqualifikationen für Anerkennungssuchende, Arbeitgeber und Betriebe zur Verfügung stehen. Die neuen Regeln werden es Spätaussiedlern und Spätaussiedlerinnen sehr viel leichter machen, sich über  Ihre mitgebrachten Qualifikationen und damit Chancen auf dem Arbeitsmarkt Klarheit zu verschaffen. In Zeiten drohenden Fachkräftemangels sind sie auch für hiesige Arbeitgeber von enormer Bedeutung“ so Frau Ziegler-Raschdorf abschließend.

 

Pressereferat

Hessisches Sozialministerium

Аспекты включения поправок пост фактум в решение о приеме позднего переселенца

Адвокат Т. Пуэ
Rechtsanwalt T. Puhe
Janstr. 17, 60318 Frankfurt am Main
Tel: 069 – 597 966 82; Email: kanzlei@rechtsanwalt-puhe.de
Web: www.rechtsanwalt-puhe.de


Сегодня я хотел бы рассказать нашим читателям о некоторых важных аспектах нового Закона о воссоединении семьи (§ 27, Abs. 3, BVFG). Я думаю, почти все заинтересованные поздние переселенцы и их потомки уже знают о вступившем в силу в декабре 2011 года долгожданном законодательном новшестве, которое спустя годы позволит воссоединиться разлучённым семьям поздних переселенцев.

 

Сначала о языковом тесте для включаемых задним числом потомков позднего переселенца. Мне часто задают вопрос, - надо ли, а если надо, то кто, где и когда должен сдавать языковой тест? Параграф 27 Abs. 3 ссылается на общие правила совместного переселения семьи позднего переселенца и модальности включения потомка в решение о приёме основного заявителя. Актуальные правила требуют от потомка доказать базовые знания немецкого языка, лучше всего, представлением сертификата уровня StartD 1 (А 1). Только успешноеь прохождение теста позволит потомку исхлопотать включение в решение о приёме основного заявителя по § 4 BVFG. Полномочия приёма экзамена для получения требуемого сертификата имеет институт им. Гёте (Goethe-Institut). Альтернативно языковое тестирование можно пройти и в немецком иностранном представительстве. Те же правила имеют силу и для потомков в рамках процедуры включения задним числом по § 27, Abs. 3, BVFG.

 

Особенно непросто учить немецкий язык работающим людям, живущим в небольших населенных пунктах, где отсутствуют досягаемые курсы немецкого языка. А для членов большой семьи оплата языковых курсов ещё и ощутимая расходная позиция. Встаёт вопрос, - является ли представление сертификата А 1 обязательным условием обработки заявления о включении задним числом? Или можно дождаться решения по заявлению, после чего начать учитьнемецкий язык?

 

Нынешняя памятка Федерального административного ведомства не называет языковой сертификат составной частью первичного пакета документов. Поэтому возможна подача заявления без прохождения языкового теста. Ведомство приёма указывает потомкам на возможность сдать тест в немецком иностранном представительстве. Говоря строго юридически, Федеральное административное ведомство может отклонить заявление о признании трудного случая, когда ясно, что потомок определенно не располагает требуемыми знаниями немецкого языка. Например, потомок сообщает ведомству о невозможности выучить немецкий язык. Ходатаи с определенными знаниями немецкого языка могут использовать время обработка заявления для улучшения своих языковых знаний на курсах или путём самостоятельного изучения. Будет заявление о признании обстоятельств трудного случая отклонено, ходатаи могут обдумать целесообразность продолжения посещения курсов немецкого
языка.


 Я полагаю, в процессе обработки заявления потомки и члены их семей будут приглашены в немецкое иностранное представительство на сборный термин для сдачи языкового теста. Вероятно, в первый этап действия нового закона приглашение на тест придёт через несколько месяцев после подачи заявления.
Самое главное, конечно, успешно сдать тест.

 

Встаёт вопрос: Будет ли приглашение на тест свидетельствовать о видах заявления на успех? Будет ли провал на тесте означать прекращение обработки заявления? Точного ответа на этот вопрос пока нет. Тест можно повторять неограниченное количество раз. Не хватило тестируемому нескольких пунктов до позитивного результата, можно указать на активную подготовку к следующему тесту и просить Федеральное административное ведомство продолжить обработку заявления.

 

Я полагаю, в обоснованных случаях ведомство будет продолжать обработку заявления и после провала на тесте. Здесь многое зависит от обстоятельств конкретного случая. От теста освобождаются больные персоны, не могущие по состоянию здоровья учить немецкий язык. Такие случаи встречаются редко, требуют кропотливой доказательной работы и времени. Подавляющему большинству включаемых придется настроится на участие в тесте на знание немецкого языка. Срок действия решения о включении задним числом ограничен 18 месяцами со дня выдачи. На эту важную особенность указывает Федеральное административное ведомство. «Нормальное» решение о включении не ограничено временными рамками и теряет силу только в случае смерти позднего переселенца по § 4 BVFG. Неиспользованное в течение 18 месяцев разрешение теряет свою силу. По особым обстоятельствам возможно продление срока действия решения о включении задним числом (Folgebescheid). Эти особые обстоятельства правовой практикой ещё не проработаны. Всё же, я не стал бы доверять опции продления разрешения и рекомендую переселяться вскоре после получения решения о включении задним числом. Кто, например, обосновывает трудный случай необходимостью ухода, внушает к себе недоверие, если он своевременно не воспользуется решением о включении задним числом. Быть может, случай всё же не имеет трудных обстоятельств. Не следует недооценивать возможную смерть пожилого переселенца по § 4 BVFG. Я не исключаю и ликвидацию закона через 3 – 5 лет с аргументом, что все трудные случаи уже подали ходатайства о включении задним числом.

 

В конце я хотел бы указать, что отказы могут быть оспорены путем подачи ведомственного протеста или судебного иска в административный суд. Следует точнейшим образом соблюдать месячный срок, на что указывает «Поучение о правовой помощи" в конце отказного решения. Самое позднее, после получения отказа следует обратиться за советом к специалисту.
 
 
Aspekte der nachträglichen Einbeziehung in den Aufnahmebescheid eines Spätaussiedlers

Heute möchte ich unseren Lesern über einige wichtige Punkte des neuen Gesetzes über die Familienzusammenführung (§ 27, Abs. 3 BVFG) von Spätaussiedlern berichten. Ich glaube, fast alle betroffenen Spätaussiedler und deren Abkömmlinge wissen bereits von der im Dezember 2011 in Kraft getretenen, lang erwarteten Gesetzesänderung, die es erlaubt, getrennte Familien von Spätaussiedlern nach Jahren wieder zusammenzuführen.

 

Zuerst zum Sprachtest für die einzubeziehenden Abkömmlingen eines Spätaussiedlers. Ich bekomme häufig die Frage gestellt, ob und wenn ja, wer, wo und wann am Sprachtest teilnehmen soll? § 27 Abs. 3 BVFG nimmt Bezug auf die allgemeinen Regelungen der gemeinsamen Übersiedlung einer Spätaussiedlerfamilie und die Einbeziehungsmodalitäten von Abkömmlingen in den Aufnahmebescheid eines Spätaussiedlers.

 

Nach dem geltenden Recht muss der Abkömmling am besten durch Vorlage des Sprachzertifikats StartD 1 (A1) Grundkenntnisse der deutschen Sprache nachweisen. Nur die erfolgreiche Teilnahme am Sprachtest ermöglicht dem Abkömmling eine Einbeziehung in den Aufnahmebescheid eines Spätaussiedlers. Authorisiert für die Abnahme der Prüfung ist das Goethe-Institut. Den Sprachtest kann man aber alternativ auch bei der deutschen Auslandsvertretung ablegen. Dieselben Regeln betreffen die Einbeziehung von Abkömmlingen im Rahmen des Härtefallverfahrens
nach § 27, Abs. 3 BVFG.

 

Besonders problematisch fällt das Deutschlernen den berufstätigen Personen aus kleineren Orten ohne erreichbare Deutschkurse in der Wohnortnähe. Für Mitglieder einer großen Familie ist die Finanzierung eines Sprachkurses eine kostspielige Angelegenheit. Es stellt sich die Frage: Ist die Vorlage des Sprachzertifikates A 1 die notwendige Voraussetzung für die Bearbeitung des Härtefallantrages? Oder man kann die Härtefallentscheidung abwarten und erst danach Deutsch lernen?

 

Das aktuelle Merkblatt des Bundesverwaltungsamtes zum Härtefallantrag führt das Sprachzertifikat nicht als Bestandteil der einzureichenden Erstunterlagen auf. Deswegen ist es möglich, den Antrag ohne vorherigen Sprachtest einzureichen. Die Aufnahmebehörde weist die Abkömmlinge auf die Möglichkeit hin, den Test bei einer deutschen Auslandsvertretung abzulegen. Streng juristisch kann das Bundesverwaltungsamt den Härtefallantrag ablehnen, wenn klar ist, dass der Betroffene definitiv nicht über die erforderlichen Sprachkenntnisse verfügt. Z.B der Abnkömmling in seinem Antragsschreiben mitteilt, dass er sichj außerstande sieht, sich die erforderlichen Sprachkenntnisse zu verschaffen. Allerdings können diejenigen Antragsteller, die schon über gewisse Deutschkenntnisse verfügen, die Zwischenzeit nutzen, um einen Kursus zu belegen oder Eigenstudium zu betreiben. Falls der Härtefallantrag abgelehnt wird, können sie es sich dann immer noch überlegen, ob es Sinn macht, den Sprachkurs fortzusetzen.

Ich glaube, dass im Zuge der Antragsbearbeitung Abkömmlinge und ihre Familienmitglieder in die zuständige deutsche Auslandsvertretung zu einem Sammeltermin zum Ablegen des Sprachtests geladen werden. Wahrscheinlich wird in der ersten Zeit nach dem Inkrafttreten des Gesetzes die Einladung einige Monate nach der Antragstellung erfolgen. Das wichtigste ist, den Sprachtest zu bestehen.

 

Es stellt sich die Frage, ob die Einladung zum Sprachtest für die Erfolgsaussichten des Antrages spricht? Würde ein Durchfallen beim Test die Einstellung der Antragsbearbeitung bedeuten? Eine versierte Antwort auf diese Fragen gibt es vorerst nicht. Der Test kann beliebig oft widerholt werden. Fehlen dem Getesteten einige wenige Punkte bis zum positiven Ergebnis, kann man das Bundesverwaltungsamt auf die eigene aktive Vorbereitung zum nächsten Sprachtest hinweisen und das Bundesverwaltungsamt um eine weitere Antragsbearbeitung ersuchen. Ich nehme an, dass in begründeten Fällen die Aufnahmebehörde die Bearbeitung auch nach dem Scheitern des Sprachtests fortsetzen wird.

 

Hier wird vieles von den Einzelfallumständen abhängig sein. Vor dem Sprachtesterfordernis werden behinderte Personen befreit, die aus behinderungsbedingten Gründen nicht Deutsch lernen können. Diese Fälle kommen selten vor, erfordern minutiöse Vorbereitung und sind zeitaufwendig. Das Groß der Einzubeziehenden wird sich auf einen
Sprachtest einstellen müssen.

 

Die Geltungsfrist des nachträglichen Einbeziehungsbescheides ist auf 18 Monate ab Ausstellungsdatum begrenzt. Auf diese wichtige Besonderheit weist das Bundesverwaltungsamt hin. Ein „normaler“ Einbeziehungsbescheid ist zeitlich nicht befristet und wird nur durch den Tod des Spätaussiedlers nach § 4 BVFG unwirksam. Die innerhalb von 18 Monaten nicht genutzte Einbeziehungsgenehmigung verliert ihre Bestandskraft. Aus besonderen Gründen ist eine Fristverlängerung des Einbeziehungsbescheides auf der Grundlage der Härtefallregelung durch einen Folgebescheid möglich. Diese besonderen Umstände sind in der Rechtsprechung noch nicht ausgearbeitet. Ich würde mich allerdings nicht auf eine Verlängerungsoption verlassen und empfehle Übersiedlung bald nach der Erteilung des Einbeziehungsbescheides.

 

Wer z. B. die Härte damit begründet, dass jemand pflegebedürftig sei, macht sich unglaubwürdig, wenn er dann den
Einbeziehungsbescheid nicht nutzt. Möglicherweise liegt jedoch keine Härte vor. Nicht zu unterschätzen ist ein mögliches Ableben des betagten Spätaussiedlers nach § 4 BVFG. Ich kann es auch nicht ausschließen, dass in 3 – 5 Jahren der Gesetzgeber das Gesetz mit dem Argument wider abschafft, dass alle Betroffenen nun Einbeziehungsanträge gestellt hätten.

Schlussendlich sei darauf hingewiesen, dass gegen Ablehnungsbescheid die Rechtsmittel des Widerspruchs oder der Klage vor dem Verwaltungsgericht gegeben sind. Es ist genauestens auf die Einhaltung der Monatsfrist zu achten, ich verweise insoweit auf die Rechtsbehelfsbelehrung am Ende des Ablehnungsbescheids. Spätestens an dieser Stelle sollte man allerdings fachkundigen Rat einholen.

Internationale gesellschaftliche Organisation

Internationaler Verband der deutschen Vereinigungen

 

123 610, Moskau, Krasnopresnenskaja nab., 12

Meshdunarodnaja – II, Of. 1106

Tel/Fax.: (495) 258-23-07;

e-mail: msoon@yandex.ru

   

An Frau Bundeskanzlerin, Dr. Angela Merkel

 

 

Sehr geehrte Frau Bundeskanzlerin!

 

Seit 1992 bemühen sich Russland und Deutschland gemeinsam um die Lösung des Problems der Russlanddeutschen in Russland zugunsten dieses Volkes. Dies geschieht im Rahmen der Regierungsvereinbarung«Über die Zusammenarbeit zwischen der Regierung der Bundesrepublik Deutschland und der Regierung der Russischen Föderation zur etappenweisen Wiederherstellung der Staatlichkeit der Russlanddeutschen»(Protokoll vom 10. Juli 1992). Mit der Umsetzung dieses Protokolls wurde die noch heute tätige russisch-deutsche Regierungskommission beauftragt.

 

Die vergangenen zwanzig Jahre berechtigen zur Feststellung, dass die Regierungskommission mit ihren Arbeitsergebnissen der Lösung des Problems unseres Volkes keinen Schritt näher gekommen ist. Im Gegenteil. Russlanddeutsche haben selbst das eingebüßt, was sie bisher hatten. Darüber haben wir Sie, den Innenminister und Herrn Dr. Ch. Bergner, Beauftragter der Bundes­regierung für Aussiedlerfragen und nationale Minderheiten, mehrmals in Kenntnis gesetzt.

 

Es ist uns vollkommen klar, dass die entstandene Situation um das Problem der Russlanddeutschen darauf zurückzuführen ist, dass russische Regierungsbeamte im Verborgenen, jedoch grundsätzlich abgeneigt sind, Russlanddeutsche als Volk zu rehabilitieren. Dies ist aber der Grundgedanke des Protokolls von 1992. Dabei bringen die führenden Persönlichkeiten unseres Staates ihre Einstellung zur Umsetzung des Gesetzes «Über die Rehabilitation der gemaßregelten Völker» von 1991 in aller Öffentlichkeit nicht zum Ausdruck. Alle von uns seit 1998 unternommenen Versuche, ihnen unseren Schmerz und unsere Sorge um die Zukunft unseres Volkes zu vermitteln, waren zum Scheitern verurteilt; Appelle und Erklärungen an den Präsidenten und den Vorsitzenden der Regierung der Russischen Föderation erreichen sie nicht. Denn sie werden einfach an die föderale Behörde umadressiert, die für die zwischen den Nationen bestehenden Beziehungen zuständig ist. Gegenwärtig ist es das Ministerium für regionale Entwicklung Russlands. Und diese Behörde hat für uns immer die gleiche Antwort parat: «Die Rehabilitation der Russlanddeutschen erfolgt im Rahmen des staatlichen haushaltsgebundenen Zielprogramms …»



 

Die russlanddeutsche Öffentlichkeit, aber auch einfache Deutsche, die weite Teile Russlands bewohnen, haben sich schon längst davon überzeugt, dass alle Gesetze, Erlasse, Vereinbarungen, Regierungsbeschlüsse, staatliche Programme etc., die Rehabilitation der Russlanddeutschen betreffen, ihnen im Hinblick auf den Erhalt unseres Volkes, seiner Kultur und Sprache gar nichts bringen. Das alles sind lediglich deklaratorische Absichtserklärungen, die mit dem Ziel verkündet werden, die öffentliche Meinung zu beruhigen, wobei davon ausgegangen wird, dass sich nach Ablauf der nächsten 15-20 Jahre das Problem Russlanddeutsche von selbst auflöst. Ihre Zahl wird gemäß all-russischer Volkszählung von 2020 verschwindend gering ausfallen. Ein solches Beispiel haben wir schon nach der Volkszählung von 2010 gehabt, als Russlanddeutsche nach der Volkszählung von 2002 im Frieden urplötzlich 34 % ihrer russischen Stammesbrüder „verloren“ haben. Es ist schon schwierig, eine mehr oder weniger plausible Erklärung für dieses Phänomen zu finden. Auch mit der deutschen Statistik über die Aufnahme der Spätaussiedler ist kein Nachweis für deren «zunehmende Schwemme», besonders seit 2005, zu erbringen.

 

Es ist uns auch vollkommen klar, dass die deutsche Seite in der unmissverständlich gestellten Frage nach Rehabilitation der Russlanddeutschen in Russland rein gar nichts bewegen kann. Erfahrungen und Praxis der fast zwanzig Jahre dauernden «Umsetzung» der Russisch-Deutschen Vereinbarung haben zuerst, unserer Meinung nach, enttäuscht und dann der deutschen Seite gezeigt, dass die Vereinbarung der beiden hohen Seiten jeder Perspektive entbehrt. Dieser Faktor wurde später unserer Ansicht nach zum bestimmenden Eckpunkt bei der Herausbildung des bundesdeutschen Standpunktes sowie der Vorgehensweise des Bundesministeriums des Inneren bzw. der GIZ (früher GTZ).

 

Noch zu Beginn der 2000er Jahre ging die deutsche Seite davon aus, dass ihre allseitige Unterstützung bei der Rehabilitation der Russlanddeutschen reale Züge annehmen werde, nicht zuletzt durch ihre geographische Präsenz in den russischen Regionen. Jedoch später, besonders seit 2005, hat sich alles geändert. Unverändert blieb nur das Eine. Die deutsche Seite leistet zum Zeichen ihrer historischen Verantwortung für diejenigen Menschen, denen als Deutschen in Ost-, Süd-Ost-Europa sowie in der Sowjetunion durch den Zweiten Weltkrieg viel Leid zugefügt wurde und die in ihrer heutigen Heimat bleiben wollen, finanzielle Unterstützung. Für Russlanddeutsche bleibt sie eine konstante Größe.

 

Wir danken den deutschen Steuerzahlern für deren Verständnis und die uneigennützige Hilfe für unser Volk.

 

Wir haben den Eindruck, dass die deutsche Seite nach 2000 ihre aufgezwungene, aussichtslose Teilnahme an der Russisch-Deutschen Regierungsvereinbarung (Protokoll 1992) als belastend empfindet. Es kommt ja nicht von ungefähr, dass bereits 2004, nach vierjähriger Pause in der Arbeit der Regierungskommission, das deutsche Ministerium des Inneren initiativ eine neue Regierungsvereinbarung vorgeschlagen hat, die das Problem der Russlanddeutschen in den Bereich ethnokultureller Projektarbeit münden ließe und die definitiv außerstande wäre, das Wichtigste zu erreichen: Das Volk, die Kultur und die Sprache der Russlanddeutschen zu erhalten.

 

Das Projekt der neuen Vereinbarung fand bei russischen Entscheidungsträgern keinen Anklang, weil es ihnen keine Vorteile versprach. Sie waren damit zufrieden, dass die deutsche Seite ihren Verpflichtungen regelmäßig nachkam und Finanzmittel für Russlanddeutsche zur Verfügung stellte, wobei das russische staatliche Programm zur Unterstützung der Russlanddeutschen unerfüllt blieb. Auf Kosten der deutschen Seite war es möglich, den Anschein zu erwecken, das Problem unseres Volkes werde gelöst, aber das Hauptziel und die Aufgaben der geltenden Vereinbarung – Rehabilitation des russlanddeutschen Volkes – werden dabei völlig ignoriert. In Erwiderung der deutschen Initiative hat unsere Öffentlichkeit angesichts der entstandenen Lage ihr Projekt der neuen Vereinbarung für jede beteiligte Seite vorgeschlagen. Jedoch wurde es von russischen Entscheidungsträgern von vornherein abgelehnt, weil es eine Zwischenlösung darstellte und einen Interimscharakter trug; mit diesem Projekt blieb die Frage über die vollständige Rehabilitierung des russlanddeutschen Volkes an der Tagesordnung. Zudem wurde 2005 in der russischen staatlichen Nationalitätenpolitik eine auf die Zukunft orientierte Aufgabe gestellt: Es gelte, eine einheitliche, allgemein weltliche Nation – Russen - (Russisches Volk) - herauszubilden. Die Voraussetzung dafür ist allerdings der Rücktritt vom nationalen bzw. ethnischen Prinzip des verwaltungsrechtlichen Aufbaus in Russland. Für russische Staatsbedienstete war es ein Signal, eine verbindliche Richtlinie für die staatliche Nationalitätenpolitik.

 

Von diesem Zeitpunkt an sprachen russische Staatsbeamte zum ersten Mal über die Aktualisierung der Regierungsvereinbarung und die deutsche Seite brachte ihre Meinung über die Übergabe der Befugnisse der in Russland tätigen deutschen Vermittlungsorganisationen der GIZ (früher GTZ) an Russlanddeutsche selbst, sprich, an ihre Gesellschaftsorganisationen, zum Ausdruck. Für uns war es ein Zeichen dafür, dass die russische Seite die «unbequeme» Vereinbarung von 1992 neu abfassen will, während die deutsche Seite sich darauf vorbereitet, Prinzipien und Plan der Hilfeleistungen für Russlanddeutsche grundsätzlich zu ändern. Die Tonart aller Sitzungen der Russisch-Deutschen Regierungskommission weist ab 2008 darauf hin, dass der Inhalt der Vereinbarung demnächst radikal geändert wird.

 

Aber welche Rolle wird denn den Russlanddeutschen in der neuen Vereinbarung zugewiesen? Nur die Funktion einer «Brücke» in der zwischenstaatlichen Russisch-Deutschen Zusammenarbeit? Unsere Vorfahren haben das schon mal erlebt.

 

Wir haben Sie früher bereits darüber informiert, dass wir mit den Entscheidungen von Herrn Dr. Ch. Bergner, Beauftragter der Bundes­regierung für Aussiedlerfragen und nationale Minderheiten, über die Übergabe der Befugnisse deutscher Vermittlungsorganisationen der GIZ an die gesellschaftlichen Organisationen der Russlanddeutschen grundsätzlich nicht einverstanden sind. Keine gesellschaftliche Organisation der Russlanddeutschen ist berechtigt, Interessen aller Russlanddeutschen zu vertreten und im Namen des gesamten russlanddeutschen Volkes aufzutreten. Dies gilt insbesondere für die Assoziation gesellschaftlicher Vereinigungen „Internationaler deutscher Kulturverband“, deren Leiter, außer kommerziellen, keine Beziehungen zu den Russlanddeutschen hat und bemüht ist, sich auf Kosten des Volkes zu bereichern.

 

So kam es, wie es kommen musste: Über deutsche, für Russlanddeutsche bereitgestellte Haushaltsgelder verfügt die obengenannte gesellschaftliche Organisation, von deren Leiter behauptet wird, er sei diebisch und korrupt, was grundsätzlich unzulässig ist. Es wäre doch logisch, wenn diese Befugnisse an ein Vertretungsorgan des gesamten russlanddeutschen Volkes übergeben worden wären. Aber derzeit haben Russlanddeutsche ein solches Organ nicht, während die Beschlüsse der stattgefundenen Kongresse (Drei deutsche Kongresse Anfang der 90er Jahre) von den Staatsmachtorganen Russlands nicht anerkannt wurden.

 

Auch aus dieser Situation könnte man einen ehrenhaften Ausweg finden: Die Übergabe aller Befugnisse deutscher Vermittlungsorganisationen müsste an den per Erlass des Präsidenten der RF vom 15.12.92 gegründeten staatlichen Gesellschaftsfonds „Russlanddeutsche“ erfolgen. In diesem Fall wäre es überflüssig, einen neuen Fonds zu gründen und zur Registrierung anzumelden, wie es jetzt geschieht.

 

Nur durch Vorbereitung und Durchführung eines gesamtnationalen Kongresses der Russlanddeutschen ließe sich die Lösung des Problems der Russlanddeutschen in die richtige Bahn lenken; auf diesem Weg könnte auch die „Wegekarte“ ihrer Rehabilitation erstellt werden, jedoch unter einer unverzichtbaren Bedingung: Der Kongress soll von den russischen Staatsmachtorganen unterstützt werden; seine Befugnisse und Beschlüsse sollen von ihnen akzeptiert werden. Auf diesem Kongress könnte man Beschlüsse über alle Fragen, die das weitere Schicksal des russlanddeutschen Volkes betreffen, erörtern und fassen. Seine Vertretungs- und Exekutivorgane könnten auf einem solchen Kongress gewählt werden. Erst danach werden deutsche Hilfeleistungen gefragt und effizient sein.

 

Unserer Meinung nach werden deutsche Finanzmittel, die für Russlanddeutsche gegenwärtig bereit gestellt werden, nicht effektiv eingesetzt, wobei sie nicht immer Russlanddeutsche selbst erreichen. Die meisten dieser Gelder fließen in die sogenannten deutschen Nationalrayons und werden für den Bau sozialer und Kulturobjekte sowie für den Kommunalbau eingesetzt. Jedoch ist die Zahl der Russlanddeutschen in diesen Rayons verschwindend gering (höchstens 4% von der Gesamtzahl der Russlanddeutschen). Außerdem sind diese Rayons nicht konstituiert und können jederzeit Gegenstand eines lokalen Referendums werden. Angesichts russischer Realitäten und unter Berücksichtigung der Tendenzen in der Nationalitätenpolitik ist die Durchführung solcher Plebiszite überhaupt kein Problem.

 

Mit den Finanzmitteln, die für die Umsetzung ethnokultureller Projekte eingesetzt werden, werden bestenfalls Interessenbereiche des Funktionärkörpers gesellschaftlicher Organisation abgedeckt, die sich eben darauf spezialisieren. Zahllose kostspielige Seminare, Konferenzen, öffentliche Foren bringen den Russlanddeutschen nichts ein. Es hat sich schon seit langem ein fester Teilnehmerkreis um diese Veranstaltungen herausgebildet, dem Aktivisten gesellschaftlicher Organisationen angehören. Sie kann man ohne weiteres als beigefütterte Touristen bezeichnen. Auf kostenlosen Deutschkursen sind heutzutage kaum noch Russlanddeutsche zu finden. Nach Abschluss dieser Kurse hat noch niemand Deutsch sprechen gelernt.

 

Es ist auch ein offenes Geheimnis, dass durch das neue Wahlsystem für ethnokulturelle Projekte und deren Finanzierung über eine bevollmächtigte gesellschaftliche Organisation das Milieu gesellschaftlicher Organisationen offenkundig gespalten wird. So kommt es, dass mit deutschen Finanzmitteln sowohl die Öffentlichkeit, als auch Russlanddeutsche selbst desintegriert werden. So erhalten gesellschaftliche Organisationen, die sich für die Rehabilitation der Russlanddeutschen einsetzen, keine finanzielle Unterstützung ihrer Projekttätigkeit weder von der russischen noch von der deutschen Seite.

 

Russische Entscheidungsträger wollen keine Rehabilitation der Russlanddeutschen und sind deshalb gezwungen, in der gesellschaftlichen Umwelt nach ihren Befürwortern Ausschau zu halten. Das Ganze ist denkbar einfach: Finanzielle Organisationen zuteil, die den Staatsbeamten und ihrem Standpunkt loyal gegenüberstehen. Gegenüber der vereinten föderalen Öffentlichkeit der Russlanddeutschen, die sich ausdrücklich für die Rehabilitation des russlanddeutschen Volkes einsetzt, wurde 2007 eine Oppositionsgruppe gebildet, die vom Ministerium für regionale Entwicklung Russlands, vom bundesdeutschen Ministerium des Inneren und auch von Herrn Dr. Ch. Bergner, Beauftragter der Bundes­regierung für Aussiedlerfragen und nationale Minderheiten, allseitig unterstützt wird.

 

In der Zeit von 2007 bis 2010 war diese Oppositionsgruppe unter dem Deckmantel ethnokultureller Veranstaltungen aktiv, die hauptsächlich mit deutschen Geldmitteln gemäß Programm des bundesdeutschen Ministeriums des Inneren finanziert wurden. Die Opposition hat in den Jahren 2008 - 2010 außerordentliche Ratssitzungen und Tagungen der Föderalen nationalen Kultur-autonomie der Russlanddeutschen, getarnt als Seminare, Festspiele und Foren der russlanddeutschen Öffentlichkeit, unrecht-mäßig und unberechtigt organisiert bzw. durchgeführt. Die Föderale nationale Kulturautonomie der Russlanddeutschen wurde von dieser Oppositionsgruppe mit Unterstützung des Ministeriums für regionale Entwicklung Russlands, des bundesdeutschen Ministeriums des Inneren und des Justizministeriums Russlands in Heuschreckenmanier besetzt.

 

Über diese Geschehnisse haben wir Herrn Dr. Ch. Bergnerinformiert. Wollte er die organisatorische Spaltung der russlanddeu-tschen Öffentlichkeit verhindern, könnte er dies ganz einfach in die Wege leiten. Dazu bräuchte er nur die finanzielle Unter-stützung der Projekte aller gesellschaftlichen Organisationen bis auf weiteres hinstellen lassen. Dies würde die Wirkung einer Disziplinarmaßnahme haben und im Nu zur Vereinigung um die einheitliche nationale Idee – Herbeiführung der Rehabilitation des russlanddeutschen Volkes - führen.

 

Heute, bis zur Beschlussfassung über die vollständige Rehabilitation der Russlanddeutschen, vertreten wir folgenden Stand-punkt: Geldmittel, die für Russlanddeutsche bereitgestellt werden, sind für den Aufbau der erforderlichen ethnokulturellen Infrastruktur einzusetzen, um auf diese Weise Sprache und Kultur der Russlanddeutschen zu erhalten. Diese Aufgabenstellung ist in das gesamtstaatliche Bildungs- und Kulturgefüge Russlands einzubauen. Eine andere Möglichkeit zur Verwendung materieller Mittel wäre aussichtslos.

 

Wir schlagen Folgendes vor:

  1. Auf einer ordentlichen Sitzung der Regierungskommission über Probleme der Russlanddeutschen ist der Beschluss über Vorbereitung und Durchführung eines Gesamtnationalen Kongresses der Russlanddeutschen mit Unterstützung der Staatsmachtorgane zu fassen. Der Kongress ist im März 2013 durchzuführen.
  2. Die Finanzierung der Projekttätigkeit gesellschaftlicher Organisationen der Russlanddeutschen ist bis zur Durchführung des Gesamtnationalen Kongresses der Russlanddeutschen vorübergehend einzustellen.

 

Hochachtungsvoll,    

 

Vorsitzender Internationaler Verband der deutschen Vereinigungen

 

V.F. Baumgertner

Vorsitzender Assoziation gesellschaftlicher Vereinigungen der Deutschen

in Kasachstan «Wiedergeburt»

 

А.F. Dederer

Vorsitzender Volksrat der Deutschen in der Republik Kyrgystan

V.I. Dil

Vorsitzender Republikgemeinde der Moldau-Deutschen

Т.E. Schwezova

Vorsitzender Republikgesellschaft der Krim-Deutschen «Wiedergeburt»

J.K. Gempel

Wissenschaftlicher Sekretär Gesellschaftliche Akademie der Russlanddeutschen     

 

V.А. Auman

Exekutivdirektor Staatlicher Gesellschaftsfonds «Russlanddeutsche»

I.I. Keller

Direktorin Autonome gemeinnützige Einrichtung «Deutsches Kulturzentrum»

S.K. Wensel

 

Appell an Abgeordnete des Deutschen Bundestages

Seit 1992 bemühen sich Russland und Deutschland gemeinsam um die Lösung des Problems der Russlanddeutschen in Russland zugunsten dieses Volkes. Dies geschieht im Rahmen der Regierungsvereinbarung «Über die Zusammenarbeit zwischen der Regierung der Bundesrepublik Deutschland und der Regierung der Russischen Föderation zur etappenweisen Wiederherstellung der Staatlichkeit der Russlanddeutschen» (Protokoll vom 10. Juli 1992).

 

Mit der Umsetzung dieses Protokolls wurde die noch heute tätige russisch-deutsche Regierungskommission beauftragt.

 

Die vergangenen zwanzig Jahre berechtigen zur Feststellung, dass die Regierungskommission mit ihren Arbeitsergebnissen der Lösung des Problems unseres Volkes keinen Schritt näher gekommen ist. Im Gegenteil. Russlanddeutsche haben selbst das eingebüsst, was sie bisher hatten.

 

Es ist uns vollkommen klar, dass die entstandene Situation um das Problem der Russlanddeutschen darauf zurückzuführen ist, dass russische Regierungsbeamte im Verborgenen, jedoch grundsätzlich abgeneigt sind, Russlanddeutsche als Volk zu rehabilitieren. Dies ist aber der Grundgedanke des Protokolls von 1992. Dabei bringen die führenden Persönlichkeiten unseres Staates ihre Einstellung zur Umsetzung des Gesetzes «Über die Rehabilitation der gemaßregelten Völker» von 1991 in aller Öffentlichkeit nicht zum Ausdruck. Alle von uns seit 1998 unternommenen Versuche, ihnen unseren Schmerz und unsere Sorge um die Zukunft unseres Volkes zu vermitteln, waren zum Scheitern verurteilt; Appelle und Erklärungen an den Präsidenten und den Vorsitzenden der Regierung der Russischen Föderation erreichen sie nicht.

 

Die russlanddeutsche Öffentlichkeit, aber auch einfache Deutsche, die weite Teile Russlands bewohnen, haben sich schon längst davon überzeugt, dass alle Gesetze, Erlasse, Vereinbarungen, Regierungsbeschlüsse, staatliche Programme etc., die Rehabilitation der Russlanddeutschen betreffen, ihnen im Hinblick auf den Erhalt unseres Volkes, seiner Kultur und Sprache rein gar nichts bringen.

 

Das alles sind lediglich deklaratorische Absichtserklärungen, die mit dem Ziel verkündet werden, die öffentliche Meinung zu beruhigen, wobei davon ausgegangen wird, dass sich nach Ablauf der nächsten 15-20 Jahre das Problem Russlanddeutsche von selbst auflöst. Ihre Zahl wird gemäß all-russischer Volkszählung von 2020 verschwindend gering ausfallen. Ein solches Beispiel haben wir schon nach der Volkszählung von 2010 gehabt, als Russlanddeutsche nach der Volkszählung von 2002 im Frieden urplötzlich 34 % ihrer russischen Stammesbrüder „verloren“ haben.

 

Es ist schon schwierig, eine mehr oder weniger plausible Erklärung für dieses Phänomen zu finden. Auch mit der deutschen Statistik über die Aufnahme der Spätaussiedler ist kein Nachweis für deren «zunehmende Schwemme», besonders seit 2005, zu erbringen.

 

Es ist uns auch vollkommen klar, dass die deutsche Seite in der unmissverständlich gestellten Frage nach Rehabilitation der Russlanddeutschen in Russland überhaupt nichts bewegen kann. Erfahrungen und Praxis der fast zwanzig Jahre dauernden «Umsetzung» der Russisch-Deutschen Vereinbarung haben zuerst, unserer Meinung nach, enttäuscht und dann der deutschen Seite gezeigt, dass die Vereinbarung der beiden hohen Seiten jeder Perspektive entbehrt. Dieser Faktor wurde später unserer Ansicht nach zum bestimmenden Eckpunkt bei der Herausbildung des bundesdeutschen Standpunktes sowie der Vorgehensweise des Bundesministeriums des Inneren bzw. der GIZ (früher GTZ).

 

Noch zu Beginn der 2000er Jahre ging die deutsche Seite davon aus, dass ihre allseitige Unterstützung bei der Rehabilitation der Russlanddeutschen reale Züge annehmen werde, nicht zuletzt durch ihre geographische Präsenz in den russischen Regionen. Jedoch später, besonders seit 2005, hat sich alles geändert.

 

Unverändert blieb nur das Eine. Die deutsche Seite leistet zum Zeichen ihrer historischen Verantwortung für diejenigen Menschen, denen als Deutschen in Ost-, Süd-Ost-Europa sowie in der Sowjetunion durch den Zweiten Weltkrieg viel Leid zugefügt wurde und die in ihrer heutigen Heimat bleiben wollen, finanzielle Unterstützung, die für Russlanddeutsche eine konstante Größe bleibt.

 

Diese Unterstützung wird vom bundesdeutschen Ministerium des Inneren über deutsche Vermittlungsorganisationen der GIZ auf dem Territorium Russlands gewährt. Es kann sein, dass ein solcher Ablaufplan unkompliziert und sicher ist. Aber andererseits sind hohe Aufwendungen, die mit einem Teil deutscher Hilfeleistungen für Russlanddeutsche bezahlt werden, auch für den Unterhalt dieser Vermittlungsorganisationen unumgänglich. Für diese Organisations- und Finanzdienstleistungen der GIZ (früher GTZ) werden beträchtliche Teile der gesamten, für Russlanddeutsche bestimmten Hilfeleistungen abgezweigt. Darunter fallen Personalkosten (Löhne und Gehälter, Prämien, Kfz-, Bürotechnikkauf und -unterhalt), Mietgebühren, Steuern, Reisekosten und so weiter und so fort. Ausgehend davon, kann man getrost annehmen, dass auf diese Gemeinkosten mindestens 35% der gesamten Hilfeleistungen entfallen, die den Russlanddeutschen über Vermittlungsorganisationen zugeführt werden sollen. Nichtsdestoweniger wird angenommen, dass ein solcher Ablaufplan optimal und gegen Eingriffe gewissenloser russischer Staatsbeamten bestens geschützt ist.

 

Wir danken den deutschen Steuerzahlern für deren Verständnis und die uneigennützige Hilfe für unser Volk.

 

Wir haben jedoch den Eindruck, dass die deutsche Seite nach 2000 ihre aufgezwungene, aussichtslose Teilnahme an der Russisch-Deutschen Regierungsvereinbarung (Protokoll 1992) als belastend empfindet. Es kommt ja nicht von ungefähr, dass bereits 2004, nach vierjähriger Pause in der Arbeit der Regierungskommission, das deutsche Ministerium des Inneren eine neue Regierungsvereinbarung initiativ vorgeschlagen hat, die das Problem der Russlanddeutschen in den Bereich ethnokultureller Projektarbeit münden ließe und die definitiv außerstande wäre, das Wichtigste zu erreichen: das Volk, die Kultur und die Sprache der Russlanddeutschen zu erhalten.

 

Das Projekt der neuen Vereinbarung fand bei russischen Entscheidungsträgern keinen Anklang, weil es ihnen keine Vorteile versprach. Sie waren damit zufrieden, dass die deutsche Seite ihren Verpflichtungen regelmäßig nachkam und Finanzmittel für Russlanddeutsche zur Verfügung stellte, wobei das russische staatliche Programm zur Unterstützung der Russlanddeutschenunerfüllt blieb. Auf Kosten der deutschen Seite war es möglich, den Anschein zu erwecken, das Problem unseres Volkes werde gelöst, aber das Hauptziel und die Aufgaben der geltenden Vereinbarung – Rehabilitation des russlanddeutschen Volkes – werden dabei völlig ignoriert. In Erwiderung der deutschen Initiative hat unsere Öffentlichkeit – Der Föderale Koordinationsrat der gesellschaftlichen Bewegung, angesichts der entstandenen Lage ihr Projekt der neuen Vereinbarung für jede beteiligte Partei vorgeschlagen. Jedoch wurde es von russischen Entscheidungsträgern von vornherein abgelehnt, weil es eine Zwischenlösung darstellte und einen Interimscharakter trug; mit diesem Projekt blieb die Frage über die vollständige Rehabilitierung des russlanddeutschen Volkes an der Tagesordnung. Zudem wurde 2005 in der russischen staatlichen Nationalitätenpolitik eine auf die Zukunft orientierte Aufgabe gestellt: Es gelte, eine einheitliche allgemein weltliche Nation – Russen - (Russisches Volk) - herauszubilden. Für russische Staatsbedienstete war es ein Signal, eine verbindliche Richtlinie für die Durchführung staatlicher Nationalitätenpolitik. Außerdem hat die deutsche Seite 2005 ihre Bestimmungen für die Aufnahme der Umsiedler drastisch verschärft, wodurch deren Zahl rapide gesunken war.

 

Von diesem Zeitpunkt an sprachen russische Staatsbeamte zum ersten Mal über die Aktualisierung der Regierungsvereinbarung und die deutsche Seite äußerte sich zur Übergabe der Befugnisse der in Russland tätigen deutschen Vermittlungsorganisationen der GIZ (früher GTZ) an Russlanddeutsche selbst, sprich, ihre Gesellschaftsorganisationen. Für uns war es ein Signal dafür, dass die russische Seite die «unbequeme» Vereinbarung von 1992 neu abfassen will, während die deutsche Seite sich darauf vorbereitet, Prinzipien, Plan und Mechanismen der Hilfeleistungen für Russlanddeutsche grundsätzlich zu ändern. Die Tonart aller Sitzungen der Russisch-Deutschen Regierungskommission weist ab 2008 darauf hin, dass der Inhalt der Vereinbarung demnächst radikal geändert wird.

 

Aber welche Rolle wird denn den Russlanddeutschen in der neuen Vereinbarung zugewiesen? Nur die Funktion einer «Brücke» in der zwischenstaatlichen Russisch-Deutschen Zusammenarbeit?

 

Der Föderale Koordinationsrat der gesellschaftlichen Bewegung der Russlanddeutschen hat in den Jahren 2008 - 2010 mehrmals kundgetan, dass er mit den von Herrn Dr. Ch. Bergner, Beauftragter der Bundes­regierung für Aussiedlerfragen und nationale Minderheiten, getroffenen Entscheidungen über die Übergabe der Befugnisse deutscher Vermittlungsorganisationen der GIZ an die gesellschaftlichen Organisationen der Russlanddeutschen grundsätzlich nicht einverstanden ist. Keine gesellschaftliche Organisation der Russlanddeutschen ist berechtigt, Interessen aller Russlanddeutschen zu vertreten und im Namen des gesamten russlanddeutschen Volkes aufzutreten, auch nicht im System der gesellschaftlichen Selbstorganisation, die 2010 in Absprache russischer und deutscher Entscheidungsträger gegründet und willkürlich aufgezwungen wurde.

 

So kam es, wie es kommen musste: Seit 2010 verfügt die Assoziation gesellschaftlicher Vereinigungen „Internationaler deutscher Kulturverband“ über Geldmittel, die deutscherseits für Russlanddeutsche bereitgestellt werden. Bei Lichte besehen, handelt es sich hierbei um eine halb kommerzielle Organisation, deren Leiter, außer kommerziellen, keine Beziehungen zu den Russlanddeutschen hat. Offensichtlich sind dazu geschlossene „Familien-AG’s“ gegründet worden.

 

Es wäre doch logisch, wenn diese Befugnisse einem Vertretungsorgan des gesamten russlanddeutschen Volkes übergeben worden wären. Aber derzeit haben Russlanddeutsche ein solches Organ nicht, während die Beschlüsse der stattgefundenen Kongresse (drei deutsche Kongresse Anfang der 90er Jahre) von den Staatsmachtorganen Russlands nicht anerkannt wurden.

 

Nur durch Vorbereitung und Durchführung eines gesamtnationalen Kongresses der Russlanddeutschen ließe sich die Lösung des Problems der Russlanddeutschen in die richtige Bahn lenken; auf diesem Weg könnte auch die „Wegekarte“ ihrer Rehabilitation erstellt werden, jedoch unter einer unverzichtbaren Bedingung: Der Kongress soll von den russischen Staatsmachtorganen unterstützt werden; seine Befugnisse und Beschlüsse sollen von ihnen akzeptiert werden. Auf diesem Kongress könnte man Beschlüsse über alle Fragen, die das weitere Schicksal des russlanddeutschen Volkes betreffen, erörtern und fassen. Seine Vertretungs- und Exekutivorgane könnten auf einem solchen Kongress gewählt werden. Erst danach werden deutsche Hilfeleistungen wirklich gefragt und effizient sein.

 

Unserer Meinung nach werden deutsche Finanzmittel, die für Russlanddeutsche gegenwärtig bereit gestellt werden, nicht effektiv eingesetzt, wobei sie nicht immer Russlanddeutsche selbst erreichen. Die meisten dieser Gelder fließen in die so genannten deutschen Nationalrayons und werden für den Bau sozialer und Kulturobjekte sowie für den Kommunalbau eingesetzt. Jedoch ist die Zahl der Russlanddeutschen in diesen Rayons verschwindend gering (höchstens 6% von der Gesamtzahl der Russlanddeutschen). Außerdem sind diese Rayons nicht konstituiert und können jederzeit Gegenstand eines lokalen Referendums über deren Liquidation werden.

 

Angesichts russischer Realitäten und unter Berücksichtigung der Tendenzen der Nationalitätenpolitik stellen solche Plebiszite überhaupt kein Problem dar.

 

Mit den Finanzmitteln, die für die Umsetzung ethnokultureller Projekte eingesetzt werden, werden bestenfalls Interessenbereiche des Funktionärkörpers gesellschaftlicher Organisationen abgedeckt, die sich eben darauf spezialisieren. Zahllose kostspielige Seminare, Konferenzen, öffentliche Foren bringen den Russlanddeutschen gar nichts ein. Es hat sich schon seit langem ein fester Teilnehmerkreis um diese Veranstaltungen herausgebildet, dem Aktivisten gesellschaftlicher Organisationen angehören. Sie kann man ohne weiteres als beigefütterte Touristen bezeichnen. In den kostenlosen Deutschkursen sind heutzutage kaum noch Russlanddeutsche zu finden. Nach Abschluss dieser Kurse hat noch niemand Deutsch sprechen gelernt.

 

In ihrer praktischen Arbeit ließen sich Mitarbeiter des Ministeriums des Inneren und der GIZ vom Prinzip «teile und herrsche» leiten. Dieser Grundsatz galt hauptsächlich für die Öffentlichkeit der Russlanddeutschen, in die der Gedanke der Konkurrenz um das Recht auf Erhalt der Finanzmittel für Projektaktivitäten vorsätzlich eingeschleust wurde. Ausgehend davon, haben Mitarbeiter des Ministeriums des Inneren bzw. der GIZ Ermessensentscheidungen getroffen. Es stand ihnen frei, den einen gesellschaftlichen Organisationen zum Erfolg zu verhelfen und den anderen Finanzunterstützung zu versagen. Und dies ungeachtet aller möglichen gesellschaftlichen Räte, die bei den beiden Behörden gebildet waren. Es ist auch heute ganz einfach, einen formellen Grund für die Ablehnung zu finden. In dieser Manier wird gegen die gesellschaftlichen Organisationen vorgegangen, die sich für die Rehabilitation unseres Volkes einsetzen oder Kritik an der GIZ geübt haben. Beispielsweise hat die Föderale nationale Kulturautonomie der Russlanddeutschen in den Jahren 1998 - 2010 keine Zuschüsse vom deutschen Ministerium des Inneren für ihre Projekttätigkeit erhalten. Die gleiche Situation ist auch in den russischen Regionen zu verzeichnen, in denen zwei oder mehrere gesellschaftliche Organisationen tätig waren (Wolga-Gebiet, Ural, Sibirien, Zentralregion, Süden Russlands).

 

Welche Vorteile bietet also dieses Ermessensentscheidungsprinzip?

 

Es ist dadurch vorteilhaft, dass gesellschaftliche Organisationen permanent in Opposition zueinander stehen und definitiv nicht in der Lage sind, sich zu vereinigen, obwohl sie Träger der gesamtnationalen Idee sind.

 

Vereinte Öffentlichkeit war den Staatsbediensteten schon immer ein Dorn im Auge. Denn sie kann unbequeme Fragen stellen und Antworten darauf verlangen. Sie kann zur Verantwortung ziehen und Kontrolle über das ausüben, was für Russlanddeutsche getan wird; sie kann Vollständigkeit und Qualität der erbrachten Leistungen einschätzen und fragen, ob die angemessene Effizienz erreicht wurde oder nicht etc. Als ein anschauliches Beispiel dafür lässt sich die Tätigkeit des Föderalen Koordinationsrates von 2007 an anführen. Versuche, Geschäftsführung und Kontrolle über Projektaktivitäten im ethnokulturellen Bereich zu regeln, wurden schon mehrmals unternommen, jedoch waren sie von vornherein zum Scheitern verurteilt.

 

Im Grunde genommen haben wir im Rahmen unserer Vorschläge dafür plädiert, dass das einheitliche Programm zum Erhalt und zur Entwicklung der Kultur bzw. der Sprache der Russlanddeutschen über ein einheitliches russlanddeutsches Vertretungsorgan umgesetzt wird. Es war angedacht, im Rahmen dieses Programms Projektpakete zu schnüren und Verantwortliche für deren Umsetzung zu bestellen. Nun unter solchen Bedingungen wären Russlanddeutsche berechtigt, über ihr Schicksal und Geldmittel zu verfügen, die ihnen zur Verfügung gestellt werden.

 

Es ist auch ein offenes Geheimnis, dass durch das neue System zur Wahl ethnokultureller Projekte und deren Finanzierung über eine bevollmächtigte gesellschaftliche Organisation das Milieu gesellschaftlicher Organisationen offenkundig gespalten wird. So kommt es, dass mit deutschen Finanzmitteln sowohl die Öffentlichkeit, als auch Russlanddeutsche selbst desintegriert werden. So erhalten gesellschaftliche Organisationen, die sich für die Rehabilitation der Russlanddeutschen einsetzen, keine finanzielle Unterstützung ihrer Projekttätigkeit weder von der russischen noch von der deutschen Seite.

 

Russische Entscheidungsträger wollen keine Rehabilitation der Russlanddeutschen und sind deshalb gezwungen, in der gesellschaftlichen Umwelt nach ihren Befürwortern Ausschau zu halten. Das Ganze ist denkbar einfach: Finanzielle Unterstützung der Projekttätigkeit wird nur denjenigen Organisationen zuteil, die zu den Staatsbeamten und ihren Ansichten loyal eingestellt sind.

 

Gegenüber der vereinten föderalen Öffentlichkeit der Russlanddeutschen, die sich ausdrücklich für die Rehabilitation des russlanddeutschen Volkes einsetzt, wurde 2007 eine Oppositionsgruppe gebildet,
die vom Ministerium für regionale Entwicklung Russlands, vom bundesdeutschen Ministerium des Inneren und auch von Herrn Dr. Ch. Bergner, Beauftragter der Bundes­regierung für Aussiedlerfragen und nationale Minderheiten, allseitig unterstützt wird.

 

In der Zeit von 2007 bis 2010 war diese Oppositionsgruppe unter dem Deckmantel ethnokultureller Veranstaltungen aktiv, die hauptsächlich mit deutschen Geldmitteln gemäß Programm des bundesdeutschen Ministeriums des Inneren finanziert wurden. Die Opposition hat in den Jahren 2008 - 2010 außerordentliche Ratssitzungen und Tagungen der Föderalen nationalen Kulturautonomie der Russlanddeutschen, getarnt als Seminare, Festspiele und Foren der russlanddeutschen Öffentlichkeit, unrechtmäßig und unberechtigt organisiert und durchgeführt. Diese Föderale nationale Kulturautonomie der Russlanddeutschen wurde von dieser Oppositionsgruppe mit Unterstützung des Ministeriums für regionale Entwicklung Russlands, des bundesdeutschen Ministeriums des Inneren und des Justizministeriums Russlands in Heuschreckenmanier besetzt.

 

Über diese Geschehnisse haben wir Herrn Dr. Ch. Bergner informiert. Wollte er die organisatorische
Spaltung der russlanddeutschen Öffentlichkeit verhindern, könnte er dies ganz einfach in die Wege leiten. Dazu bräuchte er nur die finanzielle Unterstützung der Projekte aller gesellschaftlichen Organisationen bis auf weiteres einstellen lassen. Dies würde die Wirkung einer Disziplinarmaßnahme haben und im Nu zur Vereinigung um die einheitliche nationale Idee – Herbeiführung der Rehabilitation des russlanddeutschen Volkes - führen.

 

Die Einmischung deutscher Staatsbeamten in die gesellschaftliche Bewegung der Russlanddeutschen zwecks ihrer Spaltung hat ungeahnte Ausmaße erreicht. Sie richtet sich gegen jahrelange Bemühungen unserer nationalen Bewegung in Richtung auf die Rehabilitierung unseres Volkes gemäß Gesetz «Über die Rehabilitation gemaßregelter Völker» von 1991.

 

Sie bekennen sich wortgewandt zu den Prinzipien der Demokratie, aber in Wirklichkeit setzen sie sich direkt oder indirekt für die Opposition, für diejenigen ein, die bereit sind, Interessen des Volkes für Geld zu verraten. So finden wir und darin bestätigt, dass die deutsche Seite kein Interesse an der Rehabilitation des russlanddeutschen Volkes hat.

 

Weil der Föderale Koordinationsrat der gesellschaftlichen Bewegung der Russlanddeutschen der Meinung ist, dass solche Politik der deutschen Staatsbeamten den russischen Gesetzen, dem russisch-deutschen, Russlanddeutsche betreffenden Vertragswerk widerspricht, Interessen deutscher Steuerzahler missachtet, hat er im Oktober 2010 Protest erhoben und auf die weitere Unterbringung der Vertretungsorgane ihrer Organisationen im Deutsch-Russischen Haus in Moskau verzichtet.

 

Traurige Ergebnisse der zwanzig Jahre währenden «Sorge» der russischen bzw. deutschen Regierung um die Rehabilitation der Russlanddeutschen, als Letztgenannte auch das eingebüsst haben, was sie vor 1990 hatten, lösen in der Öffentlichkeit erwartungsgemäß Befremden aus.

 

Gegenwärtig sind Russlanddeutsche berechtigt, sich selbst zu fragen: Sind derartige deutsche Hilfeleistungen wirklich notwendig?

 

So, wie es heute im ethnokulturellen Bereich geschieht, sind solche Hilfeleistungen nicht nur abkömmlich, sondern auch noch schädlich. Erstens, es ist nicht unser Anliegen, dass russlanddeutsches Volk nur auf Kosten der deutschen Seite erhalten bleibt. Das müsste Anliegen der russischen Seite, sprich, unserer russischen Heimat sein. Bei Schaffung erforderlicher Bedingungen ist unser Volk in der Lage, sein Schicksal selbst in die Hand zu nehmen. Zweitens, Die Lage in Deutschland ist auch alles andere als einfach. Es schwimmt nicht in Geld und unter diesen Voraussetzungen wäre es politisch nicht umsichtig und verschwenderisch, Haushaltsmittel einzusetzen, wohl wissend, dass damit kein zu erwartendes Ergebnis erzielt wird.

 

Sehr geehrte Abgeordnete des Deutschen Bundestages!

 

Wir bitten Sie, parlamentarische Verhandlungen über die Umsetzungsergebnisse der Russisch-Deutschen Regierungsvereinbarung (Protokoll vom 10.07.1992) sowie über die Effizienz deutscher Hilfeleistungen für Russlanddeutsche gemäß Programm des deutschen Ministeriums des Inneren im Deutschen Bundestag zu initiieren.

 

Hochachtungsvoll,

 

Vorsitzender des Internationalen Verbandes der deutschen Vereinigungen

 

V.F. Baumgertner

 

Vorsitzender der Assoziation gesellschaftlicher Vereinigungen der Deutschen

in Kasachstan «Wiedergeburt»

 

 

А.F. Dederer

 

Vorsitzender des Volksrates der Deutschen in der Republik Kyrgystan

 

V.I. Dil

 

Vorsitzender der Republikgemeinde der Moldau-Deutschen

 

Т.E. Schwezova

 

Vorsitzender der Republikgesellschaft der Krim-Deutschen «Wiedergeburt»

 

J.K. Gempel

 

Wissenschaftlicher Sekretär

der Gesellschaftlichen Akademie der Russlanddeutschen     

 

 

V.А. Auman

 

Exekutivdirektor des Staatlichen Gesellschaftsfonds «Russlanddeutsche»

 

I.I. Keller

 

Direktorin der Autonomen gemeinnützigen Einrichtung «Deutsches Kulturzentrum»

 

S.K. Wensel

О Проекте «Стратегия государственной национальной политики РФ»

Все мы, конечно, помним, что в ходе предвыборной президентской кампании кандидат в Президенты В.В. Путин, первым из руководителей российского государства за многие годы, выступил со статьей о национальных проблемах в России. И став президентом, сразу же в день инаугурации подписал Указ о создании при президенте Совета по межнациональным отношениям. К концу сентября этот Совет подготовил проект Стратегии государственной национальной политики Российской Федерации, который – тоже весьма оперативно, практически за месяц – был обсужден во всех регионах страны с участием как представителей власти, так и научных и общественных организаций. Было высказано немало замечаний и предложений, которые переданы теперь Рабочей группе, готовившей Проект, для дальнейшей работы над ним, - ведь 1 декабря этого года Стратегия должна быть подписана президентом.

 

В ходе обсуждения Проекта журнал «Сенатор» и Оргкомитет Международного «Форума народов России» обратились к писателю, автору многих публикаций по национальному вопросу, Г.Г. Вормсбехеру, с просьбой подготовить по нему свои замечания и предложения, которые затем также были переданы в Администрацию президента для учета в дальнейшей работе над Стратегией (см. http://www. minnation.senat.org/national_ policy.html).

 

Предлагаем вниманию наших читателей эти замечания и предложения. - Ред.

Гуго Вормсбехер

(Подготовлено по просьбе журнала «Сенатор»

и Оргкомитета Международного «Форума народов России»)

 

1. Несомненное достоинство подготовленного Проекта - серьезный, системный подход к вопросам национальной политики, актуальность которой для многонациональной страны настоятельно требует не просто ее возрождения, создания ее инструментов и инфраструктуры, но и разработки ее на новом, современном уровне. Можно сказать, что проделана большая работа, подготовлен содержательный документ, который позволяет (требует) теперь работать над ним дальше.

 

2. Для оценки Проекта надо, однако, сначала определить исходные положения, от которых, на наш взгляд, должны зависеть цели, задачи национальной политики и методы ее реализации. И главное из этих положений - отношение государства к национальной идентичности народов, т.е. к их национальным особенностям: их истории, культуре, языку, традициям и обычаям, ко всему тому, без чего народ перестает быть народом. Ведь от этого отношения национальная политика может быть очень разной:

 

а) она может максимально содействовать удовлетворению национальных запросов, – без чего неизбежно будут возникать «проявления национализма, сепаратизма» и пр. как результат беспокойства народа за свое национальное будущее, и через создание базы удовлетворенности каждого народа своим национальным положением в стране эффективно содействовать бесконфликтному сближению, сплочению, объединению народов;

 

б) она может быть направлена на постепенную ликвидацию национальной идентичности народов, их национальных особенностей, т.е. стать политикой ассимиляции, которая (ассимиляция) практически никогда не бывает добровольной, а значит, будет постоянно вызывать «нежелательные проявления». Можно сказать, что такая политика нетерпеливого формирования «новой общности – единого народа» не через развитие каждого народа, стимулирующее естественную и всё возрастающую в нем потребность в сближении и взаимодействии с другими народами, а через подавление национальных особенностей как якобы мешающих скорейшему достижению «общегражданской идентичности», - такая политика будет вызывать больше проблем, чем успехов. Потому что «равенство» не по уровню культурного, интеллектуального и духовного развития, а по национальной кастрированности не может быть основой для сплочения народов в многонациональной стране;

 

в) и, наконец, национальная политика может стать просто политикой реагирования и принятия мер против «отрицательных явлений» в национальном вопросе, что мы и наблюдали в течение уже многих лет.

 

Иными словами, если считать национальные особенности богатством страны (хотя бы в сфере культуры), а уважение к ним - самым эффективным и бескровным путем к сближению народов, к созданию единой нации через интеграцию народов в нее (а не через их ассимиляцию), - то национальная политика будет одной. Если же эти национальные особенности воспринимать как «родимые пятна» прошлых времен, источник межнациональных конфликтов, как угрозу безопасности страны, - то национальная политика будет совсем другой. А если главной задачей в национальном вопросе вместо создания нормальных условий для полнокровной национальной жизни каждого народа (что лучшим образом снимет все поводы для проявления национализма) считать «мониторинг» всех и всего, что еще дышит хоть чуть-чуть национально, с целью своевременного, «на ранних этапах», выявления, предупреждения и подавления различных «национальных проявлений», - то национальная политика уже перестает быть таковой, а превращается в рутинную работу правоохранительных органов и органов безопасности.

 

Очевидно, что национальная политика не может выбрать своим содержанием лишь один из этих трех подходов, а должна  задействовать их все. И весь вопрос в том, в каких пропорциях. Что опять же зависит от отношения к национальной идентичности: благо она или лишь источник хлопот и проблем?

 

3. Как несомненное достоинство Проекта можно отметить, что в нем большое место уделено именно поддержке национальных культур. Этот раздел основательно проработан и вполне может стать основой для выработки и проведения продуманной, эффективной национальной политики наиболее желательного - первого ее образца. Исключительно важным в этом разделе представляется вопрос освещения жизни и культуры народов страны в СМИ, на радио, ТВ; этот аспект также обнадеживающе проработан.

 

Но наиболее подготовленным выглядит раздел превентивно-контрольно-надзорных задач, что, надо полагать, отражает реальность: при многолетнем отсутствии национальной политики в других сферах (поддержка родного языка, национальной культуры, обычаев, традиций), при давнем отсутствии государственной живой заботы о национальном самочувствии каждого народа через удовлетворение его национальных запросов, при отсутствии работы по окультуриванию самой почвы народной жизни, чтобы она не давала повода для появления на ней ростков национализма, экстремизма, сепаратизма, изоляционизма, - наибольший опыт наработан именно в этой сфере. Вообще этот весьма выраженный акцент имеют почти все формулируемые в Проекте цели и задачи, даже в других сферах, и своей детализацией и всеохватностью он придает излишне свой окрас всему Проекту, что желательно бы смягчить.

 

4. В Проекте ничего не сказано о стратегии национальной политики в отношении существующих национально-территориальных образований. Если учесть, что пока слышны лишь мнения о необходимости их ликвидации, то молчание Проекта в этом вопросе не может не вызвать тревоги за свое национальное будущее  у целого ряда народов нашей страны. И, видимо, просто необходимо остановиться на этом вопросе поподробнее. «Растаскивание России по национальным квартирам» - распространенный аргумент против национально-территориальных образований. Но вспомним историю: народы входили в состав России уже со своими многовековыми «национальными квартирами», так что они не растаскивали ими Россию, а создавали именно из них общий российский дом.

 

Вообще: хорошо это или плохо, что у народов России есть cвои «национальные квартиры»? Во-первых, хорошо это или плохо для самих народов? Наверное, для выяснения этого достаточно спросить их, а готовы ли, хотят ли они их лишиться? Ведь без них они очень скоро лишатся всего, что они веками сохраняют как свою национальную идентичность и без чего они перестанут быть народом. И вряд ли такое будущее их устроит. Для народов их «национальные квартиры» - не только общий отчий дом, но и условие сохранения их национальной культуры, родного языка, обычаев, традиций. Так что народам их «национальные квартиры» нужны как родной очаг, как крыша над головой, как залог их национального будущего. Без них народы очень скоро превратятся просто в безнациональных бомжей. И если весь мир пришел к выводу, что каждая семья, каждый человек должен для нормальной жизни иметь собственное жилье, а не жить в коммуналке или на улице, и что жилище человека – священно и неприкосновенно, то почему мы должны отказывать народам в необходимости - и неприкосновенности! - их национального дома?

 

Но, может быть, «национальные квартиры» очень мешают государству? Тогда чем? Часто говорят, что они ведут к сепаратизму, что они грозят распадом России, как распался «из-за них» СССР. Но СССР распался не из-за его национального устройства. И не обитатели «национальных квартир» инициировали его распад (вспомним хотя бы неимоверные усилия Н.Назарбаева по сохранению великой страны!). Просто когда федеральная власть не может или не хочет заботиться о содержании общероссийского дома и его обитателях, то жильцы отдельных «квартир» в нем вынуждены сами брать на себя заботы о своем жилье и о жизни в нем, и действовать уже самостоятельно. Можно ли их еще и винить за это? Можно ли считать это сепаратизмом? И если Союзная власть кинула все регионы (не только национальные республики!) на произвол судьбы, то надо ли сокрушаться, что регионы сами начали заботиться о своем выживании? Опять же: не только национальные образования!
 

Вспомним хотя бы идею создания «Уральской Республики»! Так что не стоит обвинять народы в сепаратизме за то, что они, как сегодня рядовые жертвы беспредела ЖКХ, вынуждены сами проявлять заботу о себе, своем будущем и о своей квартире в общероссийском доме…

 

5. Совершенно не затронут в Проекте вопрос о значении и необходимости исправления допущенных в прошлом несправедливостей по отношению к ряду народов и о реализации Закона «О реабилитации репрессированных народов». Вполне можно подойти сегодня к нему по-новому, но игнорировать его, делать вид, что его вообще не существует, да еще считать, что репрессированные народы сегодня – тоже лишь источник нежелательных проблем, вряд ли продуктивно. Источник проблем здесь не народы, а длительное бездействие по должному решению их проблем. Боль эта остается, и нерешение вопроса дорого обходится государству (вспомним хотя бы российских немцев, которым вместо обещанного руководством СССР восстановления их государственности Б. Ельцин предложил селиться на военном полигоне и выкапывать там снаряды: 2,5 млн человек, утратив все надежды, выехало в Германию; ущерб от выезда на порядок больше всех затрат, нужных на восстановление государственности), и боль эту можно сегодня, при достигнутых авторитете, дееспособности и возможностях федеральной власти, вполне уменьшить, а вопросы решить, открыто обсудив их с заинтересованными сторонами.

 

6. Желательно дополнить Проект отдельным пунктом о развитии отношений (хотя бы в сфере культуры) с народами других стран на постсоветском пространстве – как действительно братских в прошлом и всё больше ощущающих необходимость и значение этой братскости в настоящем и будущем, как народов с накопленным огромным потенциалом прошлой «общегражданской идентичности» хотя бы в сфере русской культуры, языка, межнационального общения – потенциалом, который без поддержки извне будет всё больше сокращаться, что усложнит сближение и сотрудничество этих народов в будущем.

 

7. Намечаемое Проектом активное участие государства в сфере национальной жизни страны важно еще и потому, что в этой сфере полагаться на саморегулирование процесса «рынком» неуместно более, чем где либо. Потому что рынку на эту сферу в общем-то наплевать. И потому что рынок, который готов засадить картошкой и Парнас, не развивает культуру и искусство, он их опускает до зрелищности; рынок не развивает литературу, он развивает полиграфию и спрос на опустошающий глянец потребительства; рынок не повышает духовность, он опускает ее до ее рыночной стоимости.

 

Да, рынок регулирует многое – в своих интересах, и рынок без узды получает абсолютную власть над всем. А абсолютная власть, как известно, и развращает абсолютно. И тогда рынок делает товаром и интерес государства, интересы общества, и саму душу человека. Отсюда человек, общество, государство должны защищать свои интересы от рынка, защищать сообща. (В этом, кстати, общий стимул к их сплочению и совместным действиям). Отсюда и необходимость, обязанность государства взять на себя защиту этих интересов. Если же государство защищает лишь интересы рынка, то оно само неизбежно делает себя товаром на рынке, что мы видим и на примере коррупции «государственных людей» - чиновников всех рангов, и даже правоохранительных органов, структур обороны и безопасности страны. Невозможно заставить других защищать то, что сам продаешь налево и направо...

 

8. В Проекте большое внимание уделяется вопросу о трудовой иммиграции. Однако национальный аспект в этом вопросе имеет лишь небольшой ареал. Особенно если речь идет о привлечении временных иностранных рабочих (кстати, часто для демпинга оплаты собственной рабочей силы). Поэтому лучше, видимо, дополнить нужными положениями трудовое законодательство, где предусмотреть и «национальный аспект»: знание русского языка, поведение в российском обществе - как необходимые критерии профессиональной пригодности. Если же речь идет о тех, кто прибывает в Россию на постоянное жительство, то тут национальный аспект, вопросы интеграции уже имеют значение, достойное внимания Проекта.

 

9. В Проекте слишком мимоходом говорится о работе с соотечественниками. А между тем по масштабам и значению этого вопроса он не уступает вопросу о национальной политике в отношении народов России. Будет ли этот вопрос более детально разработан в Программе работы с соотечественниками, или ему будет уделено и больше внимания в Проекте Стратегии – предстоит, видимо, определить.

 

10. О языке и стиле Проекта. Понятно, что в рабочем варианте такого важного и масштабного документа не сразу всё будет выражено безупречно. Тем не менее, в основном удалось это сделать на неплохом уровне. Однако еще немало громоздких, сложных, многословных формулировок, которые нуждаются в большей ясности и четкости, положенных в таких документах.

 

2.11.2012
                                                                            Москва

 

Примечание:
См. также приложение – Постраничные замечания к Проекту.

Об авторе:
Вормсбехер Гуго Густавович, в прошлом Председатель Союза немцев СССР (МСРН), вице-президент Федеральной НКА российских немцев, член Межправительственной российско-германской комиссии по восстановлению государственности российских немцев; писатель, публицист.

Реабилитация – не пляски, а восстановление государственности

Интервью Гуго Вормсбехера радио FREI (Эрфурт, Германия)

Тема реабилитации сегодня в России «непопулярна»: попробуйте хоть что-нибудь опубликовать по ней. Даже Межправительственная российско-германская комиссия (вначале комиссин по поэтапному восстановлению государственности российских немцев) за свои 20 лет не только сменила название, но и почти полностью отошла от темы...

 

После заседания в мае с. г. на «исторической родине» Екатерины II, призвавшей наших предков для освоения тогдашних окраин Государства Российского (увы! без согласования с деятелями «национальной политики» сегодняшней России), радиостанция FREI (Эрфурт, Германия) попыталась выяснить у его участников, как они его оценивают и как обстоят дела относительно полной реабилитации российских немцев.

 

Ответы поражают: заседание прошло спокойно; некоторые темы, чтобы избежать спекуляций, не слишком афишируем и не дискутируем их на Комиссии (зам.министра Минрегионразвития М. Травников), а 99% российских немцев ни в какую республику не поедут (это лично выяснил в своих поездках по регионам «работающий немцем» председатель МСНК и «президент ФНКА» Г. Мартенс). В общем, опять у нас всё прекрасно и, как когда-то в трудармии, «зона вечного покоя»...

 

Сотрудники FREI были так поражены, что позволили себе в репортаже заявить: это, так сказать, одно мнение, но, насколько известно, у российских немцев есть и другое, и в одной из следующих передач они надеются дать интервью с Гуго Вормсбехером... Так я узнал, что есть такая радиостанция (очень рекомендую ее российским немцам, вещает и на русском), и были такие откровения. В результате - мое интервью Ольге Колмогоровой…

Гуго Вормсбеxер

Реабилитация: новое время – новые подходы

(Выступление на Международной научно-практической конференции «Российские немцы. ХХI век». 26 августа 2008 г., М.)

Гуго Вормсбехер



В ХVIII веке на Земле родился новый народ – российские немцы. Он был рожден в России и рожден Россией, т.е. он - «законное дитя» России, один из ее коренных народов. И родился он за 100 лет до возникновения Германии как государства.



В ХIX веке новый народ рос и мужал, внося всё больший вклад в становление и укрепление Государства Российского: своей мощной ветвью городского населения - в военное дело, промышленность, строительство железных дорог, науку, культуру, литературу, искусство, медицину; своим сельским населением - в освоение окраинных земель, в повышение благосостояния страны, в развитие животноводства, сельскохозяйственного машиностроения, в экспорт хлеба.

В ХХ веке, пройдя вместе со всей страной через катаклизмы Первой мировой войны и Октябрьской революции, российские немцы на короткий миг достигли максимума своего национального самоопределения в виде АССР немцев Поволжья и национальных районов на Украине, Кавказе, в Крыму и Сибири. В начале Второй мировой войны они, вместо эвакуации перед приближающимся фронтом, были превентивно обвинены в укрывательстве «тысяч и десятков тысяч шпионов и диверсантов» и поголовно депортированы в Сибирь и Казахстан, направлены в трудармейские лагеря, и до конца ХХ века подвергались жесткой дискриминации и насильственной ассимиляции, что вынудило около 2,5 млн. человек эмигрировать.

ХХI век не принес пока изменений в положение российских немцев. И сегодня вопрос стоит уже не об их прошлом, и не об их настоящем, а о том, есть ли у них как народа будущее?Чтобы ответить на этот вопрос, рассмотрим вначале несколько других, а именно: почему из всех репрессированных народов не реабилитированы только российские немцы? Каково их положение сегодня?
Как мы представляем себе сегодня нашу реабилитацию? Почему она в интересах России? Кто и почему против нее? С чего ее начать?



Итак,

1. Почему мы до сих пор не реабилитированы?



За 67 лет, прошедших после ликвидации государственности российских немцев и их выселения в 1941 году, их вопрос не раз рассматривался на государственном уровне. В 1955 году с них был снят режим спецпоселения, но без права вернуться в места, откуда они были высланы.

В 1957 году, когда другим репрессированным народам были возвращены их автономии, российские немцы так и остались наказанными за то, чего не совершали.



В 1964 году с них были сняты обвинения, выдвинутые в 1941, но опять же – без права возвращения в родные места, без восстановления их прав как граждан страны, без реабилитации их как народа.

В 1965 году двум делегациям российских немцев было отказано в восстановлении государственности с мотивировкой, что без немцев вести сельское хозяйство в Казахстане будет невозможно.



В 1972 году полузакрытым решением был снят запрет на возвращение в родные места, но с оговоркой: нельзя возвращаться в те города и села, из которых были выселены, что исключало на деле возможность возвращения вообще, даже в индивидуальном порядке.

В 1979 г. в Казахстане приняли решение о создании автономной немецкой области, но сами же власти Казахстана организовали первые в стране антинемецкие демонстрации, чтобы также впервые за годы Советской власти – использовать «уличную демократию» и снять вопрос о немецкой автономии. Действительно, зачем областям терять немецкое население, без которого сельское хозяйство «вести невозможно»!

В 1989 году восстановление АССР НП готовилось уже на уровне СССР, но к прежним протестам сибирских областей добавился на этот раз еще и решительный протест руководства Саратовской и Волгоградской областей: ведь в случае восстановления республики пришлось бы вернуть прирезанные им территории бывшей автономии.

В 1991 году, на уровне России, был принят закон «О реабилитации репрессированных народов», он предусматривал и восстановление государственности российских немцев. Закон есть, государственность до сих пор не восстановлена.

В 1992 г. был подписан Российско-Германский Протокол о поэтапном восстановлении государственности российских немцев. Протокол есть, государственность до сих пор не восстановлена…



Прослеживая все эти факты, вполне можно сделать вывод, что хотя причиной репрессий и дискриминации была наша немецкая национальность, однако причиной нашей нереабилитации
была не она, и не обвинения в сотрудничестве с фашизмом, давно признанные самой властью абсурдными. Причиной нашей нереабилитации было наше национальное трудолюбие и его экономическое значение для регионов, куда мы были выселены, с одной стороны, и нежелание поволжских областей вернуть бывшие районы АССР НП - с другой. То есть причиной нереабилитации были даже не государственные интересы, а местные, стратегически противоречившие в данном вопросе общегосударственным. При этом совсем не учитывались интересы самих российских немцев как народа.

Получался замкнутый круг: реабилитация российских немцев вроде не раз признавалась необходимой, но она требовала восстановления государственности; однако местные руководители были против восстановления государственности, потому что не хотели терять российских немцев как рабочую силу; но без восстановления государственности не могло быть реабилитации. Разорвать этот порочный круг можно было только одним способом: утвердить приоритет стратегических государственных интересов перед местными конъюнктурными интересами. Но для этого нужна была политическая воля руководства страны. Этой воли не обнаружилось до сих пор.



Результат сегодня хорошо известен: около 2,5 миллионов человек выехало в Германию, и не только сельское хозяйство, но и другие отрасли экономики, а также наука, культура, искусство, потеряли ощутимую часть своих не самых плохих кадров. Ущерб может быть подсчитан. Вряд ли он будет меньше потерь хотя бы от чеченских событий…





2. Положение российских немцев сегодня



В этом году исполняется двадцать лет с того времени, когда поднялась вторая после 1965 года волна в движении российских немцев за их реабилитацию, и когда нам было обещано восстановление нашей государственности. Чуть позже был принят закон «О реабилитации репрессированных народов» и подписан Российско-Германский протокол о поэтапном восстановлении нашей государственности. Сегодня вместо осуществления этих благих намерений мы видим совсем иное:

– российское государство не только не выполнило собственные законы и международные соглашения, но фактически продлило полувековой период репрессий, дискриминации и ассимиляции советского времени еще на двадцать «демократических» лет; оно ушло от реабилитации российских немцев еще дальше, чем было двадцать лет назад; а политические вопросы реабилитации подменило мелкими проектами для отдельных групп немецкого населения, что выглядит больше как стремление не дать германской стороне прекратить свое финансовое участие в этом двадцатилетнем марафоне в никуда;

- германская сторона за это время прошла путь от начальных активных политических инициатив по содействию решению проблемы к вялотекущему переговорному процессу в рамках проектов и программ, и одновременно к бурному приему российских немцев, выталкиваемых в эмиграцию, что позволило ей получить 2,5 миллиона человек как вполне приемлемую компенсацию за вымогавшуюся у нее «помощь России в пользу российских немцев»;

- российские немцы испытали за эти годы крушение своих самых высоких надежд на достижение равноправия и реабилитации, основательно утратили веру в честность и порядочность власти. Одновременно они смогли придти к окончательному пониманию того, что политика последних 20 лет вместе со всеми ее проектами и целевыми программами не только не ведет к решению проблемы народа, а исключает ее решение. Потому что эта политика привела к потере народом в результате выезда двух третей его численности, к утрате почти всей творческой интеллигенции, к потере основной части языкового потенциала, к утрате всех национальных средств массовой информации, к прекращению подготовки национальных кадров учителей, к закрытию единственного немецкого драматического театра, к резкому ускорению ассимиляции народа, по-прежнему чудовищно распыленного со времен депортации. И многим стало еще более ясно, что без восстановления государственности, без совместного проживания, без получения равных прав и возможностей с другими народами страны российские немцы как народ обречены на исчезновение – независимо от того,является ли это прямой целью государственной политики или нет. О пережитом нашим народом в советские времена и о том, чему все мы были свидетелями в постсоветское время, сказано уже немало. Это была катастрофа для нашего народа.

Сегодняшнее же положение российских немцев, с точки зрения возможности их выживания как народа, таково, что вряд ли когда было хуже. Понимание этого обстоятельства диктует поиск новых подходов к нашей проблеме. И заставляет не тратить силы и время на возмущение прошлым и настоящим, а сосредоточиться на том, как избежать того будущего, к которому нас, держа впереди привязанную на палке морковку в виде пустых законопроектов и целевых программ, подбадривают бежать.



3. Как мы представляем себе нашу реабилитацию?

В рассуждениях о решении национальных проблем надо исходить в первую очередь из одной простой истины: пока есть народы и государства, пока рынок не смёл еще все границы и всё национальное в угоду максимальным доходам для минимума избранных, – народы и государства будут стремиться к самосохранению, т.е. к сохранению своих национальных особенностей и ценностей. Будут, потому что никакой рынок и никакие доходы не в состоянии заменить ни одному народу его сущностных – его национальных ценностей. Что означает, что забота любого народа о своем будущем – естественна. Как и борьба за это будущее.



Сегодня главный для российских немцев вопрос – вопрос об их будущем как народа. Он состоит из нескольких подвопросов: а возможно ли оно вообще, это будущее – после всего, что мы пережили, и в сегодняшних условиях? Что нужно нам, чтобы иметь будущее? Где оно возможно? Как сегодня решить нашу проблему?



Для начала попробуем определить, что нам вообще нужно, чтобы как народу иметь будущее. То есть, как мы представляем себе нашу реабилитацию сегодня.



Главные цели реабилитации таковы: восстановление равных прав и равных возможностей нашего народа с другими народами России; равное участие с другими народами в государственной жизни, т.е. преодоление нашей 67-летней выключенности из политической, общественной, культурной жизни страны; национальное самоуправление народа как у других народов страны.



Что нужно для достижения этих целей? Как любому народу, нам нужно в первую очередь главное - совместное проживание (совсем не обязательно всех!), что, понятно, без территории невозможно. И нужна экономическая база.



Что нужно для национального самоуправления и для полноценного участия народа в государственной жизни? Как у других, нужны свои органы власти и представительство в системе власти страны, т.е. как у других, нужна государственность.

 

Как сегодня можно решить нашу проблему? Мы уже формулировали наши подходы к вопросу реабилитации в сегодняшних условиях. Они заключаются в следующем.

 

О территории.
Мы не настаиваем на восстановлении именно АССР немцев Поволжья – хотя и не отказываемся от этого варианта, если он может быть решен приемлемым для всех сторон образом. Для нас сегодня главное – государственность как необходимое условие для будущего; место размещения государственности имеет хотя и очень важное, но не главное значение, здесь возможны варианты.

 

О путях решения проблемы. Мы предлагаем совместить решение вопроса о реабилитации российских немцев с решением ряда крупных экономических задач страны или ее регионов. Например, если составить пакет градообразующих экономических проектов, дополнить его рядом сельскохозяйственных программ и пригласить для их реализации в основном российских немцев, то в ходе выполнения этих проектов будет, почти автоматически, обеспечено главное, что нам нужно:
совместное проживание достаточного числа российских немцев, экономическая база и социально-культурная инфраструктура. Придать же затем созданной территориально-экономической структуре статус национально-территориального образования станет формальным делом.

 

О положительных моментах такого решения. Этот вариант реабилитации имеет, на наш взгляд, по сравнению с прежними ряд существенных достоинств, а именно:

- экономически он будет очень выгоден стране, т.к. станет инструментом качественного и надежного решения ряда ее актуальных экономических задач;

- он не вызовет противодействия в регионе, где будет реализован, т.к. регион получает от него значительный прирост экономического потенциала, квалифицированную рабочую силу, улучшение демографической ситуации;

- за получение проекта можно провести конкурс среди подходящих для него регионов;

- проект не обязательно привязывать к территории бывшей АССР НП, что позволит избежать рецидивов местных негативных реакций 1990-х гг.;

- проект позволит привлечь российских немцев из стран СНГ и Германии, где российские немцы гораздо быстрее ассимилируются, чем в России, и в значительной своей части были лишены своего прежнего социального статуса и самоуважения – особенно люди с высшим образованием, чьи знания и опыт там не востребованы, а таких десятки тысяч.

У проекта есть также особенность, связанная с особенностью российских немцев как народа: он практически исключает возможность национализма в будущей республике. Во-первых, потому, что российские немцы за прошедшие десятилетия самым тесным образом породнились с другими народами, прежде всего с русским: у нас около 80% браков межнациональные. Так что даже если привлекать в будущую республику только немцев с членами их семей, то в ней всё равно никак не может быть мононационального населения, и минимум половина его будет русским. Со стороны же немцев не может быть национализма против членов собственных семей, против своих детей из смешанных браков. Во-вторых, потому, что русский язык, русская культура, русская ментальность стали для нас за последние 67 лет неотъемлемой составляющей ментальности нашего народа и не менее родными, чем немецкий язык, немецкая культура, немецкая ментальность. Думаю, такие выводы подтверждаются и опытом наших национальных районов.



Еще одна особенность проекта в том, что мы, стремясь к реабилитации, не хотим для себя ничего исключительного. Мы хотим только необходимого и достаточного - того, что было у нас и что есть у других народов России: совместное проживание, равноправие, возможность сохранять свой язык и культуру, – т.е. того, что должно быть у любого народа, что еще больше укрепит многовековые связи российских немцев с Россией и что в интересах России. Не хотим мы и никакого «отделения от России», как нам иногда приписывают. Потому что наше будущее как народа возможно только в России, ибо только в России у нас возможно вновь совместное проживание. В Германии наше будущее как народа исключено, т.к. там у нас не может быть своей территории для совместного проживания, без чего невозможно сохранение нашей бинациональной идентичности. 2,5 миллиона российских немцев могут быть глубоко признательны



Германии за то, что она приняла их в тяжелейшее для них время, обеспечив фактически их выживание и сохранение немецкой составляющей в их идентичности, но свою российскую составляющую российские немцы в Германии сохранить не смогут, а значит, не смогут и сохраниться как сложившийся за два с половиной века народ; они просто через одно-два поколения ассимилируются, превратившись в неотличимую от основной массы германского населения ее составную часть. И только в России мы можем иметь будущее как один из ее народов – в случае, если будем реабилитированы.



4. О движущих и противодействующих силах в реабилитации российских немцев

Главными движущими силами в реабилитации российских немцев видятся сегодня экономические и политические интересы государства, экономические интересы регионов, интересы отечественного и, в случае привлечения к выполнению проектов, иностранного бизнеса. И, конечно, национальные интересы самих российских немцев: их стремление к реабилитации, к сохранению своего народа.

 

Доказывать наличие экономических интересов России и регионов вряд ли нужно – они и очевидны, и масштабны, и долгосрочны, и они тем значительней, чем более серьезные проекты будут предложены для реализации.



Не меньшими могут быть ее политические интересы. Потому что за всю историю новой России реабилитация российских немцев стала бы первым крупным созидательным шагом в ее национальной политике. Этот шаг может иметь и большое внешнеполитическое значение - как давно востребованный пример несилового решения национального вопроса в многонациональной стране, причем вопроса, который не решался десятилетиями.



Что касается интересов российских немцев, то они также очевидны: народ, столько вынесший за время после 1941 года, столько боровшийся за восстановление своей государственности; народ, который массовым выездом выразил свой протест против нереабилитации; народ, который уже три поколения стремится опять к совместному проживанию, к национальному будущему и ясно понимает, что за пределами России это будущее для него исключено, – такой народ не может не быть заинтересован в осуществлении его давней мечты. И если российские немцы вынужденно бежали от нереабилитации, то логично предположить, что к реабилитации-то уж их бег будет наполнен гораздо более положительным содержанием!



***

Но при всех достоинствах предлагаемого решения нельзя всё же игнорировать возможные возражения, сомнения и противодействия. Они могут быть такие. 

 

В России. Нам иногда говорят, что сегодня в российской национальной политике взят курс на укрупнение регионов, а вы опять предлагаете старые формы национальной государственности, которые в 1990-х гг. уже привели к распаду СССР, к оголтелой суверенизации и к национализму.

 

На это можно ответить, что Ельцин, Кравчук и Шушкевич, развалившие СССР, совсем не были представителями национальных меньшинств; что казах Назарбаев чуть ли не единственный из национальных лидеров пытался удержать великую страну от развала; что ни одна автономная республика не видела себя вне России – если не считать республиками криминальные кланы, пришедшие позже в автономиях, как и в других регионах, к власти; что украинский народ расколот пополам не потому, что он в СССР имел союзную республику, а потому, что, оказавшись вне СССР, очень скоро получил власть, которой манипулируют извне совсем не в интересах украинского народа. Можно также сказать, что Грузия была наиболее процветающей республикой, пока была в составе СССР, а сегодня она стала настолько нищей, что даже ее руководство, включая президента, не стесняется получать зарплату из США – за смелое антироссийское тявканье на коротком американском поводке. Можно также напомнить, что в основе «суверенизации» лежали совсем не национальные интересы населения, а стремление пришедших к власти кланов безнаказанно растащить государственную собственность, выйдя для этого поскорее из-под контроля Центра под любым предлогом, в том числе и под флагом национальных интересов. И укрупнение регионов, неконституционное образование федеральных округов, как и удаление губернаторов из Совета Федерации и замена их выборов назначением из Центра, были продиктованы не местным национализмом, не устарелостью форм национально-территориальных образований, а необходимостью нейтрализации местных кланов через укрепление вертикали власти – в интересах сохранения страны, в интересах ее народов. 

 

Нам могут сказать: сегодня в России взят курс на формирование единого российского народа, а вопросы национальной культуры, родного языка – это теперь личное дело граждан, так же как религия или национальная кухня, а вы опять хотите национальной обособленности.



На это можно ответить: а разве создание и сохранение автономий было курсом на разъединение народов? А разве небывалая государственная поддержка, оказываемая сегодня религиям, – не признание несостоятельности тезиса о том, что она «личное дело граждан»? И главное: формирование любого народа, в том числе и многонационального народа России, совсем не требует внешней унификации граждан единой формой одежды как в Китае при Мао Цзэдуне. Не требует и поголовных пластических операций для введения единого выражения лица и разреза глаз. Не требует и внутренней унификации в виде набора разрешенных языков, знаний и мнений. Потому что единство народа достигается общими большими целями и интересами, пониманием того, что только сообща можно выжить в современном мире. А в многонациональной стране единство достигается еще и государственной политикой уважения к народам, заботой об удовлетворении их национальных запросов, а не подавлением, не искоренением различий между народами и людьми.



Насчет же «устарелости» форм национального самоопределения в нашей стране… Напомним, что иные формы вообще бы не позволили образоваться России как великому государству. А также отметим, что нет в мире
другого многонационального государства, которое в течение веков смогло бы пройти через чудовищные катаклизмы и сохраниться – именно благодаря тому, что учитывало и уважало национальные интересы своих народов. И еще заметим, что эти формы национального обустройства и их значение надо оценивать в исторической динамике, тогда многое будет понятнее. Так, при вхождении в царскую Россию сохранение национальных образований было выражением уважения к новым народам, стремлением обеспечить им возможность и дальше вести привычный образ национальной жизни. В СССР административное оформление национально-территориальных образований было выражением максимального признания прав народов, укреплением их традиционного национального дома как гарантии их национального будущего, и одновременно действенным инструментом их вовлечения в новую жизнь, повышения уровня их образования, культуры через использование национальных особенностей. Сегодня же у национально-территориальных образований заметно актуализируются и новые задачи: в сформировавшейся и укрепляющейся общероссийской ментальности народов России поддерживать национальную составляющую каждого народа, содействовать удовлетворению национальных запросов тех, кому они дороги, и, т.о., обеспечивать бесконфликтность, безболезненность постепенного сближения и взаимопроникновения национальной и общероссийской ментальностей. А эти задачи на индивидуальном уровне не решить, здесь по-прежнему без национально-территориальной автономии, без активного осознанного и содействующего участия самих народов не обойтись. Так что рано считать испытанные формы национально-территориальных образований устаревшими.

 

Нам могут сказать, и давно уже говорят разные большие ученые и «специалисты» национальной политики, что вот, мол, Запад, США, весь цивилизованный мир идут к объединению, к устранению границ, к преодолению национальной обособленности. Что Европейский Союз вон как вырос в последние двадцать лет! А вы со своей идеей автономии всё пытаетесь дробить Россию дальше.

 

На это можно для начала ответить, что любая власть привлекает и оплачивает тех ученых, которые готовы «научно» обосновывать любую ее политику; это мы давно видим и в России, в том числе среди ученых, занимающихся проблематикой российских немцев. Так что некоторых «специалистов» надо бы сначала проверить на детекторе ангажированности их научных выводов. А потом еще можно добавить, что сегодня в России речь идет не о переплавке ее народов в однородную массу, а об укреплении давней и испытанной объединенности ее народов, причем не через ущемление, а через развитие их прав и возможностей. Что же касается Запада, США и Европейского Союза, то, во-первых, ничей опыт не является универсально пригодным для всех, а во-вторых, именно западный опыт далек от того, чтобы ему подражать в России. Не будем говорить о подлинных целях продолжающегося европейского расширения; и насколько это цели действительно самой Европы; и о том, что Евросоюз уже сам не рад своему расширению и еще нахлебается от него. То ли еще будет, когда в него под давлением США примут Грузию и Украину - для укрепления парализующего американского лобби в Евросоюзе, для недопущения суверенности Европы, для внесения еще большего раздрая и в сам Евросоюз, и в его отношения с Россией! Не будем также сыпать соль на раны и напоминать, что создание Евросоюза вообще-то сильнее всего ударило по благополучию Германии.

 

Послушаем, что по этому поводу говорит бывший госсекретарь США Генри Киссинджер. А он с нескрываемым беспокойством отмечает главное разногласие между Америкой и Европой, состоящее в том, что в то время как сама Америка остается традиционно национальным государством, со своими национальными интересами, - государства Европы согласились передать Европейскому союзу важные аспекты своего суверенитета. И оказалось, что многие функции национального государства автоматической передаче не поддаются. И что Североатлантический альянс сегодня находится в процессе перерождения в структуру, способность которой к слаженным действиям не отвечает ее общим обязательствам.

 

Иными словами, Евросоюз уже сейчас не способен отстаивать национальные интересы государств, делегированные ему его членами. Так что не надо нам навязывать опыт, который лишает народы способности бороться за свое будущее, лишает даже чувства ответственности за свое будущее. Более того – ведет их к пафосному отрицанию своей национальной сущности: я не немец, я не итальянец, я не француз, я - европеец! – а следовательно, к облегчению манипулирования этими народами со стороны тех, кто сам-то остается традиционно национальным государством.

Россия на протяжении своей многовековой истории выработала нужные именно ей формы национальной политики и сосуществования народов. И именно в рамках этих испытанных форм мы предлагаем решить сегодня проблему российских немцев. Формирование же «единого народа» в многонациональном государстве, т.е. формирование нации, – это, с одной стороны, долгий естественный процесс, и он не осуществляется декретом; с другой – он совсем не требует ликвидации национальностей. Суть «новой идеологии» в российской национальной политике ясно определил никто иной, как сам В. Путин: чтобы каждый человек, каждый народ чувствовал себя в своей стране дома. Спрашивается: может ли народ чувствовать себя в стране дома, если у него отберут в ней его национальный дом? Если сохранение его родного языка, национальной культуры, невозможное без государственной, без общенародной заботы, издевательски сделают «личным делом»? Если народ, лишив условий для поддержания его национальной идентичности, лишат вообще национального будущего? Пусть на это ответят нам сначала великие специалисты российской национальной политики, прежде чем навязывать своей стране и нам чужой и чуждый опыт…

 

Надеюсь, нам не будут сегодня и внушать, что у страны нет средств для решения проблемы российских немцев. Не будут не только потому, что сегодня, благодаря восьмилетней политике в духе Ивана Калиты, проводившейся бывшим Президентом РФ В. Путиным, в нашей стране накоплено средств для решения десятков несравнимо более масштабных задач. Но еще и потому, что осуществление реабилитации российских немцев по предлагаемому варианту может вообще почти не потребовать специальных бюджетных денег. Ведь и создание экономической базы, и строительство инфраструктуры соцкультбыта, и привлечение российских немцев в качестве основной рабочей силы могут быть во многом осуществлены в ходе реализации пакета проектов, остро необходимых стране. А еще потому, что продукция, которую получит страна в результате создания новой экономической зоны; сокращение дальнейшего выезда и возвращение части выехавших - очень скоро окупят все возможные расходы.



Вряд ли можно сказать что-то и против сельскохозяйственных программ предлагаемого варианта, под которые предстоит задействовать определенную территорию. Причем, учитывая трудолюбие российских немцев и их многовековой крестьянский опыт – чем больше будет выделено земли, тем лучше для страны (региона), чтобы не надо было приглашать на опустевшие российские земли китайцев, как это уже делается даже в центральных областях. Вряд ли можно сказать что-то против и потому, что развитие сельского хозяйства давно уже стало одной из острейших задач обеспечения продовольственной безопасности страны.



Можно также надеяться, что нам не скажут, будто в России нет земли для создания новой экономической зоны с компактным проживанием российских немцев. Потому что у нас была и остается наша земля, с которой мы были незаконно выселены, и речь идет лишь о ее возвращении согласно закону – пусть и в другом месте. Не скажут и потому, что в России свободной земли столько, что пол-Китая принять можно - и придется, если не обустраивать свою землю своими же силами и людьми. Не скажут и потому, что за постсоветские годы в России исчезли десятки тысяч деревень, которые кормили не только себя, но и многих городских жителей. Земли для предлагаемого нами проекта достаточно чуть ли не в любой из неудержимо пустеющих черноземных областей европейской части страны, где сельхозпрограммы этого проекта могли бы принести наиболее быструю и весомую импортозамещающую отдачу, актуальную особенно для городов центральных областей...



*     *     *

Могут ли у Германии быть интересы, которые не позволят ей поддержать восстановление государственности российских немцев? Если Германия будет твердо следовать продекларированному ею принципу об исправлении в отношении российских немцев последствий Второй мировой войны, то таких интересов не должно быть – по-прежнему будет только чувство долга. Тем не менее, мы видим, что, несмотря на свои обязательства, определенные российско-германским Протоколом 1992 года о поэтапном восстановлении государственности российских немцев, германская сторона уже много лет даже не поднимает вопроса о выполнении этого Протокола. Почему? Она охладела к этой идее? Или она не хочет «вмешиваться во внутренние дела» России? Но как же тогда быть с Протоколом? Ведь его невыполнение – гораздо большее нарушение, чем позволить себе иногда вспомнить о том, что Протокол, оказывается, всё еще не выполнен?



Или Германия просто опасается в случае восстановления государственности российских немцев возвращения их части в Россию? То есть, как десятилетиями Казахстан и Сибирь, тоже не хочет терять полученную даром рабочую силу? Но стратегически такая позиция так же невыгодна Германии, как оказалась невыгодной сибирско-казахстанским регионам. Почему?



Во-первых, потому, что Германия в худшем случае может лишиться лишь тех российских немцев, которые испытывают трудности с интеграцией в германское общество, а это в основном специалисты и ученые, чью сегодняшнюю работу уборщиц и дворников наверняка смогут выполнить, причем с большей охотой, не испорченные высшим образованием иммигранты из других стран.



Во-вторых, потому, что Германия не может не признать, что реабилитация российских немцев внесет определенный вклад в укрепление и России, и российско-германских отношений, и вдобавок позволит гораздо лучше, чем до сих пор, задействовать российский потенциал российских немцев в Германии хотя бы в тех же российско-германских отношениях – на благо обеих стран.



И в–третьих, потому, что любое укрепление России стратегически выгодно Германии как стране и как части Европы, т.к. это будет укрепление единственного противовеса бесконечному американскому диктату, от которого без помощи России ни Европа, ни Германия, судя по всему, сами освободиться не смогут. Как не может освободиться Германия от продолжающейся уже 63 года после окончания войны американской оккупации – оккупации и страны, и националь-ного самосознания ее населения, ее политиков. Россия, вечно упрекаемая в имперских амбициях и диктатуре, давно уже показала пример уважения к Германии и ее народу, выведя свои войска из бывшей своей оккупационной зоны. Почему же наидемократичнейшая во всем подлунном мире Америка никак не может доверить Германии и ее народу самим управлять своей страной? Из них еще недостаточно вытравлено всё немецкое? Они еще с недостаточным рвением утверждают, что они европейцы? Они еще недостаточно понастроили мечетей и синагог для «новых немцев»?..



Так что и у германской стороны, по крайней мере при стратегическом подходе, не должно быть незаинтересованно-сти, и тем более противодействия, в реабилитации российских немцев.



***

Остаются еще сами российские немцы: им-то вообще нужна еще реабилитация? Ведь нас уже давно и усердно пытаются убедить в том, что мы и реабилитированы (при этом почему-то призывая еще и к «самореабилитации»), и равноправны, и что всё у нас есть, даже в высших эшелонах власти эпизодически попадаются лица с немецкими фамилиями – чего же еще нужно?

 

На мой взгляд, этот вопрос вообще неприлично ставить – после 67 лет борьбы народа за эту самую реабилитацию, после бегства двух третей народа от бесконечной нереабилитации, после невероятных усилий двух национальных районов по созданию нормальной национальной жизни хотя бы для нескольких тысяч человек, после десятилетий предельных усилий национального движения добиться этой самой реабилитации. Вопрос: нужна ли российским немцам реабилитация - можно сегодня задавать только в циничной надежде, что ответить на него уже некому: все ассимилировались или выехали.

 

К тому же это вопрос не российских немцев, они его не задают. Они только продолжают ежедневно давать на него ясный ответ своими действиями, своим стремлением к национальному выживанию, отчаянной борьбой за сохранение каждой частички своей национальной культуры.

 

Тем не менее, этот вопрос сегодня прочно оседлали силы противодействия реабилитации. На первом месте тут, без сомнения, стоит «Международный союз немецкой культуры» как олицетворение управляемого противодействия реабилитации. Но он, во-первых, не является национальной организацией российских немцев, потому так и управляем. Во-вторых, он не является и общественной организацией; он всего лишь коммерческая структура и как таковая не имеет права выступать по политическим вопросам, да еще от имени народа. А в третьих, его «идеологию» так трудно отличить от личных меркантильных интересов бессменного владельца МСНК, и она так откровенно зависит от распределителей бюджетных средств России и Германии, что считать позицию МСНК достойной внимания в вопросе о реабилитации могут разве лишь те, кто и использует его для противодействия действительно национальным и действительно общественным организациям российских немцев, добивающимся реабилитации.

 

Однако именно позицию МСНК тужатся уравнять по значимости и по легитимности с позицией национального движения российских немцев - чтобы, ссылаясь на наличие у них «разных мнений» о реабилитации, снять вопрос о ней вообще. И можно лишь сожалеть о нечистой возне распределителей средств, которые всегда находят возможность профинансировать антиреабилитационные «мероприятия» коммерческой структуры. Например, ежегодные «форумы центров встреч» для громких заявлений и скандирования, что реабилитация не нужна и «территории – нет!». Или различные культурные прожекты «без национальной обособленности». Или курсы немецкого языка «для всех» (но на деньги, выделяемые российским немцам). И даже международные конференции ученых со спецзаданием научным светилам поддержать очередную «идеологию МСНК» не только своим высоким авторитетом, но и убедительнейшими высоконаучными аргументами типа «сегодня говорить о восстановлении государственности не просто глупо, но и преступно!».

 

Всё это имеет мало отношения к позиции действительно российских немцев. У них вопрос о реабилитации не подвергается ревизии. И опасений у них, связанных с реабилитацией, совсем немного.

 

Одно из них, как последепортационный синдром: а не выселят ли нас опять, если мы еще раз соберемся вместе? Но это опасение представляет интерес больше для специалистов по психологии масс, чем для политиков.

 

Другое, примерно из того же ряда: что теперь, вновь бросить всё нажитое, чтобы переехать в республику? На это можно сказать, что реабилитация – это не очередная депортация, никто никого под конвоем не собирается за 24 часа отправлять в республику, каждый сможет решить сам, насколько и когда ему это будет нужно.

 

Третье: а поедут ли вообще сегодня российские немцы в республику, если ее создать? Что ж, спросите у руководителей двух наших немецких районов, сколько тысяч заявлений у них накопилось от желающих переехать к ним – из других областей, из стран СНГ, из Германии? Переехать не в республику, а в маленькие, не гарантирующие от ассимиляции, но всё же места совместного проживания российских немцев? Причем не на Волгу, не в европейские области, а в Сибирь? Поинтересуйтесь также, какой ажиотаж вызвали выступления губернатора Свердловской области Э. Росселя и особенно губернатора Калининградской области Г. Бооса в Германии, когда они выразили готовность принять желающих вернуться российских немцев? Так что и желание, и готовность переехать в будущую республику есть, всё будет зависеть от условий переезда и обустройства, от региона, куда будут приглашать, и от серьезности, с которой государство будет проводить реабилитацию народа.



Еще иногда предполагают, что против восстановления республики могут быть наши немецкие районы. Почему? Потому что к ним тогда якобы попадет меньше средств, да и немцы могут от них поехать в республику. Такие опасения представляются малообоснованными, и вот почему. Самим национальным районам с каждым днем становится всё яснее, что без серьезного и скорого поворота в государственной политике по отношению ко всем российским немцам, т.е. без реабилитации всего народа, национальное будущее немецких районов исключено: доля немецкого населения в них давно уже меньше половины и продолжает сокращаться; введение местного самоуправления приведет к тому, что удовлетворение национальных запросов действительно станет «личным делом», т.е. будет обречено; самостоятельно районы неспособны решить задачи своего национального выживания.



Спасение немецких районов одно: войти, в сфере решения национальных вопросов, в более крупную систему, обеспечивающую удовлетворение национальных запросов для всех российских немцев. Базовым элементом такой системы может быть только государственность. Только она может взять на себя решение многих общих для всех немцев вопросов в сфере культуры, родного языка, подготовки кадров, издания литературы и т.д., т.е. только государственность может быть спасением национальных районов.



Сокращение же финансирования районов, пока будут программы по российским немцам, невозможно, и чем масштабнее программы, тем больше и возможное их финансирование. Отток немцев из национальных районов в республику также маловероятен: зачем человеку уезжать в республику, если при ее наличии и в национальном районе, где у него уже всё есть, его национальные запросы будут удовлетворяться, причем лучше, чем хотя бы на первых порах в республике? Без всякого сомнения, значение, роль и возможности национальных районов при восстановлении государственности только возрастут, без восстановления же государственности – еще больше уменьшатся.



*     *     *

 

Подытоживая, можно кратко сказать: сегодня решить проблему российских немцев как никогда возможно, потому что для страны и регионов это было бы как никогда выгодно, а для российских немцев как никогда актуально. А еще потому, что сегодня объективно у предлагаемого варианта практически нет противников.



5. Предложения по началу практической реабилитации

Считаю – необязательно даже самим российским немцам, а любому региону, любой структуре власти, любой «группе граждан» или отдельному лицу - необходимым обратиться к Президенту Российской Федерации с просьбой поручить Правительству:



1. Разработать предложения по выполнению Закона «О реабилитации репрессированных народов» применительно к российским немцам и Российско-Германского Протокола о поэтапном восстановлении государственности российских немцев.



2. Подготовить пакет экономических проектов, включая в сфере сельского хозяйства, для их реализации с привлечением российских немцев.

 

3. Провести конкурс среди регионов с целью наиболее эффективной территориальной привязки новой экономической зоны с учетом опыта создания немецких национальных районов.



4. Подготовить к концу 1988 года программу полной реабилитации российских немцев.

6. Вместо заключения

7 августа Грузия вторглась в Южную Осетию, разрушила до основания ее столицу - город Цхинвали, полторы тысячи человек было убито, около 30 тысяч осетин вынуждено было спасаться бегством. Уже на следующий день Россия ввела в Южную Осетию войска, в течение нескольких дней грузинская армия была разбита, уже через 6 дней жители республики начали возвращаться. Россия также выделила немалые средства для восстановления города, для компенсации жителям потерянного ими имущества. Маленький стотысячный народ, переживший за несколько дней гуманитарную катастрофу, был спасен. Через две недели после начала трагедии, в Цхинвали, под открытым небом, на фоне еще дымящихся руин, был под руководством всемирно известного осетина Валерия Гергиева дан концерт-реквием в память о погибших. А вчера Государственная Дума и Совет Федерации единогласно признали независимость Южной Осетии и Абхазии.

 

Думаю, все эти события вызвали у граждан России и боль сопереживания за маленький народ, и чувство гордости за решительные действия своей страны по его защите и поддержке. Но наряду с этими общими для всех граждан России чувствами, у российских немцев не могли не возникнуть ассоциации и сравнения со своей судьбой. Потому что вполне можно утверждать: такую же гуманитарную катастрофу, только неизмеримо большую по масштабам и бесконечно растянутую во времени, российские немцы как народ пережили за последние 67 лет тоже. Причем дважды. Первый раз в 1941 году, когда они были лишены своей государственности, территории, экономической базы, жилья и всего личного имущества, а вместе с этим и условий, прав на существование как народ. Когда они были все, поголовно, под конвоем, депортированы за тысячи километров от своих родных мест. Когда не 1,5 тысячи человек, и не 15 тысяч, и даже не 150 тысяч, а треть их трудоспособного населения от 15 до 55 лет была уничтожена в трудармейских лагерях, работая на Победу. А сколько погибло детей, оставшихся на 5 лет или навсегда без родителей, и стариков, оставшихся без кормильцев, – неизвестно до сих пор. Когда не на 6 дней, и даже не на 6 лет, а на 67 лет они были лишены условий для физического, национального, интеллектуального и культурного выживания и воспроизводства народа. Лишены в результате распыления народа депортацией, его разделения в лагерях по половому признаку, а также режимом спецпоселения, дискриминацией в образовании, в общественной и политической жизни страны.

 

Вторую гуманитарную катастрофу они пережили в 1990-е годы, когда после циничного, издевательского, сделанного самим президентом страны Б.Ельциным заявления о том, что их государственность восстановлена «не бу-дет!» и что вместо нее им предлагается селиться на военном полигоне и выкапывать там снаряды. Этим заявлением они были лишены последнего - надежд на будущее на своей Родине, в России. И не 30 тысяч человек вынуждено было покинуть Родину, и даже не 300 тысяч, а почти 2,5 миллиона - две трети народа, чтобы бегством в другую страну уйти от национального неравноправия и спастись от окончательной ассимиляции.



И с горечью мы можем отметить, что за все эти 67 лет никто не пришел нам на помощь. Никто не дал концерта-реквиема в наших обезлюдевших после депортации селах и городах, на фоне опустевших домов и церквей, на фоне брошенного на произвол судьбы обезумевшего скота – ни тогда, ни через 50 лет, ни позже. И мы не смогли вернуться в свои родные места – ни через 6 дней, ни через 6 лет, ни через 60. И Государственная Дума не приняла закона о реабилитации российских немцев, предусмотренного Законом о реабилитации репрессированных народов, ни через две недели, ни через два года, ни через  17 лет. И средства массовой информации, за несколько дней переполнившиеся трагедией осетинского народа - в России, и антироссийской клеветой и дезинформацией - на Западе, за все 67 лет трагедии российских немцев не сочли для себя возможным хотя бы рассказать о ней. Даже сегодня, когда для СМИ «нет цензуры», пробить публикацию по нашей проблеме практически невозможно.

За все эти десятилетия никто не принял и решения о выделении средств на восстановление нашей государственности, на возвращение народа в родные места, на компенсацию за всё утраченное и недополученное народом за 67 долгих лет. Никто. До сих пор. Хотя мы не только имеем российские паспорта, но и живем в России, веками служим России, и защищаем Россию, и вносим немалый вклад в ее становление и развитие. Но – так было, так есть. Сознавать это горько.



Однако события в Южной Осетии, всемерная помощь и поддержка, оказанные Россией маленькому югоосетинскому народу, а также народу Абхазии, позволяют, наверное, всё же сделать вывод о том, что сегодня Россия уже другая, чем та, в которой разворачивалась наша трагедия. Потому что сегодняшнее руководство России сочло своим государственным, конституционным, человеческим долгом защитить своих граждан, где бы они ни проживали, от агрессии и геноцида. Сочло своим долгом помочь им в трудную минуту, обеспечить им возвращение на родную землю, обеспечить нормальное будущее на их родной земле.



Наверное, было бы несколько скоропалительным считать, что такое внимание руководства страны к судьбе двух малых народов и такое сопереживание рядовых ее граждан не могут теперь не быть распространены и на судьбу российских немцев. Но полагаю, у нас всё же есть основания допустить, что экономические и политические интересы страны как движущие силы в реабилитации нашего народа теперь вполне могут быть усилены еще и готовностью руководства страны отстаивать справедливость и законность по отношению ко всем народам нашей страны. В том числе и по отношению к последнему до сих пор не реабилитированному ее народу – российским немцам.