DipKurier / Russlanddeutsche Allgemeine
DipKurier / Russlanddeutsche Allgemeine

Дипломатический Курьер / Russlanddeutsche Allgemeine

Willkommen / Добро пожаловать / Welcome

Роберт Лейнонен. Фото: архив.

Константин Эрлих

 

Уходят в вечность могикане…

 

Незабываемые встречи с Робертом Лейноненом

 

 

I. Эта трагическая весть застала меня в дороге: ушел из жизни Роберт Лейнонен. Соратник, коллега, художник. Причем, художник в самом широком смысле этого слова: поэт, публицист, историк и, собственно, художник-живописец. Из под его пера вышли многочисленные лирические произведения, избранные которых вошли в его сборники "Тебе писал я строки эти...“, 2011 – на русском языке и „Für dich schrieb ich einst diese Zeilen“. 2018 - на немецком языке, изданные в издательстве Роберта Бурау - BMV Verlag Robert Burau, а также аналитические тексты, как то „Лирика Генриха Гейне на русском языке“ и фундаментальная исследовательская работа „Deutsche in St. Petersburg. Ein Blick auf den Deutschen Evangelisch-Lutherischen Smolenski-Friedhof und in die europäische Kulturgeschichte“, in Mitautorenschaft mit Erika Voigt („Немцы в Санкт-Перербурге: Смоленское Лютеранское кладбище в истории европейской культуры“, в соавторстве с Эрикой Фогт). Орга-низовывал Роберт Адольфович и выставки собственных картин…

 

Роберт Лейнонен скончался на 99 году жизни. Ах, какая уж это была жизнь?! – думаю я. Не жизнь - сплошные злоключения! Наверное, лучше всех это знает его жена, Ирина, которой досталась счастливая удача быть супругой этого неординарного, нерядового, талантливого человека, как она мне как-то поведала, но и жестокая доля „фронтовой подруги“, „обзову“ её так, выхаживавшей, сопровождавшей его – больного в самые горестные времена его пребывания на этой грешной земле. Ну и, возможно, ещё сын Вадим, который регулярно наведывался к отцу с супругой и дочерью…

 

Я был в курсе о его тяжелом состоянии, говорил с ним последний раз по телефону пару лет назад. Поводом был женский праздник – 8 марта. Поздравил Ирину. Помню, в его голосе слышалось оптимистическое оживление: он поблагодарил меня, уже в который раз, за поддержку его „надрывных усилий“ по „лоббированию“ его публикаций, как то стихотворений „Рюкзак“, „Трешка“и др…. Я возразил ему, что я не лоббировал, а выполнял свой патриотический долг. Что-то говорили о нашей встрече в 1989 г. в Москве, о его визите в 1990 г. в редакцию газеты „Фройндшафт“ в Алма-Ате, которую я в то время редактировал… Ему было трудно, заметил я, говорить, и я не стал ему долго докучать. Но меня уже удовлетворило то, что он был рад моему звонку…

 

…Роберт Адольфович Лейнонен родился 1 августа 1921 года в Петрограде в немецко-финской семье. Его родители венчались в Петрограде в Финской церкви 5 ноября 1917 года, а своих четырех детей крестили уже в Немецкой лютеранской церкви Св. Екатерины на Васильевском острове. И нет в этом никакого парадокса, так как Финская церковь была также протестантской. В возрасте с шести лет Роберт воспитывался у своих тётей, Эмилии и Изабеллы Форст-ман, где оказался в чисто немецком окружении. Со своими родителями он встречался только по праздникам и редким выходным... Вспоминая свое время в семье у „Tante Miele и Tante Isi“ (Tante – нем. тётя), Роберт Адольфович отмечал:

 

„Переезд к тётушкам открыл, по-существу, новую страницу в моей жизни. Я прожил у них тринадцать лет. И здесь-то я получил своё воспитание, здесь начал формироваться мой характер, отсюда я впервые вынес свои понятия о добре и зле, о правде и лжи, здесь постепенно во мне сложилось моё ‘я‘. Именно тётушкам я обязан всем. Это они сделали из меня человека, прошедшего через много тяжких испытаний и невзгод, но пронёсшего через всю жизнь зерно, нутро, заложенное двумя, по нашим понятиям, ‘неграмотными» женщинами‘!.. Две романтические натуры, не нашедшие в жизни созданного их воображением идеала и потому оставшиеся старыми девами, увлекались всем красивым, чистым, идеальным. Любили музыку, книги, вообще искусство. Очень много читали! Не зря же, кажется, Сухомлинский говорил что-то вроде: нет образования, есть самообразование. Вот это и было их самообразованием! Это то, что выше иного сегодняшнего диплома. Тётушки были женщинами необыкновенно культурными и интеллигентными, у обеих были высокие требования к самим себе. Дома я не слышал никакой брани, никаких ругательств, никаких неприличных слов. И меня тётушки очень любили. Конечно, они меня и баловали, насколько это было в их силах, ибо жили они всё же небогато. Но баловство это было в меру и не носило характера беспрекословного выполнения ма-лейших прихотей, как это часто бывает…“

 

Закончив в 1939 году среднюю школу, Роберт поступил на математико-механический факультет Ленинградского университета. Но учиться почти не довелось – призвали в так называемую Армию Народной Республики Финляндии под руководством коммуниста Отто Куусенена, дислоцировавшуюся в Териоках, ныне Петербургский район Зеленогорск. Здесь он прослужил, так и не приняв участия в „советско-финском вооружённом конфликте“, до марта 1940 г., после чего его военная часть была переподчинена руководству Красной армии и переведена под Новгород и вскоре – в район cоветcко-эcтонcко-латвийcкого пограничного узла. Воссоединение прибалтийских республик с СССР прошло без эксцессов – и без помощи героя моего повествования, так что он, в звании младшего сержанта, был откомандирован вначале в г. Лугу, а затем, в феврале 1941 г., и вовсе отправлен в резерв. Он вернулся в Ленинград и продолжил учебу в университете.

 

Но вскоре началась война с Германией – враг рвался к Ленинграду. Бои доходили до окраин города. Последовала блокада. Окруженный город ощетинился, яростно сопротивляясь. Роберт Лейнонен был занят в это время на оборонных работах под городом, а осенью и зимой 1941 г. – в качестве бойца на дежурствах университетской команды противовоздушной обороны: тушил фугасы на крышах домов, эвакуировал раненых из горячих точек из под вражеских бомбардировок. В городе начались перебои с централизованным теплоснабжением и продовольственным обес-печением. Вскоре они стали постоянными. Была введена карточная система. Рабочим выделялось 800 г хлеба в день, служащим — 600 г, иждивенцам, пожилым и детям — по 400 г. Но этого истощенному организму не хватало. В пищу пошли павшие лошади, домашние животные - собаки и кошки… Почти все родные Роберта Лейнонена, 11 человек, в том числе мать, отец, брат и обе тёти, погибли от голода. Он же сам спасся чудом: истощенным и обессиленным, ещё вовремя попав в больницу, где его выходили.

 

В августе 1942 года оставшиеся в живых Лейнонены были ошарашены повесткой о выселении. Она была вручена 14-летней сестре Роберта, по счастливой случайности оставшейся в живых. Трагика того времени в блокадном - холодном и голодном Ленинграде запечатлелась в памяти Роберта в следущих душераздирающих строках:

 

Труп скрюченный отца, лежащий под столом

в замёрзшей комнате с растерзанным окном…

Повестка на столе – скупой листок:

«Оставить город...» и проставлен срок.

Предельно ясно, коротко и чинно –

Он – Лейнонен Адольф, сын Акселя – был финном.

 

Отец уже ушёл, он на другом вокзале!

Повестка ни к чему – вы с нею опоздали…

Спи, папа, – не читай бумажку эту!

Я принял от тебя наследства эстафету…

 

Роберт Лейнонен был „эвакуирован“ „Дорогой жизни“ по Ладожскому озеру на Большую землю - вослед своим ссыльным соплеменникам в Алтайский край. Термином „эвакуация“ в отношении советских немцев, финнов и некоторых других нацменьшинств власти прикрывали суть их депортации, которой еще ранее были подвергнуты все советские немцы, проживавшие в европейской части страны, в том числе все поголовно из Республики немцев Поволжья. Не успев освоиться на новом месте, Роберт был осенью 1942 года препровожден в трудармию на Урал. Работал, не покладая рук, в шахте, валил лес – под конвоем.

 

Пришла долгожданная победа. Но она непонятным для Роберта Лейнонена образом обошла его и всех горемык-трудармейцев стороной. Более того большевистское руководство страны пошло в отношении своих ссыльных сограждан еще на один узурпаторский шаг, издало 26 ноября 1948 года от имени Президиума Верховного Совета СССР мизантропический Указ (№ 133/12 д. № 111/45) о том, что переселение „в период Отечественной войны чеченцев, карачаевцев, ингушей, балкарцев, калмыков, немцев, крымских татар и др. …проведено навечно, без права возврата их к прежним местам жительства“, и что „за самовольный выезд (побег) из мест обязательного поселения этих выселенцев виновные подлежат …наказанию за это преступление в 20 лет каторжных работ“.

 

Роберт Лейнонен понял, - „не дурак же“, - шутил он, вспоминая минувшие дни в одной из наших бесед, что его судьба, как и его соплеменников, определена. Но жажда жизни и огромная воля к победе - его и его народа(!) - придавала ему дополнительные силы. Начиная с 1950 г. он трудится на рабочих должностях на машиностроительном заводе в г. Копейске, что в Челябинской области. Здесь же женится, появляются сыновья, Виктор и Вадим. С целью подработки занимается переводами технической документации с немецкого языка на русский, пробует свои силы в качестве переводчика художественных текстов советских немецких прозаиков. Свое свободное время посвящает фотографии, туризму и альпинизму, а также рабкорровскому делу, публикуясь нередко в заводской и городской печати, а в конце 1950-х годов и в немецкоязычной прессе. В 1959 г. без отрыва от производства заканчивает горный техникум в Копейске, а в 1970 г. – немецкое отделение Башкирского университета в Уфе. После снятия спецназора над ссыльными советскими немцами в 1955 г. его не покидает мечта вернуться в родной Ленинград. Но все его заявления отвергают-ся категорическими отказами. И только в 1981 г., после выхода на пенсию, он добивается долгожданного разрешения.

 

 

II. …Мое знакомство с Робертом Лейноненом состоялось во времена второго этапа, конец 80-х годов, активизации немецкого национального движения в стране.

В мае 1988 г., только что заступив на должность гл. редактора казахстанской республиканской газеты „Фройндшафт“ и объявив курс на „национализацию“ содержания издания, я сразу же ввел новые рубрики: „Из истории советских немцев“, „Наши традиции и обычаи“, „Наша народная песня“ и др., Одновременно я опубликовал стихотворение Эрны Гуммель „An meine Muttersprache“ („Моему родному языку“), на немецком языке, „поднявшее тему трагической судьбы российского немецкого народа на новый уровень и ставшее визитной карточкой обновлённой газеты как патриотического, национального издания“, как заметит в одной из своих публикаций Роберт Лейнонен: 

 

Из-за тебя лишилась я родного очага.                                   

Униженной по лагерям и ссылкам шла...                                         

Твою мелодию, родной язык, не забывала –                                

я тихо слушала во мне её, когда страдала.

      Когда из-за тебя лежала я в пыли,                                     

      то ты был им, кому молилась я в тиши                               

      И если надсмехался кто из-за тебя,                                        

      своей любовью тебя заслоняла я.                                           

Когда косила смерть наш поредевший строй –        

не раз в могилу загоняла нас с тобой!                                 

Тебя не предавала я в те жуткие года;                                     

ты оставался мне родным. Тебя любила я.                  

     И прояснилось снова небо над тобой!                                              

      В благих деяньях ты расцвёл, язык родной.                                                     

      Поэтому мелодию твою я повторяю,                                                

      Она, как слог молитвы, моё сердце согревает.

 

                                                               Перевод мой - К.Э.

 

А чуть позже свет увидели и сегодня широко известное стихотворение Р. Лейнонена „Рюкзак“ (на русском языке, - о нем чуть ниже), а также избранные главы из моего исследования по географии поселения и истории культуры моих соплеменников в России и Советском Союзе. Уже в начале мая 1988 г. я организовал при редакции Немецкий культурный центр (еще пару лет назад за такую инициативу могли признать еретиком и предать анафеме), а годом позже республиканскую структуру Всесоюзного общественно-политического общества „Возрождение“, деятельность которых долгие годы возглавлял.

 

В одной из своих многочисленных публикаций Р. Лейнонен вспоминает: „Перебирая в памяти ‘дела давно минувших дней‘, я задумался: когда же я всё-таки списался с газетой ‘Freundschaft‘? С 1959 года я являлся не только подписчиком газеты ‘Neues Leben‘ в Москве, но и её внештатным корреспондентом, посылая туда из Копейска, где проживал с начала ссылки, письма, фотографии, заметки и рассказы. Газета выпускалась с 1926 года сначала как ‘Центральная газета советских немцев‘ - ДЦЦ (DZZ — Deutsche Zentral-Zeitung), но в 1941 году её закрыли, точнее сказать, ликвидировали вместе с Республикой немцев Поволжья. А с 1957 года в Москве стала издаваться газета ‘Neues Leben‘ (‘Новая жизнь‘), в подзаголовке которой значилось: ‘Центральная газета на немецком языке‘ под редакцией газеты ‚Правда‘. Дальше этого хрущёвские попытки реформировать сталинское наследие не пошли. Взамен республики советским немцам подкинули ‘Центральную газету на немецком языке‘, ни словом не упоминая в заголовке тех, для кого газета и предназначалась, — немцев Советского Союза. Одновременно в Москве издавались газеты и журналы на различных западноевропейских языках: английском, французском, испанском, итальянском. Непосвящённый читатель воображал, что это тоже подобное издание, только на немецком языке. Рядовому россиянину, владеющему одним-единственным - русским - языком, чтение ‘Neues Leben‘, разумеется, было недоступно. В середине 80-х годов, когда Генеральным секретарём ЦК КПСС стал Горбачёв, я оказался настолько наивен, что, поверив ему и его перестройке, заслал в редакцию ‘немецкой газеты‘ (‘Нойес Лебен‘ – ред.) и своё стихотворение ‘Рюкзак‘ - на дворе было самое начало 1987 года. …Редактор отдела литературы Владимир Эйлер ответил мне на официальном бланке: ‘Уважаемый Роберт Адольфович! …Спасибо за Ваши письма… Стихотворение ‘Рюкзак‘ мы, к сожалению, опубликовать не можем. Слишком сильно задеты струны, касающиеся судьбы советских немцев…‘

 

10 июля 1988 года, т.е. практически через полтора года я писал им туда же: „Я не хочу больше писать в ‘Центральную газету на немецком языке‘, я хочу писать в ‘Центральную газету советских немцев‘! Иначе я с таким же успехом мог бы писать в газеты на английском языке, на монгольском или корякском. Мачехе ‘ПРАВДЕ‘ я не верю! Мне нужна родная мать, которую у советских немцев отняли. Мачеха ‘ПРАВДА‘ ни разу пока за тридцать лет не выступила в защиту своего дитяти. Она молчит! А точнее, гневствует при закрытых дверях. Пора и эти двери открывать! Мне не нужна гласность, если это только приоткрытый предохранительный клапан готового взорваться, давно пришедшего в негодность котла, лишь бы выпустить немного пара и избежать взрыва. Нужно менять сам котёл: проржавели и прогнили на нём заклёпки, он развалится всё равно!‘

 

Именно в это время мой ‘Рюкзак‘ увидел свет в Казахстане в газете Константина Эрлиха ‘Фройндшафт‘, поднявшая тему трагической судьбы российского немецкого народа на новый уровень… На полгода ранее других казахско- и русскоязычных изданий в Казахстане во „Freundschaft“ был заменен большевистский лозунг „Пролетарии всех стран, соединяйтесь!“ на „За единство, демократию и гуманизм!“. Эта газета стала рупором и трибуной немецкого национального движения в Советском Союзе. Насколько же более передовой оказалась казахстанская газета «Freundschaft» по сравнению с московской «Neues Leben», став именно газетой советских немцев, рупором и трибуной немецкого национального движения в Советском Союзе! – восклицал Роберт Лейнонен в одном из своих повествований. - …Причём, во ‚Freundschaft‘ № 55 от 13 августа 1988 г. был уже опубликован первый вариант-попытка перевода ‘Рюкзака‘ на немецкий язык Гербертом Генке, говорящий о том, что сам оригинал увидел свет на страницах газеты Эрлиха раньше…“

 

Конечно же, я очень хорошо помню это время, находясь в самой гуще событий вокруг „немецкого вопроса“ в СССР. Еще в застойные времена Брежнева и диктатуры Андропова я опубликовал в издательстве „Казахстан“ в Алма-Ате свои первые исследования по истории российских и советских немцев и их культуры: „Lose Blätter“ („Эскизы“), 1982 г., „Literatur der Sowjetdeutschen“ („Литература советских немцев“, 1982 г.), „Panorama der sowjetdeutschen Literatur“ („Панорама советской немецкой литературы“, 1983 г.). Поэтому подтверждаю, что стихотворение „Рюкзак“ было опубликовано, пару месяцев раньше. В то время, старшее поколение наших читателей помнит, когда в стране еще свирепствовала цензура, этот шаг был неординарным, можно сказать, даже дерзким. Но еще смелее я, естественно, означу здесь заслугу самого автора, написавшего это произведение, к тому же еще раньше – а именно, в 1974 году. Есть резон привести его здесь дословно:

 

Идёт старик. Несёт рюкзак.

Дугой согнуло. Вот чудак!

- Скажи, папаша! В чём нужда,

Таскаться с ним туда-сюда?

 

- Сынок, и я когда-то шёл

По жизни налегке.

И жить мне было хорошо,

И пусто в рюкзаке.

 

Но год от года за спиной

Всё рос мой кузовок.

Набили финскою войной

Армейский вещмешок.

 

Войны второй взвалился груз,

Блокада и мороз.

Фашист кричал: - Сдавайся, русс!..

А я мешок свой нёс.

 

Тащил рюкзак пятнадцать лет

По ссылке, всё продув.

И лишь за то, что бабкин дед -

Немецкий стеклодув.

 

В лицо плевок: - Ты немец, гад!

Забудь качать права!..

Там, в рюкзаке, они лежат,

Те тяжкие слова.

 

Вот так всю жизнь рюкзак и нёс

На каждый перевал,

Как свой нелёгкий крест Христос,

И падал и вставал...

 

Не думай, сын, что я один!

Нас много стариков,

Не разогнуть которым спин

Под грузом рюкзаков.

 

А если сила есть в руках,

И духом ты герой,

Поройся в наших рюкзаках

И тайны их раскрой!

 

Пусть люди знают, что и как,

Не зря же я тащил рюкзак,

И сотни тех, чей скорбный путь

Вдруг оборвался где-нибудь...

 

Инициированное мною обращение газеты к трагической судьбе российского немецкого народа, его истории было горячо поддержано не только абсолютным большинством коллектива редакции, но, конечно же, и читателем. Помнится, что авторитет газеты и ее тираж стали стремительно расти. Мимоходом замечу, что высказанное Р. Лейноненом замечание в адрес „Нойес Лебен“ о том, что он предпочитает писать в газету „для советских немцев“, а не в газету „на немецком языке“, мне было в то время неизвестно. Но то, что наши мысли и стремления относительно будущего нашего народа и нашей культуры пересекались и развивались в одном направлении – суть факт неоспоримый. Это подтверждается хотя бы тем, что переименовывая газету „Фройндшафт“ в „Дойче Альгемайне. Газета российских немцев“, я тем самым однозначно продемонстировал, что это наше национальное издание.

 

Уже позже, когда развалился Союз и Казахстан стал суверенным государством, обозначилась другая проблема: как быть с тем фактом, что газета суть казахстанское издание, а читатели немцы российские. Появилось разночтение: все мы немцы этнографически – российские, а географически - казахстанские. Компромисс мною был найден в объединении обоих компонентов названия в одно – целое: „Дойче Альгемайне Цайтунг“ („Deutsche Allgemeine Zeitung“)!

 

Уместно будет здесь лишь на мгновение остановиться на одном из выводов Генриха Гроута: „Конечно, занимая ответственную должность главного редактора республиканской немецкой газеты в Казахстане, где проживала половина всех ссыльных немцев СССР, Эрлих был зажат в некие невидимые рамки системы, с которыми нельзя было не считаться. Поэтому он не мог открыто, как другие активисты немецкого реабилитационного движения конца восьмидесятых годов, высказывать критику этой системы (курсив мой – К.Э.). Точнее, мог бы, с безусловной потерей своего поста. Но от этого потерял бы не только лично Эрлих, но и все движение в целом, т.к. Эрлих многое делал для его становления, помогая группе единомышленников, как в пропаганде идей самого движения через возглавляемую им газету, так и в организационном его становлении…“

 

Благодарствуя своему соратнику, высказавшему немало лестных слов в мой адрес в этой публикации, я, однако, не могу согласиться с его вышеприведенными словами, обозначенные мною курсивом. Ни одна газета в СССР, насколько мне известно, не позволяла себе таких „вольностей“, как редактировавшаяся мной газета „Фройндшафт“. И это стало возможным не только благодаря „патриотической дерзости“ гл. редактора, но и вследствие огромной поддержки моих идей и усилий со стороны редакционного коллектива, читателей и авторов… Одним из которых был незабвенный Роберт Лейнонен. Никогда не спрашивал Г. Гроута, кем были те „другие активисты немецкого реабилитационного движения конца восьмидесятых годов“, высказывавшие критику советской системы, и где они высказывали эту критику?! – Смею предположить, что где-то на какой-либо кухне или в дискуссиях дискуссиях в штабе общества „Возрождение“ на Шелепихинской набережной, где она, естественно, и затухала…

 

Помню. как Роберт Лейнонен в ходе своего выступления с трибуны конференции общества „Возрождение“ в Москве в 1989 году поблагодарил меня за внимание к его персоне, за публикацию его произведений и за изданную мной (в декабре 1988 г.) научно-популярную работу „Живое наследие. Очерки по географии поселения и истории культуры немцев в России и Советском Союзе“. Он высказал сожаление по поводу мизерного тиража этого „злободневного и смелого произведения“ и предложил отправить письмо от имени делегатов конференции в Госкомиздат СССР и в издательство „Казахстан“, издавшее эту монографию, с просьбой о переиздании ее массовым тиражом на немецком языке и об издании ее на русском и казахском языках. Забегая вперед скажу, что соответствующее постановление Госкомиздатом было принято. Более того: эта книга была признана во Всесоюзном конкурсе Госкомиздата СССР лучшим изданием года и отмечена Первой премией среди произведений на общественно-политическую тематику!   ...Но я, обличенный обязанностями гл. редактора республиканской национальной газеты, поглощенный политической борьбой за реабилитацию своего народа, был практически – физически не в состоянии подготовить переработанный и дополненный вариант этого произведения в срок. А переиздать копию первого издания без конъюнктурной правки и соответствующих дополнений и уточнений, когда гласность в стране принимала все больший размах и цензура заметно теряла свои позиции, я счел нецелесобразным. А вскоре страна полетела в тартарары, а с нею и наши цели, и мечты…

 

Роберт Лейнонен в рабочем кабинете. Фото: архив.

III. С Робертом Лейноненом мне довелось встречаться, беседовать неоднократно. Мне импонировали его скромность и интеллигентность. Я чувствовал созвучие наших душ, патриотических аккордов в нашем творчестве. Моя очередная встреча с литератором состоялась в Москве во время конференции общества „Возрождения“. В своем дневнике за 17-18 января 1990 года он запишет: „… 17 января 1990 г. День прошёл более спокойно, но также без надежд на будущее. Разговаривал с Яковом Фишером (замдиректора Немецкого драмтеатра в Алма-Ате). …Он обещал вызвать меня в Алма-Ату на Фестиваль… 18 января 1990 г. Последний день конференции. Зачитали решение. Айрих собрал коммунистов и написал обращение в ЦК КПСС с просьбой принять делегацию ветеранов партии. Я беседовал с Эрлихом, гл. редактором ‘Фройндшафт‘ (Алма-Ата). Он просил присылать любые материалы для публикации в газете: по вкладу немцев в различных областях, фотографии Смоленского лютеранского (немецкого) кладбища, памятников архитектуры.“

 

Видимо, обещание Яков Фишер сдержал и Р. Лейнонен принял непосредственное участие в фестивале Республиканского Немецкого драмтеатра, проходившем в Алма-Ате с 23 февраля по 2 марта 1990 года. „Я …приехал с выставкой своих картин, …отдал свои подготовленные снимки в редакцию «Фройндшафт», а заодно узнал, что полученный мною гонорар был за мой перевод на русский язык стихотворения В. Гердта „Осина“, - вспоминал Роберт Адольфович. - … 26 февраля 1990 г. в Доме литератора состоялся очень интересный и острый разговор «Проблемы развития национальной драматургии» с участием драматургов, писателей, критиков. Я был здесь как поэт. Рассказывал о блокаде и читал свои стихи. А 28 февраля в 10 утра мы собрались в редакции „Фройндшафт“ на прессконференцию, так называемую встречу с творческой интеллигенцией и с представителями средств массовой информации. Меня же усадили в президиум как представителя Ленинграда. Выступали очень многие, каждый со своей болью…“.

 

Помню, Роберт Лейнонен прочитал тогда свое совсем свежее стихотворение „Трешка“ - фрагмент злосчастных трудармейских буден – по рассказу очевидца:

 

Святую заповедь читая в наставленье,

без устали твердили перед строем:

шаг вправо-влево - без предупрежденья

приказано стрелять по нам конвоям.

 

...Колонна серая тащилась трактом в лагерь.

Закончен день и трудармейцев труд.

Опять в тайге понахватались влаги,

одежда инеем покрылась на ветру.

 

Доходим мы в фуфайках-душегубках.

Охрана - та в овчинных полушубках.

Контраст во всём необычайно яркий:

для немцев, например, немецкие овчарки.

 

На лоб ушанку драную надвинув,

в шеренге с краю плёлся паренёк.

Измотанный, худой, сутуля спину,

в опорках шлёпая, он шёл, не чуя ног.

 

Вдруг вижу, брошена - случайно ль, понарошку? -

там, на обочине, зелёненькая трёшка!

Я обомлел... мне всё страшней...

Мальчишка увидал, рванулся и - за ней!..

 

Та-та-та-та! - сухой плевок из автомата

и яркий всплеск отборнейшего мата...

 

Ртом перекошенным, хватая воздух в муке,

прошитый пулями, мальчонка вскинул руки,

взметнулся над заснеженной дорожкой,

простёрши к небу кулачок с зажатой трёшкой,

и, рухнув, соскользнул по липкому кювету...

 

Ещё один безвестный канул в Лету...

 

 

С 21 по 27 октября в Алма-Ате проходил 2-й Всесоюзный фестиваль немецкой культуры и искусства, организованный Немецким драмтеатром в лице Я. Фишера – зам. директора, газетой „Фройндшафт“ и Алма-Атинским немецким культурным центром в моем лице – т.б. гл. редактора и, соответственно, председателя, а также коммерческих структур Немецкого культурного центра в лице Г. Энгеля и В. Гельцера, а также Научно-методическим центром народного творчества КазССР в лице директора В. Айгараевой. Этот фестиваль вошел в историю культурной жизни нашего народа как грандиозное событие, участие в котором приняли 76 творческих коллективов страны и несколько десятков представителей нашей творческой когорты: литераторов, художников, актеров, журналистов… В общей сложности 1 625 человек.

 

Принимал участие в этом фестивале и Роберт Лейнонен. „Я снова оказался в Алма-Ате, - писал в своих воспоминаниях Роберт Аольфович, - …на 2-м Всесоюзном фестивале немецкого самодеятельного творчества. Отдал Эрлиху целую подборку своих стихов. На прессконференции „Фройндшафт“ 26 октября выступал о своей работе по переписи Смоленского кладбища и читал стихи «Склепы» и «Мир праху твоему». И велико же было моё изумление, когда в дни фестиваля я раскрыл газету и увидел своё стихотворение «Храм тела, храм души, храм духа…», посвящённое памяти немецкого архитектора А.Л. Витберга, строившего первый храм Христа Спасителя на Воробьёвых горах в Москве. Как ни странно, но именно „Фройндшафт“ публиковала мои стихи и немало! За это ей и её тогдашнему гл. редактору Константину Эрлиху моя особая сердечная благодарность не только как от читателя, но и от автора. И я не без удовольствия отмечаю, что мои вещи печатаются как в сегодняшней DAZ („Deutsche Allgemeine Zeitung“ – ред.), так и у её бывшего гл. редактора в „Дипломатическом Курьере“ („Russlanddeutsche Allgemeine“ – ред.) в Гамбурге.“

 

 

IV. В культуре российских немцев Роберт Лейнонен представлен крупным планом в трех авторских ипостасях: он - литератор, историк и художник-живописец. Им написаны десятки картин, разные по художественной значимости, выполненные различной техникой: акварелью, тушью, карандашом, фломастером и даже шариковой ручкой… Обьекты его произведений – ленинградские пейзажи, этюды, натюрморты, портреты – большей частью - женские. Нет, женщина – суть не объект, а конкретный субьект его художественного мироощущения и восприятия, существовавшая и существующая, благодаря его картинам, в реальном времени и реальном пространстве. Именно она - его „сопереживатель“ и его неисчерпаемое вдохновение. Своими лучшими картинами Роберт Адольфович считает портреты „Изабелла“ („Isabella“), „Страстный взгляд“ („Leidenschaftsblick“) и „Вечерний сумрак“ („Abenddämmerung“). Полагаю, что с этим заключением можно согласиться. Но мне импонируют также и его непринужденные графические работы – как то иллюстрации к собственным изданиям. Свои персональные выставки он организовывал в опорных точках своей биографии: в Ленинграде-Петербурге, Приозерске, Копейске, Челябинске, Москве, Алма-Ате, в германских городах Веймаре, Эрфурте, родном городе Лауше и др.

 

Грандиозность научных изысканий Роберта Лейнонена нашла воплощение в главной работе его жизни - в соавторстве с Эрикой Фогт: „Deutsche in St. Petersburg. Ein Blick auf den Deutschen Evangelisch-Lutherischen Smolenski-Friedhof und in die europäische Kulturgeschichte“ („Немцы в Санкт Петербурге. Смоленское лютеранское кладбище в истории европейской культуры“). удостоенной в 2000 г. Анциферовского диплома Международного благотворительного фонда спасения Петербурга-Ленинграда, Балтийского гуманитарного фонда и Музея истории Санкт-Петербурга, символизирующий краеведческий знак качества сей работы. Между прочим, замечу, что одно время председателем жюри был руководитель Союза краеведов России, сын полярника Отто Юльевича Шмидта, академик, историк и этнограф Сигурд Оттович Шмидт (15.05.1922-22.05.2013), с которым я был лично знаком и состоял в длительном контакте.

 

Историческая и научная значимость этой работы неоспорима. Более того, она носит еще и прикладной характер, так как наглядно демонстрирует место и роль российских немцев в российской истории, свидетельствует об их громадном вкладе в становление и развитие Государства Российского, о многовековом тесном и плодотворном сотрудничестве Германии и России. Уместно будет, вероятно, здесь еще отметить, что отрывки из этого исследования апробировались в моей газете, в "Дипломатическом Курьере", на что ссылается и сам автор: № 10 (60), 25.10. - 25.11.2003 г.

 

Интересны размышления и заключения Роберта Лейнонена в работе „Лирика Генриха Гейне на русском языке“. Как дипломированный филолог, переложивший не мало лирических и прозаических - художественных, как и научных - текстов с русского языка на немецкий и - наоборот, считаю абсолютно правильным его исходный постулат, что „вникнуть в проблему перевода, …может только человек, владеющий хотя бы двумя языками. Людям, которые знают только один язык, этого вообще не понять, а тем, которые владеют несколькими языками и не пробовали своих сил в переводах или не пытались сравнивать подлинник с переводом с известных им языков, тоже многое покажется неожиданным и удивительным. Читатель ведь с подлинником, как правило, не имеет дела. Он читает и воспринимает перевод как самостоятельное произведение, и если оно хорошо звучит, доступно, поэтично, понятно - значит, хорошо! А соответствует ли оно подлиннику или нет - читателя уже не волнует. Так что многое отдано на откуп переводчику и рецензенту, если таковой есть. Но ещё более сложным является перевод поэтических произведений.“

 

Так, анализируя нижеприведенное стихотворение Генриха Гейне „Ein Fichtenbaum steht einsam…“ в переводе Михаила Лермонтова,

 

Ein Fichtenbaum steht einsam     7              На cевере диком cтоит одиноко

Im Norden auf kahler Höh’.         7              На голой вершине cоcна,

Ihn schläfert; mit weißer Decke      8           И дремлет, качаяcь, и cнегом cыпучим

Umhüllen ihn Eis und Schnee.     7              Одета как ризой она.

 

Er träumt von einer Palme,            7            И cнитcя ей вcѐ, что в пуcтыне далѐкой –

Die, fern im Morgenland,          6                 В том крае, где cолнца воcход,

Einsam und schweigend trauert       7           Одна и груcтна на утѐcе горючем

Auf brennender Felsenwand.       7               Прекраcная пальма раcтѐт.

 

Роберт Адольфович замечает: „слов нет - стихотворение у Лермонтова получилось хорошее, красивое, поэтичное. Но это не Heine... По сути дела, это самостоятельное стихотворение. Лермонтов, растянув строку с семи слогов до двенадцати, естественно, кое-где был вынужден добавить слов, которых у Heine вообще нет. Например: ‘на севере диком...‘, ‘дремлет, качаясь‘, ‘снегом сыпучим‘, ‘в пустыне далѐкой‘, ‘прекрасная пальма‘.“

 

Абсолютно прав наш критик, что вариант Лермонтова самостоятельное произведение. И добавлю: позаимствован лишь мотив. Р. Лейнонен приводит еще два перевода:

 

На cевере кедр одиноко                            На cеверной, голой вершине

На голой вершине раcтѐт,                         Дуб одинокий cтоит;

Он cпит; одеялом белым                           Он дремлет - и льдом, и cнегами,

Укрыл его cнег и лѐд.                                Как cаваном белым, покрыт.

 

Он видит cон о пальме,                             И бедному грезитcя пальма,

Что в дальней, воcточной земле                Что в дальней, воcточной земле

Груcтит одиноко и молча                           Нема, одиноко горюет

На раcкалѐнной cкале.                              На cолнцем cожжѐнной cкале.

 

                     В. Гиппиуc.                                                        П. Вейнберг.

 

Эти переводы, отмечает он, по ритму стиха ближе к подлиннику, нежели вариант Лермонтова. Да, это видно, добавлю, невооруженным взглядом. Но ритмика и здесь не соответствует оригиналу. Перевод П. Вейнберга я считаю худшим из представленных вариантов. И все же выигрышным моментом в текстах этих переводчиков является тот факт, что у них вид деревьев – у одного это кедр и пальма, у другого дуб и пальма, выбран вполне логично: их род - противоположный, как и у Гейне. Именно поэтому, я считаю, что Лермонтов, у которого в его тексте фигурирует сосна и пальма - оба дерева женского рода, оказался в проигрыше.

 

На это же указывает и Роберт Лейнонен: „Образы Heine, его поэтические образы, скорбят в одиночестве. Один на холодном севере, другая - в знойной пустыне. Д р у г а я ! Она! О Н и О Н А - вот в чѐм соль! Heine употребляет слово „Fichtenbaum“ (дерево-пихта), на немецком это слово мужского рода, а пальма, как и в русском, - женского. Он и она, двое горемык, оба страдают, оба в одиночестве. Не в этом ли состоит идея стихотворения!“…

 

Именно в этом, безусловно! Читатель, естественно, спросит, а какой перевод предложил бы я - литератор, недалекий к тому же и от переводческого труда. …Ну что ж, могу предложить вот этот экспромт (цифры указывают на количество слогов, сравните их, пожалуйста, с немецким подлинником), например:

 

Стоит на взгорье ясень,  7

В северном, голом краю,  7

Дремлет под белой рясой -  7

В снежном, ледовом плену.  7

 

Ему всё пальма снится:  7

Там, на востоке, во мгле, -   7  

Молча грустит девица -    7 

Одна - на знойной скале…  7

 

                                                    К. Эрлих.

 

…Поэтическое дарование Роберта Лейнонена отразилось в более чем пятистах стихотворных текстов. Нет, они, конечно же, не все однозначно - шедевры. Но большая их масса побуждает читателя остановиться, задуматься и вновь, и вновь перечитывать их, как вот это стихотворение, например, помещенное в сборнике „Тебе писал я строки эти…“ (издательство Роберта Бурау, 2011 г.) и озаглавленное автором кротко и скромно „Даль“ (1983 г.):

 

Сизым маревом,

снежным заревом

затянулася даль белесая.

 

И полей простор

не охватит взор –

степь широкая и безлесая...

 

Вдаль один бреду.

Где приют найду,

запашок деревушки учуяв?

 

Разгляжу дымок,

где пригреться б смог. –

Так устал! Отдохнуть хочу я...

 

Чуть тащусь, неспеша,

леденеет душа,

коченеют руки и ноги.

 

А дымка не видать!

Кабы только не сдать,

не свалиться в степи на дороге...

 

Сизым маревом

даль захмарена.

Выходи, дорогая, встречай!

 

Мне брести по ней

без твоих огней

больше мóчи нет... Выручай!..

 

Множество лирических произведений автора откровенно автобиографичны; они будто вырваны из контекста его трудной, но многогранной и духовно насыщенной жизни:

 

Сковало снегом ель могучую,

как ни боролась с ноябрѐм.

Морозу сдался лес над кручею,

над речкой, крытой серебром.

Сырой снежок, морозом схваченный,

на лапах елей грузно свис.

И будто силы все растрачены,

бессильно свисли руки вниз.

Не разогнуть замѐрзших пальчиков,

от снега не расправить плеч,

не пошуметь в ветрах запальчиво,

не отдохнуть, не сесть, не лечь.

Шеренга елей многорукая

застыла скорбной чередой.

И только дятел, звонко тукая,

в тиши долбится в ствол седой.

И тишина звенит осколками.

Сутулясь, ели молча спят,

а над заснеженными колками

нависших туч тяжѐлый ряд.

Как ни давили б тучи серые,

и как мороз бы ни был лют –

придѐт весна – я в это верую! –

А вѐсны возрожденье шлют.

                                                                                                 „Ели“, 1984 г.

 

Некоторые стихи у него искусные поэтические сказы, как вот эти, к слову:

.

Торопит время – я спешу: последний круг остался.

И я пишу, пишу, пишу, пока судьбе не сдался.

Стишок, тетрадка, книга, том, - а сколько в сердце их!

Я замолчу, уйду потом, но не замолкнет стих.

Он не всегда дотошно строг, – в нём боль души основа.

Я сердце рвал на сотни строк! Его не склеишь снова...

 

Даже те его лирические произведения, которые на первый взгляд просты, изобилуют метафорическими находками и художественными образами. Они эмоционально-выразительны, вызывают в душе читателя, сужу по себе, живой отклик. Одно из таковых „Как я в дождь люблю бродить по Ленинграду!“, написанное им после возвращения „из вечной ссылки“ в Ленинград и опубликованное мной весной 2003 года в „Дипломатическом Курьере“:

 

Дождик ленинградский брызжет через сито.

В трубах водосточных звон в соседнем доме.

Тьма зонтов у мόста Лейтенанта Шмидта.

И к руке прижалась ты в пальто Суоми.

 

Люди на работу не спешат, похоже.

Это просто дождь торопит их немножко.

Сырость каплями на лицах у прохожих.

В финских ты по лужам шлѐпаешь сапожках...

 

Как я в дождь люблю бродить по Ленинграду!

Мокнуть под зонтом без всяких там причин...

К твоему же полуфинскому наряду,

Кстати, неплохой попутчик – полуфинн...

 

Некоторые стихи Роберта Лейнонена переложены на музыку („Паганини“, 1983 г.):

 

Пикайзен* играл Паганини вчера.

Двадцать четыре каприса.

Заворожила нас скрипки игра,

весь зал, от галёрки до низа.

 

Читал я о демоне, видел в картине,

как скрипка страдала в руках Паганини.

Летал и взвивался, и падал смычок,

то лебедью плыл, то - внезапный скачок.

 

И пальцы по струнам бежали, дрожа.

Но пела не скрипка – рыдала душа.

Пока Паганини Пикайзен играл,

куда-то уплыл филармонии зал...

 

И в мёртвой тиши затаённого зала

мне скрипка иные миры показала.

Каприс за каприсом – картин галерея...

Я слушал, душой в неизведанном рея.

 

А скрипка стонала, а скрипка дрожала,

смычок танцевал, и струна дребезжала –

то танец, то слёзы, то радость, то боль...

Вошёл и Пикайзен в демона роль.

 

И грезилось мне, будто где-то и ты

смеёшься и плачешь, сжигая мосты,

которые долго в себе сберегала

в надежде, что что-то начнётся сначала...

 

Мне тайну поведал каприс Паганини:

капризы судьбы покапризнее ныне,

мосты свои смело без боли сжигай,

без жалости прошлому крикни: «Прощай!»

 

Пикайзен вчера Паганини играл.

Смеялась и плакала скрипка.

И мост мой последний в душе догорал –

твой взгляд, и любовь, и улыбка...

 

* Виктор Пикайзен, уроженец (1933 г.) Киева, СССР, лауреат многочисленных международных конкурсов. Как то Золотая медаль на Конкурсе Вронского в Варшаве, Серебряные медали на Конкурсах Шеринга в Мексике и Клостер-Шёнталя в Германии. Один из немногих музыкантов, кто исполнил на различного рода концертах 78 раз все каприсы Никколо Паганини.

                                                                                              „Паганини“, 1983 г. Музыка Виктора Гергенредера.

 

По инициативе супруги Роберта Лейнонена, Ирины, и издательства Роберта Бурау его лучшие стихи из русскоязычного сборника „Тебе писал я строки эти…“ были опубликованы в переводе на немецкий язык под названием „Für dich schrieb ich einst diese Zeilen… (BMW Verlag Robert Burau. Lage, 2018. Nachdichtung von Eva Rönnau.)“. Это собрание добротных произведений автора, позволяющее и немецкоязычному читателю составить себе представление о поэтическом творчестве автора, погрузиться в его мироощущение и миропонимание…

 

 

V. Постскриптум.

На пороге одного из своих юбилеев Роберт Адольфович, подытоживая прожитое, заметил: „Мне досталась сложная биография. Кроме общих трудностей моих соотечественников в стране диктатуры Советов, на мою долю выпала еще и судьба изгоя, врага народа - потомка семейства немецко-финских родителей. Но я не сдавался, 'тащил свой рюкзак', шел вперед и брал вершину за вершиной. И здесь мне было, конечно же, не обойтись без неоценимой помощи и деятельной поддержки моей жены, Ирины Лейнонен. …Но как много остается недовершенным!“

 

Да, но время не стоит на месте и колесо истории, как вечный двигатель, - в перманентном движении. Его не задержать и не остановить. Но благодаря летописцам – историкам, литераторам, поэтам, те или иные фрагменты философской категории времени могут возвращаться, т. б. при благоприятных обстоятельствах воскреснуть в человеческом сознании, которое обладает механизмом памяти, и отразиться на настоящем. Вот и сейчас, выводя эти панегирические строки на страницах газеты, - в память о коллеге и соратнике, мое сознание вновь и вновь перемещает меня в те старые добрые времена, когда мы с Робертом Лейноненом дружно и натужно тянули свой тяжелый воз по раздрызганным дорогам нашей изгойной судьбы. Он был рядом – живым и дерзновенным.

 

Уходят могикане, овладевает мною мысль. - Крупные, стоические личности. Какое- то неукротимое сиротское чувство переполняет душу. Она же вторит разуму:

 

                      Роберту Лейнонену

 

В беспечность вечности уходят могикане -

неустрашимое российских немцев племя, -

несущих по миру свое - изгоев бремя.

В вневременность уходят, как ушел Титаник,..

в наследство оставляя нам с тобою память…

 

Ты светочем нам освещал пути-дороги,

на рать нас дерзким словом зазывал.

Нас вел ты неизменно к свету и свободе,

глашатаем которых ты средь тьмы восстал.

 

Был доблестным, но злым твой скорбный рок,

ведь до сих пор оболганным бредет твой род, -

и тянутся за горизонт в печали облака, -

как ты - изгнанники, бездольный путь влача.

 

Сколь гордых воев не вернулось с поля боя,

но остается с нами о них память…

Уходят в вечность, как ушел Титаник, -

народу верные, бесстрашные герои…

 

Уходят в вечность могикане…

 

                       Константин Эрлих.

 

…9-го октября в 8 часов вечера Роберт Адольфович Лейнонен скончался. На 99-м году жизни. Насыщенной, масштабной и жертвенной.

 

Вечная ему память…

Ноябрь, 2019. Гамбург.

---------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Иллюстрация: Malyschewa, Т.Internet.ok.

Рождественские ярмарки

 

 

1. Рождественские ярмарки -

До Рождества еще...

Но ожиданье праздника

Важней, чем день его.

 

2. И в нетерпенье радостном

Спешат и мал, и стар

На шумный, бойкий, сказочный

Рождественский базар.

 

3. Как реки золотистые

Гирлянды из огней,

Сиянье звезд лучистое

И море из свечей.

 

4. А елки! Деревянные,

Из бус, шаров, стекла,

И в центре – долгожданная,

Что из лесу пришла.

 

5. Вокруг нее вращается

Базарный хоровод.

И кто не растеряется,

Немало здесь найдет.

 

6. Витрины – заглядение!                 8. Народ глазеет, ахает,                     10. Встречается, торгуется,

Всех город мастеров                        А прямо над толпой                            Любуется и пьет,

Приводит в восхищение.                  Плывут, дурманят запахи,                   И просто так тусуется

Повсюду «Ах!» да «Ох!»                  И аромат - какой!                                На ярмарке народ.

 

7. Прекрасно, удивительно -            9. Глинтвейна дух горячего                 11. И лишь малыш – единственный

Умельцев ремесло,                          И выпечки ваниль                               Спаситель для людей –

И выбирать – мучительно,               Заманят и незрячего.                           Спит мирно в тьме таинственной

Купила б сразу все!                         А есть еще и гриль.                              Соломенных яслей.

Лидия Майер.

---------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

 Иван Лукьянович Солоневич

 

"Россия в концлагере"...

 

 

Иван Лукьянович Солоневич родился 13. 11. 1891 г. в Гродненской губернии и умер 24.04.1953 г. в Монтевидео, в Уругвае. Журналист, литератор, философ и общественный деятель. Известность приобрел как приверженец так называемого народного монархизма и автор ряда публикаций о СССР ("Россия в концлагере", 1935 г.). Участвовал в Белом движении, был осужден, бежал из лагеря в Финляндию, перебрался в Болгарию, затем в Германию, а после ее поражения во 2 мировой войне - в Латинскую Аме-рику - Аргентину и в 1950 г. - В Уругвай... 

 

20 июля 1989 г. И. Солоневич был реабилитирован военной прокуратурой Ленинградского военного округа.

 

...Уже в 1918 году лагеря НКВД назывались концентрационными, причем даже В.И. Лениным, см., например, его телеграмму от 9-го августа 1918 года: "Пенза. Губисполком. Копия Евгении Богдановне Бош. Получил Вашу телеграмму 153. Необходимо организовать усиленную охрану из отборно надежных людей, провести беспощадный массовый террор против кулаков, попов и белогвардейцев; сомнительных запереть в концентрационный лагерь вне города. Экспе-дицию пустите в ход. Телеграфируйте об исполнении. Предсовнаркома Ленин" (Ленин В.И. ПСС, том 50, стр. 143-144, или в тексте телеграммы "Зиновьеву для Сталина" от 3-го июня 1919 г.: "...Сегодня узнал о переходе к врагу еще одного питерского полка и об отказе наступать двух полков. Надо усилить надзор и влитие рабочих. Насчет иностранцев советую не спешить высылкой. Не лучше ли в концентрлагерь, чтобы потом обменять. Ленин" (Ленин В.И. ПСС, т. 50 стр. 335)

 

И.Л. Солоневич был арестован в 1932 году за "попытку бегства из СССР". Будучи вместе со своим братом и сыном хорошими спортсменами (Солоневич является одним из предшественников или основоположников самбо) они смогли в 1934 году бежать из Беломоро-Балтийского концлагеря. В соотв. с Википедией он потом "жил в эмиграции в Финляндии, Болгарии, Германии, Аргентине и Уругвае. В разное время издавал газеты «Голос России» (в Болгарии) и «Наша страна» (в Аргентине). Организовал Народно-имперское ("штабс-капитанское") движение, пропагандировал идею самобытной русской народной самодержавной демократической ограниченной монархии, критикуя при этом не только социализм (национал-социализм, коммунизм, социал-демократию, итальянский фашизм социалиста Бенито Муссолини и т. п.), но и вообще любые попытки устройства государственной жизни России путём внедрения заимствованных из-вне идеологий (измов)."

 

Выдержки из книги Солоневича "Россия в концлагере"

 

"...Факт моего бегства из СССР в некоторой степени предопределяет тон и моих «свидетельских показаний». Но если читатель примет во внимание то обстоятельство, что и в концлагерь-то я попал именно за попытку бегства из СССР, то этот тон получает несколько иное, не слишком банальное объяснение: не лагерные, а общероссийские переживания толкнули меня заграницу.

 

Мы трое, т.е. я, мой брат и сын, предпочли совсем всерьез рискнуть своими жизнями, чем продолжать свое существование в социалистической стране. Мы пошли на этот риск без всякого непосредственного давления извне. Я в матери-альном отношении был устроен значительно лучше, чем подавляющее большинство квалифицированной русской интеллигенции, и даже мой брат, во время наших первых попыток бегства еще отбывавший после Соловков свою «адми-нистративную ссылку», поддерживал уровень жизни, на много превышающий уровень, скажем, русского рабочего. На-стоятельно прошу читателя учитывать относительность этих масштабов: уровень жизни советского инженера на много ниже уровня жизни финляндского рабочего, а русский рабочий вообще ведет существование полуголодное.

 

Следовательно, тон моих очерков вовсе не определяется ощущением какой-то особой, личной обиды. Революция не отняла у меня никаких капиталов — ни движимых, ни недвижимых — по той простой причине, что капиталов этих у меня не было. Я даже не могу питать никаких специальных и личных претензий к ГПУ: мы были посажены в конц-лагерь не за здорово живешь, как попадает, вероятно, процентов восемьдесят лагерников, а за весьма конкретное «преступление» и преступление с точки зрения советской власти особо предосудительное: попытку оставить социалистический рай. Полгода спустя после нашего ареста был издан закон от 7 июня 1934 года, карающий побег за границу смертной казнью. Даже и советски настроенный читатель должен, мне кажется, понять, что не очень велики сладости этого рая, если выходы из него приходится охранять суровее, чем выходы из любой тюрьмы..."

 

"...Я не думаю, чтобы общее число всех заключенных в этих лагерях было меньше пяти миллионов человек. Вероятно, несколько больше. Но, конечно, ни о какой точности подсчета не может быть и речи. Больше того, я знаю системы низового подсчета в самом лагере и поэтому сильно сомневаюсь, чтобы само ГПУ знало о числе лагерников с точностью хотя бы до сотен тысяч..."

 

"...ежедневно в санитарную ведомость лагеря приходилось вписывать цифру, обычно однозначную, сообщаемую из третьей части и означающую число расстрелянных. Где и как их расстреливали, официально оставалось неизвестным. Цифра эта проставлялась в графу «Умершие вне лагерной черты», и Борис на соответственных личных карточках должен был изобретать диагнозы и писать exitus laetalis. Это были расстрелы втихомолку — самый распространенный вид расстрела в СССР..."

 

В послевоенных концлагях в Польше происходило, похоже, тоже самое, как например показано в одном из эпизодов ниже указанного репортажа по Баварскому телевидению 20-го ноября с.г.: "Депортированной в детском возрасте в Германию из польского концлагеря женщине, разлученной там с ее матерью, умершей в этом концлагере, показали в польском архиве учетную карточку ее матери с записью, что она вроде как из лагеря "сбежала"...

 

https://www.br.de/mediathek/video/verschleppt-doku-das-schicksal-der-zivilen-deutschen-zwangsarbeiter-av:5dd3c8882786bb001a499b62)

Прислал др. Артур Бехерт.

---------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Landeskulturtagung der Sudetendeutschen Landsmannschaft, Hessen

 

Fest an der Seite

der Heimatvertriebenen

 

 

Die jüngste Landeskulturtagung der Sudetendeutschen Landsmannschaft – Landesgruppe Hessen fand am denkwürdigen 9. November, dem Tag des Mauerfalls statt. An diesem Tag wurde nicht nur das Tor der Mauer geöffnet, mit dem Fall des „Ei-sernen Vorhangs“ öffnete sich auch das Tor zur alten Heimat in die Herkunftsgebiete der Heimatvertriebenen. Seither können die Heimatvertriebenen wieder in ihre Heimat im Osten reisen, die Wohnorte, Häuser, Höfe ihrer Eltern besuchen und sehen, wo diese gelebt haben und woher sie selbst stammen.

 

In ihrem Grußwort überbrachte Margarete Ziegler-Raschdorf, Landesbeauftragte der Heimatvertriebenen und Spätaussiedler, Grüße der Hessischen Landesregierung, dankte dem SL-Landesvorsitzenden Markus Harzer und allen, die durch ihr ehren-amtliches Wirken in den Verbänden und Landsmannschaften seit Jahrzehnten dazu beitragen, das kulturelle Erbe des Sude-tenlandes als wichtigen Bestandteil des gesamtdeutschen Er-bes zu pflegen und für die kommenden Generationen zu er-halten.

 

Die Landesbeauftragte berichtete über aktuelle Entwicklungen in ihrem Aufgabenbereich und die neue Zuordnung ihrer Stabsstelle zum Hessischen Ministerium des Innern und für Sport (HMdIS). „Zur Zeit gilt unsere besondere Aufmerksamkeit den Heimatstuben und Heimat-Sammlungen. Dazu wird es am 4. Dezember 2019 eine Fachtagung des Bundes der Vertriebenen in Hessen (BdV) im Haus der Heimat geben. Das Thema ´Di-gitalisierung der Archive` wird dort ebenso eine Rolle spielen wie das Thema 'Virtuelle Heimatstuben`. Die Landesbeauftragte sicherte ihre Bereitschaft zu, Lösungen zu erarbeiten, um den BdV und die Landsmannschaften (LM) bei der Sicherung der Heimatsammlungen zu unterstützen. Wichtig seien ihr dabei vor allem die wertvollen Maßnahmen der ehrenamtlich Tätigen vor Ort. „Sie als die davon Betroffenen sind die Experten für diese Zeitgeschichte. Sie sind die letzten Zeitzeugen“, so Marga-rete Ziegler-Raschdorf.

 

Die Hessische Landesregierung stehe dabei fest an der Seite der Heimatvertriebenen. „Immer wieder neu verdeutlicht unser Ministerpräsident Volker Bouffier die besondere Verantwortung des Landes für die Heimatvertriebenen und Spätaussiedler. Auch wenn § 96 BVFG Bund und Ländern die gesetzliche Verpflichtung für die Erinnerungs- und Kulturarbeit auferlegt, gibt es

nur wenige andere Bundesländer, in denen für diese Aufgabe so viel geleistet wird wie in Hessen.“ Im schwarz-grünen Koalitionsvertrag werde der Themenbereich noch einmal deutlich gestärkt. Bereits im diesjährigen Nachtragshaushalt, also ab 2019, wird die institutionelle Förderung für den BdV angehoben. „Als Landesbeauftragte setze ich mich jetzt dafür ein, dass die Landsmannschaften ebenfalls mehr finanzielle Unterstützung erhalten. Sie können davon ausgehen, dass ich nicht nur die Wünsche, sondern auch die Bedarfe der Landsmannschaften sehe und diese unterstütze.“

 

Zum Abschluss berichtete Margarete Ziegler-Raschdorf, über die inzwischen in vielerlei Hinsicht gute Kooperation der Sudetendeutschen Landsmannschaft und des BdV mit der Deutschen Jugend aus Russland – Landesverband Hessen e.V. (DJR). Als Beispiel führte sie das tolle You-Tube-Projekt „Zeitzeugen“ des BdV in Verbindung mit der DJR an. „Ich bin überzeugt, das wird eine tolle Sache, die auch viele junge Leute für unser Thema begeistern wird. Sich gegenseitig besser kennenzulernen – die Schicksale der Vertriebenen und der Deutschen aus Russland zu begreifen – zusammenwirken! Das finde ich gut. Es wird zu einem besseren Verständnis füreinander führen“, so die Landesbeauftragte.

 

Im Bild: Landesbeauftragte Margarete Ziegler-Raschdorf mit Bürgermeister der Stadt Bad Nauheim, Klaus Kreß (rechts)

und Markus Harzer, Landesobmann der Sudetendeutschen Landsmannschaft in Hessen. (Fotos: LBHS).

---------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

 

Константин Эрлих

 

День народного единства - Праздник народа российского...

 

 

Воевода Димитрий Пожарский и помещик Козьма Минин, пополнив рать ополчения иностранными специалистами военного дела из Немецкой слободы Подмосковья: оружейниками, бомбардирами, взрывниками, в битвах жесточайших вернули народу роскому 4 ноября 1612 года свой стольный город - Москву…

 

Взошедший на престол самодержец Михаил Романов повелел быть празднику на Роской Земле - Дню очищения Москвы...

 

...К сожалению, со временем этот праздник потерял свое историческое значение. Появились новые приоритеты, большей частью утопические, повергшие страну в безудержный хаос и мракобесие. Но воспрял дух народа, - возродилось его природное стремление к единению, свободе, свету!

 

В начале 21-го века, когда российская элита была принуждена понять, что политика либерализма заходит в тупик и в народе вновь пробуждается естественное патриотическое сознание, о нем вдруг вновь вспомнили.

 

И Богу слава!

 

Соотчичей я поздравляю верный строй,

надежных, преданных, стоических рядов, -

воителей наследных славных поколений,

в веках не преклонивших пред врагом колени, -

вас, нынешних - моих любимых - земляков…

 

Мы будем подвиг предков чтить всегда!

С  Днем нашего народа, верные друзья!

 

Всех благ земных вам и благополучия!!!

С думой о России… 

 

Россия, родная – ты доля моя,                           

вновь клятва-плач Ольги зовет сквозь века.      

Ему внемлю я: вижу род свой в бою, -              

в союзе с тобой, за Отчизну свою...                  

Избрал предок мой непростую судьбу:              

стою у стремнины с тобой - на краю...               

 

Россия, Россия, Россия, -               

и снятся мне сны непростые:        

ты скорбь моя, боль и стихия,       

ты гордость моя, ты – Мессия,       

Россия, Россия, Россия...               

 

Душа на распутьи, жжет сердце печаль, -           

и взгляд мой стремится в безбрежную даль:       

руины церквей и селений - в дыму, 

к родным пепелищам поволжским спешу... 

Безбожье - окрест, джут народ мой извел: 

Кружу в поднебесье - бездомный орел... 

 

Россия, Россия, Россия, -  

и снятся мне сны непростые: 

ты скорбь моя, боль и стихия, 

ты гордость моя, ты – Мессия, 

Россия, Россия, Россия...  

 

Нет, я не манкурт, что лишился корней, 

cедлаю вновь в путь я горячих коней, 

бросаюсь в объятия русской пурги, 

мчусь берегом Рейна по кромке судьбы... 

Как сладок нирваны сиреневый сон: 

навек быть с Россией - мой вечный полон. 

 

Россия, Россия, Россия -    

и снятся мне сны непростые:  

ты скорбь моя, боль и стихия,

ты гордость моя, ты - Мессия, 

Россия, Россия, Россия...  

Россия, я сын твой, Россия... 

 

In Gedenken an Russland…

 

Oh, Russland, mein Russland, dein Schicksal ist schwer,

es schallt Olgas Wehruf und Schwur von fern her.

Als du gegen Feinde gerückt in den Krieg, -

mein Stamm rang im Bunde mit dir um den Sieg...

Mein Ahn wählte sich einst kein einfaches Los:

Nun steh ich am Abgrund mit dir - heimatlos...

 

Oh, Russland, mein Russland - Россия,

die Alpträume kommen und ziehen:

Mein Leiden bist du und mein Mühen,

mein Stolz und mein Gram, mein Messias.

Oh, Russland, mein Russland, Россия...

 

 

Ich stehe am Kreuzweg, vor Gram birst die Brust, -

in Fernen verliert sich mein Blick voller Frust:

Gehöfte und Kirchen, und Dörfer - verbrannt, -

zum Heimatherd eil ich in mein Wolga-Land...

Rings - gottlose Gegend, entvölkert - die Welt:

kreist heimloser Adler am himmlischen Zelt...

 

Oh, Russland, mein Russland - Россия,

die Alpträume kommen und ziehen:

Mein Leiden bist du und mein Mühen,

mein Stolz und mein Gram, mein Messias.

Oh, Russland, mein Russland - Россия...

 

Ich bin kein Mankurt, der die Wurzeln nicht kennt,

ich schwing mich aufs Roß, renn kopfüber, behend,

entgegen dem russischen Schneesturm und Wind,

am Rand meines Schicksals den Rhein längs geschwind...

Wie süß ist Nirwanas blaufliederner Traum:

Von Russland gefangen - entkomm' ich ihm kaum.

 

Oh, Russland, mein Russland - Россия,

die Alpträume kommen und ziehen:

Mein Leiden bist du und mein Mühen,

mein Stolz und mein Gram, mein Messias.

Oh, Russland, mein Russland - Россия...

Dein Sohn bin ich, Russland - Россия...

Константин Эрлих.

____________________________________________________________________________________________________________________________________

 

Школа в Желанном, 2-ая.

Светлой памяти учителей Желанновской средней школы…

 

Учителя не умирают,

Их души будут вечно жить!

Их звезды, в темноте мерцая,

За нами тихо наблюдают,

Не прекращая нас любить!

 

Ведущий 1: Добрый день, уважаемые гости, дорогие учителя и ветераны педагогического труда, выпускники разных лет и учащиеся нашей любимой Желанновской средней школы! Мы рады приветствовать вас накануне праздника Международного Дня Учителя. В далеком 1912 году открылись двери нашей сельской школы для мальчишек и девчонок тех незапамятных времен. Она дала путевку в жизнь ни одному поколению наших односельчан, способствовала не только приобретению ими необходимых жизненных знаний, но и содействовала становлению людей нерав-нодушных, преданных своей малой родине.

 

Ведущий 2: Много событий произошло со дня основания нашей школы. Что-то забылось, но многое осталось в нашей памяти и стало историей. Остались в памяти и люди, которые создавали эту историю. Щедры и отзывчивы были их сердца, вместившие в себя и радость и огорчения своих учеников. Это они заложили фундамент нашей школы, это они заложили ее традиции, вкладывая знания и душу в каждого воспитанника.

 

Читайте материал на стр. Желанная встреча - "Желанное".

______________________________________________________________________________________________________

 

Лидия Майер

 

Золотой октябрь

 

1. Золотой октябрь.                         2. Тополя и клены         3. Кажется, лишь праздник,        4. Чудится – не в тягость

Роща – из свечей,                            Светятся, горят,            Радость впереди,                       Время уходить.

В праздничном наряде,                    Что прощанье это –       И березы ярко                           Золотой октябрь.

В золоте огней.                                Сыплют янтари.            Забывает взгляд.                       Свет – не загасить.

 

*     *     *

 

1. В чистейшем золоте берез            2. Откуда этот ясный свет,                     3. Он чуден, он прекрасен так -

Земля от края и до края.                  Пронзительный до неземного?               Душа в восторге замирает,

Глядишь – и взгляд не оторвешь:     В нем и малейшей тени нет –                 И долгий журавлей косяк

Откуда роскошь вдруг такая?           Он сплошь – цвет зотота литого.            Ее на крыльях поднимает.

 

*     *     *

 

1. Желтеет трава на откосах,            3. А осень повеет остудой,                       5. Все гуще туманы и росы.

Все плачут и плачут дожди.              Печальна, строга и мудра,                       Все... Лето сгорело дотла.

Как много приходит вопросов,          Лес в вальсе прощальном закружит,         И только все больше вопросов,

Чем ближе зима впереди.                 Птиц к югу поманит: пора.                       И только все меньше тепла.

 

2. Как мало их солнечным летом!      4. Пора к берегам им далеким,

Беспечные знойные дни                   Как к новой странице в судьбе,

Теплом опьяняют и светом,              В которой не быть одиноким,

Цветочным дурманом полны.            Но надо поверить себе.

______________________________________________________________________________________________________

 

Константин Эрлих

 

Роковой сентябрь 1939-го...

 

Историко-публицистический очерк

 

Восемьдесят лет назад, первого сентября 1939 г., началась Вторая мировая война.

 

 

Гитлер в эту ночь не спал. И на следующий день он пребывал в душевном смятении… По его поручению, еще четырнадцатого августа послу Германии в Советском Союзе − графу фон дер Шуленбургу было отправлено сообщение для Сталина, содержавшее, по мнению Гитлера, очень заманчивое предложение. Он знал об активизации дипломатических усилий в отношении СССР со стороны Великобритании и Франции. Но что они могли предложить Советам? В лучшем случае участие в какой-либо войне… Гитлер же предложил Сталину то, что тот вынашивал уже много лет...

 

Сталин, однако, тянул с ответом. По характеру холерик, он научился скрывать свои чувства и почти никогда не делал скоропалительных выводов. Он был «неестественным человеком», скажет о нем впоследствии Черчилль. В его личности сочетались терпение с непредсказуемыми взрывами ярости. Его внутренние движущие силы никогда не находились в состоянии покоя. Он был сравним с большой черной тучей, кажущейся на первый взгляд мирно плывущей по небу, писал историк Роберт Конквест, и только по ее приближению замечалось мерцание огня, прячущегося в ее бушующем нутре.

 

Гитлер был в каком-то смысле родственной натурой Сталину. Такой же энергичный, неугомонный. Тот же Черчилль в 1938 г. отметил в своем открытом письме Гитлеру: «Если бы Англия оказалась в национальном бедствии, похожем на бедствие Германии в 1918-м, я молил бы Бога послать мне человека вашего духа и силы».

 

Сталин чуял нетерпение Гитлера и уже выстраивал далекоидущие перспективы. А медлил он потому, что, по его велению, в одно и то же время, когда министр иностранных дел СССР Молотов вел переговоры с Германией, другой советский «дипломат» − Ворошилов играл в прятки с англо-французской миссией. Сталин вел довольно профессиональную двойную игру. Он не верил, и не без основания, что западные державы освободились от хронической ненависти к СССР и искренне желали союза с ним. Сталин понимал, что Великобритания и Франция − в силу сложившейся геополитической ситуации и своих международных обязательств − обречены защищать от посягательств кого-либо все западное предполье СССР от Балтийского до Черного моря. Ему нужен был другой союзник: сильный, решитель-ный. И здесь вектор интересов Сталина все более сдвигался в сторону Германии, так же, как и Советский Союз, пре-бывавшей в изоляции.

 

Гитлер уже давно был посвящен в ход мыслей своего идеологического оппонента. И все-таки он нервничал. Необходимо было срочно решать польскую проблему. Данцигский коридор, аннексированный Польшей, как и другие германские провинции − Познань, Западная и Восточная Пруссия, Померания и Верхняя Силезия, делил Германию на две части, что наносило ущерб экономике страны. Гитлер ставил вопрос в дипломатически корректном ракурсе. Отказываясь от претензий на противоправно присвоенные Польшей территории, он просил предоставить ему коридор шириной в одну милю − для строительства железной и автомобильной дорог в Восточную Пруссию. 26 апреля 1939 г. британ-ский посол Хендерсон заявил: «Проход через Коридор – абсолютно справедливое решение. Если бы мы были на месте Гитлера, то требовали бы его, как минимум». Надежды Гитлера на мирное урегулирование вопроса не умерли и тогда, когда в марте 1939 г., получив от Великобритании и Франции гарантию защиты своего суверенитета, польское прави-тельство окончательно прервало переговоры с Берлином.

 

Сталин не без откровенного злорадства потирал руки. Он понимал, что Гитлер серьезен в своих намерениях и что конфликт Германии и Польши неизбежен. Великобритания и Франция теперь не могли остаться в стороне, а это – война, чужая и долгая. И он вступит в нее, имея стопроцентные шансы на успех, когда Европа обессилит. Еще вчера, пребывая чуть ли не в полной изоляции, он вдруг оказался у штурвала судьбы Европы. Но времени наслаждаться этими чувствами не оставалось. Нужно было принимать решение. …И Сталин дает добро. Молотов сообщает графу Шуленбургу о готовности советского правительства принять Риббентропа 23 августа 1939 г.

 

Гитлер, получив это известие, вновь с особой остротой ощутил, как его переполняет знакомое чувство ублаготворения, всеми фибрами души почувствовал свою значимость, величину… Он встал из-за стола, выпрямился, подошел к висевшему напротив зеркалу, внимательно всмотрелся в него, словно проверяя соответствие обуявших его мыслей и своей внешности, и привычно заключил, что ничто и никто не сможет обуздать его железную волю, его титаническую энергию.

 

Поздно вечером, 23 августа, Молотов и Риббентроп подписали Пакт о ненападении, а также дополнительный секретный протокол, к которому прилагалась карта очередного передела Польши и закреплявшего − в случае территориально-политического переустройства Европы − разделение ее между Германией и СССР на зоны интересов.

 

Сталин возликовал. В эту же ночь он устроил прием в честь германской делегации. Позже Риббентроп доложит Гитлеру, что «Сталин и Молотов были очень любезны» и что он «чувствовал себя среди них, как среди старых товарищей по партии». В разгаре банкета Сталин поднял бокал, нарочито медленно и степенно встал из-за стола и в мгновенно установившуюся тишину произнес: «Я знаю, как сильно любит немецкий народ своего фюрера, поэтому я хочу выпить за его здоровье». Все встали и дружно выпили.

 

Молотов, почти вослед, предложил выпить за товарища Сталина, заметив, что Сталин, будучи правильно понятым Гитлером, инициировал перелом в отношениях двух стран. «Неоднократно, − пишет Розенберг, − Молотов и Сталин поднимали тосты за подписанный пакт, за новую эру в советско-германских отношениях, за немецкий народ».

 

25 августа 1939 г. Великобритания и Польша подписали Соглашение о взаимопомощи, вызвавшее военную эйфорию в польском обществе. Преступления в отношении немцев в стране приняли массовый характер. Польша объявляет всеобщую мобилизацию, что в сфере международных отношений равнозначно объявлению войны.

 

Первого сентября 1939 г. Гитлер атаковал Польшу. Член британского правительства, лорд Гелифакс выразил удовлетворение: «Теперь мы принудили Гитлера к войне». Великобритания и Франция, науськанные заокеанскими заправилами, медлили не долго: третьего сентября они объявили войну Германии. Черчилль заявил по радио: «Эта война – война Англии, и её цель – уничтожение Германии». Вослед Рузвельт сказал перед Конгрессом, что нейтралитет – по сути своей, пассивная помощь Германии и добился отмены Акта нейтралитета 1935 года.

 

Сталин, в полном соответствии с пактом, занял отведенную ему территорию Польши. 22 сентября состоялся совместный парад вермахта и РККА в Бресте. Как же прав историк Герд Шультце-Роонгоф, генерал-майор Бундесвера в отставке, заявивший, что начавшаяся война «имела много отцов». Германский конфликт с Польшей перерастал во Вторую мировую войну. Мир катился в пропасть.

 

Константин Эрлих,

д-р философии, кандидат исторических наук, политолог,

Гамбург.

______________________________________________________________________________________________________

 

Оболганный

и преданый народ…
 

28 августа -

День Памяти и Скорби

 

 

78 лет (1941) со дня объявления Верховным Советом СССР варварского Указа об изгнании автохтонного российского немецкого народа из своих исконных мест проживания, который по своему противоправному существу российским правительством до сих пор полностью не отменен...

 

 

 

Verleumdetes und verratenes Volk

 

28. August – Tag des Gedenkens und der Trauer

 

Vor 78 Jahren (1941) gab der Oberste Sowjet der UdSSR den barbarischen Ukas über die Vertreibung des autochthonen russlanddeutschen Volkes aus seinen angestammten Wohngebieten bekannt, der in seinem rechtswidrigen Wesen von der russischen Regierung bis heute noch nicht vollständig aufgehoben worden ist…

 

*     *     *

 

Константин Эрлих

 

Звучала песнь в плену нирваны…

 

С о н г

 

Звучала песнь в плену нирваны

из уст ночи,

она за белыми снегами

лилась вдали…

Хоть еле слышен был ее

зазывный звук,

меня навстречь ветрам несло

в замкнутый круг.

 

Припев:

Замкнутый круг.

Все чаще возвращаюсь вдруг

туда, любовь где встретил я, −

что не пришлось испить до дна, −

что бьется раненым крылом

в мой стылый опустелый дом.

Замкнутый круг…

 

Вот тот буранный полустанок −

душевный крик,

вагон товарный, спозаранок −

прощальный миг.

Не повернуть судьбы шаг вспять −

гонг прозвучал.

Разлука вечной может стать −

никто не знал…

 

Припев…

 

Сколь лет растаяло в тумане,

я не считал,

сколь их досталось жить в обмане,

Бог знать не дал.

Осталась тяжесть на душе

и боль в груди.

Твой голос слышу вдалеке −

и клич любви.

 

Припев…

 

Звучала песнь в плену нирваны -

из уст ночи,

она за белыми снегами

лилась вдали…

Хоть еле слышен уж ее

зазывный звук,

меня навстречь ветрам несет

в замкнутый круг.           

 

Припев:

Замкнутый круг.

Все чаще возвращаюсь вдруг

туда, любовь где встретил я -

что не пришлось испить до дна, -

что бьется раненым крылом

в мой стылый опустелый дом…

Замкнутый круг.

Замкнутый круг...

______________________________________________________________________________________________________

 

Совет ОО РНКАН Омской области с глубоким прискорбием сообщает, что 16 августа 2019 года на 79 году жизни, после тяжелой и продолжительной болезни скончался Почётный председатель общественной организации Региональная национально-культурная автономия немцев Омской области Рейтер Бруно Генрихович.

 

Прощание состоится 18 августа 2019 в 13:00 по адресу: Омская область, с. Азово, ул. 1 Мая, 19, БУК «РЦДиПМ» (Дом Культуры).

 

 

В память

о Бруно Генриховиче Рейтере

 

Чего мы боялись, от чего отгоняли в последние месяцы думы и мысли - свершилось. Ушёл из жизни Рейтер Бруно Генрихович.

 

Готовил ходатайство в правительство Омской о награждения его очередной государственной наградой, а приходится писать прощальное слово.

 

Трудно в такой ситуации найти слова, которые отразили бы главное, что было в жизни человека. Тем более в жизни такой масштабной личности, каким был Бруно Генрихович Рейтер. В его судьбе произошло столько событий, которые, на первый, знающий взгляд, не должны были произойти. Но вопреки всему они состоялись. Судите сами. Шестимесячный Бруно был одним из 850 тысяч советских немцев, депортированных в 1941 году в Сибирь и Казахстан. Многие не доехали, но грудной ребёнок выжил, выдержав многотысячный и многонедельный путь в ссылку. После гибели в трудармии отца, Бруно в трудные послевоенные годы, будучи, в сущности, ещё ребёнком, стал основным кормиль-цем в семье. Невозможно представить, что он испытал, преследуя без ружья, до изнеможения, по быстро темнеющему зимнему лесу, дичь.

 

А каков был восторг у 19-летнего Бруно Рейтера, когда его, немца, призвали в Советскую Армию. Он не раз говорил, что именно в армии он, наконец-то, почувствовал себя равным среди равных. Он поступил в Омский сельскохозяйственный институт в возрасте его выпускников. Но в 1968 году Бруно Генрихович не только успешно его заканчивает, но уже через три года становится кандидатом, а через 17 лет доктором биологических наук, а затем и профессором.

 

С 1973 по 1992 годы он руководит лабораторией нетрадиционных методов селекции Сибирского научно-исследовательского института сельского хозяйства. Это стало неким символом. Выступая инициатором создания в Омской области Азовского немецкого национального района, Бруно Генрихович тоже действовал нетрадиционно. Ведь в истории нашего региона, в отличие от того же Алтайского края, не было национально-территориальных образований. Но он сумел добиться поддержки властей и образовать район, который буквально за одну пятилетку ворвался в группу лидирующих территорий Омской области. А главное, был создан "остров надежды" для немцев Омского Прииртышья и России.

 

В 1995-1996 годах Бруно Генрихович совмещал должность Главы района с обязанностями начальника Департамента по проблемам российских немцев Министерства по делам национальностей. Именно в этот период с его участием разрабатывается Президентская федеральная целевая программа развития социально-экономической и культурной базы возрождения российских немцев на 1997-2006 годы.

 

В 1997 году под руководством Бруно Рейтера была учреждена национально-культурная автономия немцев Омской области. Со временем эта организация, по признанию сообщества российских немцев, стала одной из ведущих региональных общественных формирований этнических немцев в Российской Федерации.

 

Не раз задавал себе вопрос, почему Бруно Генриховичу удалось создать успешные команды и в районе, и в национально-культурной автономии.  Ответ один: он не боялся, как многие другие, окружить себя личностями и создать им соответствующие условия для творческой работы. Вот почему десятилетиями рядом с ним были такие разные люди как Эдуард Кербер и Анатолий Динкелакер, Владимир Гасперт и Владимир Павлик, Виктор Благинин и Александр Шпет, Александр Руди и Юлия Нейфельд. В больших делах он всегда во главу угла ставил интересы людей и региона. Отсюда его лояльность к тем, кто осмеливался не соглашаться с ним. Он никогда не объявлял внутренних "диссидентов" врагами и они оставались в его команде. В этом, на мой взгляд, и кроется главный секрет успеха Бруно Генри-ховича как управленца.

 

Бесспорно, Рейтер Бруно Генрихович был настоящим лидером и талантливым человеком. Он играл на различных музыкальных инструментах, замечательно пел, занимался спортом и охотой. Он был душой любой компании. И нам, кому посчастливилось быть многие годы рядом с ним, никогда не забыть эти вечера, наполненные политическими спорами, предельно откровенными разговорами, русскими и немецкими песнями. В то же время, он не был "святошей" и как любая яркая личность был довольно противоречивым человеком, сомневался и проявлял, как нам казалось, с одной стороны - нерешительность, а с другой - излишнее  упрямство. Бруно Генрихович любил заниматься политикой. Он просто загорался, когда попадал в сложные ситуации и нужно было находить непростые выходы из неё. Он утверждал, что в такие моменты органически ощущает прилив физической и духовной энергии. Но, к сожалению, как чело-век увлекающийся, он иногда "переигрывал" и потом очень тяжело переживал, что его использовали в  очередных "нечестивых" играх.

 

Не могу не написать в память о Бруно Генриховиче Рейтере несколько слов о его семье. Жена Светлана Александровна, сын Анатолий и дочь Ирина - скромные и достойные люди. Постоянно находясь на "передовой", Бруно Генрихови-чу не надо было беспокоиться о своём "тыле". Поистине, "за спиной преуспевающего мужчины всегда стоит женщина". Светлана Александровна, проявляя женскую мудрость, терпение и самопожертвование создавала такие условия, которые позволили её мужу совершить главное дело его жизни.

 

Мы, немцы Омской области, должны быть благодарны этой маленькой, скромной и красивой женщине.

 

Бруно Генрихович ушёл от нас. И нам надо учиться жить без него. Поступают различные предложения по увековечиванию его имени. Не сомневаюсь, что это будет сделано. Но главный памятник - Азовский немецкий национальный район и Региональная национально-культурная автономия немцев Омской области - он себе сотворил сам.  А нынешняя команда Рейтера обязана, вопреки всему, продолжить дело, которому он отдал всю свою жизнь без остатка.

 

Виктор Эйхвальд,

председатель Совета ОО РНКАН Омской области. Фото: Надежды Утаевой.

 

Wir trauern mit den Hinterbliebenen von Ernst Reuter, Freunden und Kollegen.

Ruhe sanft, Kombattant! - K. Ehrlich.

______________________________________________________________________________________________________

 

Theaterstück

„Die Sudetenvertreibung"

 

Landesbeauftragte von Schauspielkunst zweier junger Menschen und schwieriger Materie beeindruckt...

 

„Vergangenheit wacht auf, sie lebt, sobald man sich in sie vertieft […], so daß wir in ihr Menschen kennenlernen und dadurch auch uns selbst." Gemäß diesem Zitat eines unbekannten Verfassers haben zwei junge Schauspieler, Alexander Bräutigam und Robin Middekke, erneut in ihrem bewegenden Theaterstück „Die Sudetenvertreibung" die Vertreibung von drei Millionen Sudetendeutschen eindrucksvoll dargestellt und ver-mittelt. Die beiden Schauspieler verstanden es meisterhaft, die ganze Tragik und die Brutalität der Vertreibung in Dialogen mit wechselnden Rollen und Videoaufzeichnungen über Zeitzeugen nachvollziehbar erleben zu lassen. Mit emotionaler Hingabe und großer Spielfreude zogen sie mit ihrem Stück und ihrer ganz persönlichen Schauspielkunst die Zuschauer in ihren Bann. Ein beeindruckendes Erlebnis, das viele Anwesende aufgrund ihrer eigenen Flucht- und Vertreibungserfahrung nach dem Zweiten Weltkrieg sehr nachdenklich stimmte und für die Vertreter der jüngeren Generation Geschichte lebendig werden ließ.

 

Als Schirmherrin freute sich die Landesbeauftragte für Heimatvertriebene und Spätaussiedler, Margarete Ziegler-Raschdorf, über einen vollen Wappensaal des Wiesbadener Hauses der Heimat, das große Interesse von Gästen aus ganz Hessen und die Teilnahme des Vorsitzenden des Unterausschusses für Heimatvertriebene, Aussiedler, Flüchtlinge und Wiedergutmachung, MdL Andreas Hofmeister (CDU) sowie weiteren Ehrengästen. Dem Vorsitzenden der SL-Landesgruppe Hessen, Markus Harzer, der gemeinsam mit dem BdV-Hessen die Veranstaltung vorbereitet hatte, sprach sie den Dank der hessischen Landesregierung aus. Sie betonte: „Das, was heute hier geschieht, ist etwas ganz Besonderes. Es ist höchst beeindruckend, wenn sich zwei junge Menschen in der heutigen Zeit an diese schwierige Materie heranwagen. Die Erlebnisse beim erzwungenen Verlas-sen der Heimat .

 

im Zusammenhang mit den ´Benesch-Dekreten über die Enteignung und Entrechtung der Sudetendeutschen` haben die davon Betroffenen tief geprägt. Ihre individuell sehr unterschiedlichen Erfahrungen von Erniedrigungen waren von den konkreten Geschehnissen bestimmt, die von einfacher Übersiedlung über Lagereinweisung und Transport bis zu wilder Verjagung und Massakern reichten. Es ist große Kunst, wenn es gelingt, die historischen Zusammenhänge, das menschliche Leid und die Tragik der damaligen Ereignisse der Vertreibung in einem 70-minütigen Theaterstück darzustellen – noch dazu mit nur zwei Schauspielern und wenigen Requisiten, die aus zwei Original-Vertreibungskoffern aus Holz bestehen. Dieses historische Ge-schehen ist keine leichte Kost und die zahlenmäßigen Dimensionen sind gewaltig." Die Landesbeauftragte sprach den Schauspielern ihre Anerkennung und den Dank der Hessischen Landesregierung aus. Nach der Aufführung standen die jungen Schauspieler noch lange mit den nachdenklichen Zuschauern im Gespräch zusammen.

 

Für ihre Leistung wurden die beiden Schauspieler im vergangenen Jahr von der Sudetendeutschen Landsmannschaft mit dem Sudetendeutschen Kulturförderpreis für darstellende und ausübende Kunst 2018 ausgezeichnet.

__________________

 

Im Bild: Theaterstück „Die Sudetenvertreibung" in Wiesbaden. Sitzend auf der Original-Holzkiste des Urgroßvaters von A. Bräutigam, Josef Selig aus Kuniowitz im Sudetenland die beiden Schauspieler Robin Middeke (links) und Alexander Bräutigam. Daneben rechts: Landesbeauftragte Margarete Ziegler-Raschdorf sowie stellvertr. Landesvorsitzender BdV-Hessen, Manfred Hüber. Hintere Reihe v.l.: Monika Groh vom Sozialministerium, Vorsitzender SL-Landesgruppe Hessen, Markus Harzer, stellvertr. Stadtverordnetenvorsteherin und kulturpol. Sprecherin der FDP Fraktion im Wiesbadener Rathaus, Gabriele Enders, Vorsitzender des Unterausschusses für Heimatvertriebene, Aussiedler, Flüchtlinge und Wiedergutmachung (UHW), MdL Andreas Hofmeister (CDU) und Jolanta Lemm, BdV-Geschäftsführerin. Foto: Helmut Brandl.

Wiesbaden,

24.07.2019. 18/2019.

______________________________________________________________________________________________________

 

Владимир Высоцкий в Центральном доме литераторов, Москва, 1980. Фото: М. Пазия.

Охота на волков

 

Владимир Высоцкий

текст, мелодия, исполнение.

 

Песня „Охота на волков“ - в том виде, в котором мы ее слышим в наши дни, удалась Владимиру Высоцкому не сразу. Временем ее рождения считается 1968 год. В этом же году она была им исполнена и записана. Затем он ее еще несколько раз редактировал, дополнял...

 

Ее перевод на немецкий - родной язык моего читателя мне также долго не удавался. Я брался за него трижды. Впервые - еще в студенческие годы (1973-1974 гг.), позже - после встречи с автором в Москве (1980 г.) и вот еще раз в связи с празднованием 80-летия (2018 г.) Поэта. Ну, а окончательную точку  (предполагаю) я ставлю вот сейчас...

 

Именно сей вариант перевода этого лирического, гражданско-патриотического произведения я представляю на суд читателя…

 

Die Wolfsjagd

 

Wladimir Wyssozki „Охота на волков“,

Text, Melodie, Ausführung, 1968.

 

          Рвусь из сил и из всех сухожилий,

          Но сегодня - опять, как вчера,

          Обложили меня, обложили,

          Гонят весело на номера.

 

Ledig bin ich der Kraft, Sehnen reißen,

heut‘, wie stets, bleibt das Unheil mir treu.

Man umzäunt mich im Rotlappenkreise1, -

wie sich Jäger des Hetztreibens freu‘n!

 

Hinter Tannen hervor Schüsse poltern, -

dort die Jäger behindert kein Wind.

In dem Schnee blutverschmiert Wölfe stolpern,

ein lebendiges Schießziel - sie sind.

 

          Идет охота на волков, идет охота!

          На серых хищников - матерых и щенков.

          Кричат загонщики, и лают псы до рвоты. 

          Кровь на снегу и пятна красные флажков. 

 

Die Wolfsjagd ist im vollen Gang, die Treiber schreien. 

Man mordet alles, - ob erwachsen, ob noch jung.

Die Hunde bellen wutentbrannt und Galle speien.

Blut in dem Schnee und rote Fähnlein2 ringsherum.

 

Wölfe in Gefahr. D. Hansen.

Übles Spiel, - griffbereit sind die Waffen, -  

кeine Hand schwankt, man hat keinen Schiss.

Uns versperrt man die Freiheit mit Lappen3,

feuert sicher, des Treffens gewiss.

 

Wölfe haben doch auch ihre Sitten.

Wohl vor Jahren man hat nach Bedarf

uns mit Wolfsmuttermilch Angst verfüttert,

dass man „über die Lappen“ nicht darf.

 

Die Wolfsjagd ist im vollen Gang, die Treiber schreien.

Man mordet alles, ob erwachsen, ob noch jung.

Die Hunde bellen wutentbrannt und Galle speien.

Blut in dem Schnee und rote Fähnlein ringsherum.  

 

„Unsre Beine sind schnell, hart - die Bisse,

weshalb sind wir, sag, Leitwolf, so blöd,

dass wir abgehetzt laufen auf Schüsse

und nicht wagen uns - Richtung Verbot?“

 

„Wölfe dürfen nicht, können nicht anders! 

Siehst, dem Ende sich naht meine Zeit. 

Dort, er lächelt, er kommt von der Flanke,

das Gewehr hebt, zum Schießen bereit…“

 

Die Wolfsjagd ist im vollen Gang, die Treiber schreien.

Man mordet alles, ob erwachsen, ob noch jung. 

Die Hunde bellen wutentbrannt und Galle speien.

Blut in dem Schnee und rote Fähnlein ringsherum.                                      

 

Nun aber Schluss! Durch Lappen - ins Freie, -  

Lebensgier siegt ob Lebensgefahr!  

Hinter mir hocherfreut ich hör‘ Schreie 

und verwunderte Rufe der Schar. 

 

Ledig bin ich der Kraft, Sehnen reißen,    

nicht wie stets, - besser geht es mir heut‘.

Ich reiß‘ aus - aus dem Rotlappenkreise, 

lass‘ den Hetzjäger zieh‘n ohne Beut‘.

 

Die Wolfsjagd ist im vollen Gang, die Treiber schreien.

Man mordet alles, ob erwachsen, ob noch jung.

Die Hunde bellen wutentbrannt und Galle speien.

Blut in dem Schnee und rote Fähnlein ringsherum.

 

          Идет охота на волков, идет охота! 

          На серых хищников - матерых и щенков.

          Кричат загонщики, и лают псы до рвоты.

          Кровь на снегу и пятна красные флажков.

_____________________________

1. Rotlappenkreis – eingeschränkte Gegend, die von Jägern und Treibern bei der Jagd mit Leinen (Stricken), auf denen rote Lappen (Fähnchen) angebracht werden, „eingelappt“ (eingekreist) wird, um das Wild in eine bestimmte Richtung, wo die Jäger im Hinterhalt lauern, zu lenken.

2. Fähnlein – ausschließlich rot, mit denen man das Wild vom Überschreiten eines bestimmten Reviers abschreckt und somit in die Schusslinie der Jäger lenkt.

3. Lappen – Fähnchen, aus der Jägersprache.

                    Konstantin Ehrlich.

                    Bild: Wladimir Wyssozki mit Absolventen der Mittelschule, 1955. Archiv.

______________________________________________________________________________________________________

 

Константин Эрлих

 

Памяти

Владимира Высоцкого

 

 

В эти дни мы вспоминаем великого поэта-барда, актера Владимира Семеновича Высоцкого (25.01.1938 - 25.07.1980). Он ушел из жиз-ни в сорокадвухлетнем возрасте, в расцвете творческих сил, 25 июля 1980 года.

 

Случилось так, что моя первая (и единственная) встреча c поэтом состоялась незадолго до его кончины, а именно в январе 1980 года...

 

Об этом событии и еще о некоторых фактах касательно биографии поэта мне уже приходилось поведать читателю. Ниже я приведу свою песню, которую я в свое время посвятил ему...

 

 

Ах, вы кони, мои кони – мои вы, вороныя


                              Со скорбными чувствами по безвременно ушедшему Владимиру Высоцкому.


С о н г


Ах, вы кони, мои кони - мои вы, вороныя.
Рвется песнь моя над зоной – в края мои родныя...
     В края мои родныя.

И рвусь к своим истокам я, в туманы с поволокою.
Там в далях бесконечных - моих страстей зов вечный.
Скажу чистосердечно: каким я был беспечным,
что вырыл ров глубокий я – меж нами, синеокая.

 

Ах, скачите, мои кони! - Как же дни волынятся...

Долгий срок трубить мне в зоне, - скоро не откинуться...

     Скоро не откинуться…

 

В пургу иссиня-белую, снега заиндевелыя

я помню ту дорогу – к заветному порогу.

И аккурат к зазнобе – красе сибирской пробы...

Горюет вечность целую - березка снежнотелая.


Ах, уже загнал вас, кони - ждет меня красавица.
Без меня что станет с зоной?! – Как-нибудь управится.
     Как-нибудь управится.

A время не вертается – дни медленно вращаются.
Вы поспешите, кони - что чалиться в полоне?
Уж след взяла погоня. - И вот я - волк в загоне:
в грудь пуля ударяется,.. с зазнобою прощаюсь я.

Ах, вы кони, мои кони - мои вы, вороныя.
Песнь завязла сиплым стоном – в снегах твоих, Россия.
     В снегах твоих, Россия...

В скорби сердечной, бездонной пребывают сегодня миллионы россиян и соотечественников зарубежом. Мы скорбим о великом художнике, пророке и глашатае свободы.

 

„Мне есть, что спеть, представ перед Всевышним,

Мне есть, чем оправдаться перед ним“, - заключил как-то Владимир Высоцкий.

 

И мы не можем не согласиться с Поэтом.
Вечной жизни твоим песням и стихам, твоей незабвенной памяти.
______________________________________________________________________________________________________

 

Музей К.П. Белова в доме-особняке Ф.Ф. Штумпфа. Фото: архив музея.

Собирать

и хранить прошлое…

 

 

Это здание, выполненное  в старинном архитектурном стиле, сразу привлекает внимание на обновлённой пешеходной улице им. Ч. Валиханова в центре г. Омска. Здесь находится музей народного художника России Кондратия Петровича Белова (1900-1988), известного сибирского пейзажиста, заслуженного деятеля искусств РСФСР, "патриарха сибирской живописи".

 

Музей открылся в 1991 г. к  275-летию со дня основания Омска в старинном особняке крупного предпринимателя, мецената и общественного деятеля, члена Императорского Русского географического общества, Филиппа Штумпфа (1864-1921).

 

Кондратий Петрович Белов. Фото: архив музея.

Эта резная усадьба в начале века была довольно известным местом, где любила бывать городская общественность. По тем временам дом был обустроен по последнему слову архитектурного дизайна конца прошлого века, сочетавшие в себе стили классицизма и модерн. Здесь и потолки с богатой лепниной,  и камин в гармонии с чёрной кожаной мебелью, и ванная комната…

 

В здании было паровое отопление, был проведен телефон. Для обычного частного дома такая степень благоустройства была роскошью. Филипп Филиппович жил здесь вместе с женой до того момента, как пришедшие к власти большевики конфисковали у него всё имущество. 

 

…К 90-ым годам прошлого века этот дом имел очень ветхий, крайне запущенный вид, но все еще хранящий следы былой красоты. Именно желание уберечь старинный дом от сноса и заставило Кондратия Петровича Белова выбрать его для своего музея. Соединение под одной крышей двух значительных для Омска фигур - К. Белова – известного сибирского пейзажиста, и Ф. Штумпфа, именитого омского мецената, память о котором возродилась благодаря случайному стечению обстоятельств - привлекает и вызывает особый интерес посетителей. И теперь один из залов музея носит имя Ф.Ф. Штумпфа.

 

Штумпф Филипп Филиппович был выдающимся человеком и в постоянной экспозиции — документы, фотографии, повествующие о его биографии, о его достижениях и заслугах, о вкладе в развитие науки, культуры, коневодства и сельского хозяйства Сибири. Музей свято хранит свои традиции. Одна из них - "Рисовальные понедельники", совместное рисование любителей и художников, бытовавшая ещё в дореволюционном Омске.

Филипп Филиппович Штумпф. Фото: архив музея.

 

Ежегодно в майские дни проходит выставка с красивым названием "Цветы для Веры",  которая посвящается дочери художника Вере Кондратьевне Беловой (1934-2001), первому директору музея.

 

Залы музея наполняются цветочными натюрмортами, выполненными художниками, для которых музей стал поистине родным домом, в котором можно встретить друзей, пообщаться за чашкой чая из самовара, отве-дать пирога, испеченного по старинному рецепту Штумпфов, послушать стихи омских поэтов, заняться рисованием в свободное время.

 

В экспозиции  ежегодно проводимой выставки "Время собирать" представлены работы известных омских художников, выполненные в разных жанрах и разных техниках и с разной степенью мастерства. Но все они, сохраненные музеем, когда-нибудь будут восприниматься, как художественное свидетельство ушедшего времени.

 

А собирать и хранить прошлое — это и есть главная задача любого музея.

 

Музей Кондратия Белова — особый, непохожий на другие, с ароматными пирогами, какие можно отведать только здесь, и долгими душевными разговорами. Скорее это Дом, чем музей. И кажется, что он был всегда. И уже невозможно представить культурную жизнь города без этого маленького, теплого, излучающего особую, неповторимую ауру дома.

 

Лариса Сергеева,

Омск.

______________________________________________________________________________________________________

 

Kranzniederlegung und Festakt

 

zum Bayerischen Gedenktag für Opfer von Flucht und Vertreibung

 

Am Sonntag, 30. Juni 2019, wird in Bayern der Gedenktag für die Opfer von Flucht und Vertreibung begangen. In Vertretung von Ministerpräsident Dr. Markus Söder nimmt der stellvertretende Ministerpräsident Hubert Aiwanger am Gedenkakt in der Bayerischen Staatskanzlei teil und hält die Festansprache.

 

Um 10.30 Uhr findet zunächst die Kranzniederlegung an der Gedenktafel für die Opfer von Flucht und Vertreibung am Treppenaufgang zum Vestibül statt.

 

Anschließend beginnt die Festveranstaltung im Kuppelsaal. Neben Hubert Aiwanger sprechen Christian Knauer, Landesvorsitzender des Bundes der Vertriebenen, und Sylvia Stierstorfer, Beauftragte der Staatsregierung für Vertriebene und Aussiedler.

 

Sebastian Dorn
Pressesprecher der Bayerischen Staatskanzlei.

---------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

 

Всемирный культурно-экономический форум российских немцев

(Бад Зальцуфлен, ФРГ, 08-09.06.2019 г.)

 

Из докладов на форуме

 

ИСТОРИЧЕСКАЯ МИССИЯ РОССИЙСКИХ НЕМЦЕВ

 

Человеческая история изобилует миграционными процессами народов. В основном эти миграции носили агрессивно-экспансионистский характер. Наиболее ярко это выразилось при массовой миграция многих европейских народов в Южную и Северную Америку. В результате этой миграции европейские пришельцы физически уничтожили и этнически ассимилировали аборигенов, образовав там новые государства.

 

Известны и менее экстремальные примеры освоения европейцами других территорий. Но и такие миграционные процессы приводили к ликвидации местного населения или к его ассимиляции пришельцами. При этом колонизаторы-европейцы и сами теряли свои этнические корни, превращаясь в космополитов-материалистов.

 

Ярким позитивным исключением является массовая миграция немцев в Российскую империю, начатая по призыву императрицы Екатерины II в 1763 году и продолжавшаяся почти целый век. Системное, компактное заселение немцами-крестьянами и ремесленниками пустующих территорий в Поволжье и Новороссии способствовало существенному экономическому росту Российской империи. При этом автономное развитие немецких поселений с внутренним самоуправлением, свободой вероисповедания, доминированием родного языка и культуры в течение двух веков привело к образованию в Российской империи нового для неё народа – российских немцев. В Германии, связи с которой российские немцы постепенно теряли, их называли немецкой фольксгруппой. Полтора века, до начала Первой мировой войны, немцы-колонисты в России были весьма созидательной силой для государства и для самих себя. Стартовав в диких степях Поволжья и Азово-Черноморского бассейна, немцы создали там многочисленные народнохозяйственные оазисы. Там первыми в России были заложены основы рыночной экономики и организован успешный экспорт зерна и другой сельскохозяйственной продукции в Германию и другие европейские страны.

 

Однако после образования единого германского государства в 1871 году между Германским рейхом и Российской империей возникла естественная конкуренция, которая искусственно подогревалась Британской империей. В итоге Германию и Россию стравили в Первой мировой войне, что очень негативно отразилось на судьбе российских немцев.

 

Особую роль в судьбе немцев России сыграл Указ Александра II от 04.06.1871, принятый как бы в ответ на образование Германской империи в угоду российским буржуазно-патриотическим силам, воспринимавшим как внешних, так и внутрироссийских немцев как нежелательных конкурентов или потенциальных врагов. Этим Указом немецкие крестьяне переводились под общее российское управление и всё делопроизводство в немецких селениях переводилось на русский язык.

 

Главный орган управления немецкими поселениями – Контора  иностранных поселенцев в Саратове была ликвидирована. В дополнении к этому в 1874 году на немцев была также распространена воинская повинность. При этом Указ 1871 года заканчивался пояснением, что не согласным с его условиями предоставляется право в 10-летний срок беспрепятственно покинуть Россию. Возникли опасения, что за этим последуют ещё и  притеснения по религиозному признаку.

 

Естественно, что всё это привело к переосмыслению своего положения в среде бывших колонистов. Их взоры обратились на другие части планеты, где ещё можно было найти свободные земли и условия для относительно независимой этносоциальной жизни. А таких земель в то время было ещё немало в обеих частях Американского континента, и правительства  США, Канады, Аргентины, Бразилии призывали на свои целинные земли крестьян из Европы на льгот-ных условиях.

 

Из России эмиграция в Америку началась с немцев-меннонитов, которым религия запрещала брать в руки оружие. Но за ними последовали также лютеране и католики.

 

В Аргентине в то время был экономический расцвет. Её власти привлекали в страну иммигрантов-европейцев с предоставлением земельных наделов и допускали компактность их поселения. Природа страны мало отличалась от России. Она  имела также много диких степей (прерий) и даже очень схожую с Волгой реку Парана, вдоль которой и появились первые поселения немцев из Поволжья. Началось это заселение в 1878 году с закладки первых 130 поселений. При этом новые колонии получали в основном названия тех поселений, из которых переселенцы пребывали, например Мириенфельд, Гнаденфельд и др., собственно, как это происходило и в России,   потому что возникали они в незаселённой местности, в которой топонимов ещё просто не существовало. (cр., в России: Шпайер, Вормс, Гросли-бенталь, Кляйнлибенталь, Ландау,  Карлсруэ, Раштадт, Мюнхен, Рорбах и т.д. – в Новороссии, так же было и на Волге, и на Кавказе и в других регионах, гдепоселялись немцы).

 

Как и в России, немцы из Поволжья активно и эффективно обустроили свою новую жизнь, став со временем «золотым фондом» Аргентины. Здесь, в трёх её провинциях, немцы создали процветающие народнохозяйственные оазисы со своими церквями и культурными традициями. К 1927 году в Аргентине насчитывалось 75 тысяч, а к 1940 году по разным источникам от 130 до 200 тысяч российских немцев или Alemanes del Volga, как их называли на испанский лад. В 1992 году, когда в Аргентине по приглашению её правительства находилась делегация Межгосударственного совета российских немцев, избранного Первым Чрезвычайным съездом немцев СССР, ей сообщили, что в этой стране проживало более 1-го миллиона немцев Поволжья и их потомков. В общественном плане они были хорошо организованы в единую ассоциацию, которую тогда возглавлял обувной фабрикант Геральдо Прайс. На сегодня число потомков немцев Поволжья в Аргентине, вероятно, составляет около 2-х миллионов человек. Немецкие традиции, адаптированные к условиям России и обогащённые итальянско-испанской культурой в Аргентине, там ещё активно поддерживаются. Однако немецкий язык сохранило лишь старшее поколение, кому за 60. Основная масса наших тамошних земляков говорит на испанском языке. Русским они не владеют вообще, так как до выезда из России в их материнских колониях Поволжья он ещё не был в ходу.

 

Последствия Второй мировой войны негативным образом сказались и на поволжских немцах в Аргентине. Это, прежде всего, коснулось немецкого языка,  который под давлением США был с 1948 года изъят из системы образования сроком на 20 лет. Этого было достаточно, чтобы извести педагогические кадры и больше не возвращаться к этому вопросу. С тех пор испанский как государственный язык стал главным языком общения немцев в Аргентине.

 

Удивительным образом, искусственная денационализация немцев Поволжья, вызвала внутреннее сопротивление диаспоры, которое привело в 1978 году, к столетию их переселения в Аргентину, к созданию здесь общегосударственного объединения немцев Поволжья, которое успешно действует и сейчас. Оно не только широко поддерживается самими Alemanes del Volga, но и в большом почёте у властей страны. Тем самым власти отдают дань уважения всему сообществу российских немцев, очень много сделавших для развития экономики страны, в особенности в сельском хозяйстве, строительстве  и индустрии.

 

 

РОССИЙСКИЕ НЕМЦЫ КАНАДЫ

 

Первыми из российских немцев в Канаду переселились немцы-меннониты в 1874 – 1876гг.  Канадские власти были весьма благосклонны к этой категории иммигрантов, поскольку среди них было много состоятельных людей. Кроме того, об организованности и ответственности меннонитов к труду и семье, а также их законопослушности уже ходили легенды, что также способствовало их беспроблемному обустройству в новой стране. Переселенцам за символическую сумму выделяли большие наделы земли, а также позволяли компактно поселяться.

 

В 1951 году в Канаде уже насчитывалось 125.938 немцев-меннонитов.  Причём из них только 5,5 тысячи человек проживало в городах. Компактность проживания меннонитов в сельской местности, наряду со строгими консервативными нравами, позволили им до настоящего времени сохранить немецкий язык, культуру и традиции.

 

В настоящее время в Канаде насчитывается от 1,2 до 2-х миллионов немцев. Это в основном потомки переселенцев из дореволюционной России. Часть из них – потомки немцев-беженцев из советской России в период гражданской войны и коллективизации.

          

 

РОССИЙСКИЕ НЕМЦЫ США

 

Первые группы немцев из России прибыли в США в 1875 году и обосновались в Канзасе. Затем они стали осваивать Колорадо, Бисмарк и Небраска в Северной Дакоте. Пионерами здесь опять были немцы-меннониты,  преимущественно из Таврической губернии России. За ними последовали лютеране и католики, но не только из Таврии, но и Поволжья. Всего в США до 1913 года переселилось 138 тысяч немцев из России. Затем последовала вторая волна немцев-беженцев из советской России в период бушевавшей там гражданской войны 1918-1922 гг. Была ещё и третья волна, в конце 20-х годов прошлого века, вызванная массовым ограблением зажиточных крестьян в немецких поселениях, т.н. раскулачиванием.

 

Численность российских немцев в США перед Второй мировой войной оценивалась в 350 – 400 тысяч. Сегодня же количество их потомков превышает  5 миллионов. Об истории переселения немцев из России в США много написано и задокументировано Американским историческим обществом немцев из России (AHSGR), действующим с 1968 года в штате Небраска. Столь же важным источником информации по российским немцам является Gesellschaft für das russlanddeutsche Kulturerbe, действующее при госуниверситете города Фарго штата Северная Дакота под руководством профессора Михаэля Миллера. Миллер недавно был в Берлине, встречался с руководством Оргкомитета по подготовке Первого всемирного культурно-делового форума российских немцев и горячо поддержал эту инициативу.

 

В тот же период, когда немцы из России переселялись в США, Канаду и Аргентину, шло ещё и переселение в Бразилию, а также в незначительном масштабе в Мексику, Парагвай и Уругвай.  Надёжных данных о численности наших соотечественников в этих странах нам пока не удалось собрать. Можно лишь предполагать, что в Бразилии количество потомков российских немцев  должно быть сопоставимо с их нынешней численностью в Аргентине, т.е. около 2-х миллионов. К такому выводу можно прийти, исходя из статистических данных по 1940 году, когда в Аргентине, Бразилии и Канаде проживало примерно одинаковое количество российских немцев (по 200 тысяч). („Lexikon der Russlanddeutschen“, Berlin, 2000. Bildungsverein für Volkskunde in Deutschland. DIE LINDE e.V.).   

 

В Мексике, Парагвае и Уругвае в 1940 году, по данным этого же источника, суммарно проживало около 40 тысяч российских немцев. Если ориентироваться на высокие темпы деторождаемости того времени, которые у российских немцев везде были близки, то в трёх названных странах должно суммарно проживать до полумиллиона российских немцев.   

    

Суммируя приведённые данные, можно сделать вывод, что по всему миру насчитывается порядка 16,5 млн. российских немцев или потомков немцев-колонистов Российской империи. Поэтому наша ранее осторожно заявленная цифра «более 10 млн.» слишком скромна. Видимо, уместнее говорить о цифрах "более 15 млн.».

 

Вот таким большим человеческим потенциалом, идентифицирующим себя российскими немцами или их потомками, мы располагаем. В этой связи встаёт вопрос, возможно ли этих людей объединить вокруг какой-то важной, созидательной идеи в их собственных интересах и во имя блага тех стран и народов, где они проживают?

 

Давайте вместе попытаемся сформулировать некую объединительную идею, которая на данном этапе могла бы сплотить российских немцев для свершения важных, богоугодных дел.

 

Тот факт, что из сотни тысяч крестьян и ремесленников, поселившихся в Российскую империю с 1764 года в течение столетия, в процессе автономного развития в её малозаселённых регионах к моменту разрушения этой империи образовался новый народ, трудно оспаривать. Это было однозначно признано властями СССР и советской России. В правовом отношении это выразилось созданием немецкой автономной области (1918), а затем и республики немцев Поволжья (1924). Тут, как говорится, из песни слов не выкинешь, даже несмотря на то, что сегодня этой республики не существует, а народ разметало по всему земному шару.

 

Сегодня, когда будущее всех европейских народов, включая немецкий, оказалось под  угрозой, с особой остротой встаёт вопрос их этнической консолидации и христианской солидарности. Этого не обойти и российским немцам, как части немецкого народа и новой этнической группе в других странах их нынешнего проживания.

 

В канун развала СССР немцы там, неожиданно для всех, проявили очень высокую степень консолидации. Это выразилось в создании ими своего мощного общественного объединения «Видергебурт», вобравшего в себя в течение 3 лет, с нуля более 130 тысяч членов. С «Видергебурт» тогда вынуждены были считаться власти СССР, России и самой Германии.

 

Что же было тогда объединяющей, консолидирующей силой российских (советских) немцев? В условиях тогдашней гласности и курса на новое, демократическое устройство жизни в СССР  их там сплотило осознание общей трагедии и опасение  полностью потерять свою идентичность в молохе насильственной ассимиляции. А с другой стороны, сплочение вызвала и резко обозначившаяся возможность опять собраться в собственной национальной нише (автономной республике или в Германии), где бы нас никто больше не мог ущемлять по этническому признаку. Когда же наш народ убедился в том, что Россия нам стала мачехой, то он массово потянулся в Германию. Тогда свято верилось, что в немецком государстве мы будем иметь надёжное национальное будущее. Материальная сторона вопроса в этом духов-но-спасительном порыве не была определяющей. 

 

Итак, в той ситуации российских немцев сплотили в единое целое два фактора:

 

1. Общая трагическая судьба и страх перед, по сути, насильственной ассимиляцией,

2. Возможность вырваться из ассимиляционного котла с возвращением в свою этническую нишу – кому в республику на Волге, а кому на историческую родину.

 

При этом второй фактор воспринимался как мгновенный исторический шанс, что придало процессу сплочения всего репрессированного народа особую скорость.

 

А что мы сегодня имеем в Германии? По существу, то же самое, что и в СССР перед его развалом.

 

1. Страх перед многомиллионным нашествием чуждых азиатских, и особенно, африканских народов, которые могут в силу многократно превышающего темпа деторождения в считанные десятилетия стать тотальным большинством в Германии и по всему ЕС. Это неминуемо разрушит весь уклад жизни и низведёт процветающую экономику Германии до уровня тех отсталых стран, из которых так называемые беженцы в неё прибыли. Это по самому мягкому сценарию. Но более вероятно, что всё это приведёт к глобальному кровопролитию по всему ЕС.

 

2. Последний исторический и тоже очень быстротечный шанс спасти Германию, свой великий и многострадальный немецкий народ от этно-физического уничтожения.

 

Исходя из этого, сама собой возникает одна единственная общенациональная идея российских немцев, как проживающих в Германии, так и за её пределами. Она состоит в том, чтобы каждый из нас приложил максимум усилий к спасению Германии как немецкого государства, чтобы эта задача стала главной, доминирующей для всех российских немцев Германии буквально с данного момента, если наш Форум это поддержит. «За спасение Германии!» должно стать первым тостом при любом застолье и первой молитвой в церквях и общинах российских немцев. В этом может и должна состоять историческая миссия той части немцев-колонистов, которая два с половиной века назад ушла в Рос-сийскую империю и содействовала ей стать действительно великим государством, а теперь вернулась, чтобы спасти свою историческую родину, свой немецкий народ. Вероятно, именно такой 250-летний путь, а не 40  лет, как у Мои-сея, был предусмотрен для части немецкого народа, именуемого российскими немцами. А спасая немецкий народ в Германии, российские немцы одновременно спасают и христианство в ней, да и по всему Евросоюзу.

 

Такая спасательно-созидательная миссии может на данном этапе объединить и сплотить более чем 4-миллионное сообщество российских немцев в Германии и более чем 15-миллионное по всему миру. Это может наполнить нашу жизнь высоким смыслом и мотивировать к активной деятельности и борьбе за христианские идеалы. И вполне возможно, что российским немцам в Германии уже нужно переходить от тактики выжидания и поддержки коренного народа, к авангардной тактике для его и своего спасения. Не надо больше ждать «подвигов» от местных немцев. Оккупационная политика денационализации и инплантирования нетрадиционных пороков в Германии, похоже, уже сделали потомков гордого и смелого народа безвольным и безликим рабским населением. Ждать от него революционных изменений уже поздно. Коренных немцев надо спасать!  Эта миссия ложится на немцев-переселенцев, вернув-шихся на свою историческую родину, причем не только из СССР и постсоветских республик, но и из Польши, Чехии, Румынии…

 

Вступая в решительную борьбу за спасение немецкого народа, российские немцы должны заботиться и о сохранении своих этнических островков в России, Казахстане, Украине и Киргизии, а также в Аргентине, Бразилии, Парагвае, Канаде и США. Это чрезвычайно важно для сохранения этнического фонда, который может быть  востребован, если христианство в Европейском Союзе посредством Глобального миграционного пакта ООН будет изведено. Но даже тогда у немецкого народа должны остаться шансы на новое возрождение.

 

Опыт Alemanes del Volga в Аргентине или немцев-меннонитов из России в Северной Дакоте расширяет привычные представления о границах этнической жизнестойкости. Из этого опыта, как, впрочем, и из истории еврейского народа, следует, что потеря родного языка ещё не означает конец этноса. Этнос может сохранить свои родственные генетические основы и долгое время после потери языка, а затем возродиться, что, в частности, происходит сейчас с еврейским народом.

 

Однако лучше не допускать ситуацию до необходимости возрождения. Нужно уже сейчас решительно направить все силы на спасение коренных народов Европы и их христианской цивилизации. И в этом процессе роль российских немцев может оказаться весьма важной, если не ключевой. В этом и могла бы состоять их историческая миссия.

 

Вальдемар Гердт, депутат Бундестага Германии, председатель Фольксрата российских немцев Германии,

Генрих Гроут, зам. председателя Фольксрата российских немцев Германии.

______________________________________________________________________________________________________

 

Деятельность Российско-Германской Межправительственной комиссии

и актуальное положение российских немцев в России.

 

Постановлением Правительства РФ от 09июля 1992года № 475 одобрен Протокол о сотрудничестве между Правительством РФ и Правительством ФРГ с целью поэтапного восстановления республики немцев Поволжья в областях традиционого проживания их предков на Волге и поручено его подписать руководителю федерального ведомства, ведаю-щему вопросами государственной национальной политики.

 

Упомянутый Протокол был подписан полномочными представителями России и Германии 10 июля 1992года. Данный Протокол подписан в целях исполнения Закона РСФСР от 26апреля 1991года «О реабилитации репрессированных народов» и Указа Президента РФ «О неотложных мерах по реабилитации российских немцев» от 21февраля 1992-года, не ущемляя при этом интересов, проживающего в этом регионе населения. Германская сторона весьма приветство-вала данное намерение.

 

Осуществление положений подписанного Протокола, а также согласование совместных проектов и мер по его исполнению, было возложено на Межправительственную российско-германскую комиссию, в которой с Российской Стороны должны участвовать и представители российских немцев.

 

Содержанием Протокола также было предусмотрено, что Комиссия будет заседать по мере необходимости, но не реже чем два раза в год, поочередно в России и Германии, а Проекты, согласованные с целью осуществления Протокола, и решения Комиссии будут фиксироваться в совместных протоколах, имеющих обязательный характер для обеих Сторон. Выделение соответствующих финансовых средств подлежит утверждению парламентами сторон. С момента со-здания Комиссии прошло почти двадцать семь лет! Каковы результаты ее деятельности? Почувствовали - ли российс-кие немцы теплоту и заботу высоких Сторон?

 

За указанный более чем четвертьвековой период Комиссия заседала 24 раза.

Было несколько перерывов в ее заседаниях: с 1998 по 2000; с 2001 по 2004; с 2005 по 2007.  Российские чиновники оправдывали эти перерывы сложной экономической ситуацией и положением.

 

В такое объяснение сложно поверить российскому немцу, который хоть как-то интересуется проблемой реабилитации своего народа. Он ведь знает, что говорил Президент РФ Б. Ельцин в январе 1992 года, находясь в Саратовской области. Глава государства тогда открыто заявил, что республики немцев там никогда не будет. И как надо было понимать российским немцам намерения высоких Сторон содержание Протокола, подписанного через полгода после такого заявления главы государства? А каковы дальнейшие прогнозируемые действия федеральных чиновников в сложив-шейся  ситуации?

 

Большая часть российских немцев определилась сразу. И как только им представилась возможность, они выехали в Германию. А российские чиновники де-факто лицемерно и лукаво подменили суть главной целевой установки основного содержания Межправительственного Соглашения о поэтапном восстановлении государственности российских немцев на обычную рутинную проектную работу.

 

Германские чиновники, в этих условиях не захотели открыто перечить российским чиновникам и призывать их к корректному исполнению Протокола. Возможно, их устраивал такой вариант, в том числе еще и потому, что германский бизнес, благодаря режиму благоприятствования (дружба Б. Ельцина и Г. Коля) получил для освоения огромный российский рынок.

 

В этих условиях полномочный представительный орган народа российских немцев, избранный на общенациональном съезде в 1991 году правильно оценил ситуацию и сделал соответствующее заявление о том, что руководство России отказалось реабилитировать российских немцев, а чиновники обеих сторон обманывают народ. Это и стало той точкой не возврата, когда старшее поколение российских немцев, непосредственно переживших депортацию, окончательно убедилось в том, что никакой перспективы у народа на сохранение в России не будет.

 

Именно в этот период (середина 90-х годов) зарегистрировано максимальное количество российских немцев, переехавших на постоянное жительство в Германию, что серьезно озадачило российских чиновников. В итоге Россия потеряла сотни тысяч своих трудолюбивых и законопослушных граждан, от чего понесла и экономические потери.

Осознав это, российские чиновники предложили создать  внетерриториальную Ассоциацию российских немцев вместо воссоздания республики в Поволжье. Но и  этот вариант полномочное представительство нашего народа, избранное на общенациональном съезде решительно отвергло.

 

Для того чтобы как-то затормозить поток выезжающих российских немцев и резко его сократить, российские чиновники решили разработать и принять государственную программу поддержки немецкого населения в России. А германские чиновники, в свою очередь, приняли целый ряд административных мер, значительно усложняющих прием россий-ских немцев на жительство в Германию.

 

Но, оказалось, хотели как лучше, а получилось, как всегда. Государственные программы по российским немцам – их было две (на период 1997-2006годы  и 2008-2012годы), в части создания необходимых социально-экономических условий для сохранения и развития немецкого народа в России не достигли своих целей из-за крайне низкого их финансирования. С 2013года Россия уже не оказывает государственной программно-целевой поддержки российским немцам, предварительно переадресовав эту тему в рамки общей государственной программы формирования единой российской нации. А это, несомненно, вынужденная и неминуемая окончательная ассимиляция.

 

Германская сторона с начала 90-х годов и до настоящего времени оказывает программную финансовую поддержку немцам в России через свое Министерство внутренних дел в объеме, в значительно большем, чем когда-либо из российского бюджета.

 

Тот факт, что Россия фактически отказалась реабилитировать народ российских немцев по ею же принятому Закону, а также отказала им в целевой государственной поддержке, сомнений не вызывает. Наглядное подтверждение тому Указ Президента России от 31 января 2016 года. Этим правовым актом глава государства публично отказал российским немцам в воссоздании их государственности. Но тогда почему германская сторона не поступает аналогичным образом и не дезавуирует подписанное Межправительственное Соглашение? Почему она так же не прекратит целевую финансовую поддержку российским немцам в России? Для нашей общественности, настаивающей на должной, закон-ной реабилитации народа, этот вопрос носит принципиальный характер. Дело в том, что по действующему законода-тельству общественные организации немцев в России, получая финансовую поддержку из Германии, заведомо подпа-дают под определение их статуса как иностранных агентов. При благоприятных российско-германских отношениях этот факт не вызывает особых опасений. А что может последовать при их крайнем натяжении и в условиях взаимных межгосударственных санкций, характерных для нынешнего времени? Можно с уверенностью сказать, что российских немцев в очередной раз используют в качестве разменной карты и подвергнут административному преследованию и дискриминации по национальному признаку с соответствующими последствиями.

 

Тот факт, что Межправительственная Российско-Германская комиссия по вопросам российских немцев в одном из своих очередных итоговых Коммюнике прописала, что организации российских немцев, получающие финансовую поддержку из Германии, не будут считаться иностранными агентами, имеет ничтожное значение в сравнении с Законом РФ 2012 года « Об иностранных агентах».

 

Известно, в сложные периоды в государстве всегда ищут и назначают виновных. Можно не сомневаться, российских немцев, когда это потребуется, непременно объявят иностранными агентами и представят российскому обществу в виде «пятой колонны» с обвинениями во всех грехах, а государственная пропаганда сформирует из них образ коварного врага. Старшие поколения российских немцев и их наследники неоднократно проходили такие испытания в истории своего народа.

 

Сегодня настала пора дать более широкую публичную оценку Межправительственной Российско-Германской деятельности в рамках ее обязательств по подписанному Протоколу и сделать необходимые выводы об эффективности реализации их совместных проектов и дальнейшей целесообразности германской помощи нынешней Системе общественной самоорганизации российских немцев, которую навязали им чиновники обеих Сторон вместо полномочного пред-ставительного органа народа и формализовали ее решением Межправительственной комиссии.

 

Каковы положительные результаты? Изначально, когда Комиссия приступила к работе и с германской стороны ее, в качестве Сопредседателя представлял Х. Ваффеншмидт, то у российских немцев появилась некоторая надежда, что дело реабилитации народа может иметь перспективу. Приободрилась общественность, активизировались люди и  в регионах. В немецкие национальные районы начала поступать реальная помощь для строительства жилья и коммунальной инфраструктуры, чтобы эти районы стали привлекательными центрами возрождения языка, культуры и традиций российских немцев. Из Казахстана и из Кыргызстана наши соплеменники стали переезжать в сибирские немецкие национальные районы в надежде на комфортное обустройство своей национальной жизни в новых условиях.

 

В России под руководством общественных организаций начали создаваться центры немецкой культуры, которые стали основными партнерами германского общества ГТЦ в реализации программы изучения немецкого языка российскими немцами «Брайтенарбайт». В этих центрах оживилась общественная работа, началась реализация различных этно-культурных  проектов, в которых принимали участие немцы различных возрастов и поколений. В Поволжье, в интере-сах привлечения туда российских немцев, приступили к реализации государственной  программы по созданию фермерских хозяйств на базе местных агропромышленных предприятий и комплексов. Эта Программа предполагала и строительство национальных поселений в местах традиционного проживания немецкого населения до его депортации.

Однако большой пользы от таких начинаний российские немцы не получили. Немецкие национальные районы не стали действительными центрами возрождения народа, как это предполагалось чиновниками. Длительному и бесперспек-тивному проживанию во временных контейнерных поселках большинство немцев-переселенцев из Казахстана и Кыр-гызстана предпочли переселение в Германию, а национальные районы, по факту, стали своего рода перевалочной базой для переселенцев в Германию. В результате такого положения дел, численность немецкого населения в этих районах сегодня не доходит даже до 20%, а в начале 90-х годов она составляла около 60%. Таким образом, надежды российских чиновников на то, что такие районы могут стать действенной альтернативой воссозданию государственно-сти российских немцев не оправдались. Да этого не могло произойти по многим условиям, о чем предупреждало в то время полномочное представительство нашего народа, избранное на общенациональных съездах в начале 90-х годов. Во-первых, немецкие районы не конституированы. Во-вторых, в немецких районах, да и вообще в России, не создана элементарная немецкая культурно-образовательная инфраструктура, поддерживаемая государством в системе общей культуры и образования РФ.

 

А данные обстоятельства, ни при каких других, даже благоприятных условиях, не позволят сохранить народ российских немцев в России.

 

Постепенно энтузиазм российских немцев, инициированный созданием Межправкомиссии, стал затухать. Никакой перспективы далее не просматривалось. Ни одна из государственных целевых программ по поддержке российских немцев не достигла своих целевых показателей. Поток переселенцев в Германию хотя и сократился, но совсем не прекратился.

 

По результатам Всероссийской переписи численность немецкого населения в России за период с 2002 по 2010 год уменьшилась на 34% и стала составлять менее 400 тысяч человек. Ранее, в постсоветский период  статистика учитывала в статусе народов только те национальности, общая  численность которых превышала 400 тысяч. Может, поэтому мы не можем найти объяснимые причины такой огромной потери числа наших соплеменников? Может, простым математическим способом государственная статистика решила проблему реабилитации народа российских немцев? Нет народа, нет и необходимости в его реабилитации.

 

… Исходя из нынешнего положения, а также, оценивая длительную деятельность Межправкомиссии, как не соответствующую основной цели Протокола 1992 года, дальнейшей необходимости в ее деятельности нет.

 

Сегодня нельзя оставлять без пристального внимания наше общественное национальное движение. Оно многолико и многопрофильно, но его подавляющее большинство (за исключением нашего Международного Союза) по факту отказалось от требований к руководству государством реабилитировать народ российских немцев в России взамен на финансовую поддержку его проектной деятельности.

 

… В настоящее время необходимо иметь в виду, что в условиях российской действительности резко сократилось поле деятельности общественных организаций. Гражданское сообщество необоснованно зарегулировано, а различные общественные советы при федеральных органах власти используются, как показала практика, только в качестве статистов, одобряющих все то, что навязывается со стороны чиновников.

 

В заключение своего доклада хочется обратиться к участникам Форума с просьбой обсудить  вопрос о корректных названиях сообществ наших соплеменников, члены которых относят себя к репрессированному народу российских немцев, но проживают в других странах и государствах. Например:» Межгосударственный Фольксрат репрессированного немецкого народа Восточной Европы» и т.д. В этом вопросе нам необходимо найти общий знаменатель, чтобы в дальнейшем избежать нежелательных последствий в том числе и в межгосударственных Российско-Германских отношениях.

 

Благодарю за внимание!

Д-р В. Баумгертнер,

Президент Международного союза общественных объединений российских немцев.

______________________________________________________________________________________________________

 

Требуется ваша поддержка...

 

Первый и пока единственный театр в России и в мире, который отважился поставить спектакль «Папин след» по повести Гуго Вормсбехера «Наш двор» – это Северный драматический театр в г. Тара (Омская обл., Сибирь), гл. режиссер Константин Рехтин. Спектакль отмечен многочисленными призами, наградами, премиями разных российских фестивалей и конкурсов, и неизменным глубоким сопереживанием многонационального зрителя.

 

В Санкт-Петербурге подвели итоги Российской национальной премии и фестиваля театрального искусства для детей «Арлекин». Постановка главного режиссера Константина Рехтина «Папин след» получила премию за лучшую работу драматурга. Участие в творческом форуме приняли театры многих российских регионов, в том числе тарский Северный драматический театр имени М. А. Ульянова. Тарчане представили на суд жюри и зрителей спектакль «Папин след» по повести Гуго Вормсбехера «Наш двор». Постановка впечатлила как зрителей, так и экс-пертов. Главный режиссер Северного дра-матического театра Константин Рехтин получил премию за лучшую работу драматурга».

Информационное агентство «ОМСКРЕГИОН».

 

 

Детское сознание не может смириться с жестокими обстоятельствами жизни. Маленький Фрицик вновь и вновь воскрешает в памяти близких ему людей — маму, папу, сестру, брата. От них он взял лучшее, что есть в характере его народа, который оставил значительный след в жизни нашей страны. Инсценируя повесть, театр постарался максимально сохранить её дух и содержание, которые не могут оставить зрителя равнодушным. Актеры, задействованные в постановке, исполняют сразу по несколько ролей и даже говорят на старонемецком языке. Великолепная актёрская игра, декорации, постановка речи, а главное, качественная языковая работа (ведь спектакль проходит одновременно на русском и немецком языках) – дают превосходный результат. Этот спектакль нужно не просто посмотреть. Главное — его нужно увидеть!

Дзына С.Ф. – зам. директора МБУК «РДНТиД».

 

Сцена из спектакля Омского государственного Северного драматического театра им. М.А. Ульянова "Папин след" Гуго Вормсбехера.

15 июня 2019 года на новой сцене Театра им. Е. Вахтангова зрители увидят спектакль «Папин след», поставленный по повести Гуго Вормсбехера «Наш двор». Тема постановки – трагическая судьба российс-ких немцев после Указа 28 августа 1941 года.

 

Для таких гастролей в Москве Северному Драматическому театру им. М. А. Ульянова необходима финансовая поддержка неравнодушных зрителей (для покупки авиабилетов, провоза театрального реквизита и проживания в гостинице).

 

Расчётный счёт для пожертвований

в рублях: «Местная Немецкая национально-культурная автономия» город-ского округа Химки МО ИНН 5047122959 р/сч 40703810740000005361

к/сч 30101810400000000225

БИК 044525225 Химкинское отд. Западного отделения по Московской области Среднерусского банка ПАО Сбербанк.

 

Konto für Spenden in Deutschland:

Volksbank Dortmund-Nordwest eG

Kontoinhaber: AFZ ETHNOS e. V.

IBAN: DE84 4406 0122 4110 9766 00

BIC: GENODEM1DNW

Verwendungszweck: Spende/Projekt «Schauspiel Vaters Spur».

______________________________________________________________________________________________________

 

Народ мой, слушай,

ушел еще один боец когорты нашей, непоcлушной

уставам власти той, кичившейся великодушьем,

но предавшей своих же преданных бойцов…

О друге сказ мой, и вот слезы льются градом;

ему теперь уж ничего от нас не надо…

Но в вечности твой пусть не растворится зов,

за честь народа своего ты был и жизнь отдать готов…

Я знаю, ты был россиянином послушным,

я о тебе хочу сказать здесь пару слов…

Не для тебя, а о тебе, мой друг радушный…

…Народ мой, слушай…

 

 

Wir trauern um Lehrer

und Kulturträger Reinhold Zielke…

 

Am 27. April 2019 ist Reinhold Zielke (geboren am 24.11.1934), der bekannte russlanddeutsche Geschichts- und Kulturkundschafter, Gründer sowie langjähriger Betreuer des von ihm ein-gerichteen "Scheunenmuseums", verstorben.

 

 

Die Trauerfeier fand am Freitag, den 3. Mai auf dem Friedhof Ravolzhau-sen, Friedhofstrasse, in Neuberg statt. Zahlreiche Verwandte und Freunde verabschiedeten sich von dem verdienten Landsmann. Nach der einleiten-den Trauerrede des örtlichen Pfarrers hielt Richard Walz, der ehemalige Schulleiter, unter dessen Führung Reinhold Zielke von 1991 bis 1999 tätig gewesen ist, eine Ansprache zu Ehren des verdienstvollen Mannes. Er hob vor allem das ehrenamtliche bürgerschaftliche Engagement des Verschie-denen hervor, dessen langjährigen beispielhaften Einsatz für die Erhaltung des unschätzbaren russlanddeutschen Kulturerbes.

 

Die von Reinhold Zielke zusammengetragene Sammlung an Dokumenten bzw. Gegenständen aus Urzeiten der russlanddeutschen Zivilisation sei eine einmalige Leistung des menschlichen Verstandes und Tatendrangs, unterstrich der Redner. Unsere Aufgabe sei es, das bereits aufgelöste „Scheunenmuseum“ unter ein ständiges sicheres Dach zu bringen. Einige Schritte seien in dieser Richtung bereits unternommen worden. Die Realisierung dieses Anliegens sei eine wichtige Aufgabe des Kultusministeriums und zugleich ein würdiges Denkmal für den Verschiedenen…

 

…Mir ist der Name Zielke seit meiner Studentenzeit bekannt, als ich in der „Zentralzeitung für die sowjetdeutsche Bevölkerung ‚Neues Leben‘“, herausgegeben von der „Prawda“ in Moskau, auf die Gedichte vom Lehrer Alexander Zielke aus Nowoskatowka (ursprünglich Schöntal), einem Nachbardorf meines Geburtsorts Shelannoje, gestoßen bin. Es waren (zu jener Sowjetzeit unentbehrliche) eindrucksvolle patriotische Verse, aber vor allem lyrische Texte mit einer deutlichen Pointe seines hingebungsvollen Bekenntnisses zum Schönen, sei es seine Liebe zu den heimatlichen Fluren, zu den Mitmenschen, der Kunst, seine innigsten Gefühle der Liebe der Frau und Mutter gegenüber…

 

Die Rede ist hier vom Vater Reinholds – dem Lehrer und Lyriker Alexander Ziel-ke. Das Schicksal wollte es, dass ich den Dichter einige Jahre später auch persönlich traf. Dies geschah im September 1975, da ich, als Redakteur der deutsch-sprachigen Sendungen im Gebietsrund-funk Omsk, ihn in seinem Wohnort No-woskatowka besuchte.

Es war ein sehr interessantes und inhaltsreiches Treffen. Ich lernte damals auch seine Frau Regina, die Mutter von Reinhold, kennen, - eine sehr liebenswürdige und weise Frau, die mich mit dem Hausherrn mittags mit einer schmackhaften Hühnernudelsuppe, die ich von meinem deutschen Zuhause aus kannte, und abends – auf den Weg - mit deutschen Kräpfeln und Kaffee aufs freundlichste bewirtete. Zu jener Zeit war es für mich eine wahre Entdeckung, dass ich eine so reiche Biblio-thek im Privatbesitz von Alexander Zielke wahrnehmen durfte, ausgeschlossen die meines damaligen Lehrers an der pädago-gischen Hochschule Omsk, Prof. Dr. Hugo Jedig…

 

Wir hatten damals mit dem Dichter mehrstündige spirituelle Unterredungen gehabt, fanden viele gemeinsame Anhaltspunkte in unserer Gesinnung. Später, als Chef des Deutschen Lektorats im Verlag „Kasachstan“, setzte ich es durch, ein Poesie-bändchen von Alexander Zielke, der bekanntlich in Russland seßhaft war und deswegen keinen Anspruch auf eine Edition in der Kasachischen Republik hatte, herauszugeben…

 

Reinhold Zielke, wie auch sein älterer Bruder, weltbekannter Genetiker, Akademiemitglied Dr. Reginald Zielke, aber auch Gerhard Zielke – sein jüngerer Bruder, oder auch andere Nachkommen von Alexander Zielke, sind in die Fußstapfen des Vaters getreten. So oder anders betätigen sie sich auf dem Gebiet der Wissenschaft bzw. der Kultur.

 

…Reinhold Zielke hat sich - mit Unterstützung der Frau Amalie und anderer Familienmitglieder - der Sammlung und der Bewahrung der Raritäten des Kulturerbes der Russlanddeutschen gewidmet. Sein, bereits erwähntes „Scheunenmuseum“ war zu einer wahren Fundgrube der Geschichte und Kultur seiner Landsleute geworden. Die Basis dafür bildete die erwähnte Bibliothek seines Vaters. Eben damit startete Reinhold das Werk seines Lebens; bereits noch damals - in den 80-er Jahren des vori-gen Jahrhunderts – und zwar in seinem Heimatdorf Schöntal - Nowoskatowka, in Sibirien. 1990, als Aussiedler in Deutschland angekommen und sich im hessischen Nidda häuslich niedergelassen, begann Reinhold seine Tätigkeit als Lehrer in einer Grundschule, indem er sich gleichzeitig intensiv mit der Vervollständigung seines Archivs befasste. Zahlreiche Bekanntschaften mit Kulturzuständigen Archiv-Mitarbeitern sowie interessierten Landsleuten halfen ihm tatrkräftig dabei, ein einmaliges kultur-geschichtliches Museum einzurichten.

 

…Gefühlsdurchweicht waren am Grab von Reinhold Zielke die Traueräußerungen seiner Enkelin, Regina Stober. Man merkte, dass ihr junges Herz schwere Verlustgefühle durchwallten und tiefe Anteilsnahme am Leid der Familie empfand.

 

An diesen traurigen Tagen kann ich wohl im Namen von Freunden, Kollegen und Bekannten des Verschiedenen betonen, dass sein Leben und Werk hoffnungsverheißend in seinen Nachfahren, den Kindern und Enkelkindern, ja, in unseren, den diesseits Weilenden, edlen Taten weiterleben werden.

 

Ehre seinem Andenken. Wir werden die Erinnerung an Reinhold Zielke im Herzen bewahren.

 

Ruhe sanft.

Im Namen der Redaktion "DipKurier"/"Russlanddeutsche Algemeine"

Konstantin Woldemar Dr. Ehrlich. Bilder von Nina Paulsen.

______________________________________________________________________________________________________

 

И шлю я вам

cердечный свой привет!

 

Экспромт моим друзьям

 

 

Мой день рожденья - сложность для меня,

и все лишь потому, что с каждым годом я мудрею;

об этом даже очень я – скажу вам - сожалею,

что все свои изъяны наизнанку вижу я...

 

А нравится мне этот день лишь потому,

что вас, мои родные, рядом созерцаю,

и это праздник для меня – я весь горю

огнем, в любовной ауре вашей растворяясь…

 

Мне нравится весенний, мартовский рассвет,

когда ко мне чувств ваших льется тихий свет

чрез степи Кос-Кудук, сибирскую пургу, -

в календаре я лучше дня не нахожу…

 

Со мной - мои родные, я вас всех люблю,

и шлю я вам сердечный свой привет!

 

Константин Эрлих.

Коллаж: С. Купченко.

---------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

С Днем Рождения, Константин! 
 
Danke, sehr schöne, rührende Reantwort auf die Gratulationen und die Aufmerksamkeit von Freunden...
 
herzlichen dank und alles beste!
 
Уважаемый Константин, что значит возраст наш похож, и чувства в день рождения своего я те же ощущаю, а выразить в стихах, увы. А так хотелось. Спасибо.
 
Здесь главное, Helene, чтоб эти чувства были... 
и миру на земле, любви служили. -
Они суть добродетель, данная нам Богом, 
и выразить их можно всяким слогом.
 
Константин!  С днем рождения! Желаю радости!
Константин, с ДНЁМ РОЖДЕНИЯ!  Желаю, чтоб удача в жизни улыбалась.
 
Viel Glück und alles Liebe Dir, Kostja!!!

 

*     *     *

 

Здравствуйте, Константин Владимирович.

 

Немного с опозданием, но, как здесь говорится, "вдогонку", хочу поздравить Вас с днем рождения. Желаю здоровья, много радостей и удач, вдохновения, творческих успехов и находок. Пусть все будет хорошо и пусть радует каждый день.

 

И, конечно, огромное спасибо за страницу "Желанная встреча - Желанное". Я радуюсь каждой встрече на ней.

А это - как маленький подарок из нашего общего прошлого:

 

Впереди навсегда -

Только радость и счастье.

Пелось в песне об этом,

Слагались стихи.

Мы пройдем, одолеем

Любое ненастье,

Много силы у власти,

Цели все - велики.

 

Как-то очень наивно,

Доверчиво очень

Принимали мы жизнь,

Это было давно...

Не оттуда ль она -

Так навечно, так прочно -

Эта вера в людей,

Вера в жизнь и в добро?

 

Желаю - пусть ждут Вас впереди только радость и счастье.

Лидия Майер,

Германия.

______________________________________________________________________________________________________

 

Из редакционной почты

 

Печаль неимоверная,

беда вселенская…

 

Ушел из жизни барон Эдуард фон Фальц-Фейн…

 

 

"Очень тронула судьба этого удивительного человека - аристократа, патриота, потомка великих Рюриковичей, внесших огромный вклад в становление Государства Российского! Благодарю автора и редакцию за эту публикацию. Подумалось, сколько же еще белых пятен в нашей истории. А вклад российских немцев в экономику, культуру, государственное строительство Российской Империи - вообще, все еще обходится историками стороной.

 

Предстоит еще большая работа, чтобы, наконец, создать истинно-объективную историю нашего государства..."

 

В. Горн, Германия.

 

*     *     *

 

"Mein Tag war heute nicht umsonst. Danke, unglaublich! - Eine Tragödie! Ehre dem hehren Andenken des großen Barons - Eduard von Falz-Fein."

Galina Turovinina, Russland.

 

*     *     * 

 

"Interessanterweise habe ich letzte Woche darüber nachgedacht, ob Herr Falz-Fein noch lebt... Im WDR 5 Radio lief ein Beitrag über Lichtenstein - und dieser veranlasste mich zum Gedanken an ihn... Toller Mensch! Und, Konstantin, absolut spitzenmäßige Beschreibung Eurer Freundschaft! Danke sehr!"

Antonina Domke, Soest, Deutschland.

 

*     *     *

"Благодарю К. Эрлиха за очень актуальную публикацию. Правда, неимоверно жаль, что она случилась по такому трагическому случаю... Согласен: Печаль неимоверная, беда вселенская…"

Б. Штейнбрух, Германия.

*     *     *

 

"Schönen Dank für die Publikation, Herr Konstantin Ehrlich. Ehre dem Andenken des großen Menschen und des großen Menschenschlags!"

Siegfried Schlotthauer, Deutschland.

 

*     *     *

 

Ирене Крекер

 

"Русский" островок в Лихтенштейне

 

Уважаемая редакция, благодарю вас за рассказ о великом человеке, нашем соотечественнике, бароне Эдуарде Александровиче фон Фальц-Фейне.  Сейчас, когда его не стало, cожалею до боли в душе, что мне слишком поздно встретилось это имя. 

 

Летом 2018 года во время автобусного тура, конечным пунктом которого было посещение города Вадуц, столицы Княжества Лихтенштейн, у меня могла бы состояться и личная встреча с этим незаурядным человеком, – думаю я теперь. – Но, видимо, тогда ещё не пришло время... Пользуясь случаем, хотелось бы поделиться своими мыслями с читателем...

 

Барон Эдуард Александрович фон Фальц-Фейн – известный спортсмен, талантливый журналист, успешный бизнесмен, страстный коллекционер антиквариата, меценат, общественный деятель. Век этого уникального человека измеряется не просто временем, а неповторимостью его мыслей и деяний, которые он совершал годами и десятилетиями. Барон Лихтенштейна, в прошлом российский подданный, наследный дворянин, прожил 106 лет, испытывая в каждом дне удовлетворение и вкус к жизни. У него был свой особый вектор, который вёл его по жизни, наполненной реальными планами и конструктивными решениями. Догорела его свеча жизни, но свет от неё останется навсегда в памяти потомков.

 

Из рассказа Галины Горн, управляющей турбюро, моей землячки по Сибири и земле Баден-Вюртемберг, где мы обе проживаем, узнаю, что барон в течение многих лет спускался к русскоязычным туристам в город со своей виллы Аскания Нова, расположенной на горе, недалеко от дворца князя Лихтенштейна Иосифа-Франца II. В пожилом возрасте Эдуард Александрович Фальц-Фейн выходил к туристам уже реже, позже была возможность поговорить с ним из его сувенирного магазина только по телефону, – но всегда он был рад каждому привету из России. Его вилла возвышается на склоне горы, поросшей лесом, недалеко от княжеского древнего замка, который находится на самой крутизне горы. Виллы и дома жителей Вадуца и их виноградники располагаются уровень за уровнем ниже, постепенно спускаясь к главной улице Лихтенштейна.

 

Несколько лет назад барон Фальц-Фейн продал свой сувенирный магазин на центральной улице Вадуца. Об этом мы узнали от продавца этого магазина, говорившего с нами по-русски. В нём и сегодня можно приобрести различные сувениры и книгу Надежды Данилевич «Барон Фальц-Фейн. Жизнь русского аристократа», изданную в 2000-ом году.

 

Напомню читателю, что Эдуард Александрович фон Фальц-Фейн родился 14 сентября 1912-го года в деревне Гавриловка Херсонской губернии Российской империи. В пятилетнем возрасте, в 1918-ом году, он был вынужден эмигрировать с родителями за границу. По происхождению Эдуард Александрович – полунемец-полурусский. В его роду скрестились две знаменитые ветви – немцев Фальц-Фейнов и русских адмиралов Епанчиных.

 

Первая ветвь – родственные корни по линии отца – ведёт в немецкую землю Вюртемберг, где я сейчас проживаю, оттуда в Таврическую губернию, куда переселились и мои, и барона предки после указа Екатерины Второй oт 22 июля 1763-го года. Получается, что предки барона – переселенцы из Вюртемберга, а сам барон - мой соотечественник по историческим корням.

 

Дедушка барона Фальц-Фейна был владельцем многочисленных сельскохозяйственных угодий. «Их семейный клан, – пишет в своей книге Надежда Данилевич, – имел два десятка имений, ставших под их управлением процветающими хозяйствами: Элизабетфельд – под Мелитополем, Преображенка – на берегу Чёрного моря, Аскания Нова – в центре Херсонской области, а по соседству – Дорнбург и Успенки, Фальц-Фейново – на золотых песках Днепра, на Крымском полуострове их поместья – Чирик и Денкельчик, Налибоки – в Беловежской пуще, Любча – на Немане. Не говоря уже о тех, что поменьше – Николаевка, Ивановка, Михайловка, Максимовка, Александровка, Черноморье, Весёлое, Дофино, Даровка. А кроме этого были у них дома на центральных улицах Москвы, Херсона, Симферополя и Одессы, а также за границей – в Германии, Австрии, во Франции и даже в Южной Африке были у них земли».

 

Дядя барона Эдуарда Александровича, Фридрих Фальц-Фейн, преобразовал имение Аскания Нова в огромнейший Заповедник по охране природы. 52 вида животных и 208 различных видов птиц содержались там еще до Первой мировой войны. В конце 19-го века дядя барона организовывал многочисленные экспедиции в пустыню Гоби. В Аскания-Нова также проводились научные наблюдения и скрещивание нескольких видов животных. В 1890-ом году Фридрих Фальц-Фейн создал там Музей естествознания.

 

Известно, что в апреле 1914-го года русский царь Николай II, возвращаясь из Крыма, нарушил дворцовый этикет и посетил имение Аскания Нова. По словам матери, он даже держал на руках маленького Эдуарда. Их семья находилась в то время в гостях у дяди. Эпизод посещения Николаем II заповедника Аскания Нова документально зафиксирован в дневнике царя, а в письме к матери императрице Марии Фёдоровне от 8 мая 1914 года царь пишет: «Удивительное впечатление, точно картина из Библии, как будто звери вышли из Ноева Ковчега». В благодарность за заслуги перед Отечеством и вклад в хозяйственное строительство Государства Российского Его Величество пожаловал Фридриху Фальц-Фейну дворянский титул, который передавался по наследству.

 

Светлана Данилевич вспоминает слова Эдуарда Александровича: «Мои предки были немецкие колонисты. С дырками в карманах они пришли по зову Екатерины II обживать только что завоёванные Потёмкиным южные степи. И своим трудом они превратили безводную пустыню в цветущий сад». Исторические корни барона по материнской линии ведут к заменитому роду Рюриковичей, - как я уже упоминала, - в семейство генералов Епанчиных. «Я единственный из фамилии, которая имела три адмирала. Один был начальник Кронштадта, другой был начальник Таллинна, а третий был директором морского корпуса в Петербурге», - воспроизводит автор книги вооспоминания барона. 

 

Большое влияние на становление барона как личности оказал его дед – генерал Николай Алексеевич Епанчин, директор Пажеского Корпуса Его Императорского Величества. Он известен мемуарами «На службе трёх императоров» (Александра Второго, Александра Третьего и Николая Второго), которые были позже опубликованы Эдуардом Александровичем Фальц-Фейном. «Мой дедушка генерал Епанчин, директор Пажеского корпуса, – вспоминал барон, – учил меня русской культуре, русской истории, русскому языку. Я, благодаря моему дедушке, за границей научился быть таким же русским, как я всегда был и моя семья была». Дед и бабушка барона похоронены в Ницце. Мать барона, Вера Николаевна Фальц-Фейн, урождённая Епанчина, за семь лет до смерти начала писать мемуары. Небольшая их часть опубликована в журнале «Наше наследие» в 1998-ом году.

 

Из жизни ушел большой и славный человек. Истинный патриот Российского Отечества.

Вечная ему память…

Февраль-март, 2019. Вюртемберг.

______________________________________________________________________________________________________

 

Margarete Ziegler-Raschdorf, Hessische Landesbeauftragte für Heimatvertriebene und Spätaussiedler. Foto: PM.

Neubewertung der rentenrechtlichen Vorgaben für Spätaussiedler

 

Landesbeauftragte Ziegler-Raschdorf

begrüßt Bundesratsentscheidung

 

Berlin. Der Bundesrat hat in seiner Sitzung am 15. Februar 2019 auf Antrag des Landes Bayern eine Überprüfung der Rentenregelungen für Spätaussiedler beschlossen. Die hessische Landesbeauftragte für Heimatvertriebene und Spätaussiedler, Margarete Ziegler-Raschdorf, begrüßt diese lang erwartete Entscheidung ausdrücklich: „Ich bin sehr froh und dankbar, dass sich die Länderkammer für eine Überprüfung und Neuregelung der Rentenansprüche ausgesprochen hat. Dies ist ein wichtiger Schritt hin zu mehr sozialer Gerechtigkeit für Spätaussiedlerinnen und Spätaussiedler.“

 

Dass die bayerische Initiative im Bundesrat eine Mehrheit gefunden hat, nachdem ein erster Antrag des Landes in 2017 noch gescheitert war, wertet sie als großen Erfolg jahrelanger Anstrengungen vieler Beteiligter auf mehreren Ebenen: „Mein Dank gilt allen in Politik, Verbänden und Landsmannschaften Engagierten, die sich mit großer Ausdauer für eine Verbesserung der Lage von älteren Spätaussiedlerinnen und Spätaussiedlern eingesetzt haben. Vor allem aber möchte ich der hessischen Landesregierung für die Unterstützung des Antrages danken. Die Landesregierung hat die bayrische Initiative von Anfang an unterstützt und auch im schwarz-grünen Koalitions-vertrag 2018 festgehalten, auf Bundesebene eine Verbesserung der Rentenregelung für spätausgesiedelte Deutsche anzustreben.“ Nach der nun durch Bundesratsbeschluss vorgesehenen Überprüfung gelte es, die Rentenleistungen für Spätaussiedler auf ein angemessenes Niveau zu heben. Landesbeauftragte Margarete Ziegler-Raschdorf begrüßt die Entscheidung des Bundesrates zur Neubewertung der rentenrechtlichen Regelungen bei Spätaussiedlern.

 

Als nach dem Zerfall der früheren Sowjetunion in den 1990-er Jahren alleine zwischen 1990 und 2000 ca. 2,1 Millionen Deutsche aus Russland in die Bundesrepublik ausgesiedelt waren, hatten diese deutliche Einschnitte bei der Rente hinnehmen müssen. Aufgrund der hohen Zuzugszahlen, war die im Fremdrentengesetz (FRG) festgelegte Gleichstellung von Aussiedlern und Einheimischen zunehmend in die Kritik geraten. Ab 1996 wurden daher die Rentenbezüge von Spätaussiedlern um 40 Prozent gekürzt. Fortan galt eine Obergrenze von 25 Entgeltpunkten für im Ausland erworbene Rentenansprüche unabhängig von der Erwerbsbiographie, was einer Rente in Höhe von maximal 761 Euro (716,50 Euro in den neuen Bundesländern) für Ledige und 1.218,- Euro (1.146,40 Euro in den neuen Bundesländern) für Verheiratete entspricht. Von der damaligen Reform sind heute rund 760.000 Bundesbürger betroffen, von denen viele nach einem harten Arbeitsleben und einem nicht selten schweren Schicksal nun akut von Altersarmut bedroht sind.

 

„Der weit verbreitete Unmut hierüber ist mehr als verständlich. Angesichts der großen Zahl der davon Betroffenen, war es überfällig, dieses Problem anzugehen und eine Neubewertung der rentenrechtlichen Fragen bei Spätaussiedlern in den Blick zu nehmen“, findet Landesbeauftragte Ziegler-Raschdorf, die bereits seit Langem mit großem persönlichen Einsatz hierfür eintritt. Die bisherigen Regelungen bergen ihr zufolge nicht nur ein erhebliches politisches und soziales Konfliktpotential, sondern seien zudem auch zutiefst ungerecht. Weder würde das besonders schwere Kriegsfolgeschicksal der Deutschen aus Russland berücksichtigt, noch der Umstand bedacht, dass ihnen die Sowjetunion die Ausreise in die Bundesrepublik jahrzehntelang verwehrt hatte. Ferner sei auch ausgeklammert worden, dass sie bilanziell ein Gewinn für die Rentenkasse seien. „Unterm Strich kamen deutlich mehr junge als ältere Menschen zu uns. Der Anteil der über Sechzigjährigen war bei Spätaussiedlern halb so hoch wie im Bevölkerungsdurchschnitt, während jener der unter Zwanzigjährigen doppelt so groß war. Zwischen 1989 und 2000 haben Spätaussiedler 37,8 Milliarden DM mehr in die Rentenkasse eingezahlt als sie daraus bezogen haben“, berichtet die Landesbeauftragte. Die Korrektur der damaligen Reform des Fremdrentengesetzes sei daher überfällig. „Einer der Gründe hierfür war seinerzeit auch das niedrigere Lohnniveau in den neuen Bundesländern und die damit einhergehende Sorge vor möglichen Ungleichgewichten. Inzwischen hat das Rentenniveau in den neuen Bundesländern aber bei weiter steigender Tendenz bereits rund 94 Prozent des Westniveaus erreicht. Folglich ist es auch an der Zeit, eine Angleichung bei den Spätaussiedler-Renten vorzunehmen“, so Ziegler-Raschdorf weiter. Darüber hinaus gibt sie zu bedenken, dass eine erneute Änderung des Fremdrentengesetzes die Rentenkasse nicht auf Dauer belasten würde, da sie lediglich älteren Spätaussiedlern zugutekäme. Die jüngere Generation habe inzwischen längst eigene Rentenansprüche in Deutschland erworben.

 

„Nun kommt es darauf an, nach der Überprüfung der Rentenregelungen auch die entsprechenden Konsequenzen zu ziehen. Ich bin zuversichtlich, dass dies zu dem lange angemahnten Nachteilsausgleich bei der Rentenberechnung für Spätaussiedler führen kann und damit im Ergebnis zu einer deutlichen Verbesserung für die Betroffenen. Deren Lebensleistung würde damit künftig deutlich mehr und gerechtere Wertschätzung entgegengebracht.“

 

Landesbeauftragte für Heimatvertriebene und Spätaussiedler.

______________________________________________________________________________________________________

 

Барон Эдуард Олег Александрович фон Фальц-Фейн. 2000-е годы. Фото: архив.

Константин Эрлих

 

Печаль неимоверная,

беда вселенская…

 

Ушел из жизни барон Эдуард фон Фальц-Фейн…

 

                Ушел соотчич, ратник, старший брат,

                коллега, комбатант - российский немец…

                Мир должен содрогнуться и во фронт смиренно встать,

                и преклонить пред памятью твоей колени… - К.Э.

 

Барон Эдуард Олег Александрович фон Фальц-Фейн (14.09.1912-17.11.2018 гг.) был гражданином Лихтенштейна, маленького немецкоязычного княжества в центре Европы… Его биография, родословная его выдающихся предков, рода Фальц-Фейнов, теснейшим образом свя-зана с исторической родиной - Россией. Эдуард Александрович был сыном Александра и племянником Фридриха фон Фальц-Фейнов. А мать его звалась Верой Епанчиной, происходившей из старого дворянского рода, давшего России трех адмиралов Военно-морского флота, являвшаяся потомком славных Рюриковичей.

 

Я имел честь быть с ним знаком лично, несколько раз перезванивался с ним в Вадуце, где барон прожил без малого восемь десятков лет, поздравлял его со славными юбилеями…

 

…Конечно же, память как-то тотчас переносит меня в Баварский городок Хоф, где-то в горы Верхней Франконии…

А занесло меня туда на волне случая, по пути из Чехии. Я сделал остановку, чтобы перекусить и передохнуть от довольно изнурительного путешествия. Уже при въезде в этот живописный уголок восточной Баварии мое внимание привлек экзотический, фахверковой конструкции гостиный двор, где я, недолго думая, и решил остановиться. Оскоромившись несколькими глотками местного зеленоватого „Рислинга“, я осторожно обратился к аккурат подошедшим на пару галушкам, поданным на стол в комбинации c запаренной квашеной капустой, жирным свиным мясом и отдель-но приготовленным картофельным пюре. Ну, конечно же, наши „Hefeklöß mit Sauerkraut un Schweinefleisch mit Brei un Praschje“, - вспомнил я сразу же традиционное немецкое блюдо из моего сибирского детства. Кстати, никогда не за-думывался в том далёком прошлом о значении добавления к названию блюда –слова „Praschje“. Лишь многие годы позже, когда филологическая наука стала для меня профессией, я вывел формулу: Praschje – это диалектная форма от Prahlen (русс. хвастовство) на немецком литературном с прибавлением уменьшительного суффикса –chen, пере-дающегося в гессенском диалекте в форме –je. Итак, получается, что, прибавляя к названию блюда это слово, повар или официант подчеркивает, что блюдо является такого качества, что им можно похвастать…

 

Без сомнения, обед пришелся мне по вкусу и я по рекомендации учтиво-любезной официантки подался к вблизи расположенной беседке под лирическим названием „Biergarten“1, чтобы выпить кружку пива и выкурить трубку. Из собравшейся в этом „пивном саду“, вокруг толстобрюхой бочки туристической группы я услышал специфическую немецкую речь, что-то похожее на швейцарско-аллеманское Swiss-Deutsch, и обращение мужчин - одного к другому - с почтительным: „Herr Baron“. Меня разобрала профессиональная любознательность: кто ж тут у нас барон? Я приблизился к собравшимся и уважительно-извинительно представился: „Ehrlich, Doktor Ehrlich, Journalist…“ (Поясню читателю, что здесь, в Европе, принято представляться с титулами, если таковые имеются, которые, кстати, фик-сируются и в удостоверении личности…) Несколько человек охотно ответили на мой вызов. Имена их мне, естественно, ничего не говорили, и я их сейчас и не вспомню, но имя одного из них не могло остаться мною неотмеченным: „Baron Eduard von Falz-Fein“.

 

Стрелой меня прошила мысль: не может быть! Я окинул моего случайного знакомого пристальным взглядом, остановился на его интеллигентном лице, спортивном голубом костюме и альпийской шляпе с цветным пером.

– Herr Baron - „Ascania Nova“?! – отреагировал я молниеносно.

- Да, собственной персоной, - услышал я через короткую паузу осторожно-удивленное подтверждение моему предположению - в ответ. За чем последовало любопытство уже и со стороны моего собеседника:

- Woher kommt die Vermutung? (Откуда эта догадка?)

- War doch nicht schwer zu erraten, Herr Baron (Было же не сложно догадаться, г-н барон), - отреагировал я с соответствующим почтительным тоном в голосе.

 

*     *     *

Усадьба Фальц-Фейнов в Аскании-Нова. Фото: архив.

 

…Мы допили пиво. Барон дал сигнал официанту, который через несколько минут повторил нам заказ. А я тем временем незаметно „оценивал“ своего собеседника: стройность, осанка, вся манера держаться выдавали в нём аристократическое начало. Я обратил внимание, что он, много старше меня, был со мной не только одного роста, но и схож прической – в стиле ретро, свободного художника.

- Откуда интурист? - поинтересовался он.

- Из Новороссии – через Прагу на Гамбург, - ответил я без каких-либо обиняков.

- Я так и подумал, - преисполненный радостью, молвил собеседник. – А конкретнее - откуда?

- В общем-то, из Сибири, Herr Baron.

- Немец – русский немец?

- Российский, - внеёс я существенную поправку.

- Да, конечно! Земляк – соотечественник. …Никогда не был в Сибири. Повезло. О нет, теперь уж и Сибирь - не та, как в ваши ссыльные времена…

- Конечно. И многим она стала второй родиной, а то и первой уже, - добавил я.

- Здорово! Какая встреча…

- А для меня уж - какова она! Да это чудо! – возглаcил я патетическую фразу.

Мы уединились в сторонке от остальных и проговорили, наверное, около часа…

 

…Династия Фальц-Фейнов вошла в историю России примером патриотизма, верой и правдой служа своей новой родине. Александр II лично посещал имение Фридриха Фейна в Преображенке (ныне Чаплинский район Херсонской области), чтобы поблагодарить его за поддержку русской армии провиантом, фуражом и конными немецкими (с амортизационным приспособлением) подводами для транспортировки раненых в устроенные им же лазареты, вручив ему па-мятный перстень с двуглавым орлом, обрамлённого черными бриллиантами. Несколькими днями позже царь подпи-сал рескрипт об удовлетворении просьбы Фридриха Фейна о соединении двух фамилий основателей рода в одну: Фальц-Фейн, а также о возведении его в сан почётных граждан империи.

 

Второе знаменательное событие для Фальц-Фейнов случилось 29 апреля 1914 г., когда император Николай II посетил заповедник, остановивший в усадьбе Фридриха Эдуардовича. Визит был не случайным. Ещё на Всероссийской торговой ярмарке 1901 г. царь обратил внимание на природоохранные и натуралистские инициативы ученого-агронома, которые и позже то и дело попадали в его поле зрения. Как-то вначале 20-го столетия он инициировал передачу в заповедник Аскания-Нова двух зубров из Беловежской пущи. Успехи российского учёного получили большой резонанс и в мире: на выставке в Париже заповедник „Аскания Нова“ был отмечен высшей наградой. Известен был также факт, что императорская кавалерия закупает лошадей как раз у этого помещика. Именно поэтому царь и решил посетить имение Фальц-Фейна. Ну, а результатом этого визита стало дарование императором Фальц-Фейнам потомственного дворянского титула за заслуги перед Отечеством.

 

Этот случай примечателен ещё и тем, что Николай II впервые нарушил учреждённый придворный этикет, предписывавший коронованной особе не останавливаться у частных лиц, и последовал приглашению немецкого помещика… «Меня встретили сам хозяин, его сестра, брат, их малые дети, — писал император своей матери, Марии Фёдоровне (Мария София Фредерика Дагмар, принцесса Датская, вдова Александра III, царица в 1881-1894 гг.) - Они совсем россияне и простые в общении люди. Мне предложили чай в саду. Вокруг стола разгуливали цапли, утки, журавли смотрели на нас, подходили и толкали клювами, выпрашивая хлеб. В степи под открытым небом живут разные олени, страусы. Удивительное впечатление, точно картина из Библии, как будто звери вышли из Ноева ковчега»…

 

Софья Богдановна Фальц-Фейн. Конец прошлого века. Фото: архив.

…Стоял яркий солнечный день. С панорамы гостиного двора открывался живописный пейзаж поросшего густым хвойным лесом предгорья. А на гребнях видневшихся горных вершин внимательный глаз мог обнаружить фрагменты сред-невековых замковых развалин…

 

- Имею информацию, г-н барон, что Вы…

- Называйте меня Эдуард Александрович, пожалуйста, - вежливо перебил меня мой собеседник.

- Да, Эдуард Олег Александер…

- Именно! Так у меня в паспорте записано…

- Что Вы и русского царя помните?!

- Да, я помню это событие. Возможно, и внушил себе, что помню. Мне и во снах снился этот эпизод неоднократно: Его Императорское Величество качал меня даже на коленях. А песенку, очень известную детскую песенку, что царь при этом напевал, я наизусть знаю:

 

Tross, tross, trillchen,

Der Junge hat ein Füllchen.

 

Das Füllchen will nicht laufen,

Der Junge will‘s verkaufen,

 

Das Füllchen läuft im Trab

Und wirft den Jungen ab…

 

- Да, это известная песня, я её тоже с детства помню, только в чуть другой вариации.

- Я её от бабушки ещё слышал, Софьи Богдановны…

 

Барон задумался…

Я догадывался, над чем. Бабушка Эдуарда Александровича, София Богдановна Фальц-Фейн, вошла в историю Новороссии как мецкнат и патриот. Кроме многочисленных благотворительных инициатив, она выстроила больницу, театр, незамерзающий город-порт Хорлы, недалеко от Перекопа, через который шло круглогодичное сообщение с миром. Его экономическое значение для юга России трудно переоценить. София Богдановна была талантливой, мужественной женщиной, жизнь которой - один великий перманентный подвиг.

 

…Большевистский переворот в Петрограде усугубил царивший в стране хаос, привел к братоубийственной гражданской войне. На историческую сцену вышли протиборствующие силы красных и белых… Вся страна погрузилась в кромешный ад. Его пламя охватило и Новороссию, дошло до Аскании-Нова… Усадьба Фальц-Фейнов, хозяйственные постройки и подсобные помещения были разграблены и сожжены. Хозяевам, чтобы спастись самим и спасти детей, пришлось бежать за границу. Престарелая Софья Богдановна, пребывала в большом моральном напряжении и была не в силах оставить на произвол судьбы дело своих предков, которое она собственным напряжённым трудом значительно преумножила, была арестована красными и в 1919 г., в возрасте 84 лет, расстреляна.

 

Похороны Софьи Богдановны Фальц-Фейн. Июнь, 1919 г. Фото: архив.

 

 

*     *     *

 

Наш разговор с г-ном бароном пришлось закончить, как говорится, на полуслове: будучи прерванными одним из руководителей швейцарской туристической группы, к которой в качестве сопровождающего, как я понял, относился и мой собеседник, объявившим сигнал к отъезду.

 

Мы допили свое пиво за встречу, за здоровье, за новую Россию… Эдуард Александрович вынул из кармана куртки сувенирную ручку и, протянув ее мне, молвил тепло: на память… Я зафиксировал надпись на ней: „Askania Nova. Vaduz. Baron Eduard von Falz-Fein“. Я сердечно поблагодарил его за сувенир и мы обменялись рукопожатиями.

- Ах да, как будешь в наших краях, молвил барон, достав из портмоне визитку и протянув ее мне, - так ты уж заезжай… (Могу пред вами, дорогие читатели, поклясться, что я сдержал своё слово, я заезжал как-то - проездом из Цюриха, но по своей российской немецкой безалаберности, заранее не предупредил и не застал барона дома).

 

Автобус тронулся и я еще долго смотрел ему вослед, увозившему Эдуарда Александровича в его альпийские пенаты…

 

…Прошли годы, из печати я узнал, что моему давно знакомому, случайно встреченному барону исполнилось 100 лет… Я позвонил, поздравил. Он меня помнил: „А да, попутчик мой, российский немец! Сердечно поблагодарил. И передал привет всем моим „русским“ знакомым. Сказал, что помнит свой родной очаг, откуда его корни проросли…

 

В одном из телефонных разговоров, на спонтанный, любопытственный вопрос Эдуарда Александровича: „Was kann ich für Sie tun?“ („Что я мог бы для тебя сделать?“), я как-то, недолго думая (вспоминаю, что эта мысль давно мне не давала покоя), выпалил сокровенное примерно следующими словами: «Господин барон, Вы встречались с президентом России, принимали заслуженные награды из его рук, он обещал посетить Вас в Аскании Нова, Вашей резиденции в Вадуце. Не сочли бы Вы возможным, когда у Вас состоится встреча с Владимиром Путиным, замолвить слово о восстановлении российской немецкой государственности в России?“ Ответ не заставил себя долго ждать: «Конечно! Несомненно!“, - была мгновенная реакция Эдуарда Александровича. Мне даже показалось, что он ожидал от меня подобного вопроса. - Мне импонирует твоя преданность делу и духу наших предков, - добавил он, - жму твою руку.

 

…И вот это трагическое известие от национальной полиции Княжества Лихтенштейн: „ Около девяти часов утра в отдельно стоящем доме на Фюрст-Франсе-Йозеф-Штрассе в Вадуце (вилла „Аскания Нова“ барона фон Вальц Фейна – К.Э.) было замечено сильной задымление. Прибывшие пожарники быстро ликвидировали источник огня и обнаружили погибшего человека. Им оказался гражданин Лихтенштейна, барон Эдуард Олег фон Фальц-Фейн.“

.

Наездник - Эдди с начальником охраны в Аскании-Нова, 1916 г. Фото: архив.

Несчастье случилось 17 ноября 2018 г. в результате дефекта электро-прибора.

 

Ушел собрат - российский немец,

Великий патриот и патриарх!

Ты жизнь любил и славил время,

ваял в минуте каждой свой азарт! – К.Э.

 

Не успел барон, получается, выполнить свое обещание, данное мне, или?.. Это мог бы быть вопрос к президенту России…

 

…Он ушел. На 107 году своей насыщенной, самопожертвенной жизни. Не стало великого человека: патриарха российской эмиграции, выдающегося общественного деятеля, много сил отдавшего восстановлению партнерских отношений между Востоком и Западом, щедрого мецената, патриота.

 

Во время одной из поездок „домой“, в Асканию-Нова Эдуард фон Фальц-Фейн был спрошен асканийцами о возможности спонсировать строительство массивного девятикупольного православного собора.

 

„Я был немного обескуражен, - поделился барон со мной в одном из телефонных разговоров. „Проблема состояла не в объёме необходимых вложе-ний, нет... Строительство православного храма должно было осуществиться на месте развалин немецкой лютеранской кирхи, воздвигнутой для местного населения моей бабушкой, Софьей Богдановной. …Но я подавил в себе этот, мгновенно встрепенувшийся во мне, всполох душевного негодования. Не будет ли это кощунством по отношению к изгнанным отсюда российским немцам, павших жертвой диктатуры зла и репрессивных деяний. Я взял себя в руки. Я согласился. Подумав, пусть он будет вечным напоминанием о том, что потеряла Россия из сути своей, из своего варяжско-роского начала…“

 

И вот стоит он – гордый девятикупольный храм, как символ торжества православия, освященный в честь иконы Пресвятой Богородицы «Спорительницы хлебов». Один из приделов его освящен в честь царя-мученика Николая II, в апреле 1914 года пребывавшего на этой земле, в стоявшей на этом месте немецкой лютеранской церкви, а другой придел — в честь святого Олега Брянского, покровителя раба Божьего Олега - барона Эдуарда Олега Александровича фон Фальц-Фейна, который удостоился чести быть взятым на руки Его Императорским Высочеством и являющимся одним из главных спонсоров этого храма.

 

Закончился земной путь барона. Кто же унаследует главное достояние его жизни: неизменный патриотизм, любовь к родине, к её людям?! Прямыми наследниками Эдуарда Александровича являются его дочь Людмила, в замужестве баронесса Веркаде фон Фальц-Фейн, и внучка Казимира, проживающие в Монако. Ближайшими родственниками числятся среднего возраста племянник и его 12-летний сын, граждане Лихтенштейна…

 

Барона Эдуарда Олега Александровича фон Фальц-Фейна похоронили в семейном захоронении на русском кладбище «Кокад» в г. Ницце...

 

Ruhe sanft… Спи спокойно… В памяти благодарных потомков ты останешься на вековечные времена.

 

Константин Эрлих,

публицист, историк, литератор.

 

Примечания

---------------------------------------------------------

1. Biergarten – нем. пивной сад.

2. Манифест императрицы Екатерины II „О дозволении всем иностранцам, въезжающим в Россию, селиться в разных губерниях по их выбору, их правах и льготах“, 1763 г., июля 22.

______________________________________________________________________________________________________

 

Diskussionen zum Migrationspakt der UNO

 

Hochverrat an der Souveränität der Völker

 

Immer mehr Staaten distanzieren sich vom UNO-Migrationspakt:

Doch die Merkel-Regierung will den Pakt unbedingt durchsetzen

 

Die Regierung von Frau A. Merkel will den UNO-Migrationspakt unbedingt unterschreiben. Den Grünen und Linken geht er sogar nicht weit genug. Dabei wenden sich immer mehr Staaten davon ab: USA, Australien, Ungarn, Österreich, Estland, Kroatien und Tschechien werden nicht unterschreiben. Voraussichtlich werden auch Dänemark, Polen, Bulgarien und Israel nicht dabei sein. Bei China und Japan ist es noch offen.

 

*      *      *

 

Сильное давление на основе мягкиx законов

Почему Вена не верит в необязательность исполнения Миграционного пакта ООН

Вена, 16.11.2018

 

Уже пять стран - членов ЕС к сегодняшнему дню объявили об отказе от подписания Миграционного пакта ООН, который должен быть заключён в марокканской столице Марракеш в декабре текущего года: это Венгрия, Австрия, Чешская республика, Болгария и, наконец, Эстония. За ними могут последовать и другие страны. (1*) Особенно решение Австрии, которая в этом полугодии  осуществляет президентство в Совете Европы, подействовало как сигнал для тех правительств, которые скептически относятся к документу. С самого начала шаг Вены вызывал в основном критику в ЕС. Официальным основанием тому является то обстоятельство, что в этом пакте будут стёрты границы между  легальной и нелегальнрй иммиграцией, поэтому существует риск, что будет узаконено  „право на миграцию" , а это неприемлемо,- так было сформулировано в отказе. Кроме того, многократно заявлялось, в документе чётко записано, что он не имеет никакой связи с юридическим правом, и государства и в дальнейшем  суверенно будут проводить иммиграционную политику.

 

Андреас Холь (Khol) назвал это „подменой коней (понятий)“. „Пакт не является юридически обязывающим документом, но политически является таковым“, заявил этот бывший ведущий политик христианско-демократической партии  ÖVP (Народная партия Австрии - переводчик), которая стоит на позициях федерального канцлера  Себастьяна Курца. Если говорить о 23 пунктах пакта, то, как прямо говорится в документе, они выдвигались органами ООН, неправительственными организациями (НПО) вкупе со СМИ, которые не были избраны народом и не имеют законодательных полномочий, при непременном сотрудничестве с политикой. (2*) В политологии есть для этого термин "Nudging", что переводится с английского как „толкать“ или „подталкивать“ (а если точнее, то „вынуждать“ - переводчик). Кроме того, если речь идет о толковании норм в конкретных судебных процессах, то положения Пакта вполне могут быть признаны национальными европейскими судами. В конце концов, там присутствуют строгие волевые указания. Именно поэтому для его приукрашивания был применён англосаксонский термин „soft law“, означающий: "мягкий закон".

 

Несмотря на то, что у многолетнего председателя фракции ÖVP Холя нет сегодня официальной должности, его слово все еще имеет вес в партии. И он проводит международно-правовую экспертизу именно на этом юридическом поле. В 1969  году ему, юристу по международным договорённостям в рамках ООН, была присвоена докторская степень. „Миграционный пакт составлен таким образом, что он представляет собой высшую степень "мягкого закона". ООН разработала на основе юрисдикции систему контроля", - говорит Холь. „Эта система включает в себя также контроль за соблюдением Пакта о миграции. Это упускается из виду большинством аналитиков.“ Конструкция предусматривает созыв каждые четыре года  большого международного форума по миграции, а каждые два года - региональной кон-трольной системы с участием на любом уровне представителей неправительственных организаций (NGOs = НПО), для того, чтобы стимулировать государства к исполнению всех 23-х целей (пунктов) Миграционного пакта. Для этого проводятся постоянные дискуссии.“

 

При этом вполне реально, что западные демократии подвергнутся этому давлению гораздо сильнее, чем государства, которые более или менее недемократичны. Холь в качестве примера ссылается на Совет по правам человека ООН. „Он и будет карикатурой объективного контроля“. Если в такой стране, как Австрия, будут обнаружены нарушения прав человека, что вполне вероятно в единичных случаях, то следует ожидать общественного резонанса и НПО сообщат о нём в  Совет по правам человека, который затем объявит выговор стране. Вследствие этого  97 государств проголосовали бы за то, чтобы Саудовская Аравия получила хорошую оценку о совете по правам человека - и это параллельно с аферой об убийстве критического по отношению к правительству журналиста Джамала Кашогги. "Это политический контроль, осуществаемый  банками."

 

Холь называет примеры, в которых правовые шаги могут быть  расширены „за отдельную плату“. Таким образом, статья 3 Конвенции по правам человека (запрет на пытки и бесчеловечное обращение) была принята после Второй мировой войны с целью защиты от национал-социалистических или коммунистических методов насилия. "По мере прохождения многих лет Европейский суд истолковывает эту статью сегодня так широко, что нелегальные беженцы часто имеют право не возвращаться в те страны, через которые они прибыли.“ То же самое произошло и с Женевской конвенцией о беженцах, "которая никогда не считалась инструментом для миграции, а была заключена специально для осуществления чрезвычайного права политически преследуемых для предоставления им укрытия  в первой без-опасной стране. Её правовые границы настолько размыты, что в связи с правилами Европейского Союза, ежегодно в Австрию прибывают фактически от 40.000 до 50.000 нелегальных иммигрантов.“

 

Холь считает, что Организация Объединенных Наций должна создать целевой каталог для борьбы с существующей, являющейся бесспорным фактом, миграцией, "так же, как в свое время был выработан целевой каталог по борьбе с бедностью." Но иначе обстоит дело, когда государства берут на себя политические обязательства, которые они и не собираются выполнять. „Открытые выступления против Пакта о миграции положат конец этому мошенничеству с подменой лошадей (читай: понятий - переводчик).“

_________________________________________

1* Карин Циммерманн: Это уже достигнуто.

2* Карин Циммерманн: Почему в этом договоре 46 (сорок шесть!) раз использовано выражение: „Мы  обязуемся...“, если  этот пакт не должен считаться обязательным к исполнению?

Штефан Лёвенштейн

                                                          Перевод Виталия Киллера, 21.11.2018

______________________________________________________________________________________________________

Мраморный бюст Елизаветы Кульман. Скульптор Паоло Катоцци.

Константин Эрлих

 

ДАЙ, ОБЛАКО, МНЕ РУКУ…

 

(См. также очерк в последнем номере газеты „Новые Земляки“ за ноябрь 2018.)

 

 

Элизабет Кульман − поэтесса, гений которой ослепляющим лучом взметнулся к небу и, подобно комете Галлея, пронесся над горизонтом, рассыпавшись гроздьями разноцветных искр, оставив за собою след на своде искренней и чувс-твенной поэзии, чтобы вновь и вновь возвращаться к нам на Землю благодар-ной памятью в воспоминаниях потомков.

 

Она прожила всего семнадцать лет… Я обратил на нее внимание почти совсем случайно, изучая культурное наследие российских немцев при работе с известным российским немецким литературоведом В.Эккертом и литератором Э. Кончаком над первым томом трехтомной «Антологии советской (российской) немецкой литературы», первого в послевоенное время такого рода систематизированного издания, увидевшего свет на немецком языке под моей редакцией (под псевдонимом К. Эрленбах) в издательстве «Казахстан».

 

В названной антологии Элизабет Кульман, к великому сожалению, лишь упомянута в предисловии краткой биографи-ческой справкой. И, конечно же, не потому что мы ее недооценивали, а потому, что наша публикация хронологически ограничивалась лишь рамками «советской» немецкой литературы, т.е. временем, начиная с 1917 г. Элизабет Кульман родилась в Санкт-Петербурге 5 июля 1808 г. и там же умерла 19 ноября (1 декабря) 1825 г. от внезапно развергшейся чахотки.

 

Род Кульманов, происходящий из эльзасских немцев, обосновался в России в конце 17 в. В мужском составе почти все они были потомственныыми офицерами и являли пример мужества и героизма на полях сражений, - яркое подтверждение тому, как самоотверженно и преданно российские немцы на протяжение многих веков подпирали могучим „варяжско-роским“ плечом основы российской государственности. Её отец, был уже родом из остзейских немцев, он поступил на русскую военную службу еще во времена Екатерины Великой… Был участником походов П. А. Румянцева-Задунайского и А. В. Суворова „и сделался известным по своей храбрости и приверженности российскому престолу. Дослужив в кирасирах до капитанского чина, он, за ранами, вышел в отставку и перешел в гражданскую службу, где окончил свое поприще в чине коллежского советника, - замечает Карл-Фридрих фон Гросгейнрих (1783-1860), домашний учитель и наставник Элизабет Кульман. - У него было семь сыновей и две дочери. Хотя отец и мать протестанты, они воспитывали всех своих детей в греческой (читай: православной – К.Э.) религии, к которой они перешли оба за несколько лет перед своею смертию. Семь их сыновей сражались под победоносными знаменами императора Александра. Три старшие, майоры и кавалеры, умерли от своих ран; четвертый и пятый, из коих последний, был в сорока двух сражениях и всегда в аванпостах, умерли от недугов, в кои впали они в продолжение кампании 1812 года и в последующие; шестой, едва вышедший из Первого кадетского корпуса, лишился жизни в Лейпцигском сражении. Седьмой, лишась руки от,.. перешел в гражданскую службу…“ (Архив АН СССР. ЛО. Ф. 8. Оп. 1. 1832. Ед. хр. 37. Л. 329—330, об. (Перевод с французского В. И. Рябошапко). Мать будущей поэтессы звалась Марией Кульман, урож-денной Розенберг.

 

Уже с самого раннего детства Элиза проявляла чрезвычайные способности в различных областях духовной культуры. С семи лет начала писать стихи, со временем овладела четырнадцатью языками, в том числе русским, немецким, французским, итальянским – в совершенстве. Её поэтические творения отличались простотой (относительной – с сегодняшней точки зрения, смею заверить) и глубокой философичностью. Ее поэтика духовно насыщена, патриотична и в то же время в своем плавном слоге элегично-лирична, проникновенно нежна. Произведения Элизабет Кульман издавались на немецком, русском и итальянском языках.

 

Немецкий классик, гигант общественно-философской мысли Иоганн Вольфганг фон Гёте отзывался о юном даровании следующими строками: „Ich prophezeie ihr mit der Zeit einen Ehrenplatz in der Literatur“ (Я предрекаю ей со временем почетное место в литературе). Большое впечатление на Гете произвело стихотворение юной поэтессы «Молния»  (здесь в переводе с немецкого оригинала):

 

Элизабет Кульман. Рисунок современника.

«Со мною кто сравнится?»

— Я! — Дуб сказал могучий,

Взмахнув вершиной гордой.

Из облаков зловещих

Летучею змеею

Вдруг молния блеснула

И крепкий дуб сломила,

Как бы дитя, играя,

Цветка согнуло стебель.

 

«Со мною кто сравнится?»

— Я! — прозвучала Башня,

Чье золотое темя

Отвсюду гордо блещет,

Когда не покрывают

Его, как флером, тучи.

Но небеса разверзлись

Для молнии гремучей.

Летит драконом страшным

С зияющею пастью;

Мгновенье — и не стало

Главы у гордой башни;

Лишь черными ручьями

Вниз по стенам стекает

Расплавленное злато.

 

«Нет, мне никто не равен

Сказала и стрелою

Нырнула в волны моря,

Где только что спесиво

Корабль военный несся.

Пожар! В минуту с треском

Горящие остатки

На воздух разметало;

Потом опять все в море

Упало, потонуло,

И дивного строенья

Как будто не бывало...

 

Элизабет Кульман переводила множество зарубежных литераторов, классик древнегреческой поэзии Анакреон был переложен ею на восемь языков. Долгое время поэт был ее кумиром. В своих произведениях, писанных на немецком и русском языках, она его благоволила, вступала, кроме всего – как мы наглядно видим, подобно Михаилу Ломоносову, к примеру, в дискуссию с греческим классиком… Это явное подтверждение тому, что она уже в 12-летнем возрасте, располагая огромным багажом самых разнообразных познаний и навыков, в том числе в стихосложении, являла собой, за фасадом нежной женственности, интенсивно формировавшуюся, заметную личность. А о себе девица, словно бы, демонстрируя разительное расхождение своей жизненной философии и устремлений супротив таковых античного пра-поэта, с надеждою вещает:

 

„И я, певец любимый,

Все сделанное мною

Затем предпринимала,

Чтоб памятник, хоть слабый,

Оставить за собою

Благодеяний, мною

Средь детства обретенных…“

 

                                         „К Анакреону“, 1820 г.

 

Поэт, будущий декабрист Вильгельм Кюхельбекер посвящал ей стихи… А композитор Роберт Шуман, концертируя в России в 1844 г., знакомится с судьбой и творчеством Элизы и, взволнованный до глубины души «высокой мудростью, в совершенстве выраженной словом из её детских уст», пишет вокальный цикл: «Песни для голоса с фортепиано» на тексты семи ее стихотворений, в который вошли: «Mond, meiner Seele Liebling» / «Месяц, моей души любимец»; «Viel Glück zur Reise, Schwalben!» / «Счастливого пути, ласточки!»; «Du nennst mich armes Mädchen» / «Ты называешь меня бедной девочкой»; «Der Zeisig» / «Чижик»; «Reich mir die Hand, о Wolke» / «Дай, облако, мне руку»; «Die letzten Blumen starben» / «Последние цветы увяли»; «Gekämpft hat meine Barke» / «Моя ладья боролась (с бурлящею волной)». Роберт Шуман писал об Элизабет Кульман: «Сплести музыкальный венок вокруг головы истинного поэта − нет ничего прекрасней; но тратить его на будничное лицо − стоит ли это усилий? …По моему мнению, она (Элизабет Кульман. – Ред.) существо исключительное, и не только как поэт… Это воистину блаженный остров, всплывший из хаоса нашей современности». Каждая песня снабжена аннотацией Р. Шумана. Вот, к примеру, его слова о стихотворении «Дай, облако, мне руку»: «С сердечной любовью привязана она к этому миру, его цветам, благородным людям, повстречав-шимся ей на коротком жизненном пути. Но она предчувствует, что скоро должна будет покинуть их».

 

AN EINE WOLKE

 

Reich mir die Hand, o Wolke,

Heb’ mich zu dir empor!

Dort stehen meine Brüder

Am offnen Himmelsthor.

 

Sie sind’s, obgleich im Leben

Ich niemals sie gesehn:

Ich seh’ in ihrer Mitte

Ja unsern Vater stehn!

 

Sie schaun auf mich hernieder,

Sie winken mir zu sich.

O reich’ die Hand mir, Wolke,

Schnell, schnell erhebe mich! .

 

 

К ОБЛАКУ

 

Дай, облако, мне руку,

в рай Божий подними!

К моим любимым братьям;

меня там ждут они.

 

Хоть я их и не помню,

но голос мой дрожит:

вон, в их среде - я вижу,

и наш отец стоит.

 

И зрят они на землю,

мне машут издали.

Дай, облако, мне руку,

в рай Божий подними.

 

                                 Перевод мой - К.Э.

 

Ну и вот, следующее признание еще – в заключение, о любви поэтессы к России. "Russisches Bauerlied" назвала поэтесса свою зарисовку - „с натуры“. Непринужденность, свобода мысли этих строк привлекли меня и я решил передать их содержание, позволив себе некоторую свободу изложения, русскому читателю. И назвал я это стихотворение „Признанием“, чем оно, собственно, и является. Но я дал ему еще и подзаголовок, который, казалось бы, внешне р‘азнится с титулом оригинала, но в сути своей – по внутреннему содержанию все-таки эквивалентен, на мой взгляд, ему. Поясню: Если взять дословный перевод немецкого заголовка, то мы получаем „Русская крестьянская песня“ – песня русского крестьянина, хлебороба, сельского труженика – другими словами… Но автор, вне сомнения, подразумевает другое. Для него русский крестьянин интересен, прежде всего, в значении хлебороб, работающий на земле - в данном случае на русской земле – обрабатывающий, лелеящий ее, привязанный к ней, вросший в нее, - являющейся ему Ро-диной, что родит ему хлеб, дает жизнь… Именно отсюда я делаю вывод, что речь здесь о любви лирического героя, не сомневаюсь, в полном смысле и автора, - к русской (т.б. российской) родине:

 

 

RUSSISCHES BAUERLIED

 

Was schwatzt von andern Ländern

Ihr Tage lang mir vor!

Ich zieh’ trotz euerm Lobe

Die liebe Heimath vor.

 

Die Schneezeit ausgenommen,

Ist hier es immer grün;

Oft sag’ ich in Gedanken:

«Bald werden Veilchen blühn!»

 

In Welschland hör’ ich immer,

Da ist es wunderschön! –

Doch Mädchen, schön wie unsre,

Sind schwerlich dort zu sehn.

 

Schwatzt mir von andern Ländern,

So viel ihr wollet, vor;

Ich zieh’ trotz allem Lobe

Mein liebes Rußland vor! .

 

 

ПРИЗНАНИЕ.

ПЕСНЯ О РОССИЙСКОЙ РОДИНЕ

 

Хвалу я слышу другим странам

дни напролет!

Моя ж любовь − моя Россия −

мне сердце жжет.

 

Снегов минует время,

распустится весна.

Уже внимаю нежный

фиалок запах я.

 

В заморье часто слышу:

какая красота!

Но краше девиц наших

здесь тщусь увидеть зря.

 

И сколь вы б не хвалили

красу чужих широт,

Моя ж любовь – моя Россия –

мне сердце жжет. .

 

                                  Перевод мой - К.Э.                                                  

Гамбург, 15.11.2018.

______________________________________________________________________________________________________

 

100 Jahre Autonomie der Russlanddeutschen

 

Festrede des Ministerpräsidenten bei Festakt anlässlich des 100. Jahrestages der deutschen Autonomie an der Wolga im Landtag.

 

 

Vor fast einhundert Jahren wurde am 19. Oktober 1918 infolge der Russischen Revolution den deutschstämmigen Siedlern in der Wolgaregion ein eigenes Autonomiegebiet zugestanden, aus dem 1924 die „Wolgarepublik“ hervorging. Bis heute ist die Erinnerung an die Eigenständigkeit und Selbstverwaltung ihrer Volksgruppe für die Wolgadeutschen von identitätsstiftender Bedeutung. Die Wolgarepublik war nicht nur prägend für ihre Geschichte, sondern spiegelt in tragischer Weise durch die damit verbundenen, später bitter enttäuschten Hoffnungen, das Schicksal der Volksgruppe wider.

 

In seiner Festrede brachte Ministerpräsident Bouffier seine Freude darüber zum Ausdruck, dass die Deutschen aus Russland von sich sagen, endlich angekommen zu sein. Gerne helfe ihnen die Landesregierung bei der Eingliederung. „Das ist uns Verpflichtung“, betonte er. Dabei unterstrich er: „die Spätaussiedler sind ein wichtiger, geschätzter und willkommener Teil des Landes. Sie haben unser Land bereichert.“ Hessen biete viele Chancen, „und ich wünsche mir, dass sie und ihre Familien diese wahrnehmen.“ Das Land sei sich seiner besonderen Verantwortung gegenüber den Deutschen aus Russland bewusst und habe bereits sehr viel geleistet. So gebe es nicht nur einen eigenen Unterausschuss für den Bereich Heimatvertriebene und Spätaussiedler im Hessischen Landtag, sondern auch der 2013 eingeführte Landesgedenktag für die Opfer von Flucht, Vertreibung und Deportation beziehe diese explizit mit ein.

 

Im Bild:

Festakt zu Wolgarepublik-Jubiläum, v.l.: stv. BdV-Vorsitzender Hessen Reinhard Schwarz, Direktor des Russlanddeutschen Museums in Detmold Kornelius Ens, Projektleiterin DJR Alexandra Dornhof, DJR-Vorsitzende Swetlana Wagner, Vorsitzender der LMDR Bayern Ewald Oster, Landesbeauftragte Margarete Ziegler-Raschdorf, Svetlana Paschenko, MdL Ulrich Caspar, integrationspolitische Sprecherin der SPD-Fraktion Frankfurt Milkica Romic-Stojanovic, Landtagspräsident Norbert Kartmann, Ministerpräsident Volker Bouffier, DJR-Geschäftsführerin Albina Nazarenus-Vetter, Bundeskulturreferent Edwin Warkentin, LMDR-Vorsitzender Johann Thießen, Landesbeauftragter a. D. Rudolf Friedrich und LMDR-Geschäftsführerin Natalie Paschenko. (Foto: LMDR Hessen).

 

Lesen Sie weiter auf S. Geschichte der Russlanddeutschen.

______________________________________________________________________________________________________

 

К 100-летию образования

АССР немцев Поволжья

 

Грядет «юбилей», что дальше:

суицид пассивной ассимиляции

или будущее через полную реабилитацию?

 

 

Наши великие даты и их специфика

 

Все-таки мы, российские немцы – уникальный народ. У нас уникальна не только история, но и вся жизнь. Особенно за последний век. И особенно за последние 77 лет, когда мы, если что-то еще и отмечаем, то не как другие народы: свои достижения в экономике, культуре, науке, искусстве - их у нас как народа давно нет; и даже не национальные праздники – их тоже у нас нет, никаких. Мы отмечаем лишь «круглые даты». И даты эти неизменно полны боли. 

 

Так, недавно исполнилось 250 лет прибытия первых немецких колонистов на Волгу по приглашению Екатерины II. Казалось бы: ведь это 250 лет со дня рождения нового народа в России! Народа, столько давшего России!  А значит, это праздник для всей страны, для всех наших народов-братьев! Однако не было праздника. Не было даже какого-нибудь достойного торжественного мероприятия, ни одного. Всё было привычно опущено до очередного «проекта» циничного... бизнеса на трагедии народа. Потом было еще 75-летие репрессивного Указа Президиума Верховного Совета СССР от 28 августа 1941 года, лишившего наш народ всех прав на все эти 75 лет. Его тоже отметили как всегда - на уровне личной и групповой боли.

 

Даже 50-летие мужественного национального движения российских немцев за реабилитацию и восстановление нашей государственности оказалось почему-то очень неподходящим поводом для торжеств. В чем же дело? Все объясняется просто: российские немцы – единственный репрессированный народ, который до сих пор не реабилитирован, а как говорил Лев Толстой, мы не любим тех, к кому были несправедливы. Кроме того, депортацией и репрессиями российские немцы были так распылены по огромной стране, что собраться больше трех им и без прошлых запретов до сих пор нелегко. И еще: они, лишенные как народ всего, что нужно любому народу для выживания, уже 77 лет (какое счастливое число - две семерки!) приходят к своим памятным датам только с одним достижением: у них еще не совсем отняли память об этих датах. 

 

Вот и в нынешнем 2018 году мы идем к очень знаменательной дате – к 100-летию образования Автономной Советской Социалистической Республики Немцев Поволжья. Великая дата! Но - с тем же изъяном: дата есть, а самой АССР НП нет. Нет уже все эти же 77 лет. И опять главное достижение – лишь то, что мы еще об этом помним…

 

Именно этой дате в середине июня в Берлине была посвящена научная конференция. Ее организаторы - известное германское политическое «Немецкое общество», Землячество немцев из России и все набирающая силу Молодежная организация Землячества. В конференции приняли участие не только ученые-историки и представители общественности российских немцев в Германии, но и политики, так что конференция получилась содержательной. Однако такие даты заставляют каждый раз серьезно задуматься вообще о положении российских немцев как народа, об их дальней-шей судьбе, об их будущем. Что и попробуем сделать.

                                                                                                На снимке: автор Гуго Вормсбехер.

Далее читайте на стр. Geschichte der Russlanddeutschen.

______________________________________________________________________________________________________

 

Осень, бабье лето, ailetravel.net

Зарисовка с натуры

 

Не в осень выйти...

 

Не в осень выйти – в бабье лето.

В его сияющем тепле

Струится золото по свету,

Плывет на солнечной волне.

 

Вокруг довольство и услада,

Все позади, но не прошло.

И молодого листопада

Прозрачно легкое крыло.

 

Оно подхватит паутинку,

Ее серебряной строкой

Навеет легкую грустинку

И в синеву умчит с собой.

 

Пусть зримы осени приметы,

Но все – отрада, щедрость, свет ,

Не в осень выйти – в бабье лето,

Где расставанья просто нет...

Лидия Майер.

Варбург.

_______________________________________________________________________________________________________

 

Николай Францевич Гастелло, Герой Советского Союза. Фото: архив.

Российские немцы в жерновах Второй мировой войны

 

Сибирское начало...

 

Тянулась, к горизонту уходила

Чужая, незнакомая земля.

А в каждом сердце, изболевшись, ныло-

Как рана. Та, что заживить нельзя.

 

 Вой ветра монотонно- заунывный

Лишь нагнетал безмерную тоску.

Ведь страх – тяжелый, вязкий, неизбывный,

Прилип, как будто глина к сапогу,

 

Не отпускал всю длинную дорогу

На горем перегруженных путях,

Что впереди – известно только Богу.

Поволжским немцам – только боль и страх...

 

Молчал возница, и молчали люди.

Да было ли о чем им говорить?

Беда у всех, и радости не будет.

Но если жив  - придется как-то жить...

 

Тянулась, к горизонту уходила

Чужая, незнакомая земля.

И проблеском отрады сердцу было,

Что степь кругом, а кое-где поля.

 

Возделать их бы и дождаться хлеба...

Но кроме рук – с  собою – ничего...

Дождинки, как слезу, роняло небо,

Как будто небо плакало одно...

 

*     *      *

 

И самый тяжкий путь не бесконечен.

Во мраке появились огоньки.

И сжались люди в ожиданье встречи.

Что ждет их здесь? Они ведь – чужаки.

 

Здесь все чужое, и они здесь чужды.

Зашлись сердца в тревоге – не вздохнуть.

-Ну вот,- возница выдохнул натужно,-

Вот, стало быть, тут и окончен путь.

 

Сидели люди сумрачно, устало,

Никто ступить на землю не спешил.

Их темное молчанье окружало,

Беззвучно мелкий дождик моросил...

 

-Ну что же, раз приехали – слезайте,-

Усталый хриплый голос пригласил.

Мы тут не звери, так что не злякайтесь.

-Мы не кусаем,- кто-то подхватил.

 

И завозились немцы потихоньку,

И осмелела сразу ребятня.

-Тут больше бабы, мужики на фронте.

Так вы ж хоть понимаете меня?

 

Я председатель здешний, и другого

Начальства не предвидится пока.

Мое тут самым главным будет слово

Как для своих, так и для чужака.

 

Не ждите, что вы будете гостями,-

Работы всем хватает круглый год.

Ну а в войну, - и он махнул руками,-

В войну уж каждый горюшка хлебнет.

 

Он говорил, посматривая зорко,

Разглядывая женщин, стариков.

Слова спасают, если сердцу горько,

Бывает легче и от строгих слов...

 

-Теперь уж поздно. На ночлег по хатам

Мы разберем вас нынче, а потом,-

И он опять махнул рукой куда-то,-

А завтра разбираться будем. Днем.

 

-Вас сколько? Вас? Тогда вот вы – со мною,

А то и места столько не найду.

Детишек полушубками укрою,

Ох, и послал нам этот год беду...

 

Негромкие велись переговоры

Порой на пальцах – коль совсем никак.

И расходились люди от конторы,

В другую жизнь был сделан первый шаг...

 

И были тяжелы и беспокойны

Пришельцев депортированных сны.

А тучи над землей клубились грозно,

И столько еще горя у войны...

 

Лидия Майер, август 2018

*     +     +

 

В эти августовские и сентябрьские дни российские немцы помятуют трагическую дату в своей многотрудной, стоической биографии: началась депортация немцев Поволжья из родных пенат в сибирские и казахстанско-среднеазиатские края… В вину им вменялось нелояльное отношение к советской власти, что было созвучно оп-ределению врагов народа...

 

Казалось бы, на первый взгляд, ничто не предвещало такого варварского отношения руководства страны к своим гражданам, автохтонному советскому немецкому народу (немецкий этнос является государственно-образующим в становлении Российской империи – факт игнорируемый современными исто-риками и политологами), положившему на алтарь Отечества грандиозные свершения в различных областях экономической, культурной и политической жизни российского и советского государств. . Сразу же с началом ВОВ граж-дане немецкой национальности СССР включились в патриотическое движе-ние, направленное на защиту своей страны… У военкоматов выстраивались многолюдные очереди. Историки указывают, что по имеющимся, далеко не полным данным, с 22 по 24 июня в военкоматы АССР НП, поступило 1060 заявлений c просьбой о зачислении в ряды Красной Армии и Флота. На промышленных предприятиях, в различного рода учреждениях, колхозах, совхозах, МТС развернулась борьба за выполнение и перевыполнение производственных планов и задач.

Далее читайте на стр. Geschichte der Russlanddeutschen.

______________________________________________________________________________________________________

Кохан Алексей Филиппович с супругой Валентиной Ивановной. Фото: архив.

В унисон ритму сердца, опережая время…

 

17 июня в возрасте 81 года ушел из жизни Алексей Филиппович Кохан. Глубоко скорбим… Трудно смириться с этой жестокой правдой… Вечная ему память…

 

 

Человек большой души, разносторонних знаний и экспрессивных способностей, присущих незаурядной личночти - народному Учителю – таким он остается в нашей памяти…

 

Я благодарен судьбе за то, что она свела меня с этим человеком, что мне посчастливилось проходить с ним свои первые жизненные университеты: изучать корифеев русской литературы Пушкина, Лермонтова, Толстого, Горького, Маяковского, Есенина,.. да и просто общаться в ролях профессионального, интеллигентного учителя и не всегда беспрекословного, покладистого ученика. Вскоре меня уже не удивляло, что Учитель не редко предлагал мне выступать в роли организатора интерактивных упражнений, которые я выстраивал при помощи знаний, почерпнутых мною из литературы „по внеклассному чтению“, с большим энтузиазмом, выводя учащихся класса или членов группы на неординарные решения поставленной задачи. Наверное, здесь давали о себе знать и мои собственные педагогические наклонности (ведь не случайно я закончил позднее педагогический вуз, хотя и посвятил себя в конце концов писательскому ремеслу), пребывавшие в моей душе пока еще в дремотном состоянии…

 

Алексей Филиппович Кохан родился 11 марта 1937 года четвертым ребенком в крестьянской семье в одном из „столыпинских“ сел нынешнего Одесского района Омской области под историческим названием Ляличи. Мать, Марфа Ивановна была по тем временам грамотным человеком: закончила церковно-приходскую школу в Полтавском р-не, выполняла бухгалтерские расчеты в колхозе. Отец, Филипп Константинович, работал в местном колхозе „Заря коммунизма“, затем в Брезицке – заведующим мельницей и перед самой войной - продавцом в сельпо с. Цветково Одесского района. Его, призванного в июле 1941 г. на фронт и погибшего вначале 1943 года под Сталинградом, Алексей помнил смутно: коренастым, с большими залысинами на голове и сильными рабочими руками…

 

В пяти-шестилетнем возрасте Алексей уже читал-перечитывал все, что попадалось под руки, в первую очередь, местную районную газету „Одесская правда“: вести с фронта, сообщения о работниках-ударниках тыла… Начальную школу закончил в Ляличах, а семилетку в с. Цветково. Не без соответствующего влияния своего дяди, сельского учителя Алексея Ильича Кохана, он уже с раннего детства решил, что будет педагогом.

 

Закончив с серебрянной медалью Одесскую среднюю школу, Алексей без особого труда поступил на исторический факультет Омского государственного педагогического института. Но через год факультет был преобразован в историко-филологический, так что закончил он вуз новоиспеченным преподавателем истории, русского языка и литературы. Распределение Алексей Филиппович Кохан получил в Желанновскую среднюю школу, центральную усадьбу одноименного совхоза, в состав которого входили и его родные пенаты, села Ляличи и Цветково.

 

…Именно здесь вначале 60-х годов прошлого века и сошлись наши пути-дороги: на уроках русского языка и литературы. Мне нравились эти предметы, как и языки, вообще, и другие гуманитарные науки… Сейчас, вспоминая то время, я не мало удивляюсь, как это мы, потомки ссыльных поволжских немцев – носителей германского гессенского говора, смогли так быстро „вписаться“ в этот сибирский языковый „разнобой“, когда на улице и в учреждениях нашего села доминировала украинская речь - в ее юго-воcточном новороссийском варианте, так называем „хохлацком“ наречии, и лишь на школьных уроках – русский язык, за исключением уроков немецкого языка, где мы познавали язык „вражеский“ – немецкий, литературный (являвшийся также языком великих Гете и Шиллера, Маркса и Энгельса – и это как-то его в какой-то мере реабилитировало), ну а дома, в обиходе меж собой и родителями, практиковался упомянутый родной, гессенский, диалект…

 

Да, было нелегко, но мы как-то сдюжили. Было даже интересно „жонглировать“ своим языковым квартетом… Но это, конечно же, не без помощи именно таких учителей, как Алексей Филиппович Кохан – патриота русского языка и русскоязычной письменности. „Язык - это большое богатство, которым владеет человек“, - говорил Учитель, беречь его, приумножать - дело чести любого интеллигентного человека.“

 

Как-то мне уже приходилось делиться со своей читательской аудиторией воспоминаниями об одном эпизоде, случившемся со мной в бытность мою учащимся в Желанновской средней школе и, в частности, о том, как Алексей Филиппович, видимо, и сам о том не думая, сориентировал меня на дальнейшие самостоятельные творческие изыскаания. Суть состояла в следующем: как сегодня ни парадоксально звучит, но с великим русским поэтом Сергеем Есениным я встретился уже в довольно зрелом возрасте. И не по моей собственной вине случилось это упущение, а по вине Ми-нистерства народного образования, которое во недомыслию, как можно было бы понять, а фактически - из цензурных соображений не включало Поэта в школьную программу.

 

Но однажды в одном из учебников литературы для старших классов он все-таки появился - петитом. А причины, побудившие пролетарских критиков к отрицательному отношению к великому поэту (о его величии я, конечно, имел лишь смутное представление, если не сказать – никакого, так как более доступными для нас, учащихся, были Демьян Бедный, Владимир Маяковский, какой-то Безыменский... и потому и более популярными) - не приводилось. Да и те, что в его репертуаре характеризовались "не плохой", но крестьянской (иногда и хулиганской) поэзией, тоже отсут-ствовали.

 

Помню, что это меня откровенно злило. Алексей Филиппович Кохан, знакомя нас „с новым именем“, пытался меня понять и успокоить, что в учебники попадают не все писатели и поэты. Существуют определенные критерии (какие, он не сказал - сам должен догадаться, так, наверное) и ограничения по объему, загодя утвержденные Министерством народного образования.

 

...Как-то через время Алексей Филиппович принес на урок общую тетрадь ...и положил ее передо мной. Гена Зелинский, мой друг, с которым я сидел за одной партой, как-то кстати то ли приболел, ну, в общем, отсутствовал... "Вер-нешь в конце урока", - молвил Учитель кротко, как-то между прочим.

 

В тетради были рукописные, мелким, убористым почерком записанные стихотворные произведения - почерком преподавателя, все учащиеся его знали и я, конечно, тоже. Как-то пару раз я, будучи редактором стенной газеты, зака-зывал у него какие-то воспоминания или методические рекомендации - не помню точно.

 

Стихов не помню тоже, их было много. Помню несколько имен: Пушкин, Лермонтов, Ахматова, Цветаева, Есенин.  Еще помню стихотворение последнего, начинавшегося грустным: до свиданья, друг мой, до свиданья... Но этот жест Алексея Филипповича Кохана запомнился мне на всю жизнь...

 

Со временем лингвистистика и литература – немецкая, а позже и русская - стали доминирующими составляющими моей профессии.

 

Вскоре Алексей Филиппович Кохан стал заведующим учебной части нашей школы, а в 1967 году, возрасте 30 лет, был переведен в районный центр, село Одесское, на должность директора общеобразовательной средней школы. Под его началом школа неоднократно выходила на передовые позиции в социалистическом соревновании, завоевывала звание лучшего педагогического коллектива, а сам директор неоднократно награждался Почетными грамотами Министерства просвещения РСФСР и СССР, был отмечен знаком „Отличник народного просвещения СССР“, медалью Ветеран труда. А в 2003 году, к 100-летию села Одесское, ему было присвоено звание „Почетный гражданин Одесского рай-она“.

 

Шли годы. Времена менялись, а с ними и люди… Перестройка, крах советской идеологической системы. Приходилось выстраивать новые стратегические задачи, неординарные подходы к педагогическому труду, чтобы не отстать от жизни, от бурного и беспорядочного развития событий… Как никогда в прошедшие годы стал актуальным вопрос сплочения учительского коллектива вокруг решения возникающих проблем и задач. Директор инициировал создание при школе кооперативных сельхоз-предприятий. Большое развитие получила профессиональная подготовка учащих-ся: обучали профессиям тракториста, шофера, оператора машинного доения, швеи….

 

47 лет отдал Алексей Филиппович народному образованию. Уйдя на пенсию, он продолжал педагогическую деятельность в качестве методиста по гуманитарным предметам районного отдела народного образования. С 2009  по 2015 год он возглавлял  Одесское районное отделение Омской областной общественной организации ветеранов войны и труда. Был членом общества „Знание“. Вел активную общественную деятельность, постоянно встречался с учащимися и молодежью, принимал активное участие в военно-патриотическом воспитании подрастающего поколения. Не ошибусь, если скажу, что его пример, его опыт и знания отразились во многих его бывших воспитанников и учащихся, разбросанных по разным весям и странам… 

Кохан Алексей Филиппович с супругой Валентиной Ивановной в беседе со своими бывшими учениками. Фото: архив.

 

Год назад, к 80-летию Учителя, я написал следующее стихотворение:

 

Мне тябя не забыть в лабиринтах мирских,

и тебя не отнять памяти человечьей.             

Ведь ты судьбы кроишь - отражаешься в них, 

и не ведаешь сам: их ты спутник извечный. 

 

Твое имя – Учитель, детских грез – попечитель, 

мне твоих не забыть - жизни первых уроков… 

          Твое имя – Учитель, духа предков - воитель, - 

          в сердце бьешься моем ты библейским пророком… 

 

Рвусь я мыслью к тебе, когда бьет меня град,

когда новый рассвет я счастливым встречаю.

Вот уж осень в пути, - все сильней листопад, - 

я твой первый урок помню – не забываю... 

 

И в потомках моих будет жить твой урок, 

что наследовал я с благодарной любовью. 

Честь и гордость моя – дух стихов моих слог! - 

пусть воспрянут с тобой в их деяньях сыновних. 

                                                            

Твое имя – Учитель, детских грез – попечитель, 

мне твоих не забыть - жизни первых уроков…

          Твое имя – Учитель, духа предков – воитель, - 

          в сердце бьешься моем ты библейским пророком…

 

Алексей Филиппович Кохан жил самопожертвенной, насыщенной жизнью - в унисон ритму сердца, опережая время… Вечная ему память…

Константин Эрлих,

д-р философии, кандидат исторических наук,

член СЖ СССР (с 1980 г.), член СП СССР (с 1988 г.),

выпускник Желанновской средней школы 1966 г.

Редакция газеты ДипКурьер/Руссланддойче Альгемайне.

______________________________________________________________________________________________________

К Дню России

 

Поздравляю вас,

                   дорогие друзья!

 

Константин Эрлих

 

Ты песнь моя - страдальная, о Русь...

 

Родная земля -

ты край мой сердечный, -

здесь детство мое

колосилось беспечно...

Народ мой здесь рос,

черпал суть - соль земли

из сладкой полыни

ковыльной степи...

Несет меня память

на гребнях времен

cквозь бури и снеги

в родимый полон.

Сквозь толщу лет бьется

пульс предков в груди, -        

их зов неустанный

в скрижалях Руси…

 

*     *    *

…Иду по городищу рюрикидов,

по Новгороду, праотцу Руси.

Здесь род мой зародился на изгибе

варяжско-роской вздыбленной судьбы.

Здесь разноплеменная жизнь кипела

в те достопамятные времена:

пахал и сеял люд, был каждый занят делом, -

община их язычество блюла.

Уже который век союз державы

бдил здесь своих истоков колыбель,

готов был в рать идти не ради славы,

за честь родов своих, родных земель.

.

Рюрикович - родоначальник московской линии. Архив.

Но воеводы их в тщеславных ссорах

никак не жили в ладе меж собой:

не в силах были поделить поживы в спорах,

платил же животом1 народ простой.

И вот однажды в круг сбрались словени

и рoсь, и меря, чудь и кривичи…

«Тако реша…»2: мы жизнь свою изменим. -

„Наряда у нас нет“3, - реча они…

Поищем за морем себе управу, -

Тур4 Гoстомысл еще - звал свой народ, -

пусть суд вершит нам по варяжску праву,

владеет нами и на рать ведет.

Так быть тому, ярл5 Рюрик из варягов

пришел на зов порядок завести. -

И тыщи лет он будет чтится в сказах

как праотец языческой Руси.

Он здесь ходил уже дорогой г‘отов,

о славе Германариха6 знавал:

в Тавриде тот отстроился оплотом

и море Роским7 с гордостью назвал.

Он много лет уже ходил „из греков

до вод Варяжских“8, Ладожских ключей,

в обход Европ из Таврии по рекам

шел к брегу г‘отов – сей путь был прямей…

Он вкупе с росью выстроил державу

от вод Варяжских до Боспорских9 берегов.

Регенты все его завидовали славе -

как суть восточных,  так и западных краев.

.

Варяги. В. Васнецов, 1909 г.

С тех пор полтыщи лет сошло в анналы,

они в сень вечности ушли навек.

Своим потомкам шлют они сигналы

мерцающих и странствущих планет.

.

Так думал Рюрик, славный сын варяжский,

когда взял в руки скипетр конунга10:

на вече в споре кандидатов – тяжком -

он людом был воспроизведен в князья.

И в Ладоге расположившись чином, ладом -

здесь г‘оты встарь имели свой погост, -

он Новгород срубил столичным градом,

чтоб Русь воспряла снова11 в полный рост.

Решил взнуздать он от варяг путь в греки12,

зардела в его сердце яркая мечта:

он Рюрикидам наказал навеки

не отступать от этой цели никогда.

.

...Из Новгорода рось13 пошла на Киев,

чтоб к морю Роскому дорогу проложить…

Отсюда есть пошла земля России,

потомкам дабы матерью служить.

Так было, есть, и так тому и быть…

 

*     *    *

Ты песнь моя -

страдальная, о Русь, –

ты мой березовый,

ковыльный край...

Твой пасынок -,

навстречу тебе тщусь -

невольник чести

и вселенский оратай14…

.

О, Русь, мой незабвенный край,

твой зов в эфире восстает через века,

сквозь толщу лет твой бъется пульс

                                         во мне всегда.

 

Ты песнь моя, о, Русь – живи и процветай,..

навстречу новым славным подвигам дерзай!

О, Русь, мой незабвенный край.

                                                                               12.06.2017.

 

---------------------------

 

1 Живот - древнерусское - жизнь; сравн. не жалея живота своего, т.е. жизни.

2 «Тако реша…» - „Тако реша …и вся земля реша“ – цитата из „Повести временных´лет“.

3 „Наряда у нас нет…“ – порядка у нас нет, цитата там же.

4 Тур – бык, вымерший; здесь: могучий, сравн.: буй тур.

5 Ярл – варяжск. - предводитель.

6 Германарих – предводитель Причерноморской Руси – готско-роского объединения, достигшего своего апогея при его правлении (примерно в 350-376 гг.).

7 Русское море – в готские времена Черное море называлось Русским (собств. Роским), так как контролировалось племенами готов-росов.

8 Варяжские воды, Варяжскoе море – в настоящее время Балтийское море. Здесь речь о том, что изначально готско-германскими племенами был проложен путь из греков - Таврии до вод Варяжских – Варяжского (Балтийского) моря. Вспомним, что еще проповедник святой апостол Андрей Первозванный шел этим путем, добравшишь до Шотландии, где он также почитается святым.

9 Боспорские берега - Боспор, город в Таврии у берегов Черного моря, находившегося со времени основания в конце 6 века до н. э. и по 6 век н. э. попеременно под влиянием римлян, готов, гуннов, греков, тюрков и др.

10 Конунг – северо-германское – король, сравн. нем. König.

11 ...чтоб Русь воспряла снова - напоминание о задолго существовавшей Причерноморской Руси.

12 „Из варяг путь в греки…“ – название водного торгового пути (кроме имевшегося пути "из немец в Русь") из Варяжского (Балтийского) моря в Византию.

13 Русь – следует различать между Русью – почившей в бозе Приднепровской, а также Причерноморской Русью (V-X вв.) и названием Древнерусского государства, и русью (изначально росами), содружеством племен, позже – народом, давшим название стране..

14 оратай – древнерусск. – хлебороб, пахарь.

______________________________________________________________________________________________________

 

Wer hilft?! -

Dem großer Dank gebühret!

 

Das Jahr 2018 dürfte für den Kultur- und Geschichtsverein der Deutschen aus Russland „KulturA-Z“ e. V. Soest ein schicksalsbringendes werden.

 

 

Im Jahr 2006 hat der Verein die Räumlichkeiten im Block 3 der Adam-Kaserne in Meiningser Weg 20 angemietet und auf rund 60 qm seine Begegnungsstätte betrieben. Die Mieten waren symbolisch, da die alten Blocks aus den 30ger Jahren weder geheizt noch in irgendeiner Weise gepflegt wurden. Viele Vereine auf dem riesigen Gelände hatten daher ihre Räume dort eingerichtet und somit den Verfall der Gebäuden seit den 90ger Jahren aufgehalten: Vieles wurde in Eigenleistung repariert und renoviert. So machte das auch der „KulturA-Z“-Verein.

 

In seiner Begegnungsstätte waren Exponate aus der alten Heimat – Gesangsbücher, Stickereien, ein Samowar, ein Spinnrad, eine Wattenjacke aus der Trudarmee und vieles andere zu besichtigen. Aber auch ein Stück Geschichte auf Papier hielten die Vereinsmitglieder als Erinnerungen fest: Landkarten der ersten deutschen Kolonien in Russland, Familienschicksale einiger Aussiedler, eine Bilderausstellung „Russlanddeutsche im Zweiten Weltkrieg“ - um nur ein paar Beispiele zu nennen...

 

Weiter lesen Sie bitte auf Seite Kultur, Unterhaltung und Sport.

______________________________________________________________________________________________________

Orban warnt:

EU will Untergang Europas!

 

Mehr als 100.000 Besucher versammelten sich am 24. März bei der Ansprache des ungarischen Mini-sterpräsidenten Viktor Orban am großen Platz vor dem ungarischen Parlament in Budapest.

 

 

Zwischen Wahlkampf und Revolution: In seiner Ansprache beim „Friedensmarsch“ anlässlich des 170. Jahrestages der Revolution und des Freiheitskampfes von 1848/49 sparte Ungarns Ministerpräsident Viktor Orban nicht an deutlichen Worten. Dem „Wochenblick“ liegt die vom ungarischen Parlament ins Deutsche übersetzte Rede vor. Während sich Mainstream-Medien zwar über die Rede empören, nicht aber über ihren ge-naueren Inhalt berichten, veröffentlicht der „Wochenblick“ nachstehend wesentliche Auszüge der Originalübersetzung:

 

Masseneinwanderung und EU

 

Wir sind aus der christlichen Kultur hervorgewachsen, wir unterscheiden zwischen dem Menschen und seinen Taten. Wir haben nie irgendjemanden gehasst und werden auch niemanden hassen. Ganz im Gegenteil: Wir glauben auch weiterhin an die Kraft der Liebe und des Zusammenhalts, aber wir werden dagegen kämpfen, was das Imperium von George Soros mit Ungarn macht und machen will.

 

Das ist unsere Heimat, das ist unser Leben, wir haben keine andere, deshalb werden wir um sie bis zum Letzten kämpfen, und wir werden nie aufgeben. […] Europa steht jetzt schon unter Invasion. Wenn wir es zulassen, werden sich in den folgenden ein-zwei Jahrzehnten zehn- und viele weitere zig Millionen Menschen von Afrika und dem Nahen Osten nach Europa auf den Weg machen.

 

Geschichte der Besiegten

 

Europas westliche Hälfte schaut bei alldem mit erhobenen Händen zu. Wer seine Hände in die Luft streckt, entwaffnet sich selbst, entscheidet nicht mehr selber über sein eigenes Schicksal. Die Geschichte der Besiegten schreiben andere weiter.

Die westeuropäischen Jugendlichen werden es noch erleben, wie sie in ihrem eigenen Land zur Minderheit werden und den einzigen Ort auf der Welt verlieren, den man als Zuhause bezeichnen kann. Es sind Kräfte erschienen, wie sie die Welt schon seit langem nicht mehr gesehen hat. Afrika wird zehnmal so viele

Jugendliche haben wie Europa.

 

Bevölkerung Europas verdünnen

 

Wenn Europa nichts unternimmt, dann werden sie unsere Tür mit den Füßen eintreten. Und Brüssel schützt Europa nicht, es will die Einwanderung nicht aufhalten, sondern unterstützen und organisieren.

Es will die Bevölkerung Europas verdünnen, will sie austauschen, Brüssel wirft unsere Kultur, unsere Lebensform und alles das, was uns Europäer von den anderen Völkern der Welt unterscheidet, ihnen vor die Füße. […] Seien wir stolz darauf, dass wir das einzige Land in der gesamten EU waren, in dem die Menschen gefragt worden sind, ob sie die massenhafte Einwanderung wollen.

 

Zum Wahlkampf

 

Wir müssen uns darauf vorbereiten, dass am Ende unserem Kandidaten überall ein Soros-Kandidat gegenüberstehen wird. […] Wir müssen uns auch darauf vorbereiten, dass sie es auch in Tarnkleidung versuchen werden, zuletzt hatten sie sich auch hinter einem als „Unabhängiger“ getarnten Kandidaten versteckt. Sie wagen es nicht, sich offen zu ihrem Herrchen zu bekennen.

Sie wissen, dass wenn sie sich offen vor die Öffentlichkeit des Landes hinstellen und bekennen würden, in wessen Sold sie stehen, dann haben sie keine Chance. Ein jeder weiß, dass wir, die Einwanderung ablehnenden Ungarn, in der Mehrzahl sind.

 

Wir sind keine Einfaltspinsel

 

Unsere Gegner haben nur dann eine Chance, wenn es ihnen gelingt, unser Lager zu spalten, wenn es ihnen gelingt, unsere Einheit aufzulösen. Ihr Ziel ist, dass über sonst was gesprochen werden soll, nur nicht jene Gefahr zur Sprache kommen soll, die Ungarn bedroht. Auch unsere Gegner wissen: Jetzt kann sich das Schicksal Ungarns für Jahrzehnte entscheiden.

Deshalb schrecken sie vor nichts zurück. Sie argumentieren nicht, sondern zensieren, sie fechten nicht, sondern zwicken, treten, beißen und verstreuen den Samen des Hasses, wo immer sie auch gehen. Wir sind milde und heitere Menschen, doch sind wir weder blind noch sind wir Einfaltspinsel.

 

Appell an die Jugend

 

Es kann sein, dass ihr jetzt das Gefühl habt, die Welt gehöre Euch, oder wie es in der ungarischen Übersetzung des „Sommernachtstraumes“ heißt: „Her mit dem Löwen!“ Und Ihr habt recht. Das Fehlen des Strebens nach dem Großen ist schon die Mittelmäßigkeit selbst. Und das Leben ist zu nichts gut, wenn der Mensch nicht etwas mit ihm anfängt. Aber auch in Eurem Leben kommt der Augenblick, in dem Ihr erkennen werdet: Man braucht einen Ort, eine Sprache, ein Zuhause, wo der Mensch unter den Seinen, in Sicherheit und Liebe sein Leben leben kann.

 

Ein Ort, an den Ihr zurückkehren könnt, wo Ihr spüren könnt, dass das Leben nicht vergebens ist, und auch am Ende nicht in das Nichts fällt. Es addiert sich und baut sich in die tausendjährige großartige Schöpfung ein, die wir einfach nur als Heimat, als ungarische Heimat bezeichnen. Sehr geehrte ungarische Jugendliche, die Heimat braucht Euch jetzt. Die Heimat braucht Euch jetzt, kommt und kämpft mit uns, damit – wenn Ihr eines Tages die Heimat brauchen werdet – die Heimat dann noch existiert.

Wochenblick.

______________________________________________________________________________________________________

Während Fritz Pleitgen spricht, sitzt er vor einem Bücher-regal, dessen Inhalt von seinem Reporterleben zeugt. Die Bücher beschäftigen sich vorzugsweise mit Russland und den USA. © Oliver Berg/DPA.

Fritz Pleitgen:

 

"Nur wer beschränkt ist, sieht

die Schuld allein bei den Russen"

 

Fritz Pleitgen, ehemals Korrespondent in Moskau, warnt vor einem Weltbrand. Er sagt: Seit dem Zweiten Weltkrieg war die weltweite Lage nicht mehr so gefährlich wie jetzt.

 

 

Fritz Pleitgen ist vielen Fernsehzuschauern noch aus seiner Zeit als Korrespondent und von seinen Reisereportagen aus  Russland in Erinnerung. In einem Interview der Deutschen Presse-Agentur erläutert er, warum er einen neuen Weltenbrand noch nie so gefürchtet hat wie derzeit.

 

Sie waren in den 70er Jahren Korrespondent in  Moskau. Die Beziehungen sind zurzeit wieder ähnlich kühl wie damals.

 

Das Verhältnis ist schlechter und gefährlicher als damals. Nur wer beschränkt ist, sieht die Schuld allein bei den Russen. Dass  Polen und Balten den Schutz von Nato und EU suchten, ist aufgrund der geschichtlichen Erfahrungen verständlich. Aber auch Russland hat geschichtliche Erfahrungen gemacht. Im Wortsinn verheerende mit dem Westen! Brandt, Schmidt oder Kohl wären mit dem Verhältnis zu Russland nicht so sorglos vorgegangen wie ihre Nachfahren.

 

Was hätten die anders gemacht?

 

Alle drei konnten sich in die Lage der Gegenseite versetzen. Wir wären nicht erfreut, wenn russische Truppen in Jütland oder Mexiko auftauchten wie unsere im Baltikum oder die amerikanischen in Polen. Die Idee der Charta von Paris aus dem Jahr 1990 - gleiche Sicherheit für alle - könnte die Basis für eine ehrliche Partnerschaft sein. Der Westen ist in der komfortablen Situation, aus der Position der Stärke zu handeln. Wir sind Russland gesellschaftlich, militärisch, politisch, wirtschaftlich und sozial weit überlegen.

 

Was soll der Westen denn konkret tun?

 

Auf Moskau zugehen. Ziel muss sein, das baldige Ende des Krieges in der Ostukraine herbeizuführen und ein gleichberechtigtes Verhältnis mit Russland herzustellen.

 

Wie soll das gehen?

 

Im Koalitionsvertrag von Union und SPD sind zu Russland und der Ukraine konkrete Anregungen zu lesen. Deutschland und Frankreich sollen sich wieder aktiver für die Umsetzung des Minsker Abkommens einbringen, der Abbau der Sanktionen wird in Aussicht gestellt und ein gemeinsamer Wirtschaftsraum von Lissabon bis Wladiwostok. Das ist ein Einstieg, mit dem eine Wende zum Besseren zu schaffen ist.

 

Was ist mit dem gemeinsamen Wirtschaftsraum gemeint?

 

Ich denke, eine Freihandelszone.

 

Wäre so etwas mit Putin möglich?

 

Klar, er hat sich das schon vor Jahren gewünscht. Putin ist kein leichter Partner, aber berechenbar.

 

Im Gegensatz zu ...?

 

Da fallen mir viele ein. Zu allererst Trump. Als ich Korrespondent in den USA war, hätte ich nie gedacht, dass ein einzelner Mensch mit bescheidenen geistigen Gaben ein starkes demokratisches System aus den Angeln heben kann. Der Kongress müsste nach dem Checks-and-Balances-Prinzip dem Präsidenten Paroli bieten, aber da kommt nichts. Allein die Presse wird ihrem Verfassungsauftrag gerecht. Sie weicht trotz aller Drohungen nicht vor dem entfesselten Mann im Weißen Haus zurück.

 

*     *     *

Fritz Pleitgen feiert sein 80-jähriges Jubiläum.

Wir gratulieren dem Kollegen herzlich.

 

Fritz Pleitgen wurde 1938 in Duisburg geboren. Seine journalistische Laufbahn begann er als Zeitungsreporter, ging dann zum WDR und war lange Korrespondent in Moskau, Ost-Berlin, Washington und New York. Von 1995 bis 2007 war er Intendant des Westdeutschen Rundfunks. Er gilt als vorrangiger Kenner auf dem Gebiet der deutsch-amerikanischen sowie russisch-amerikanischen und Ost-West-Beziehungen...

 

Redaktion der Rd. Allgemeinen.

______________________________________________________________________________________________________

 

Наглость Лондона

 

В традициях имперских притязаний...

 

Министр обороны Великобритании Гэвин Уильямсон посоветовал России "отойти в сторону и заткнуться". Так глава британского военного ведомства прокомментировал обещанные Москвой ответные меры на высылку российских дипломатов из Великобритании. Он предупредил, что Лондон примет во внимание любые ответные шаги России. В ответ представитель МИД РФ Мария Захарова заметила, что заявления Уильямсона подтверждают — британцам «есть что скрывать».

  

Уильямсон также отметил, что Кремль действует вразрез с международными правилами, используя свои «растущие гибридные возможности» для оказания влияния на страны по всему миру.

 

Отравление экс-полковника ГРУ Сергея Скрипаля в Солсбери Уильямсон назвал «безрассудной атакой». Но на этом британский министр не остановился: он также обвинил Россию в использовании частных военных компаний (ЧВК) в Сирии для снижения уровня своей ответственности, и добавил, что есть «убедительные доказательства» причастности Москвы к попытке государственного переворота в Черногории в 2016 году.

 

В заключение глава британского военного ведомства объявил, что после происшествия в Солсбери тысячи британских солдат будут вакцинированы от сибирской язвы. Кроме того, Уильямсон сообщил о намерении британских властей выделить 48 млн фунтов стерлингов на создание «ультрасовременного» Центра защиты от химического оружия.

 

По сообщениям российских массмедиа.

______________________________________________________________________________________________________

Владимир Путин. Фото: Андрей КАСПРИШИН.

О чем говорил В. Путин в Послании

к Федеральному собранию РФ

 

1 марта президент России Владимир Путин обратился с ежегодным Послани-ем к Федеральному собранию РФ. Это его 14 по счету обращение на посту главы государства. Участниками большого политического события в Центральном выставочном зале «Манеж» стали не только члены Совета Федерации и депутаты Государственной думы, но и члены Государственного совета, руководители органов власти и общественных структур, в том числе Общест-венной палаты России и Общественных палат регионов.

 

О сбережении народа

– Роль, позиции государства в современном мире определяют не только и не столько природные ресурсы, производственные мощности, а прежде всего люди, условия для развития, самореализации, творчества каждого человека. Поэтому в основе всего лежит сбереже-ние народа России и благополучие наших граждан. Именно здесь нам нужно совершить решительный прорыв. Проч-ный фундамент для этого создан. И потому сегодня можно ставить и решать задачи нового уровня. У нас уже есть опыт реализации масштабных программ и социальных проектов. Наша экономи-ка показала свою устойчивость, а достигнутая стабильная макроэкономическая ситуация открывает новые возможно-сти для прорывного развития, для долгосрочного роста.

 

О потенциале

– В мире сегодня накапливается громадный технологический потенциал, который позволяет совершить настоящий рывок в повышении качества жизни людей, в модернизации экономики, инфраструктуры и государственного управления. Насколько эффективно мы сможем использовать колоссальные возможности технологической революции, как ответим на её вызов, зависит только от нас. И в этом смысле ближайшие годы станут решающими для будущего страны.

 

О главной угрозе

– Мы обязаны сконцентрировать все ресурсы, собрать все силы в кулак, проявить волю для дерзновенного, результативного труда. Не сделаем этого – не будет будущего ни у нас, ни у наших детей, ни у нашей страны. И вопрос не в том, что кто-то придет, захватит и разорит нашу землю. Нет, дело совершенно не в этом. Именно отставание – вот главная угроза и вот наш враг.

 

О благополучии людей

– Впервые в новейшей истории России смогли приравнять минимальный размер оплаты труда к прожиточному минимуму. Эта норма начнет действовать с 1 мая 2018 года, что позитивно скажется на доходах около четырех миллионов человек. Это важный шаг, но не фундаментальное решение проблемы. Нам необходимо серьезно обновить структуру занятости.

 

Об улучшении жилищных условий

– В прошлом году было выдано около миллиона ипотечных кредитов. В декабре средняя ставка в рублях впервые опустилась ниже 10 процентов. Мы долго спорили, какую цифру назвать с этой трибуны. Но стремиться нужно, безусло-вно, к 7 процентам, это уж точно.

 

О демографии

– Наша демографическая политика доказала свою результативность. И мы продолжили, расширили ее. Продлили программу материнского капитала, предусмотрели адресные выплаты при рождении первенца, второго и третьего ребенка. За пять лет свыше полумиллиона семей с детьми смогут улучшить свои жилищные условия с помощью льготной ипотеки. Также запускается программа обновления детских поликлиник и детских поликлинических отделений в больницах.

 

О ВВП

– Россия должна не только прочно закрепиться в пятерке крупнейших экономик мира, но и к середине следующего десятилетия увеличить ВВП на душу населения в полтора раза.

 

О программе пространственного развития

– Предлагаю развернуть масштабную программу пространственного развития России, включая развитие городов и других населенных пунктов, и как минимум удвоить расходы на эти цели в предстоящие шесть лет.

 

О здравоохранении

В 2019 – 2024 годах на развитие системы здравоохранения из всех источников потребуется ежегодно направлять в среднем более 4 процентов ВВП:

– Но стремиться нужно, безусловно, к пяти процентам. В абсолютном выражении это будет означать, что общие объемы расходов на здравоохранение должны увеличиться вдвое.

 

О развитии АПК

Поддержку получит агропромышленный комплекс:

– Хочу ещё раз поблагодарить работников АПК за рекордный урожай (зерна) за всю историю страны – 134 миллиона тонн. Заметьте, это больше, чем рекордный урожай в Советском Союзе. Понятно, что у такого высокого урожая есть и обратная сторона. Цены снизились, возникли проблемы с хранением и транспортировкой. Чтобы поддержать наших производителей, до 1 июля 2018 года предусмотрены льготные тарифы на перевозку зерна по железной дороге. Нужно проработать продление этой меры обязательно на следующие зерновые сезоны, а также предусмотреть дополни-тельные закупки в регионах Урала и Сибири, удалённых от портов, и вообще помочь тем, кто готов и хочет занимать-ся переработкой на месте.

 

О других приоритетах

Президент предложил реализовать специальную общенациональную программу по борьбе с онкологическими заболеваниями. А также с нового учебного года запустить проект ранней профориентации школьников «Билет в будущее». Он позволит детям попробовать себя в деле, в будущей профессии в ведущих компаниях страны. «Уже в этом году выделяем на эту инициативу 1 миллиард рублей», – уточнил Владимир Путин.

Глава государства также озвучил несколько предложений, касающихся продолжительности жизни россиян. «К концу следующего десятилетия Россия должна уверенно войти в клуб стран «80 плюс», где продолжительность жизни превышает 80 лет», – сказал глава государства.

 

Много внимания глава государства уделил внешней политике. Он наглядно продемонстрировал оборонную силу и мощь России, напомнив о том, что политика сдерживания России приводит к противоположным результатам.

 

По сообщениям массмедия.

______________________________________________________________________________________________________

Konstantin Ehrlich

 

Sag bitte nicht,

es sei ein Traum…

 

S o n g

 

Es tobt der Wind die ganze Nacht, - mit vollen Lungen bläst und kracht.

Er voll genießt sein Element und über Feld und Hügel rennt;

hier ist er Herr - er hat die Macht.

Es lässt die Einsicht ihn nicht los, steckt ihm im Halse, wie ein Kloß:

Zurück er sehnt sich nach dem Hain, nach schlanker Birke - zart und fein, -

er jammert schlaf- und ruhelos.

     Er jammert schlaf- und ruhelos.

 

Er sehnt sich rückwärts nach den Höh’n, nach tiefen, silberweißen Schnee‘n,

wo er sich wälzte im Gebüsch, sich jeder Hürd‘ entgegen schmiss,

frohlockte, wie ein junges Reh.

Er riss den Schiefer von dem Dach, Gewächsen die Genicke brach.

Und jagte durch die Gegend hin mit brausendem und sturem Sinn,

und legte jedes Buschwerk flach… 

      Und legte jedes Buschwerk flach…   

 

An einer Birke hielt er inn‘, nahm wahr, wie nie seit Weltbeginn,

ein seltsames Gedankengut. Es war gescheh‘n um seinen Mut,

die Dreistheit ihm entwich dahin.

Die Birke zierlich stand am Steg, versperrte ihm gewohnten Weg.

Er stockte, stob um sie herum, liebkoste ihre Reize stumm, -

sei Herzschlag raste quer und schräg…

     Sein Herzschlag raste quer und schräg…

 

Der Wind umrang ihr Leib und Brust, mit ungestümen Drang und Lust.

Er koste zart und küsste sie, ging auf in wilder Phantasie;

nichts konnte bremsen sein Gelüst.

Sie streckte ihre Arme aus entgegen stürmischem Gebraus,

das zärtlich ihr die Schultern strich, auf ihre Lippen sanfte wich. -

Und sie versank im Liebesrausch…  

     Und sie versank im Liebesrausch…

 

Ihr Schwanenleib sich willig wand, entrang dem nüchternen Verstand.

Sie hin und her sich riss im Wind, und ihr Verlangen wuchs geschwind, -

ihr wurde plötzlich angst und bang…

Er blies ihr eifrig ins Gesicht und lispelte – der dreiste Wicht:

Ich hab dich lieb bis an das End, bis hin zum Rand des Firmaments,

mein langersehntes Mondscheinlicht.

     Mein langersehntes Mondscheinlicht.

 

Des Windes Brunst nahm an Gestalt und fand nun bald schon keinen Halt,

stieg auf zu Himmelshöhen hin, vernebelte des Mädchens Sinn, -

sank in des Lustdrangs Urgewalt…

Nun noch ein Windstoß – Hochakkord, es schwoll der Beiden Blut sofort,

und er, indem er abgesackt - vom Leib der Schönheit – splitternackt,

riss sie zum siebten Himmel fort…

      Riss sie zum siebten Himmel fort…

 

…Wie Sturm das Liebeslied verklang - der höchsten Harmonie Gesang,

im Schnee verlor sich seine Spur. Ein Wolfsruf hallte durch die Flur,..

ein jämmerlicher Echoklang…

…In weiter Fern grünt junger Hain, umweht vom Wind - ein Birkelein.

Wer zerrt da mir am Sinnessaum? - Du sagst doch nicht,.. ich glaub es kaum… -

das Herz mir drückt ein schwerer Stein… -

Sag bitte nicht, es sei ein Traum…

     Sag bitte nicht, es sei ein Traum…

                                                                                                                  25.02.2018.

_____________________________________________________________________________________________________

Opfer des Dresdner-Infernos. Aus der Sammlung des Deutsches Museums.

Tot sind nur jene,

die vergessen werden!

 

Zum Gedenken –

Dresden 13. bis 15. Feber 1945

 

Über die Abend-Nachrichten der ARD am 6. und 7. August 2017 wurde das japanische Gedenken zum Atombombenabwurf auf Hiroshima vom 6. August 1945 in Ausschnitten wiedergegeben. Das vermittelte eindrucksvoll, wie nachhaltig das Gedenken und die Trauer um die Toten dieser Massenvernichtung, die sich drei Tage danach in Nagasaki wiederholte, heute noch in Japan verankert sind.

 

Das Gegenteil wird in Dresden demonstriert, wo seit 2016 auf dem Dresdner Heidefriedhof der Massenopfer ohne offizielle Beteiligung gedacht wird. In einem Beitrag von Oberbürgermeister Hilbert (FDP) in der Sächsischen Zeitung vom 4. Feber 2017 beteuerte dieser: „Dresden war keine unschuldige Stadt!“

 

Seine Aussage ist eher geeignet, die sinnlose Zerstörung einer Kultur- und Lazarettstadt kurz vor Kriegsende im Sinne der Sieger zu rechtfertigen. Ohne weitere Erklärung verhöhnt er damit alle Opfer auf unerhörte Art und Weise. Insgesamt fällt Hilbert auf ein Niveau zurück, das auch in England nicht mehr mehrheitsfähig wäre, weil dort die Vernichtung Dresdens längst als das „deutsche Hiroshima“ bezeichnet wird.

 

Parallel zur Aussage des Oberbürgermeisters wird als Begründung für das Bombenziel Dresden die Bezeichnung „Rüstungsindustriestadt und Verkehrsknotenpunkt“ medial verbreitet, nicht zu vergessen, dass von einschlägiger Seite schon Jahre zuvor versucht wurde, Dresden zur „Nazistadt“ und als „nötiges Kriegsziel“ umzudeuten – zeitgemäße Moral - ?!

 

Im Dresdner Stadtplanungsamt wurde 1947 eine umfangreiche Schadensübersicht erstellt und dokumentiert. Darin ist er-sichtlich, dass die ca. 6 km breite, in Ost-West-Richtung verlaufende Zerstörungszone ausschließlich die Innenstadt mit ihren dicht bevölkerten Wohngebieten und Lazaretten umfasste. Industrieanlagen befanden sich außerhalb, vor allem im nördlichen Industriegebiet.

 

Die vier, dicht aufeinander folgenden Vernichtungsangriffe vom 13. bis 15. Feber 1945 waren eine Demonstration militärischer Stärke unter Missachtung aller kriegsvölkerrechtlichen Moralprinzipien. Dresden hatte zur Tatzeit 585.000 Einwohner und war zusätzlich mit etwa 500.000 vor der russischen Front geflohenen Ostdeutschen, vorwiegend aus Schlesien, belegt. Kein Bunker konnte das Leben der Menschen in Dresden schützen. Hilflos waren auch die 143 Krankenhäuser dem vernichtenden Ter-ror ausgesetzt.

 

Es ist ein Zeichen geschichtspolitischer Verkommenheit, unrichtige Rechtfertigungen zu verbreiten, wenn man angesichts des Abtretens der aus dem Erleben urteilenden Zeitzeugen meint, auf Widerspruch nicht mehr achten zu müssen.

 

Dresden ist ein besonders beschämendes Beispiel dafür, wie ein Fanal der Mahnung und des würdevollen Gedenkens – ganz im Gegenteil zu Japan – aus dem allgemeinen Empfinden verdrängt wird!

 

E. E. Korkisch, Freising.

 

*     *     *

Mache sich hierzu jeder seine eigenen Gedanken!

 

Augenzeuge Prof. Dr. Egon Kunze, aus Bergisch Gladbach,

stellt zu den Opferzahlen auch einiges klar:

 

„… Ich möchte vor allem zur Zahl der Opfer Dresdens einiges klarstellen: Ich war damals – mit 14 Jahren – ebenfalls in Dresden, aber auf der rechtselbischen Seite. Die achttägige Feuerglut über der Stadt war kaum auszuhalten. Die Altstadt war fast zu 100 Prozent zerstört, aber das Industriegebiet und die Kasernen längs der Königsbrücker Straße Richtung Klotzsche blieben verschont. Die Zahl der Toten, die wir damals hörten, betrug 230.000 bis 250.000.

 

In der Schlußaufstellung des Polizeipräsidenten von Dresden über die Angriffe vom 13. bis 15. Februar auf Dresden wurde unter anderen festgestellt: „Bis zum 20. März 1945 abends wurden 202.041 Tote, überwiegend Frauen und Kinder, geborgen. Es ist damit zu rechnen, daß die Zahl auf 250.000 ansteigen wird…“ Quelle: Egon Kunze, »Bombenterror gegen Dresden«,

 

Im Zusammenhang mit dem hier zur Debatte stehenden Thema sollte auch jedem die eindeutige Zielvorgabe seitens der Politik, für die Arbeit der Komission zur Feststellung der Opferzahlen und Tiefflieger in Dresden- ja oder nein, in dem Sinne, „daß kein Mißbrauch durch Rechtsextreme möglich ist…“ mehr als nur zu Denken geben.

 

Die politische „Zurechtbiegung“ solcher Fakten allerdings ist blanker Hohn und Spott für diejenigen Menschen die damals in dieser Bombenhölle zerrissen wurden, verdampften, bis zur Unkenntlichkeit verbrannten und erst recht für diejenigen die es überlebten, denn diesen Zeitzeugen bescheinigen wir heute „erschöpft diskutiert“ ihre Unzurechnungsfähigkeit. Jeder Tote, in jedem Krieg, auf jeder Seite ist ein großes Übel, aber die pseudowissenschaftliche Relativierung von Opferzahlen solcher Metzeleien ist ein noch viel größeres Übel. Wir nennen es heute „moderne Geschichtsschreibung“. Es ist die blanke Verhöhnung der Menschheit an sich und es finden sich immer noch genügend Pseudo-Menschen die dies völlig unreflektiert mittragen und durch derlei Verharmlosung weitere Kriege begünstigen. Ohne Schuldzuweisung an Freund oder Feind, solche Debatten und das wissenschaftliche Geschachere um die Anzahl der Toten sind schlicht eine Verniedlichung des Krieges.

 

Die Zahl der Opfer wird nach den entdeckten Leichen beurteilt. Die lebendig verbrannten, verkohlten und verdampften Dresdner Zivilisten sowie die Hundertausenden deutschen Flüchtlingeб die auf ihrem Marsch aus ihren zerbombten östlichen Ortschaften in der Stadt Zuflucht erhalten haben, konnten verständlicherweise nicht berücksichtigt werden. - Redaktion.

______________________________________________________________________________________________________

Zum Jubiläum

von Agnes Gossen-Giesbrecht

 

Geboren in der winterlichen Steppe Orenburgs, der Familie russlanddeutscher mennonitischer Umsiedler aus Neurussland, die sich in dieser unwirtlichen Gegend Ende des 19. Jahrhunderts niedergelassen haben, hat Agnes seit klein auf den heißersehnten Wunsch gehegt, Russisch-Lehrerin zu werden. Und dies ist kein Wunder: Die Liebe zur Muttersprache, zur Landesprache und zu Sprachen im Allgemeinen, wie sich die Menschen so in diesem völkerreichen Universum näher kommen können und in der alltäglichen Realität auch wirklich näher kommen, hat sie schon immer fasziniert. Deswegen ist es nichts Verwunderliches, dass Agnes nach dem erfolgreichen Abschluss der Mittelschule und dem Slawistik-Studium an einer nordkaukasischen Hochschule sich der Linguistik verschrieben hat. Mehrere Jahre ist sie als Bibliothekarin tätig gewesen, indem sie ihr Leben – ganz unterschiedlich schön und hart - mit Gelegenheitsversen aufzulo-ckern versuchte.

 

Seit 1989 beginnt Agnes Gossen ein neues Leben. In ihrer neuen – alten Urheimat. Nicht alles kommt ihr so eindeutig entgegen. Geduld und Ausharren sind gefragt – kein Novum für die junge selbstbewusste Frau, die seit klein auf gewohnt gewesen ist, auf sich selbst zu bauen.

 

In Deutschland fand Agnes ohne große Mühe einen Anschluss an ihren vorherigen Beruf: Als Bibliothekarin in der Universitätsbibliothek Köln hatte sie – wie sie es gewohnt war - lange Jahre ihr Bestes gegeben. Hier hatte sie sich auch nicht von ungefähr dem russlanddeutschen Schrifttum hingegeben. Zuerst als Leserin, darauf als Propagandistin – im besten Sinne diese Wortes -, und alsbald als Mitgestalterin. Es machte ihr Spaß, Reime aufzustocken, indem sie für sich selbst in diesem nicht unkomplizierten Leben neue Horizonte entdeckte, bis dahin, dass sie begriff, dass das Verseschreiben eigentlich ihre Berufung war.

 

Ihren ersten Lyrikband gibt Agnes Gossen-Giesbrecht 2000 unter dem Titel „Die Feder tanzt“ heraus, danach folgen „Echo der Liebe“, „Zwischen Liebe und Wort“, „Zwei Schwingen“ – Gedichte und Nachdichtungen u.a.

 

Hier wäre es wohl am Platz, zu erwähnen, dass sie mir damals in Stuttgart (es war 1999, während meines Besuchs in der Bundesrepublik) menschlich sehr sympathisch aufgetreten ist, als sie nach ihrer Aussprache im Kulturrat (über das russischsprachige Schrifttum in der russlanddeutschen Kultur) von dem älteren Kollegen, dem namhaften Literaturschaffenden Johann Warkentin ganz schroff zurechtgewiesen wurde: Es gebe nur eine russlanddeutsche Literatur, die deutsch zu Tage tritt! Das wollte oder wohl besser - konnte Agnes nicht verstehen, was eigentlich auch für das Auditorium sonderbar erschien. Aber die anwesenden, meist bereits einheimisch gewordenen Heimkehrer – wie schüchtern bzw. weichherzig sie alleweil - insbesondere den schönen weiblichen Wesen gegenüber - gewesen waren, verharrten mäuschenstill im Schatten. Ich aber – kein „Reichsdeutscher“ – offen und frei - habe mich bemüht, ebenfalls frei von der Leber weg, die von den Beiden aufgewirbelten Wellen zu glätten, d.h. einen Kompromiss zum Thema zu empfehlen. Und zwar, dass man sehr behutsam den russischschreibenden Literaten gegenüber sein müsste. Damit diese, ganz ungezwungen …mit der Zeit – dafür ausgereift - ins Deutsche hinübertreten und womöglich uns noch was zutage fördern(!), und zwar, womit sich das russlanddeutsches Schrifttum noch so richtig rühmen können wird...

 

Vorausgreifend, sei an dieser Stelle ganz selbstkritisch erwähnt, nichts desto Gleiches ist geschehen… Aber warum? Der Logik – zuwider! Ist da nicht einfach und allein eine Ignoranz bzw. Trägheit im Spiel?!

 

Agnes Gossen selbst hat mit der Auswahl der Sprachen in ihrem Schaffen kein Problem. Sie schreibt wie ihr es beliebt… Und sie hat einen Vorteil: Sie beherrscht beide Sprachen - das Deutsche sowie das Russische so ungefähr im gleichen Maße. Somit äußert sie sich in Poesie und Prosa mal in jener, mal in dieser Sprache. Auch in blanken Versen - wenn Sie wünschen, in denen sich die Verfasserin bemüht, tiefere Gedankengänge zu ergründen, - bitte schön:

 

Die Sprache der Zeichen des Schicksals –

sie wird erst im Nachhinein klar,

wenn uns endlich gelingt

das geduldige Warten,

das Sehnen und Verstehen

der Zusammenhänge…

 

Wenn Zwei sich begegnen,

gibt es keine Vergangenheit,

nur einen Augenblick -

den Blick in die Augen

und die Gewissheit:

Ich hab Ihn gefunden,

den fehlenden Teil

meiner kümmernden Seele,

die perfekte Ergänzung,

wenn auch ein Gegenteil dessen,

was ich früher geglaubt,

gefühlt und gelebt habe.

Es ist meine Zwillingsseele. –

Sie gleicht großer Liebe,

auf die ich umsonst hab gewartet…

 

Wenn ich es richtig gemerkt habe, gelingen Agnes die Liebesgedichte mehr in Russisch; in Deutsch versucht sie zu philosophieren, und beide Themen gelingen ihr auch ganz schön wohl in ihren Dreizeilern oder, wenn sie zu dem japanischen Sinn- bzw. Versmaß der Haiku’s greift:

 

Zarter Frühlingshauch –

Grüner Nebel um Bäume

Zwischen den Häusern.

 

*     *     *

Die Abendwolken –

Rote schwimmende Fische

In Himmelstiefen.

 

*     *     *

 

Blaue Dämmerung

Über den Roggenfeldern –

Letzter Vogelruf…

 

Meine Gedichte –

Papiervögel – brauchen Luft –

den Atem der Leser.

 

*   *   *

Lebensschaukel. –

Alltägliches Auf und Ab.

Spiel. Spaß. Müdigkeit.

 

*    *    *

 Die Zeit fliegt davon

 auf zarten Daseinsschwingen

 verbrauchter Räume.

 

*   *   *

Aus der Asche wächst

in ausgebrannter Seele

ein Hoffnungssetzling.

 

*   *   *

Grenzenlos schienen

die Ufer unseres Daseins

früher. – Jetzt nicht mehr…

                                                      

Am Schluss: Wie sich‘s gehört - in den besten russlanddeutschen Traditionen: Bleib gesund und munter, Agnes! Und neues schöpferisches Gelingen!

 

                                                                                                                                                             Konstantin Ehrlich.

                                                                                                                                       Hamburg, den 2. Februar 2018.

______________________________________________________________________________________________________

Владимир Высоцкий, 1980, ЦДЛ, Москва. Фото: М. Пазия

В скорби сердечной, бездонной…

 

К 80-летию со дня рождения Владимира Высоцкого (1938-1980)

 

„Чуть помедленнее, кони, чуть помедленнее!

                Вы тугую не слушайте плеть!

           Но что-то кони мне попались привередливые,

И дожить не успел, мне допеть не успеть!“

Владимир Высоцкий.

.

Ах, вы кони, мои кони - мои вы, вороныя.

Песнь завязла в полутоне – в снегах твоих, Россия...

Константин Эрлих.

 

Как-то, вернувшись с занятий, я застал Валентина Журова за странным, непривычным занятием: он возился у моего магнитофона, выданного мне на кафедре ин-яза для предстоящей командировки к немцам-швабам в Павлодарскую область Казахстана для так называемых полевых лигвистических записей. Вправляя пленку в аппарат, извиняясь, что покусился на чужую собственность, он, заикаясь, молвил: „Я сей…ча…с… Извини…“

 

Ничего не понимая, я отозвался односложным: „Kein Problem»… И пока я раздевался, мой сокамерник, sorry, мой,.. так просто и не выразить, в общем, сосед по комнате в студенческом общежитии, закончив свои хлопоты c техникой, по-правил свою жиденькую прическу, протер очки и, усевшись на кровать у тумбочки, на которой стоял магнитофон, торжественно потирая руки, объявил: „Давай послушаем“.

 

Я был немало удивлен неординарному поведению «старика» (эту кличку дал Валентину, в его 32 года - самому старому студенту на факультете, Юрий Рупп - мой сокашник, с которым мы целых пять лет усердно грызли гранит науки, но послушно присел на стул у стола в любопытном ожидании.

 

Валентин нажал на кнопку воспроизведения. После продолжительного скрежета, шелеста и шoроха зазвучали гитарные аккорды и вслед за ними эмоциональный, протестный хриплый голос:

 

Рвусь из сил и из всех сухожилий,

Но сегодня опять, как вчера,

Обложили меня, обложили,

Гонят весело на номера.

 

Из-за елей хлопочут двустволки,

Там охотники прячутся в тень,

На снегу кувыркаются волки,

Превратившись в живую мишень.

 

Идёт охота на волков, идёт охота,

На серых хищников матёрых и щенков,

Кричат загонщики, и лают псы до рвоты,

Кровь на снегу, и пятна красные флажков.

 

…Я из повиновения вышел,

За флажки, жажда жизни сильней,

Только сзади я радостно слышал

Удивленные крики людей.

 

Рвусь из сил и из всех сухожилий,

Но сегодня не так, как вчера,

Обложили меня обложили,

Но остались ни с чем егеря.

 

Идёт охота на волков, идёт охота,

На серых хищников матёрых и щенков,

Кричат загонщики, и лают псы до рвоты,

Кровь на снегу, и пятна красные флажков…

 

Глубинная, философская метафора этого произведения очень благотворно, вспоминаю, вписывалась в мою подсознательную жизненную философию, определявшаяся активной человеческой позицией, в соответствии с моими убеждениями, моим мятежным ментальным началом… Поделюсь сокровенным:

 

«Я понял, что я не один

и что есть голоса,

протестные, в полный голос звучащие –

через дни и века -

громкие, до хрипоты голосящие, -

…созвучные мыслям моим…»

 

И это шестистишие, изъятое из одного из моих бунтарских поэтических текстов, родилось в моем целеустремленном бушующем сознании вослед именно этой песне - этого незаурядного поэта, пополнив тем самым цикл моих непубличных мятежных откровений, которые я мог доверить лишь очень близким людям, друзьям-соратникам (Юрию Руппу, Вольдемару Килю, Виктору Кляйму, Элле Каутц, Нелли Герман, Гейнцу Пфефферу… - и они должны помнить их) под изначальным названием „Ich bin geboren, gegen Heuchelei zu protestieren…“.

 

А затем – да, судьба непредсказуема, мне довелось встретиться с автором выше воспроизведенной песни, имя которой уже позже оформилось как „Охота на волков“, а также других его шедевров поэтического творчества: „Банька по белому“, „Я не люблю“, „Сыновья уходят в бой“, „Кони привередливые“ и мн. др. - c Володей Высоцким, как его называли друзья, как, между прочим, и недруги, и их было у него немало… - воочию. И случилось это в том незабвенном январе 1980-го.

 

Тогда мы, советские (российские) немецкие литераторы, собрались в Москве, в Союзе писателей, на очередную конференцию, чтобы обсудить проблемные особенности соцреализма, другие насущные вопросы… Мне предстояло утвердить с коллегами „по цеху“ список авторов, предлагавшихся В. Эккертом, Э. Кончаком и дополненного мной, для включения в первый том первой советской крупномасштабной трехтомной «Антологию советской (российской) немецкой литературы», запланированной к изданию в издательстве „Казахстан“, где я в то время руководил редакцией по изданию литераты на немецком языке. Это было очень серьезное предприятие, замечу здесь не между делом, потому что в эту книгу предлагались в своей доминирующей части писатели и поэты довоенного периода, репрессированные большевистским режимом. Их произведения как и они сами канули в бездну небытия, и необходимо было приложить немало усилий, чтобы вырвать этих людей из оков безызвестности, сделать их произведения достоянием лишенных своей истории и национальной письменной культуры потомков…

 

Как-то, после насыщенного рабочего дня, совсем незапланированно, мы, т.б. Роберт Вебер - поэт из Москвы, председатель Комиссии по советской немецкой литературе при СП СССР, Виктор Гейнц - поэт, заведующий кафедрой одного из вузов Петропавловска, и я - публицист, издатель из Алма-Аты, член упомянутой Комиссии по советской немецкой литературе при СП СССР, отужинав в буфете Союза писателей – бывшей усадьбы семейства Наташи Ростовой, решили немного расслабиться, отметить нашу встречу. По внутренним лабиринтам здания мы прошли в ресторан Центрального Дома литераторов (ЦДЛ), известного места тусовок членов этого творческого Союза. Едва переступив порог, на нас выдвинулся солидного возраста и крупного телосложения швейцар: „членские билеты, товарищи?!“ Роберт предупредил меня с Виктором заблаговременно, так как мы к тому времени еще не были членами СП СССР (и стать таковым было делом не из легких, - ими мы станем соответственно 6 и 8 лет позже): „по-русски – ни слова, остальное – моя прерогатива.“

 

Предъявив свой членский билет, он с характерным московскому акценту аканьем и иканьем коротко заметил: «эта са мной – члены нимецкой дилигации». Нам определили столик напротив стены памяти, испещренной огромным количеством подписей-росписей писателей, поэтов, других именитых гостей.

 

Мы заказали сухого темного вина и по рекомендации Роберта - фирменное блюдо ресторана ЦДЛ, салат „Олимпийский“, ну, конечно - как же иначе - в преддверии Московской Олимпиады. Мы выпили пару раз за встречу, за что-то, вероятно, еще. Оказалось, как мы поняли вскоре, обcуждался или чествовался телефильм „Место встречи изменить нельзя“, режиссера Станислава Говорухина, заглавную роль (руководителя одного из отделом МУРа - Жеглова) в котором сыграл Владимир Высоцкий и имевший огромный успех. Мы попали на заключительную часть этого мероприятия: выступали представители от творческих союзов – кинемаграфов, писателей, композиторов и просто какие-то люди… Я, за редким исключением, никого не знал, скажу откровенно. Вспоминаются ответы на вопросы братьев Вайнеров, соавторов сценария к фильму, короткое выступление актера В. Павлова, сыгравшего колоритную роль Левченко - члена банды „Черная кошка“, бывшего участника войны, сослуживца Шарапова (В. Конкина)…

 

 *     *     *

«Мне есть, что спеть, представ перед Всевышним,

мне есть, чем оправдаться перед ним».

Владимир Высоцкий.

 

Высоцкий, в классическом черном пиджаке и темной рубахе, без галстука, сидел за столиком в окружении толпы поклонников его творчества (или еще чего) и разного ранга „товарищей“ на противоположной стороне зала, ближе к галерке, односложно, как-то отрешенно реагирyя на их вопросы. Роберт покинул стол, извиняясь: „На пару мгновений - по делу.“ Через несколько минут вижу: стоит рядом с Высоцким и машет нам рукой. Мы с Виктором поднялись и направились к Роберту. «Вот мои друзья, Володя, соратники, начинающие-разгоняющиеся – и солидную надежду подающие - немецкие литераторы из Казахстана Виктор Гейнц и Константин Эрлих. Хотели бы просто тебя поприветствовать.“- „Немцы что ли?“ - Роберт кивнул. – „Sehr angenehm, schön, присаживайтесь“, - заинтересованно отреагировал Высоцкий. Гейнц подал руку, молвил: „Виктор.“ – „Константин“, - пожал я протянутую мне поэтом кисть. Мы сели за стол, официантка поставила на стол бутылку болгарского вина, разлила его по четырем фужерам… Роберт поднял бокал c (примерно) таким тостом: „Володя, за тебя. Будь здоров, дальнейших удач тебе!“ –  Виктор тоже что-то об успехах пробормотал, а я про коней что-то добавил: послушных, "непривередливых…“, видимо, довольно удачно подобрав подходящую метафору. Высоцкий посмотрел на меня изучающим, как мне сегодня кажется, оценивающим взглядом, прищурившись, - улыбнулся. Мы выпили втроем, как и подобает по русскому обычаю, до дна. Поэт лишь пригубил, пояснив извиняющимся тоном: „тяжелые - эти дни, устал неимоверно… И через короткую паузу добавил: „стало быть, на немецком пишете, и в каких жанрах?“. – „В лирике экспериментирую“, - раскачивающимся тоном ответил Гейнц. - „А я в литературоведении прозябаю (что-то в этом роде) и еще - вот их издаю“, - указав взглядом на своих друзей. - „Хорошо им“, - с кривой шутливой улыбкой на лице заключил Высоцкий, - свой издатель есть… Нужная профессия. Кстати, а я жил когда-то в ГДР, знал язык неплохо, но со временем за невостребованностью он как-то забылся…“

 

…Нас несколько раз прерывали поклонники поэта какими-то вопросами, просьбами об автографах, на что он почти не реагировал. Вебер, повторно разлив вино, произнес: „Не будем занимать, Володя, твое время. Твое здоровье!“ Мы слегка чокнулись бокалами и я, помню, добавил, помятуя, что распыляться, рассыпаться в дифирамбах – здесь не очень удачное время: „И особая благодарность за сильные песни и стихи, Владимир Семенович. …Надежной страховки!“, - апеллируя к „альпийcким“ текстам поэта, заключил я.

 

Мы вернулись за свой стол, доели упомянутое фирменное „олимпийское“ блюдо, допили вино. Затем, выкурив по сигарете/трубке, подались восвояси, в гостиницу „Центральная“ на улице Максима Горького - в нашу резиденцию.

 

В гостинице, вспоминаю, мы, чтобы не мешать соседям по номеру, вынесли из комнаты в конец коридора столик и стулья, посвятив себя пространной дискуссии с нашим российским немецким писателем, поэтом и драматургом Александром Реймгеном, обсуждению его пьесы „Первые“, поставленную позже на подмостках Немецкого драматического театра в казахском Темиртау…

 

К полуночи мы, наконец, распрощались, и я еще долго не мог уснуть под впечатлениями этого бурного, насыщенного дня. Я думал о Владимире Высоцком, сожалел о скоротечности нашего знакомства и как-то исподволь вышел к (довольно субъективному) заключению: что-то уж очень начальное объединяет нас с ним в восприятии окружающего мира.

 

„Мне надо –

где метели и туман...

…Открыты Лондон, Дели,..

…Но мне туда не надо“, - перебирал я в мыслях слова поэта, и отвечал ему своими строками (здесь - в переводе на русский язык):

 

„Нам не вернуться

в снежные бураны,

в игристую колючую метель.

Я в грезах снежных

брежу неустанно,

рыдает в них весенняя капель.“

 

И мне кажется, я так и растворился в снежном сонме альпийской тематики Владимира Высоцкого - глубинных лабиринтах своего сознания:

 

„Ты идёшь по кромке ледника,

Взгляд не отрывая от вершины.

Горы спят, вдыхая облака,

Выдыхая снежные лавины“, -

 

Все более убеждаясь в созвучии сердцебиения наших сердец, гармонии мыслей и мятежного поэтического слога (здесь в оригинале):

 

„Ich schmieg' mich an des Abhangs Wange,

den Blick vom Gipfel wende ich nicht ab.

Es keuzt der Berg im lichten Prangen,

speit Schneelawinen in das Tal hinab.“ – K.E.

 

…Случилось так, что эта первая встреча с Владимиром Высоцким, к моему горькому сожалению, оказалась и последней. Летом того же, 1980 года, Поэта не стало…

 

Ах, вы кони, мои кони – мои вы, вороныя…

 

                                   Со скорбными чувствами

                                   по безвременно ушедшему Владимиру Высоцкому.

С о н г

 

Ах, вы кони, мои кони - мои вы, вороныя.

Рвется песнь моя над зоной – в края мои родныя,..

     в края мои родныя…

 

В пургу иссиня-белую, снега заиндевелыя

я помню ту дорогу – к заветному порогу.

И аккурат к зазнобе – красе сибирской пробы...

Горюет вечность целую - березка снежнотелая.

 

Ах, скачите, мои кони! - Как же дни волынятся...

Долгий срок трубить мне в зоне, - скоро не откинуться,..

     скоро не откинуться…

 

И рвусь к своим истокам я, в туманы с поволокою.

Там в далях бесконечных - моих страстей зов вечный.

Скажу чистосердечно: каким я был беспечным,

что вырыл ров глубокий я – меж нами, сребробокая.

 

Ах, уже загнал вас, кони - ждет меня красавица.

Без меня что станет с зоной?! – Как-нибудь управится,..

     как-нибудь управится…

 

A время не вертается – дни медленно вращаются.

Вы поспешите, кони - что чалиться в полоне?

Уж след взяла погоня. - И вот я - волк в загоне:

в грудь пуля ударяется,.. с зазнобой зэк прощается…

 

Ах, вы кони, мои кони - мои вы, вороныя.

Песнь завязла в полутоне – в снегах твоих, Россия,..

     в снегах твоих, Россия…

 

Песнь завязла в полутоне – в снегах твоих, Россия,..

     в снегах твоих, Россия,..

     в снегах твоих Россия... – К.Э.

 

В скорби сердечной, бездонной пребывают сегодня миллионы россиян и соотечественников зарубежом.

Мы вспоминаем великого Поэта, пророка и глашатая свободы - Владимира Высоцкого…

 

Вечной жизни его песням и стихам, его незабвенной памяти….

Константин Эрлих,

историк, философ, поэт.

Фото: М. Пазия.

_____________________________________________________________________________________________________

 

Д-р Вальтер Фризен, автор рецензии. Фото: архив.

Овации сквозь слезы:
на сцене - трагедия российских немцев

 

 

Долгих 75 лет после Указа Президиума Верховного Совета СССР от 28 августа 1941 года о выселении немцев Поволжья невозможно было даже представить себе такое событие..

 

Ведь в советские годы писать о репрессиях, о депортации, о несправедливостях, о положении российских немцев и даже об их истории, довоенной и дореволюцион-ной, было запрещено. И хотя еще в 1964 году обвинения, выдвинутые указом, были признаны беспочвенными и сняты, и хотя еще в 1991 году в России был принят За-кон «О реабилитации репрессированных народов», по которому должна была быть восстановлена ликвидированная Автономная республика немцев Поволжья, и хотя уже больше 20 лет периодически заседает Межправительственная российско-германская комиссия «по сотрудничеству в восстановлении государственности российских немцев», - гово-рить о трагичном прошлом и безрадостном настоящем российских немцев до сих пор было как-то… ну, мягко скажем, нежелательно. А тут…

 

В далекой Сибири, в небольшом городке Таре (27 тысяч жителей) Омской области, в местном театре 30 сентября 2017 года состоялась премьера. Был показан спектакль «Папин след» по известной повести Гуго Вормсбехера «Наш двор». Многие знают, что эта пронзительная повесть, написанная почти 50 лет назад, - именно о трагедии российских немцев. И что сама повесть прошла нелегкий путь, будучи под запретом почти до развала СССР.

 

Читайте на стр. Geschichte der Russlanddeutschen.

_______________________________________________________________________________________________________

 

Das Goethe-und-Schiller-Denkmal vor dem Deutschen Nationaltheater in Weimar. Foto: Archiv.

Wir feiern

           die Deutsche Einheit!
 

Мы празднуем

          День объединения!

 

 

Они не хотели этого... Они этому яростно противились... Наша свобода, наш суверенитет - для них являлись костью в горле...

В их вековых чаяниях хранилось единственное: задавить, заглушить немецкий дух на этой планете. Страх перед немецкой духовной мощью, перед немецким трудолюбием, дисциплиной, готовностью к самопожертвованию и презрение спекуляции в любых ее ипостасях наполнял их ничтожные души. Они вздыбались во всех  своих нечистоплотных устремлениях, во всей своей больной, завистливой фантазии, чтобы задушить дух великого народа. Именно для этого они спровоцировали эту жестокую войну, для этого они подвергли  варварской бомбардировке, в том числе - запрещенными международными конвенциями - фосфорными бомбами, немецкие города, т. б. гражданское население, под оправдательным предлогом - как им это казалось - "moral bombing", подвергли экзекуции, явившей собой, по убеждению непредвзятых историков и политиков, откровенный геноцид, всю немецкую нацию...

 

Они боролись не против гитлеровского режима, который нам и самим был противен, потому что по своей расистской сущности не имел с нами ничего общего, и зародился не на немецкой почве, - они боролись против нас, немцев (вспомним слова Черчилля, в свое вре-мя - поклонника Гитлера, что он ведет войну не против нацистского режима, а против немецкого народа!), потому что мы заявили свое несогласие с бандитским Версальским диктатом и свои претензии на равноправное и суверенное раз-витие.

 

Мобилизовав все вассальные силы, они повергли нас, прикрывшись кодом освобождения от нацистской идеологии, на колени... И они были уверены: ну, наконец-то, навсегда!

 

Но они ошиблись! Мы восстали вновь! И заявили о себе: мы здесь, мы снова с теми, кто c честной, праведной философией и цивилизованной моралью идет по пути созидания, по пути справедливости и свободного развития... При этом, не мешая другим, идти по зову сердца к свободе, к свету...

 

*      *     *

Hier rüttelt K. Ehrlich an der Weltordnung bereits ein Jahr früher (gemäß dem Scherz von H.-D. Genscher).

Persönliche Erinnerung...

 

Ich habe dien 3. Oktober 1990 - die Feier, den Jubel des deutschen Volkes (ja damals hat man diesen Ausdruck ohne irgendwelche Bedenken - frei von der Leber weg - gebraucht!) in Berlin und Bonn hautnah erlebt.

 

Solche Feier gab es in Deutschland noch nie, und es wird eine solche wohl noch lange nicht mehr geben...

 

Aber dieser Tag ist als der größte deutsche Feiertag der Nachkriegszeit in das Leben der Bürger eingegangen: Deutschland (eigentlich das, was von ihm nach der Befreihung durch die Alliierten verblieben gewesen ist) ist wiedervereinigt worden. Hier gebührt der größte Dank den DDR-Bürgern, die sich jahrelang dafür eingesetzt haben, und nun auf die Straßen gegangen sind...

 

"Wir sind das Volk!", skandierte die Menschenmenge in Berlin, Dresden, Leipzig und in anderen Städten des Arbeiter- und Bauernstaates. Ich hatte das Geschehen nicht nur mitverfolgt, sondern auch mitgemacht. Ich hatte Glück: Als Redakteur einer russlanddeutschen Zeitung nämlich zu dieser Zeit in Deutschland zu weilen. Monate früher hatte ich die Gelegenheit, den damaligen Bundespräsidenten Richard von Weizsäcker, den Bundeskanzler Helmut Kohl und so manchen anderen Politiker, darunter auch Lothar de Maiziere - den Ministerpräsidenten der Noch-DDR und das ganz junge Laufmädchen Angela Merkel  persönlich kennenzulernen...

 

H.-D. Genscher (mit Chefredakteur K. Ehrlich - beide im Zentrum) in der Zeitung "Freundschaft" - später "Deutsche Allgemeine Zeitung", Alma-Ata.

Es war wohl so im Oktober des Jahres 1990, wo uns in der Redaktion der Außenminister der Bundesrepublik Deutschland, Hans-Dietrich Genscher, überrascht hatte. Nein, ich wusste schon dass der hohe Gast den Wunsch geäußert hatte, die Redaktion "der einzigen deutschsprachigen Edition in Mittelasien" zu besuchen, aber es kam dennoch auch für mich überraschend: Denn man hat nämlich als Chefredakteur einer Republikzeitung schon so manches zu tun...

 

Wir hatten gerade die planmäßige Sitzung des Redaktionsrates abgehalten, die Pläne ausgewertet, Ziele bzw. Visionen für die nächste Woche abgesteckt... Und da kam er in Begleitung von ZK-Angestellten und übrigem örtlichem bzw. ausländischem Fußvolk...

 

Nach einem ausführlichen Gespräch und einigen Höflichkeitsfragen, wie es uns, den Germanen, da "unten", in Mittelasien, gehen würde, worauf eine übliche Antwort, das wir es o.k. haben würden, folgte, sagte der Politiker: "Merkwürdig, deutsches Leben so frisch und munter in solchen entlegenen Orten treffen zu dürfen".

 

Ich schmunzelte und erwiderte entsprechend scherzhaft: "Keine Sorge, wir leben da in keinem Krähwinkel, sondern in der Hauptstadt!"

 

"Na, ja, ja, selbstverständlich, bitte nicht übel zu nehmen, so nur ein zufälliger Gedanke...", antwortete Genscher, sich plump entschuldigend...

 

Zum Abschied habe ich dem deutschen Außenminister mein Buch "Lebendiges Erbe. Aufzeichnungen zur Siedlungsgeographie und Kulturgeschichte der Deutschen in Russland und in der Sowjetunion" unterzeichnet und geschenkt, wofür er sich herzlich bedankte und beiläufig bemerkte, dass es seinen würdigen Platz in seiner privaten Bibliothek behaupten würde...

 

Konstantin Ehrlich.

*     *     *

 

Der Anfang vom Ende:

die Zwei-plus-Vier-Verhandlungen

 

Bevor die Wiedervereinigung möglich war, musste die Zustimmung der vier Siegermächte des Zweiten Weltkriegs eingeholt werden. Am 12. September 1990 unterschrieben die Außenminister von der BRD sowie der DDR und der vier Besatzungsmächten: den USA, der Sowjetunion, Frankreich und Großbritannien den Zwei-plus-Vier-Vertrag. Er bedeutete das Ende der Teilung Deutschlands, obwohl er erst 1991 in Kraft trat.

 

 

Der einzige bundesrechtlich geregelte Feiertag in Deutschland

 

Feiertage variieren von Bundesland zu Bundesland. Aber einen feiern sie alle: den Tag der Deutschen Einheit. Er ist sogar im Einigungsvertrag von 1990 gesetzlich festgeschrieben. Das macht ihn zum einzigen bundesrechtlich geregelten Feiertag des Landes.

 

 

Der Mauerfall fand schon ein Jahr vor der Deutschen Einheit statt

 

Erst der Fall der Berliner Mauer hatte das Ende der DDR besiegeln können. Er war der Ausdruck eines Landes, das die eigene Spaltung nicht länger hinnehmen wollte. Die Mauer ging daher nicht nur als Symbol der Trennung, sondern auch als Zeichen der Grenzüberwindung und Zusammengehörigkeit in die Geschichtsbücher ein. Tatsächlich fiel sie schon im November 1989, also fast ein Jahr vor der offiziellen Wiedervereinigung.

 

Deutschland wurde während der Besatzung am Ende des Zweiten Weltkriegs in vier Zonen aufgeteilt. Drei der Zonen wurden wurden von England, den USA und Frankreich besetzt gehalten. Auf dem vierten Besatzungsgebiet errichtete die Sowjetunion kurzerhand die Deutsche Demokratische Republik. Das war am 7. Oktober 1949.

 

 

Die Briten waren über die Einheit skeptisch

 

Die ganze Welt freute sich über die Wiedervereinigung – so denkt man zumindest. Doch neben der Regierung der Sowjetunion gibt es mindestens eine Person, die nicht amused war. Die Rede ist von der britischen Premierministerin Margaret Thatcher. Sie befürchtete, dass der europäische Frieden nicht mehr gesichert wäre, nachdem Deutschland zurück zu alter Stärke gefunden habe. Das wurde erst Jahre nach der Deutschen Einheit bekannt, als geheime Dokumente der britischen Regierung veröffentlicht wurden.

 

Also alles Gute zum Feiertag, Landsleute!

Nach Medienberichten.

______________________________________________________________________________________________________

Историческое беспамятство

 

Недавно я побывал на родине моих предков, в так называемом (среди нас и объективных историков и публицистов) "немецком Поволжье". Жизнь здесь разная, и почти не заметно для затерявшихся в беспамятстве потомков, что здесь когда-то существовала завидная немецкая цивилизация, подумал я. И у меня роди-лись эти строки:

 

Ну, здравствуй, Волга – матушка родная,…

ты бьешься о брега, меня встречая,

дыша полынным бризом мне в лицо.

Клокочет сердце в унисон с твоим – моё,

наш скорбный путь с тобою вспоминая…

 

Твои меня чаруют берега и воды,

ликует и грустит с тобой моя душа.

Родимый край ты - десяти народов,

великая моя варяжско-росская река.

О, Волга, ты родной очаг мой, незабывный,

с тобою мои мысли, ратные дела.

Я слышу голос твой торжественный, зазывный:

„Мне не хватает тебя здесь, родная немчура!

Веками ты здесь род свой дерзостный растила,

усердством заложив обильные поля.

Твои хлеба здесь буйно колосились,

в оазисах тонула волжская земля…“

 

Я помню, Волга, как в тот день злосчастный

по воле власть имущих род мой стал врагом,

как ада круг свалилось на него ненастье, -

был принужден оставить он родимый дом.

 

Волною за волной спешат воспоминанья,

глас зычный конвоиров над тобой звучит.

И рвется сердце в час вселенского прощанья -

плач женщин и детей в моих ушах кипит.

 

Чекисты толпами безвинный люд сгоняют

к конторе - с красным флагом на ветру.

Мычит и блеет скот, собаки лают,

плоды роняет сад, как слёзы на траву.

Погнали мой народ в заснеженные дали,

в сибирские и азиатские края.

Усеяна вдоль транссибирской магистрали

бескрестными могилами изгнанников земля.

 

„И сколько же тебе скитаться по чужбинам,

когда ж наступит правды Божий час?!

И сердца твоего я слышу стон глубинный,

он эхом дальним раздается на моих брегах…“

 

Ну что ж, о, Волга, я с тобой прощаюсь;

поплакались с тобой мы сутью бытия.

Ты не грусти и жди мой род, родная,

должна же истина вернуться на круги своя.

 

Мчит ветер над тобой, безудержно стенает, -

и неба своды вдруг покрыли облака.

Степной орел поднялся ввысь, крылом качая,

наверное, со мной, изгнанником, прощаясь,

и небо разрыдалось плачем горького дождя…                       

...

 

Одновременно с тем, как я написал эти стихи, на адрес нашей с Вами, дорогие читатели, газеты пришло письмо из Саратова от моего друга по алмаатинскому периоду моей жизни Юрия Шамнэ. О пишет:

 

Константин, приветствую тебя!

 

Высылаю тебе ссылку на заметку об одном их кладбищ немцев Поволжья.

https://www.novayagazeta.ru/articles/2017/06/02/72669-bereg-skeletov

 

Не раз бывал в этих местах. Поднимал вопрос на уровне губернаторов о перезахоронении останков в другое место и увековечении их монументом. Увы... Никто не откликнулся: мол, денег нет. То же самое и с другими немецкими кладбищами.

 

Как ты считаешь, если проблему переза-хоронения поднять в Германии, частным образом, создав для этого фонд, можно будет сдвинуть дело?

Юрий Шамнэ.

 

Печальная картина... Из осыпающихся береговых склонов Волги выступают гробы наших мужественных предков, российских немцев, освоивших эти дикие поволжские места в 18 веке, их отважных, целеустремленных потомков, превративших их в настоящие оазисы цивилизации, изгнанных большевиками по надуманным причинам из своих родных очагов, мытарятся в настоя-щее время в изгнании...

 

Местным властям, наверное, не до этих "бесхозных" могил... Эта память им ни к чему... Если ее ворошить, то появляются все новые и новые вопросы.  Некоторые из которых потребуют и ответа. А отвечать бывает очень сложно. Было бы легче это сделать, если бы мы были воспитаны в честном отношении к правде, какой бы она ни была... А мы горькую правду не любим... Вот отсюда и исходит наше историческое беспамятство...

Константин Эрлих,

гл. редактор.

*     *     *

 

Берег скелетов

 

На рассмотрение российского правительства внесен приоритетный проект «Оздоровление Волги». По сведениям Минприроды, на улучшение экологического состояния реки до 2025 года будет направлено около 200 миллиардов рублей, половину должны составить частные инвестиции.

 

Не кисельные берега

 

В Ровенском районе Саратовской области каждую весну из-под снега появляется «берег скелетов» — ​Волжское водохранилище размывает здесь старое немецкое кладбище и полуразвалившиеся гробы в самом буквальном смысле торчат над водой. На укрепление берега и перенос захоронений денег не выделяется. Суша отступает на три-пять метров в год. Чиновники, видимо, ждут, что проблема утечет в Каспийское море.

 

Если смотреть на берег сверху, ничего, напоминающего о старом кладбище в Чкаловском, не заметишь — ​ни остатков надгробий, ни холмиков. По оврагу спускаемся к самой воде. Под береговым обрывом жутко и очень тихо. Восьми-метровая глиняная стена, нависающая слева, глушит все звуки. Слышен только шелест дождя. Кажется, что тонны мокрой глины вот-вот осядут на нас. Высоко над головой из земляной стены торчат гробы. Одни — ​сплющенные, в трещинах между досками видны кости. Другие сохранились почти целиком, на месте даже металлические ручки. Некоторые могилы обрушились совсем недавно, обломки досок и кости лежат в свежих осыпях, их медленно размывают желтые волны...

Надежда Андреева,

Саратовская область.

Далее читайте на стр. Geschichte und Gegenwart / История и современность.

_______________________________________________________________________________________________________

Мысли вслух

 

Нас немцами звали - от слова «немой»

 

Кто я и откуда? – Резонный вопрос! 

Рождён на Урале, в Сибири я рос. 

Певец из народа, безродных кровей, 

Но очень горжусь родословной своей.

Отец мой был немец – безропотный раб,

В неволе рождённый. Советский сатрап 

По имени Сталин его воспитал,  

Он страх с молоком материнским впитал.

 

Не детские с детства я слышал слова: 

«Трудармия», «зона», «сироты», «вдова». 

Немецкие песни под вой стариков  

Я не позабуду во веки веков...

Тем бабкиным сказкам про землю и дом 

В далёком Поволжье внимал я с трудом.  

А позже - об этом я думал не раз -  

О родине малой был бабкин рассказ!

 

Но Родины, бедная, не дождалась: 

Пришедшая новая власть или мразь 

Взамен предложила - до лучших времён -  

Для немцев военный степной полигон...

Не в силах такую обиду стерпеть 

И пьяную чушь – президентскую бредь, 

Покинули немцы Сибирь и Урал. 

Народ приобрёл то, что он потерял

 

На Родине предков... Вернулся Народ!!!

Вполне позитивным быть мог бы исход. 

Но, как ни была б моя правда груба, 

Сидит глубоко в нас личинка раба.

Нас немцами звали - от слова «немой». 

И даже когда мы вернулись домой - 

В Германии также, как рыбы, молчим.  

С досады в душе на себя мы кричим!

 

И здесь нас пытаются в рамках держать... 

Доколь, земляки, будут нас унижать?  

Пора заявить, кем мы были, кто есть,

Что помним, что значат – «достоинство», «честь»!

 

*     *     *

 

Не забывайте – в единстве сила!

 

Лет десять тому назад мой в то время девятнадцатилетний сын Альфред очень сильно увлекался политикой и даже был членом молодёжного движения одной из ведущих партий Германии. Будучи высоким, обаятельным, к тому же обладая ораторскими способностями, он быстро завоевал симпатию взрослых и богатых опытом коллег. Они все прочили ему блестящее будущее. Но, к сожалению, Альфред очень быстро охладел к политике и вскоре прекратил посещать все партийные мероприятия. Однажды я спросил его о столь резких изменениях в его политической деятельности, пытаясь узнать, что же произошло. На это сын мне ответил, что все политики Западной Европы, включая президентов и канцлеров, являются обыкновенными марионетками США, а все страны Европы - их вассалами. Он заявил, что миром правят не политики, а маленькая группа богатейших и влиятельнейших людей мира, а также крупнейшие корпорации-монополии. Политики же каждой отдельно взятой страны внутри своего государства решают не столь серьёзные и глобальные вопросы. В основном это вопросы социального направления.

Возможно это и так, я не стал оспаривать...

 

Недавно на работе в беседе с русскоязычными коллегами, немцами из бывших cоветских республик, зашёл разговор о предстоящих выборах в Бундестаг, о выдвигаемых партиями лозунгах и приоритетах, о претендентах на пост канцлера Германии. И сколько же возмущений и недовольств мне пришлось выслушать от них в адрес руководства страной: и по поводу проблем с беженцами, и по поводу пропаганды однололых браков, и по поводу не полного признания дипломов о высшем и среднем образовании для переселенцев из стран СНГ и т.д. Также из разговоров я узнал, что мои коллеги не только не интересуются политической жизнью страны, где они живут, но и вообще многие годы уже не ходят на выборы. Мол, зачем нам это нужно? Кому надо, те пусть и голосуют.  Знакомая картина: возмущаться - возмущаются, а что-то изменить в своей жизни к лучшему не хотят.

 

Дорогие мои родственники и родственники родственников, друзья и друзья друзей, коллеги, знакомые, знакомые знакомых и просто соотечественники и земляки, я обращаюсь к вам: не будьте безразличными и равнодушными!

Если мы хотим оставить Германию нашим потомкам такой богатой и сильной, какой она встретила и приютила нас в начале 90-х, с истинно традиционно немецкой, веками непоколебимой культурой, – идите в политику или хотя бы к политикам!!! Узнавайте и интересуйтесь предвыборными программами и лозунгами партий. И за те партии, программы и реальные действия которых отвечают вашим взглядам, интересам и убеждениям, идите 24 сентября этого года на предвыборные участки и отдавайте свои голоса!!!

 

Но не забывайте – в единстве сила!

Виктор Гергенредер.

 

Виктор Гергенредер – поэт, автор и исполнитель песен, родился в семье российских немцев в 1957 году

в Челябинской области, в селе «Красное поле». В 1963 году семья переехала в Ташкент.

Там Виктор прожил более тридцати лет. Первые свои стихи Виктор написал в 15 лет, а первые песни – в 17.

Первые тексты, созданные уже на исторической родине, публиковал в русскоязычных изданиях Германии.

В 1999 году Виктор Гергенредер создал и возглавил в г. Веймаре, где он в то время жил, межкультурную общественную организацию Веймар-99 (Interkultureller Verein Weimar-99 e.V.), которая занималась интеграционной работой с переселенцами и эмигрантами, приехавшими в Германию из стран бывшего Советского Союза.

______________________________________________________________________________________________________

 

Генрих  ГРОУТ,  Виктор  ДЕХЕРТ

 

РОССИЙСКИЕ НЕМЦЫ. 67 ДНЕЙ ДО УКАЗА...

                                                                                                     

 

В  связи с очередным 76-м Днем Памяти и Скорби российских немцев, мы, акцентируя своё внимание на Указе Президиума ВС СССР № 21 – 60 от 28 августа 1941 года «О переселении немцев, проживающих в районах Поволжья», зачастую оставляем «в тени» деяния предшествующие. А решения подобного рода и уровня, принимаемые руководителями «верховного» звена, не могут быть спонтанными или навеянными личными мотивами. Они всегда последовательны и адекватны породившей их причине, так как базируются на обстоятельствах непреодолимой (для руководящей инстанции) силы, имеют продуманную оценку обстановки (информация к размышлению), проработку предстоящих действий (план), учет последствий (потери) и планируемые перспективы (приобретения). Временная разверстка и наполнение «этапов» этого «большого пути» могут зависеть от разных, иногда неведомых нижестоящим структурам, обстоятельств. Полагаем, что этот же алгоритм принятия решения имел место и в судьбе нашего народа.

 

           

Так, до летнего солнцестояния 1941 года благонадежность немецкого населения Советского Союза у руководства СССР не вызывала сомнений. Нет и документальных подтверждений о том, что  причиной депортации «советских» немцев в начальный период войны послужил некий договор между Германией и Советским Союзом, предусматривающий возможность для всех, кто имеет «германское происхождение»  (в нашем случае это граждане СССР немецкой национальности) стать гражданином Германии.

 

В Конституции Германии 1919 г., в статье 110 указано: «Гражданство в Рейхе и в землях приобретается и утрачивается согласно постановлениям закона Рейха. Всякий гражданин земли тем самым является гражданином рейха. Каждый немец в любой земле рейха имеет те же права и обязанности, что и граждане этой земли» (1). Для сторонников расширительного толкования, - под термином «земля» понимается не третья от солнца планета, а единица (область) административно-территориального деления Германии. То есть речь идет только о гражданах, объединенных в Рейх ранее самостоятельных немецких «земель». Действительно, у Гитлера была идея объединить всех немцев на одной территории (2). Но нам не известно ни одного высказывания руководителей Третьего рейха о планах в отношении «советских» немцев. В договоре же о дружбе и границе между СССР и Германией от 28 сентября 1939 года говорится о лицах германского происхождения, проживающих на территории, отошедшей к Советскому Союзу после раздела Польши в сентябре 1939 года:

           

«Правительство СССР не будет создавать никаких препятствий на пути имперских граждан и других лиц германского происхождения, проживающих на территориях, находящихся в сфере его интересов. Оно согласно с тем, что подобные перемещения будут производиться уполномоченными Правительства империи в сотрудничестве с компетентными местными властями и что права собственности граждан будут защищены.

           

Аналогичные обязательства принимаются правительством Германии в отношении лиц украинского или белорусского происхождения, проживающих на территориях, находящихся под его юрисдикцией» (3).

 

Но может быть основания для депортации «советских» немцев появились после нападения Германии на СССР?..

 

Далее читайте на стр. Свободная трибуна.

______________________________________________________________________________________________________

 

28. August – Tag des Gedenkens und der Trauer

 

Vor 76 Jahren (1941) gab der Oberste Sowjet der UdSSR den barbarischen Ukas über die Vertreibung des autochthonen russlanddeutschen Volkes aus seinen angestammten Wohngebieten bekannt, der in seinem rechtswidrigen Wesen von der russischen Regierung bis heute noch nicht vollständig aufgehoben worden ist…

 

 

28 августа - День Памяти и Скорби

 

76 лет (1941) со дня объявления Верховным Советом СССР варварского Указа об изгнании автохтонного российского немецкого народа из своих исконных мест проживания, который по своему противоправному существу российским правительством до сих пор полностью не отменен...

 

*     *     *

 

Eine russlanddeutsche Tragödie                          Российская немецкая трагедия

 

P O E M                                                                                 П О Э М А

 

Von Konstantin Ehrlich                                                       Автор: Константин Эрлих

 

Sibirien,.. Schneegestöber... Wilder Wind                              Сибирь,.. пурга... Навстречь шальным ветрам

dem deutschen Waisenjungen peitscht entgegen. -                идет оборвыш – сирота-немченок.

Zerlumpt und hungrig eilt voran das Kind;                             Голодный, тащится он по снегам,

es gleicht dem Welpen, abgehetzt vom Jäger.                        как загнанный охотником волчонок.

 

Von Not gejagt, es strebt von Hof zu Hof,                              Гоним бедой, он от двора к двору

durch Dämmerung und Sturm sich müht nach vorne.              сквозь сумрак и буран вперед стремится.

Es denkt, das ist ein Traum wohl - bös' und doof -,                 А мысль лишь об одном твердит ему,

dieses Geschick zu tragen - hart und dornig.                          что, может, ему сон всего лишь снится?!

 

 Wie gern wär's aufgewacht, und auf und fort -                      Как бы хотел проснуться он, бежать

 aus diesem Albtraum, der im Abgrund mündet...                   от этого кошмара и презренья...

 Wes böser Fluch, - dass es an diesem Ort                             По чьей злой воле должен испытать

 sich schuldlos plagen muss für fremde Sünden?!                    безвинно он чужие прегрешенья?!

 

Der Knirps ist baff, dass er zu tragen hat                               Не знает он, что крест ему нести 

das Kreuz des Volks in bitt'ren, heißen Schlachten                  народа своего, в жестокой схватке

gen den Mephisto, der an Wahrheit Statt                               с антихристом, что мир вверг в лоно лжи,

nur Lug und Trug seit eh und je beachtet.                             пожертвовав ей правду без остатка.

 

*     *     *                                                                         *   *   *

Lesen Sie das Poem auf der Seite  Offene Tribüne.               Читайте поэму на стр.  Свободная трибуна.

______________________________________________________________________________________________________

 

Андреас Предигер в центре (с букетом цветов) во время празднования его 80-летия.

Светлая память Андреасу Предигеру

 

 Ещё не успев похоронить Бориса Петерса 25 июля, ранним утром этого же дня в Международный конвент российских немцев пришло сообщение о смерти Андреаса Предигера. Ветеранский корпус национального движения российских немцев потерял сразу двоих очень достойных и активных борцов за реабилитацию своего народа и восстановления его законных прав.

 

       

Андреас Предигер родился 16 ноября 1926 года в c. Мариенфельд, в АССР немцев Поволжья, а умер в баварском Бад Райхенхалле 24 июля текущего года в возрасте 90 лет. Он до самого последнего времени не жаловался на здоровье, был активен и полон творческих замыслов.

        

Андреас Предигер широко известен российским немцам как художник, запечатлевший на своих полотнах все этапы драматической судьбы своего народа. Это и многочисленные этюды их жизни в довоенный период, это и депортация в 1941 году, и так называемая трудармия, и жизнь на спецпоселении в Сибири.

           

Очень ценно и то, что А. Предигер в период «перестройки» в СССР влился в авангард национального движения российских немцев за восстановление попранных прав своего народа. Он участник многочисленных конференций Всесоюзного общества советских немцев «Возрождение»-«Видергебурт», делегат всех общенациональных съездов российских (советских) немцев от Кузбасса.

           

Как «трудармеец», выживший в жерновах геноцида российских немцев, он с трибун всех общественных форумов своего народа доносил правду до его участников, выступал живым свидетелем преступлений против немцев Советского Союза.

          

После утраты надежд на реабилитацию, А. Предигер, как и большинство членов  «Видергебурт» и делегатов общенациональных съездов, переехал в Германию. Но и здесь он не отошёл от общественной жизни российских немцев, как это, к сожалению, сделали очень многие.  Именно здесь, на своей исторической родине, А. Предигеру удалось создать большинство своих картин о борьбе своего народа за полную реабилитацию.

           

А. Предигер был в числе тех, кто, несмотря на глухое отторжение германских властей, в августе 2002 года учреждал в Берлине Международный конвент российских немцев. У него также хватило мужества войти в состав фракции российских немцев в составе Немецкой партии и таким путём отстаивать права российских немцев, теперь уже в самой Гер-мании.

           

По совокупности столь впечатляющего вклада Андреаса Предигера в национальное движение российских немцев, в возрождение национального самосознания народа и за создание художественного образа в судьбах всех его поколений ему было присвоено звание Почётного члена  Международного конвента российских немцев.

 

Память о нем навсегда останется в наших сердцах.

 

От имени ветеранов общества «Возрождение»-«Видергебурт»

и членов Международного Конвента российских немцев

Генрих Гроут.

*     *     *

 

Члены редакции и читатели газеты "ДипКурьер / Руссланддойче Альгемайне" безгранично скорбят по поводу кончины Андреаса Предигера, нашего друга, известного художника и неутомимого борца за наше праведное дело - восстановление национальной государственности российских немцев.

 

Приносим искренние соболезнования семье и родственникам усопшего...

 

Mы будем помнить тебя, Андреас!

Константин Эрлих,

гл. редактор.

______________________________________________________________________________________________________

Светлой памяти Бориса Петерса

          

 

Ветеранский корпус национального движения российских немцев опять осиротел. Теперь его покинул Борис Давидович Петерс - замечательный человек и большой патриот, как российских немцев, так и немецкого народа в целом. Он умер 06.07.2017 в Дрездене в возрасте 86 лет.

 

Родился Б.Д. Петерс 18.12.1030 г. в Марксштадте, ранее Баронске, а ныне г. Маркс в Саратовской области. Его предки, семья и он сам были истинными немцами Поволжья, впитавшими в себя всю историю трудного освоения диких поволжских степей и последующего расцвета немецких колоний. Ну, а далее, всё остальное: от государственной антинемецкой кампании в период Первой мировой войны, большевистского переворота в России, последующей гражданской войны, голодомора в Поволжье, раскулачивания и насильственной коллективизации и до депортации в 1941 году, с сопутствующим геноцидом и дискриминацией по национальному признаку.

 

Борис Давидович был одним из немногих, кто в 1988 году, когда в СССР еще было опасно выступать в защиту депортированных и репрессированных народов, добровольно оставил свой пост директора завода железобетонных конструкций в г. Пугачеве Саратовской области и перешел на штатную работу в Координационный центр советских немцев «Видергебурт» по реабилитации своего народа. Тогда ему было под 60. Однако по своей активности и физической нагрузке он не уступал другим сотрудникам штаб-квартиры «Видергебурт», которые ему в сыновья годились.

 

Рожденный на территории немецкой республики, Б. Петерс навсегда впитал в себя волжско-немецкую ментальность, которую с достоинством пронес по жизни, как в суровые годы сталинизма и застоя в СССР, так и в Германии, которая неожиданно предстала в глазах российских немцев страной, власти которой потеряли всякое уважение к немецкой нации и были заражены пораженческим синдромом.

 

В Германии Борис Петерс был одним из активнейших членов фракции российских немцев в Немецкой партии до этапа ее искусственного раскола в 2005-2006 гг. Позже, в 2013 году, программу этой партии во многом переняла оппозиционная партия Альтернатива для Германии, в которую Петерс непременно бы влился, если бы не подвело здоровье.

 

В последние годы Борис Давидович сильно болел. Пришлось отойти от общественной деятельности. По этой причине он не смог участвовать и на встрече ветеранов национального движения российских немцев, прошедшей в марте 2017 года в Тюрингии.

 

Однако, оставшиеся в живых ветераны тепло вспоминали о нём и передали ему свои самые лучшие пожелания, о чём я ему сообщил сразу после этой встречи. Это был наш последний разговор по телефону, точнее почти монолог, поскольку Борис Давидович уже с трудом говoрил.

             Генрих Гроут.

 

*     *      *

Журналистская команда и читатели газеты "ДипКурьер / Руссланддойче Альгемайне" глубоко скорбят по случаю невосполнимой утраты - ухода из жизни ветерана национального движения российских немцев, Петерса Бориса Давидовича.

 

Приносим искренние соболезнования родным и близким. Память о нем сохранится навсегда в наших сердцах.

 

Константин Эрлих,

гл. редактор.

______________________________________________________________________________________________________

 

Бабушка Сусанна Гацке и дед Вильгельм Гацке, 1936 год.

22 июня -

День памяти и скорби…

 

В этот день, 76 лет назад, началась Великая Отечественная война СССР против Германии

 

 

Мы скорбим по павшим 27 миллионам советских граждан,

в том числе по сотням тысяч безвинных российских немцев, ставших жертвами геноцида в так называемых трудармейских лагерях НКВД…

 

Бабушка моя любила петь.

Помню я ее всегда поющей.

Хоть и жизнь ее, коль посмотреть,

Быть могла и веселей, и лучше.

Но судьбу себе не выбирать

Немцам из республики на Волге.

В 41-ом был приказ: их гнать! –

Гнать - и все. И разговор недолгий.

Впрочем, депортация была

Лишь началом долгого страданья.

Магистраль стальная их везла

Вглубь, в пучину зла и раставанья…

Как же из подкошенных людей

Батальоны трудармейцев встали?!

Как? Спросить бы нынче палачей,

Тех, что те приказы выполняли.

А приказы - были ли еще

Злей, бесчеловечнее, жесточе?

Чтоб от женщин отрывать детей

Все равно - средь дня или средь ночи?

И в народе видеть только скот,

Скот бесправный, пахотный, рабочий?

А война идет, идет, идет,

Строй же трудармейцев все короче...

Каждая немецкая семья

В том строю родных не досчиталась.

Бабушка назад пришла одна –

Муж и сын навек в тайге остались…

И – ни похоронки, ни креста,

Где бы можно праху поклониться…

Лишь теперь я знаю: неспроста

Помню и порой ночами снится:

У калитки бабушка стоит

И глаза от солнца заслоняя;

Вдаль куда-то в улицу глядит,

Где фигура движется мужская.

А потом легко слезу смахнет:

- Солнышко сегодня ярко светит!

И печально песню запоет…

Простодушно верили ей дети.

Бабушка моя любила петь.

Помню эти грустные напевы

И такую в них печаль и боль;

Что для вздоха не хватало неба…

А было, лишь теперь я поняла:

Сердце болело - бабушка пела.

Память горела - бабушка пела.

Горе приспело - бабушка пела.

Тело болело - бабушка пела.

Бабушка моя любила петь,

Бабушка моя спасалась песней.

Ведь без песни можно умереть

В том молчанье, в тишине зловещей...

 

                                                      Лидия Майер.

 

 

"Трудовая армия была настоящим концлагерем"

 

Потомок депортированных из Крыма немцев — о том, что пережила его семья...

 

ТАСС продолжает серию репортажей о народах, депортированных из Крыма в 1940-е годы. Первыми унизительной процедуре высылки подверглись крымские немцы, сразу после нападения Германии на Советский Союз. 18 августа 1941 года на Урал с полуострова начали свой путь первые эшелоны. Всего было выслано около 60 тысяч человек.

 

Высланных немцев, как вспоминает потомок депортированных Виктор Гацке, разбрасывали по разным лагерям на лесоповалах, зачастую разделяя семьи, и о судьбе своих родственников многим из депортированных до сих пор ничего не известно.

 

 

Внук баронессы и землевладельца

 

Крымские немцы начали активно заселять полуостров после вхождения Крымского ханства в состав Российской империи в конце XVIII века. Дедушка Виктора Вильгельм и его бабушка Сусанна, урожденная баронесса Видман, познакомились в Крыму. В 1915 году в немецком селе Мишен-Найман родился их сын, которого назвали в честь отца. Он стал третьим ребенком в семье — после старших братьев Якова и Эдгара.

 

До революции семья владела небольшим участком земли, на котором выращивали пшеницу, разводили овец и коров.

 

— Производили и масло, и мясо, молоко, хлеб, валяли овечью шерсть. Трудились, как говорится, от рассвета до заката, — рассказывает Виктор Гацке.

 

Поселения — колонии немцев были разбросаны по всему Крыму.

 

Репрессии для семьи Виктора Гацке начались, как и для многих граждан СССР, в 1937 году. 8 ноября деда арестовали и уже 13 февраля 1938 года расстреляли по приговору "тройки" НКВД. За что — до сих пор доподлинно неизвестно, никаких документов в архивах не сохранилось. Не знают потомки Вильгельма Гацке, и где он похоронен.

 

На руках только справка о реабилитации от 1957 года, в которой написано, что дело прекращено за недоказанностью вины.

 

— Как нам рассказали соседи, приехал ночью к дому "черный воронок", в который забрали деда и его товарища, украинца Павленко, с которым они еще до революции имели общий бизнес. Они тогда говорили родным, что все, мол, обойдется, во всем разберутся и утром их выпустят. Оказалось далеко не так, — рассказывает Гацке.

 

Далее читайте на стр. Geschichte und Gegenwart.

______________________________________________________________________________________________________

 

Восстановить историческую справедливость

 

Вопрос-призыв к Президенту Российской Федерации

Владимиру Путину

 

Прямая линия

http://moskva-putinu.ru/#page/form

 

Сегодня российские немцы, имевшие свои законные исторические ареалы поселения, закрепленные за ними Высочайшими указами Российской Короны в вечное пользование, которые они в свое время, щедро полив потом и кровью, превратили в цветущие края, и национальное самоопределение, базировавшееся на соглашениях немецких (германских) общин с Киевскими, Новгородскими, Московскими князьями, а также с местными православ-ными сообществами, на высочайшем договоре Петра I с прибалтийским немецким представительством (1721 г.), предоставившему последнему полную политическую, экономическую и культурную автономию в рамках союза, в следствие чего Росское Царство получило морально-юридическое право называться Российской Империей, а владыка ее, Петр Великий, стал Императором, далее на этнокультурно-хозяйственном (1764-1874 гг.), этнокультурном (1874-1918 гг.) и национально-государственном (1918 по 1941 гг.) самоуправлении немцев-поселенцев, вызывавшихся русской элитой: князьями, царями и императорами, начиная с Ивана III, не упраздненном, кстати сказать, по настоящее время сколько-нибудь легитимным государственным актом, разбросаны по многим странам и весям.

 

Иx надежды на восстановление исторической справедливости - возвращение им их малой родины - до сих пор не оправдались. Не настала ли пора, Владимир Владимирович, устранить эту вопиющую несправедливость и восстано-вить государственность российских немцев в России?!

 

Благодарю Вас.

 

От имени инициативной группы (России, Казаxстана и Германии) Константин Эрлих,

гл. редактор международной немецко-русскоязычной интернет-газеты

"Дипломатический Курьер / Руссланддойче Альгемайне".

______________________________________________________________________________________________________

 

Роберту Рождественскому          20 июня исполнилось бы 85 лет…

 

Константин Эрлих

 

Вторая половина 50-х – начало 60-х годов прошлого века – прорывная веха в истории советской литературы. И поэзия являлась в этот период самым востребованным литературным жанром в стране и, я сказал бы, в мире… Мы зачитывались перлами нового дерзкого поколения советских поэтов – „шестидесятников“, как их позже обозначит литературная критика: Беллы Амадулиной, Евгения Евтушенко, Андрея Вознесенского, ну и, конечно же, Роберта Рождественского.

 

Это было время временной „хрущевской“ оттепели в стране Советов, когда диктатура, казалось бы, канула в лету… Но уже скоро наступательное продвижение демократического „социалистического“ реализма было приостановлено власть предержащими. Политический горизонт вновь затянулся черными тучами. Партийная цензура вернулась к испытанным методам кастрации мысли и слова советских литераторов.

 

Но „шестидесятники“ не унимались. Почувствовав весенний свежий запах свободы, они рвались вперед, разбирая завалы и разбивая догмы верноподданнического, вассального литературного творчества. В их неугомонных романтических умах восстал самопожертвенный протест. Время от времени они давали подкормку режиму в виде ура-патриотических произведений, чтобы, усыпив бдительность властей, выйти с очередным пронзительным, раскованным литературным „протестным“ сюжетом.

 

Именно в это время Евгений Евтушенко заявит во весь голос: поэт в России - больше, чем поэт… И докажет это как российский немец (его отцом был Александр Гангнус), когда, помятуя о страшной судьбе своих соплеменников, изгнанных из родных поволжских пенат, напишет:

 

…Я верен Волге и России - надежде страждущей земли.

Меня в большой семье растили, меня кормили, как могли.

 

В час невеселый и веселый пусть так живу я и пою,

как будто на горе высокой я перед Волгою стою.

 

Я буду драться, ошибаться, не зная жалкого стыда.

Я буду больно ушибаться, но не расплачусь никогда…

 

                                                                                 1958 год.

 

Но сегодня мы говорим о Роберте Рождественском - одном из самых ярких представителей той романтической протестной поэзии. Его настоящая фамилия – Петкевич. Родился он на Алтае в семье работника ОГПУ – НКВД 20 июня 1932 г. Родители Роберта разошлись в 1937 г., а после войны его мать вышла замуж за фронтового друга, с которым познакомилась на фронте, где служила медработником.

 

Свои первые стихи Роберт Рождественский опубликовал в июле 1941-го года в «Омской правде» под именем Роберта Петкевича. Еще будучи студентом историко-филологического факультета Петрозаводского института Роберт Рождественский издал в Карелии свою книгу «Флаги весны» (1955 г.), а через год в Москве - второй сборник под названием „Испытание“. Он закончил Литературный институт в Москве, где встретил свою будущую жену - студентку отделения критики Аллу Кирееву.

 

Карьера поэта складывалась довольно успешно. Он был удостоен премии Ленинского комсомола в 1972 году, в 1979 – Государственной премии СССР.

 

Во время перестройки, когда стали реабилитировать погибших поэтов во времена сталинского террора, Рождественский приложил много сил для восстановления доброго имени Осипа Эмильевича Мандельштама. С 1986 года, будучи председателем Комиссии по литературному наследию, он непосредственно занимался литературным наследием Марины Цветаевой, и именно он был инициатором открытия в Москве дома-музея одной из ярчайших поэтесс русской литературы. И именно Рождественский стал составителем первой в СССР книги своего товарища по перу, которого также можно причислить к сонму „шестидесятников“, Владимира Высоцкого под названием «Нерв».

 

Роберт Рождественский умер от инфаркта в Москве 19 августа 1994 года. Похоронен на кладбище в Переделкино под Москвой. В том же году увидел свет и сборник поэта «Последние стихи Роберта Рождественского». В 1997 году его именем была названа планета, значащаяся в международном каталоге малых планет под номером 5360.

 

На стихи Роберта Рождественског написано много песен… Вот одна из них:

 

ЭХО ЛЮБВИ

 

Покроется небо пылинками звезд,

и выгнутся ветки упруго.

Тебя я услышу за тысячу верст.

Мы — эхо,

Мы — эхо,

Мы — долгое эхо друг друга.

 

И мне до тебя, где бы ты ни была,

дотронуться сердцем нетрудно.

Опять нас любовь за собой позвала.

Мы — нежность,

Мы — нежность.

Мы — вечная нежность друг друга.

 

И даже в краю наползающей тьмы,

за гранью смертельного круга,

я знаю с тобой не расстанемся мы.

Мы — память,

Мы — память.

Мы — звездная память друг друга.

 

Эта песня (музыка Евгения Птичкина) - в исполнении изумительной певицы из Польши, российской немки, Анны Герман, была мною в свое время переведена на немецкий язык:

 

Echo der Liebe

 

Und wenn schon vom Himmel der Sternenstaub fällt,

Besorgnis mich jagt durch die Lande, -

Dich hör' ich trotzdem auch am Ende der Welt,

das Echo,

das Echo,

das Echo sind wir voneinander.

 

Wo ich auch verweile, es fällt mir nicht schwer,

den Puls Deines Herzens zu fühlen.

Die Liebe - das ist, was wir Beiden begehr'n,

soll uns sie,

soll uns sie

mit ewiger Zartheit umspülen.

 

Auch unter dem Schleier der dunkelsten Nacht,

am tödlichen Missgeschicksrande

weiß ich: Uns zu trennen, - gebricht jede Kraft.

Die Andacht,

die Andacht,

die Andacht sind wir voneinander.

 

Konstantin Ehrlich. Nach Robert Roshdestwenski. Фото: РИА Новости: Р. Рождественский и Е. Евтушенко.

---------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Liebe Freunde, Landsleute,

beeilt Euch, die gerechte Sache zu unterstützen…

 

Ich danke Euch.

K. Ehrlich.

 

 

…Wir bitten die Russische sowie die Deutsche Seite der Kommission Herrn Hugo Wormsbecher (Moskau), Teilnehmer der nationalen Bewegung seit 1963, ehemaliges Mitglied der Regierungskommission und Vorsitzenden des Internationalen Verbands der Russlanddeutschen, Leiter der Expertengruppe für Angelegenheiten der Russlanddeutschen, die diesen Appell und das Alternativ-Kommuniqué (anschließend) verfasst hat, als unseren bevollmächtigten Vertreter zur bevorstehenden Sitzung der Regierungskommission einzuladen und ihm das Wort zu den angeschnittenen Fragestellungen zu erteilen. 

 

*     *     *

 

Дорогие друзья, соотечественники,

поспешите поддержать праведное дело...

 

Благодарю.

К. Эрлих.

 

…Мы просим Российскую и Германскую стороны Межправительственной Российско-Германской комиссии по вопросам российских немцев пригласить на предстоящее заседание нашего полномочного представителя г-на Гуго Вормсбехера (Москва), участника национального движения российских немцев c 1963 г., бывшего члена Межправкомиссии и председателя Международного союза российских немцев, руководителя Экспертной группы по вопросам российских немцев, готовившей данное Обращение и Альтернативное коммюнике, и предоставить ему слово для выступления по затронутым вопросам.

 

От имени движения активистов российских немцев

и многочисленных читателей газеты „ДипКурьер / Руссланддойче Альгемайне“,

поддерживающих настоящее обращение

 

Im Namen der Aktivistenbewegung der Russlanddeutschen

und zahlreicher Leser der Zeitung Dip.Kurier/Russlanddeutsche Allgemeine,

die diesen Appell unterstützen

 

Waldemar Kiel - Киль Владимир

Dr. Albert Obholz - Обгольц Альберт

Galina Lechner - Лехнер Галина

Viktor Ehrlich - Эрлих Виктор

Galina Buschujewa - Бушуева Галина

Reinhold Zielke - Цильке Рейнгольд

Albert Zielke - Цильке Альберт

Viktor Jäger - Виктор Егерь

Viktor Ten - Виктор Тэн

Alfred Heinze - Гейнце Альфред

Maria Klein - Клейн Мария

Swetlana Kuptschenko - Купченко Светлана

Tamara Sidorowa - Сидорова Тамара

Lilia Berschin - Бершина Лилия

Olga Wetrowa - Ветрова Ольга

Rudolf Bender - Бендер Рудольф

Galina Wejkina - Вейкина Галина

Larissa Sergejewa - Сергеева Лариса

Nina Malachowa - Малахова Нина

Alexander Felde - Фельде Александр

Alexander Schart - Шарт Александр

Olga Pugatschowa - Пугачева Ольга

Viktor Lesser - Лессер Виктор

Mila Siwolapowa - Сиволапова Мила

Olesja Timofejewa - Тимофеева Олеся

Olga Loginowa - Логинова Ольга

Andriana Hollmann - Гольман Андриана

Wladimir Tschubykin - Чубыкин Владимир

Antonina Pugatschowa - Пугачева Антонина

Tanja - Таня @

Lea Bossert - Боссерт Леа

Rosa Ries – Рис Роза

Nadeshda Romme – Ромме Надежда

Eduard Ehrlich - Эрлих Эдуард

Rimma Stoljarowa – Столярова Римма

Stanislaw Stoljarow – Столяров Станислав

Anna Sasulja – Зазуля Анна

Iwan Schneider – Иван Шнайдер

Valentina Schneider - Валентина Шнайдер

Alvira Skorochod – Скороход Альвира

Dr. Viktor Kießling - Кислинг Виктор

Lilia Weigum – Вейгум Лилия от имени своих репрессированных родителей и родственников.

Valentina Gisbrecht – Гизбрехт Валентина

Tatjana Gonstein – Гонштейн Татьяна

Jekaterina Pantschenko – Панченко Екатерина

Antonina Rjabzewa – Рябцева Антонина

Mina Weber – Вебер Мина

Juri Suppes – Супес Юрий

Ella Wilhelm - Вильгельм Элла

Swetlana Martynenko – Мартыненко Светлана

Irma Müller – Миллер Ирма

Irina Lust – Люст Ирина

Alexander Lust – Люст Александр

Kairulla Shetpisbajew – Жетписбаев Кайрулла

Larissa Mut - Мут Лариса

Alla Steptschenko – Степченко Алла

Alexander Kreik – Крейк Александр

Elina Konrad – Конрад Элина

Valentina Dubel – Дубель Валентина

Larissa Eichmann – Эйхман Лариса

Wladimir Schiller – Шиллер Владимир

Olga Dobras – Добрас Ольга

Nadeshda Kurkina - Куркина Надежда

Swetlana Rukawizyna – Рукавицына Светлана

Antonina Domke – Домке Антонина

Alexander Domke – Домке Александр

Emil Domke – Домке Эмиль

Eleonore Domke – Домке Элеонора

Alena Kriech – Крих Алена

Viktor Kriech – Крих Виктор

Ljubow Prendel – Прендель Любовь

Marta Jerschowa – Ершова Марта

Tamara Schmidt – Шмидт Тамара

Tatjana Kowylkina - Ковылкина Татьяна

Maria Wölff-Klein - Вельфф-Клейн Мария

Olga Wetter – Веттер Ольга

Jelena Riske - Риске Елена

Ida Bensch – Бенш Ида

Litwinowa Natalia - Литвинова Наталья
Galina Berint - Беринт Галина
Wladimir Jemeljanenko - Емельяненко Владимир
Olga Iwanowa - Иванова Ольга 
Julia Kossarewa - Косарева Юлия
Mina Awerina - Аверина Мина
Klara Harwardt - Гарвардт Клара
Nelly Friesen - Фризен Нелли
Jakob Höppner - Гепнер Яков
Swetlana Aksjuk - Аксюк Светлана
Natalia Ossipowa - Осипова Наталия
Raissa Schott - Шотт Раиса
Olga Bauer - Бауэр Ольга
Natalia Gunjko - Гунько Наталия
Ludmila Plegeschko - Полегешко Людмила
Alexander Kiel - Киль Александр
Dr. Arthur Bechert - д-р Бехерт Артур
Inna Puschkarjwa - Пушкарева Инна
Ljudmila Konrad - Конрад Людмила
Erika Schlinke - Шлинке Эрика       

Vera Tepluchina – Теплухина Вера

Larissa Ju – Ю Лариса

Jelena Poguljajewa - Елена  Погуляева

Valentina Filonenko - Валентина  Филоненко

Antonina Bojko - Антонина  Бойко 

Valentina Starjowa - Валентина Штарёва

Xjuscha Isakowa – Исакова Ксюша                  

Georgi Arutjunjan – Арутюнян Георгий

Swetlana Naumowa – Наумова Светлана 

Katharina Pflaum – Пфлаум Катарина                                                                                          

Chramzowa (Siwzowa) Tamara - Храмцова (Сивцова) Тамара

Juri Poshidajew - Пожидаев Юрий

Kabatschek - Кабачек Александр

Andrej Popp - Попп Андрей

Stanislaw Komnatow - Комнатов Станислав

Klara Prinz - Принц Клара

Vera Pastschenko - Пащенко Вера             

Igor Puschkarjow - Пушкарёв Игорь

Nikolai Nikolajew - Николаев Николай                

Tatjana Horst - Горст Татьяна

Sina Tarasewitsch - Тарасевич Зина

Lydia Poprawka - Поправка Лидия

Julia Lewanowa - Леванова Юлия                                                                                                    

Wladimir Urich - Урих Владимир             

Arthur Ehrlich - Эрлих Артур                                 

Wladimir Schwarzkopf - Шварцкопф Владимир

Jakob Weberling - Веберлинг Яков

Valentina Kostytschewa - Костычева Валентина

Mina Schneider (Wilhelm) - Шнайдер (Вебер) Мина

Polina Witmann (Wilhelm) - Витман (Вильгельм) Полина

Konstantin Witmann - Витман Константин

Gruppe „Derewenjka moja“ (Mein Dörflein), Gebiet Omsk - Группа Деревенька моя, Омская область - 1326 участников.

 

Dr. Konstantin Ehrlich, Chefredakteur,

Mitbegründer der Unionsgesellschaft „Wiedergeburt“, Gründungsinitiator und langjähriger Sprecher ihrer Kasachstaner Republikstruktur, Delegierter aller Kongresse und Konferenzen der Russlanddeutschen…

 

д-р Константин Эрлих, гл. редактор,

соорганизатор Всесоюзного общества российских немцев „Возрождение“,  и многолетний руководитель его казахстанской республиканской структуры, делегат всех съездов и конференций российских немцев…

Гамбург,

19-23 мая 2017 г.

______________________________________________________________________________________________________

Gedanken zum 10. Jubiläum von KulturA-Z e. V. Soest NRW

 

 

Die meisten von uns sind über 20 Jahre hier in Deutschland. Und die meisten von uns sind 10 Jahre aktiv beim Kultur- und Geschichtsverein der Deutschen aus Russland „KulturA-Z“ e. V., der am 7. Mai seinen ersten runden Geburtstag mit viel Musik und Emotion gefeiert hat.

 

Unsere Ehrengäste -der Vizepräsident des Landtags NRW Eckhard Uhlenberg und die stellvertretende Bürgermeisterin der Stadt Soest Christiane Mackensen – unterstützten uns mit ihren Worten und gaben uns Recht in unserer Empfindung, dass das, was wir tun, richtig und wichtig ist.

Unsere Wegbegleiter - Rudolf Bender von der Arbeitsgemeinschaft Kulturerbe der Russlanddeutschen aus Hamburg und Jürgen Schultz vom Bund der Vertriebenen des Kreises Soest – sprachen sich dafür aus, dass unsere Freundschaft und Zusammenarbeit auch weiterhin in vielfältiger Weise bestehen soll.

 

Das bestärkt uns in unserem Tun und Handeln!

 

Wenn wir in der Zeit von vor 10 Jahren gedanklich zurückgehen, so sehen wir uns in einer Welt voller Herausforderungen. Die Auswanderung hat uns viel abverlangt. Nach anfänglichen Integrationsstrapazen, wie Aufnahme- und Übergangslager, Verteilung im Land, Sprachkurse, Umschulungen, Suche nach Arbeit, Wohnung etc. hat jeder von uns plötzlich festgestellt, dass ihm etwas fehlt. Uns ist auch nicht entgangen, dass die Menschen um uns herum kaum gewusst haben, wer die Aussiedler sind und warum sie hier sind.

 

Einige von uns verfügten bereits über Erfahrungen im ehrenamtlichen Engagement, die meisten aber nicht. Also, gab es so etwas wie ein Vakuum um uns herum. Doch dieses Lücke in unserem Herzen sollte nun endlich geschlossen werden, denn es entstand die Idee einer Aussiedler-Begegnungsstätte.

 

Den Schluss lesen Sie bitte auf S. Kultur, Unterhaltung und Sport.

______________________________________________________________________________________________________

 

«Песня о Соколе» Максима Горького (16 [28] марта 1868 г., Нижний Новгород, Российская империя - 18 июня 1936 г., Горки, Московская область, СССР) была впервые напечатана 5 марта 1895 года в «Самарской газете», а через 3 года увидела свет с поправками автора в сборнике «Очерки и рассказы». В 1899 году, существенно переработанная автором, „Песня о Соколе“ вышла во втором издании указанной книги.

 

50 лет назад, в 1967 году, режиссёр Борис Степанцев снял мультипликационный фильм «Песня о соколе».

 

«Песня о соколе» переведена на многие языки мира. Я предлагаю читателю свой вариант перевода на немецкий язык.

 

Maxim Gorki

 

Das Lied vom Falken

 

Hoch ins Gebirge kroch die Natter und lag geringelt da in feuchter Bergkluft, zum Meer hin schauend. Am hohen Himmel schien heiß die Sonne, die Berge hoch zum Himmel schnaubten und Wogen unten an Felsen schlugen… Und durch die Bergkluft, im Dunkel wallend, ein Wildfluss schnellte dem Meer entgegen, mit Steinen dröhnend… Im weißen Gischte, greisgrau und mächtig, er schnitt den Felsen und fiel hinunter, jähzornig brüllend…

 

Zur gleichen Zeit am Ort, wo sich das Tier erholte, fiel aus dem Himmel, blutend, ein Falke nieder... Mit kurzem Aufschrei er fiel zu Boden und schlug mit seiner Brust im Ohnmachtszorn auf harte Steine… Voller Schreck kroch weg gewandt die Natter, doch bald begriff sie: Zu leben hat er zwei-drei Minuten... Sie schlich heran sich zum wunden Vogel und zischte höhnisch ihm in die Augen:

 

„Na, nah‘ dem Tode?!“

 

„So ist‘s – ich sterbe“, der Falke sagte mit tiefem Seufzer. „Schön war mein Leben!.. Ich weiß, was Glück ist!.. Ich schlug mich wacker! Ich sah den Himmel… Du wirst ihn niemals so nahe sehen!.. Du, armes Wesen!“

 

„Du sahst den Himmel!? – Ein leerer Flecken… Könnt‘ ich dort kriechen? Ich hab‘ es hier schön - in feuchter Kühle!“ So sprach die Natter zum freien Vogel und schmunzelte im Seeleninnern ob diesem Gefasel. Sie überlegte:

 

„Ob fleuchst, ob kreuchst du, gleich ist das Ende: Geweiht dem Sterben, zu Staub wir werden…“

 

Der kühne Falke fuhr auf auf einmal, erhob sich etwas und schaute ringsum mit finst‘rem Blicke. Durch grauen Felsen das Wasser tropfte und stickig war es in dunkler Bergkluft - es roch nach Moder.

 

Und rief der Falke mit Schmerz und Sehnsucht aus letzten Kräften:

 

„Oh, könnt‘ ich nochmals die Höh‘ besteigen! Den Feind würd‘ pressen ich an die Wunden, er würd‘ ersticken in meinem Blute! Oh, Kampfbegierde!“

 

Die Natter dachte:

 

„Wohl lebt es sich auch wirklich richtig wunderschön im Himmel, wenn er so wimmert! Und so empfahl sie dem freien Vogel:

 

„Du rück‘ doch näher zum Bergkluftrande und schmeiß‘ dich nieder. Mag sein, dass dich die Schwingen hochkriegen und du wirst eine Weil' dein Element genießen können.“

 

Der Falke zuckte, stieß einen Schrei aus und ging zum Abgrund, mit seinen Krallen auf Steinen glitschend. Er trat zum Rande, die Flügel reckte, tief Atem holte - sein Auge gleißte - und – schmiss sich nieder. Und selbst, dem Stein gleich, geschwinde glitt er den Felshang abwärts, indem ihm Flügel und Federn brachen.

 

Des Stroms Gewässer ihn fassten eifrig, vom Blut rein wuschen, mit Gischt bedeckten, zum Meere trugen. Im Kummer tosend, des Meeres Wogen am Fels zerstieben… Der Leib des Vogels verschwand allmählich in Meeresfernen…

 

 

II

 

Auf Steinen liegend, die Natter dachte vom Tod des Vogels, vom Trieb nach Höhen. Nun sah sie in die Fern‘, die ewig uns das Aug‘ erquickt in Hoffnungsträumen.

 

„Was sah denn droben der tote Falke, in dieser Wüste – ohn‘ Rand und Boden? Wieso verwirren die, wie er, schon tot, uns das Gemüt mit ihrer Liebe zu den Himmelsflügen? Ist das in Ordnung? Ich aber könnte das auch erfahren, wenn kurz besteigen würd‘ ich den Himmel.“

 

Gesagt – getan schon. Geringelt, schwang sie in die Lüfte sich und gleißte - gleich dem Band - in der Sonne.

 

Was kriecht und krabbelt, lernt nie das Fliegen! Dies ganz vergessen, sie fiel auf Steine, doch blieb am Leben und hämisch lachte...“

 

„Das ist er also - der Reiz des Fliegens! Er steckt im Fallen!.. Vernarrte Vögel! Fremd auf der Erde, verrückt nach Lüften, sie streben aufwärts zu Himmelshöhen und suchen Leben in heißer Wüste. Dort herrscht nur Leere. Dort gibt’s viel Sonne, doch keine Nahrung und keine Stütze für Erdenwesen. Woher der Stolz dann? Wozu das Jammern? Wohl nur dazu, um seine Wahnwitzwünsche zu verdecken und die Untauglichkeit für Erdentaten zu verbergen? Vernarrte Vögel!.. Doch nie mehr wieder mich werden trügen die schönen Reden! Ich selbst weiß alles! Ich sah den Himmel… Hab ihn bestiegen sowie ermessen, kenn‘ nun das Fallen, hab‘ überlebt es und glaub‘ nur fester an meine Kräfte. Es täuscht sich jener, der das Leben auf der Erd‘ missachtet. Ich weiß die Wahrheit. Und fremder Weisung werd‘ ich nicht glauben. Der Erde Schöpfung - der Erd‘ Traum leb‘ ich.“

 

Gleich dem Knaul, sie rollte sich zusammen, mit sich zufrieden. Das Meer erstrahlte im grellen Lichte, und Wellen drohend ans Ufer schlugen. In dem Getöse ein Lied erschallte vom stolzen Vogel, die Felsen zuckten von deren Stößen, der Himmel dröhnte von dem Gesange:

 

„Besessenheit der Kühnen lebe hoch! Der Kühnen Forschheit - ist Sinn des Lebens! Oh, kühner Falke! Im Kampf mit Feinden bist du verblutet... Es kommen Zeiten - und Tropfen deines glutheißen Blutes, gleich Funken, lodern auf im Lebensdunkel und zünden manche kühne Herzen mit starkem Drang nach Licht und Freiheit! Wenn du auch tot bist!.. Im Lied der Kühnen mit starkem Geiste bleibst du für immer ein echtes Beispiel, ein stolzer Kampfruf zu Licht und Freiheit! Der Kühnen Forschheit das Lied wir singen!“

Übertragen von Konstantin Ehrlich.

April, 2017.

______________________________________________________________________________________________________

 

Баумгертнер В.Ф. Фото: архив.

Международный Союз общественных объединений российских немцев

 

Членам Координационного Совета Союза

(по списку)

 

 

Уважаемые коллеги!

 

В порядке информирования сообщаем вам о нашей оценке и выводах о тех наиболее значимых событиях, которые прямо или косвенно касаются решения проблемы реабилитации народа российских немцев.

 

Как вам уже известно, в начале марта т.г. состоялось заседание рабочей группы по подготовке очередного заседания Межправительственной Российско-Германской комиссии по вопросам российских немцев. Это заседание проходило в г. Москве. После этого, в конце марта т.г. уполномоченный федерального правительства ФРГ Х. Кошик находился в г. Москве с визитом и встречался с заместителем руководителя Администрации Президента РФ, отвечающим за внутреннюю политику, в части, касающейся межнациональных отношений.

 

Безусловно, эти события тесно связаны, в том числе еще и тем, что участие в рабочей группе приняли представители российских федеральных ведомств, чего ранее не наблюдалось. Во время переговоров в администрации Президента РФ совместно с Х. Кошиком принимал участие и посол ФРГ в РФ г-н. Рюдигер фон Фрич. За последние 20 лет такого тоже не наблюдалось.

 

В этот же период активизировалась деятельность т.н. Системы самоорганизаций российских немцев (АОО "МСНК") по подготовке Концепции социально-экономического и этнокультурного развития российских немцев в России. Особен-ностью этих событий является то, что они происходят на фоне очень натянутых межгосударственных Российско-Германских отношений и взаимных санкций.

 

Что же происходит?

Очевидно, что здесь определяющим фактором является "высокая" политика.

 

Во-первых, история свидетельствует о том, что Россия и Германия всегда стремились к сближению и более тесному и выгодному сотрудничеству, но этому процессу всегда противодействовали, противодействуют и сегодня. Если бы это сотрудничество (вместо войн) имело успех, то такой Союз мог бы стать мощным мировым центром во всех без исключения сферах деятельности.

 

Во-вторых, российские чиновники сегодня пытаются всеми путями и способами оказывать влияние на германскую политику, в том числе и используя русскоговорящую часть населения Германии и, в частности, наших соплеменников. Этому есть и подтверждение, например прошедшие переговоры в Государственной Думе РФ с руководителем партии AfD,  действующей в Германии.

 

Почему у руководства российского парламента и администрации Президента РФ вдруг проявился такой интерес?

Видимо, в первую очередь потому, что партию AfD активно поддерживают наши соплеменники, переселившиеся в Германию, которые через Международный Конвент, которые настоятельно требуют изменения миграционной политики правительства ФРГ и уравнения своих социальных прав с коренными жителями ФРГ. Во-вторых, нам представляется, что российские чиновники, хотят и оказывать влияние на формирование германской государственной политики, и всячески использовать для этой цели ее русскоязычную часть населения.

 

Ведь недаром же они оказывают более пристальное внимание к такой маленькой партии "Айнхайт" (руководитель партии - Дмитрий Ремпель, - уроженец г. Харькова.) Эта партия позиционирует себя защитником интересов мигрантов из числа российских немцев. Руководство этой партии прославилось тем, что после своего создания оно заведомо ложнл заявило о готовности 500 тыс. немцев переселиться в Россию.

 

Если у партии AfD есть какая-то перспектива попасть в Бундестаг, то у "Айнхайт" ее практически никакой нет.

Российские чиновники, проявив интерес к этим партиям, видимо, очень заинтересованы в их объединении, или в объединении их усилий на период проведения избирательной кампании в Бундестаг. Надо полагать, что к этим делам будут подключаться и еще разного рода и калибра общественные силы из числа русскоговорящих граждан, например, сообщество "русскоговорящих родителей", мотоциклисты и др.

 

Следует так же отметить, что в продвижении "Русского мира" в Германии активную роль играет Посольство России в ФРГ, чего ранее не наблюдалось.

 

Что касается Землячества немцев из России в Германии, то оно вообще не выделяется на фоне происходящих политических событий в Германии. Это и понятно. Оно кормится за счет бюджетных средств и полностью ангажировано партией CDU.

 

А как все эти события могут отразиться на решении проблемы реабилитации нашего народа в России?

 

Во-первых, ни Правительство России, ни Правительство Германии не хотят реабилитировать народ российских немцев в России в части, касающейся восстановления их государственности в Поволжье. Внешне это выглядит цинично и лицемерно, но, при этом каждая из Сторон пренебрегает этим, добиваясь своих политических целей.

 

Во-вторых,  при любом сценарии развития межгосударственных Российско-Германских отношений в условиях санкций и антисанкций российские немцы и проблема их реабилитации будут использоваться в качестве разменной карты.

 

Как уже известно, в третей декаде мая т.г. состоится очередное заседание Межправительственной Российско-Германской Комиссии по вопросам российских немцев. В этот раз его проведение спланировано в Баварии (Германия).

По нашим предположениям, в этот раз участие в его работе планируют принять высокие федеральные чины России и Германии.

 

Этому можно было бы радоваться, но нас не покидает ощущение, что над известным Межправительственным Соглашением о поэтапном восстановлении государственности российских немцев (Протокол 1992г.) нависла неотвратимая угроза по его коренному переписанию.

 

Мы так же предполагаем, что на этом заседании Комиссии может быть принята Концепция социально-экономического и этнокультурного развития российских немцев в России, проект которой сейчас ускоренными темпами готовит так называемая "Система самоорганизации российских немцев".

 

Впервые проект этой Концепции появился в 2014 году, перед выходом Указа Президента РФ о реабилитации народов Крыма. Потом этот вопрос был отодвинут на задний план, а сегодня к нему вернулись. Активно заговорили о подготовке и проведении общенационального съезда немцев в России, включив его проект Концепции.

 

Во всем этом мы видим вполне определенную опасность для российских немцев. Если чиновничество в этот раз будет заинтересовано в общенациональном съезде и окажет всяческое содействие в его подготовке и проведении, можно с уверенностью ожидать, что на этом съезде вопрос о восстановлении государственности российских немцев в России будет снят с повестки дня. А это о многом говорит.

 

Как и каким образом нам можно предотвратить надвигающуюся опасность?

 

Во-первых, нашим общественным организациям необходимо "проснуться" и активизировать свою деятельность.  

 

Во-вторых, мы планируем подготовить и направить в адрес сопредседателей Межправкомиссии специальное обращение с требованием не исключать из повестки дня вопрос о законной реабилитации нашего народа в соответствии с действующим Законом.

 

В-третьих, мы надеемся и на то, что наши соплеменники, проживающие в Германии, тоже выступят в нашу поддержку. 

 

В-четвертых, планируем подвигнуть руководство Землячества немцев из России чтобы они сказали свое веское слово в нашу поддержку на заседании МПК.

 

 

В конце марта т.г. было проведено Совещание с активистами общественного движения российских немцев из числа ветеранов-делегатов прошедших в начале 90-х годов общенациональных съездов нашего народа и участников ВОСН "Видергебург". Организатором этого Совещания выступил Международный Конвент российских немцев (руководитель - Г. Г. Гроут). Участники этого Совещания приняли итоговую Резолюцию, в которой дана объективная оценка четвертьвековой деятельности органов государственной власти России и Германии по реабилитации нашего народа.

 

Вместе с тем, мы не можем согласиться с содержанием п.9 Резолюции.

Аргументация очень проста.

 

Во-первых, следуя принципу "закон обратной силы не имеет", мы считаем, что публично отказываться от законной реабилитации народа никак нельзя, и в первую очередь потому, что по этому вопросу выражена воля нашего народа. Изменить эту волю может только полномочный съезд народных делегатов.

 

Во-вторых, для ветеранов - бывших делегатов съездов снимать с повестки дня вопрос о реабилитации народа просто неэтично.

 

В-третьих, российские чиновники спят и видят, чтобы кто-то из сообщества российских немцев заявил то, что изложено в п.9 Резолюции. Учитывая нашу реальную действительность, эти чиновники истолкуют содержание п.9 в своей трактовке. т.е. как им выгодно. После этого им останется только формализовать наш "тайм-аут" в каком-либо документе, они будут торжествовать.

 

В-четвертых, известно, что в 20-х числах мая этого года должно пройти очередное заседание Межправкомиссии.

 

Поэтому, если п.9 сегодня "засветится", то... тогда чиновники с легкостью перепишут Межправительственное Российско-Германское Соглашение (Протокол 1992г.) и согласятся оказывать всяческое содействие в подготовке и проведении общенационального съезда с главное целью,- добиться выражения воли народа на снятие вопроса о его реабилитации с повестки дня, и тема наша закроется.

 

К сожалению, руководству нашего Союза по объективным обстоятельствам не удалось присутствовать на вышеупомянутом Совещании. Но, в период подготовки к нему мы подготовили и направили в адрес Конвента тексты приветствия участников, выступление Президента Союза, а также вариант проекта итогового документа Совещания (копии этих документов прилагаются).

 

О нашем несогласии с содержанием п.9 Резолюции Совещания мы официально проинформировали Председателя Конвента Г. Гроута.

 

Выводы

1. Мы всячески поддерживаем и будем содействовать сближению России и Германии во имя мира и благополучия проживающих в них народов.

2. Мы категорически выступаем против использования нашего народа и вопроса его реабилитации в качестве разменной карты в межгосударственных Российско-Германских отношениях.

3. Мы выступаем против переписания Протокола 1992г. (Постановление Правительства РФ от 9 июля №475) о поэтапном восстановлении государственности российских немцев.

 

Приложения:

1. Приветствие участников Совещания;

2. Выступление Президента Союза;

3. Проект итогового документа.

С уважением,

Президент Союза д-р. В. Ф. Баумгертнер.

 

Читайте также на стр. Свободная трибуна / Offene Tribüne.

________________________________________________________________________________________

 

Teilnehmer der 5. Delegation der Russlanddeutschen, Moskau. Foto: Archiv.

Вторая всегерманская встреча российских немцев

 

 

Итак, 2-я всегерманская встреча ветеранов национального движения российских немцев за полную и безоговорочную реабилитацию, подготовка к которой велась с ноября месяца прошлого года, наперекор всем помехам и скрытому противодействию со сторон некоторых общественных сил и деятелей, состоялась 25-26 марта в Тюрингии.

 

 

Unser Wunsch und unsere Sicht

für die Zukunft…

 

Sehr geehrte Landsleute,

liebe Freunde und Kollegen,

 

wir übermitteln Ihnen, den Teilnehmern des bundesweiten Treffens der russlanddeutschen Veteranen, herzlichste Grüße und wünschen Ihnen guten Verlauf dieser wichtigen Tagung sowie viel Erfolg in all Ihren Vorhaben zum Wohle unseres leidgeprüften Volkes sowie Russlands und Deutschlands!

 

In der jüngsten Zeit ist es zur weiteren Spaltung in der russlanddeutschen Bewegung gekommen. Und dies nicht zuletzt infolge unverantwortlicher schlampigen Handlungsweise einiger von uns, wie auch anderer egoistischer Personen, die sich im eigentlichen Sinne nie an unserer Bewegung beteiligt haben und von hier aus nicht nur leeres Stroh dreschen, sondern auch jedwede vernünftige Diskussion untergraben und verdienterweise den Namen von Mitläufern führen.

 

Auch unter unseren „hausgebackenen“ Aktivisten gibt es mitunter verschiedene Meinungen zur Lösung des Problems unserer ethnischen Volksgruppe. Manche, vor allem von denen, die sich bereits in Deutschland „erfolgreich“ angesiedelt und bereits ihre rein materiellen Ansprüche befriedigt haben, äußern sich gegen die Bemühungen der Anderen, die sich für die vollständige Rehabilitierung der Russlanddeutschen einsetzen und sich selbstlos und mit aller Entschlossenheit für die Wiederherstel-lung der nationalen Souveränität der Russlanddeutschen einsetzen.

 

Unserer Meinung nach wäre es angebracht, wenn sich Diejenigen, die sich in ihrer historischen Heimat wohlfühen, bei ihren Äußerungen gegen das Bestreben der in Russland verbliebenen, für die Wiedererlangung eigener Souveränität plädierenden bzw. kämpfenden Landsleute, zurückhalten würden. Dem Bestreben der russlanddeutschen Autonomisten zuwider zu reden bzw. zu handeln ist nicht nur ethisch sondern auch menschlich unkorrekt. Ihr habt eure Wahl getroffen, also stört nicht an der Wahl der Anderen, die sich entschlossen haben, ihr Schicksal und das Schicksal ihrer Kindeskinder mit Russland zu teilen…

 

Die jüngsten Ereignisse in Europa zeigen krass, wie unvollkommen unsere Demokratie ist, und insbesondere in Deutschland, welches - als Vasall-Kumpan der internationalen Finanz-Mafia und der einstigen westlichen Siegermächte - untertänigst dahinvegetiert, ohne auch nur die kleinsten Wagnisse zu unternehmen, sich selbständig zu machen – zum Wohle der Titularnation und aller anderen Landesbürger, die sich wohlbewusst den Interessen Deutschlands unterworfen haben.

 

Also dies wäre unser Wunsch und unsere Sicht für die Zukunft…

 

*     *     *

 

Oh, Deutschland, reck‘ die Faust!

 

Oh, Deutschland, reck‘ dich auf,

schon Winde grausam toben,

die Wogen, wallend,

schrei’n

inmitten tosend schäumenden

und brausenden

Gewitters.

Durch den Vasallenflur

die Mainstream-Presse jagt

und faule Lügen

speit -

wie gottlos, sie auch käuflich ist, -

gegen gesunden Geist

erbittert.

 

Oh, Deutschland, stehe auf!

Nimm an dich deines Schicksals,

reiß den Verrat

vom Thron,

der in Kanzleien und Behörden

herrscht und emsig

schaltet.

Du stell' dich nicht ins Eck, -

kämpf' gegen Scheußlichkeit -

Fünfter Kolonne

Hohn,

die uns mit Kriegsschuld-Trug befleckt

und über uns mit Nachdruck

waltet.

 

Oh, Deutschland, bäum‘ dich auf! -

Bald kann es schon zu spät sein, -

bleib' deiner Pflicht

gerecht,

die trugst du selbstbewusst

viel Hunderte ruhmreiche

Jahre!

Wir woll’n nur einzig Eins:

Lasst uns Gerechtigkeit

und Selbstbestimmungs-

recht -

im Streit mit großem Blut erlangt -

für uns're Nachkommen

bewahren.

 

Oh, Deutschland, reck‘ die Faust!

Konstantin Ehrlich,

Gründer der Kasachstaner „Wiedergeburt“-Zweigorganistion und ihr langjähriger Sprecher,

Politologe und Literat.

 

Es schließen sich an:

Waldemar Kiel, Viktor und Eduard Ehrlich, Viktor Kleim, Artur Abich, Albert Obholz, Michael Windschuh, Eugen Schlee, Andreas Oberdörfer, Alfred Anselm, Reinhold Zielke u. v.a.

______________________________________________________________________________________________________

 

Приветственный адрес

 

Уважаемый председатель международного конвента российских немцев Генрих Гроут!

 

Будучи осведомленным о предстоящей 2-ой «Встрече ветеранов» российских немцев в Тюрингии, считаю своим долгом обратиться к данному представительному форуму российских немцев с чистосердечными пожеланиями плодотворной работы вашего съезда. Прошу принять искренние пожелания успехов от имени Союза репрессированных народов России и от меня лично.

 

Хочу заверить этот высокий форум в полной и искренней солидарности с вами, нашими братьями по сталинско-бериевско-ельцинским репрессиям, всех репрессированных народов России.

 

Со своей стороны, Союз репрессированных народов России (СРНР) изъявляет желание к взаимовыгодному, полномасштабному сотрудничеству с Международным конвентом российских немцев.

 

Прошу Вас зачитать этот приветственный адрес вашему уважаемому съезду.

Вместе мы будем сильнее. Да восторжествует справедливость!

 

Прошу сообщить о принятой резолюции вашего съезда.

 

Наши координаты: +7 960 4386996; Email: t-abadiev@mail.ru; сайт: www.repressedofruss ia.

 

С уважением и пожеланием успехов,

председатель Союза репрессированных народов России Тамерлан Абадиев.

––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––---------------------------------------------------------

Ушел из жизни Евгений Евтушенко

 

 

Константин Эрлих

 

Сегодня у нас, дорогие коллеги, друзья и одноклассники - траур: ушел из жизни великий поэт, Евгений Александрович Евтушенко. Он умер 1´апреля на 85 году жизни в Соединенных Штатах Америки в клинике в городе Талса, где находился с 12 марта. Несмотря на тяжелое состояние, он продолжал работать над заключительными главами своей последней книги-романа.

 

Я имел возможность – нет, счастье – видется с Поэтом несколько раз: в Москве, Алма-Ате. Как в залах, где он заунывно-исповедально держал творческий отчет перед зрителем и слушателем, в Союзе писателей СССР, например, так и за столом в ресторане того же допотопного союзного писательского очага, стены которого были измалеваны бесчисленным количеством росписей и подписей известных и менее известных литераторов…

 

Я слушал его – Великого… И я нередко возвращался к творчеству Евгения Евтушенко. Как мои читатели знают, совсем недавно моим переводом его знаменитого „Идут белые снеги“. Я повторю его прежде всего в оригинале, а затем в моем переложении на немецкий язык в знак памяти и безмерного уважения к великому Поэту:

 

 

 

Идут белые снеги,                                  Es zieh‘n blauweiße Schneen,

как по нитке скользя...                           wie am Faden herab.

Жить и жить бы на свете,                     Wunderschön ist das Leben,

но, наверно, нельзя.                             doch es reißt einmal ab.

 

Чьи-то души бесследно,                       Spurlos schwinden die Seelen,

растворяясь вдали,                              ziehen fort, wie der Rauch,

словно белые снеги,                             wie die weißfarb‘nen Schneen

идут в небо с земли.                             steigen himmelwärts auf.

 

Идут белые снеги...                              Es zieh‘n blauweiße Schneen,

И я тоже уйду.                                     ich muss zieh’n auch mal fort,

Не печалюсь о смерти                         doch es macht mich nicht trübe,

и бессмертья не жду.                           zu verlass’n meinen Hort.

 

Я не верую в чудо,                               Ich glaub‘ nicht an ein Wunder -

я не снег, не звезда,                             bin kein Schnee und kein Stern;

и я больше не буду                               lös' mich auf im Getriebe -

никогда, никогда.                                 in der schneeigen Fern.

 

И я думаю грешный,                            Ich denk‘ nach - ich - ein Sünder -

ну, а кем же я был,                              das bin ich - und nichts mehr,

что я в жизни поспешной,                    was hab‘ ich - als das Leben -

больше жизни любил?                          liebgehabt noch so sehr?

 

А любил я Россию                                Mehr geliebt hab' ich Russland -

всею кровью, хребтом --                       dies ganz sicher ich weiß -

ее реки в разливе                                seine schwellenden Flüsse, -

и когда подо льдом,                             unter berstendem Eis,

 

дух ее пятистенок,                               auch den Geist eig'ner Wände,

дух ее сосняков,                                  und des Kiefernhains Geist,

ее Пушкина, Стеньку                           wie auch Puschkin und Stenjka,

и ее стариков.                                     und den uralten Greis.

 

Если было несладко                             War das Leben mal schwierig,

я не шибко тужил.                               hab‘ kein Luftschloss erstrebt.

Пусть я прожил нескладно,                  Wenn auch oft plump ich lebte,

для России я жил.                                hab‘ für Russland gelebt.

 

И надеждою маюсь,                             In der Hoffnung ich quäl‘ mich

(полный тайных тревог)                       (tief besorgt insgeheim),

что хоть малую малость                       dass ich, wenigstens bißchen,

я России помог.                                    hab‘ für Russland gereimt.

 

Пусть она позабудет,                            Es soll ruhig vergessen

про меня без труда,                              nach dem Tod mich sofort.

только пусть она будет,                        Nur es soll weiter leben -    

навсегда, навсегда.                               immerfort, immerfort,

 

Идут белые снеги,                                 Es zieh‘n blauweiße Schneen,

как во все времена,                               wie seit uralter Zeit -

как при Пушкине, Стеньке                     jener, Puschkins und Stenjkas,

и как после меня,                                  der, wenn ich bin schon weit.

 

Идут снеги большие,                             Schneen bauschige ziehen,

аж до боле светлы,                               es glänzt hell jeder Fleck,   

и мои, и чужие                                     meine Spuren und fremde                           

заметая следы.                                     sachte wischen sie weg.

 

Быть бессмертным не в силе,                Wenn auch ist der Mensch sterblich,

но надежда моя:                                   Hoffnung bebt mir im Bauch:

если будет Россия,                                Wenn es geben wird Russland,

значит, буду и я.                                   geben wird es mich auch.

                                             1965                                                                 2017

 

_______________________________________________________________________________________________________

 

Константин Эрлих

 

Крепись, моя Русь…

 

 

Сколько же еще испытаний должно выпасть на долю российского народа, чтобы Всевышний сказал, наконец: „достаточно!“

 

Или же он так же, как и мы, 

бессилен остановить кровавую вакханалию, заполонившую мир, примирить религии, народы меж собой, исключить безалаберность из нашей жизни, вследствие которой,

как предполагается, случилась

эта страшная трагедия?!

 

Или это все-таки террористический акт?!

 

Что бы не являлось причиной катастрофы, случившейся над Черным морем, ясно одно, что она –

следствие несовершенства

 

 

нашего мироздания и миропонимания, как и всей навязываемой нам порочной системы мироповедения.

 

Она - очередной вызов российскому обществу, чтобы воззвать его

собраться воедино, в один сознательный, энергичный организм, чтобы противостоять такого рода испытаниям и …выстоять.

 

Сегодня в России объявлен национальный траур.

Мы искренне соболезнуем родственникам погибших в катастрофе, скорбим вместе с российским народом.

 

Крепись, моя Русь...

 

______________________________________________________________________________________________________

Gruß von „Schlächter“ Harris…

 

Eine etwa 4 Tonnen-Megabombe in Augsburg gefunden…

Das ist die 12. Fliegerbombe im laufenden Jahr…

 

 

Die rund 3,8 Tonnen schwere britische Fliegerbombe wurde bei Erdarbeiten gefunden. Ausgerechnet an Weihnachten wird in Augsburg für eine Bombenentschärfung die bundesweit größte Evakuierung seit dem Zweiten Weltkrieg stattfinden. Am ersten Weihnachtsfeiertag müssen dafür etwa 54 000 Menschen ihre Wohnungen verlassen.

 

Die Stadt hat ein Sperrgebiet von rund eineinhalb Kilometern um den Fundort der 3,8 Tonnen schweren Fliegerbombe festgelegt. In diesem Gebiet gibt es 32 000 Haushalte, große Teile des Augsburger Zentrums sind betroffen.

 

Die bislang größte Evakuierungsaktion in Deutschland wegen einer Fliegerbombe fand im Jahr 2011 in Koblenz statt, dort waren 45 000 Einwohner betroffen. Eine weitere große Aktion gab es im Jahr 2015 in Köln. Dort wurden 20 000 Menschen in Sicherheit gebracht, um einen Blindgänger zu entschärfen.

 

Die Entschärfung der am Dienstag bei Bauarbeiten entdeckten britischen Fliegerbombe dürfe nach Ansicht des Kampfmittelräumdienstes zudem nicht noch länger nach hinten geschoben werden. Es handelt sich demnach um den größten Blindgänger, der jemals in Augsburg gefunden wurde. Damit bei der Evakuierung und der Entschärfung alles reibungslos verläuft, sind bis zu 4.000 Helfer im Einsatz.

 

In und um Augsburg werden immer wieder nicht gezündete Fliegerbomben aus dem Zweiten Weltkrieg entdeckt. Das ist die 12. Fliegerbombe im laufenden Jahr… Die Alliierten hatten die Stadt mehrfach bombardiert.

 

Im Ergebnis der Flächenbombardements des Schlächters Harris und seines Vorgesetzten Churchill wurden Hunderttausende deutsche Zivilisten getötet…

 

Allein in Dresden sind dem Spreng- und Napalmbomben-Angriff (verboten gemäß dem Kriegsrecht!) der Allierten etwa eine halbe Million deutsche Zivilisten zum Opfer gefallen.

Nach Presseberichten.

______________________________________________________________________________________________________

Olshas Sulejmenow. Foto: Archiv DipKurier - Russlanddeutsche Allgemeine.

TUTO IL MONDO - IL PAESE!

 

oder Der ost-westliche Divan von Olshas Sulejmenow.

 

Philosophische und literarkritische Recherchen von Konstantin Ehrlich

 

Nord und West und Süd zersplittern,

Throne bersten, Reiche zittern:

Flüchte du, im reinen Osten

Patriarchenluft zu kosten!

 

Johann Wolfgang von Goethe.

West-östlicher Divan.

 

«In der Geschichte der Weltkultur gibt es Persönlichkeiten, die durch ihre Hand-lungen die lokalen Grenzen ihres Volkes überschreiten. Sie migrieren nicht. Im Gegenteil, sie werden zum magnetischen Anziehungszentrum für andere. Ein Mensch, der einmal in ihr energetisches Feld hineingeraten ist, bleibt für immer ihr Gefangener. Um so mehr, wenn diese Persönlichkeit ein Dichter ist. Und Dichter zu sein, ist die Eigenschaft der Seele, die den Meister über den Stümper... erhebt. Als solchen sehe ich Olshas Sulejmenow - den Poeten, Philosophen, Gelehrten und Politiker». - Diese Worte schickt Safar Abdullo dem in Deutschland vom Verlag RDWBaumbach zum 60-sten Geburtstag des Dichters in Russisch herausgebrachten Buch «Zusammen mit Olshas» voraus. Und diese Äußerung entspricht wohl der Wahrheit.

 

Ich kenne Olshas seit langem. Er ist nun 80 geworden*. Ein ehrwürdiges Alter, das zu Überlegungen und Recherchen über den Sinn des Lebens und der menschlichen Zivilisation veranlasst…

 

Meine erste Bekanntschaft mit ihm geschah, soweit ich mich erinnern kann, Anfang der 60er, als der Dichter sein Poem «Erde, verneige dich vor dem Menschen" veröffentlichte, in welchem er die Großtat des menschlichen Verstands, den Hünenmut Juri Gagarins, des ersten Weltraumfahrers, in poetischen Bildern verarbeitete. Es erregte ein großes Aufsehen. Flugblätter mit dem Poem Sulejmenows wurden über Alma-Ata während des Aufstiegs des Menschen ins All vom Hubschrauber verstreut. Dieses mit Feststimmung, tiefen patriotischen und internationalistischen Impressionen angefüllte Verswerk fesselte sofort meine Aufmerksamkeit. Und ich glaube, eben ab dieser Zeit begann ich mich nach dem Namen des Poeten umzusehen.

 

Dann waren neue Begegnungen mit dem Dichter; es waren die Werke: „Argamaken“, „Die schöne Zeit des Sonnenaufgangs“, „Das Jahr des Affen“, „Über den weißen Flüssen“, „Bestimmung des Ufers“, As und Ja“ – eine Studie zum russischen Heldenepos „Igors Heeresfahrt“, in welcher Sulejmenow so manches chauvinistisches Dogma von „namhaften“ sowjetischen Eposforschern „auf den Kopf“ stellte. Gleich nach Erscheinen, von dem KGB als „häretisches“ Werk verboten, wurde es aber für uns, die damaligen Studenten, zur unentbehrlichen heimlichen Nachtlektüre...

 

Im Jahr 1979 lernte ich Olshas persönlich kennen:

Groß von Wuchs, lange pechschwarze Mähne, vielsagender, gutmütiger Blick, der Geisteskraft und Außergewöhnlichkeit verriet. Wir unterhielten uns über Literatur, die kasachische und die deutsche, über die gesellschaftliche Bestimmung des Künstlers und über... die Autonomie. Es war gerade eine Zeitlang nach der Auflehnung der vom örtlichen Partei- und sicherheitsstaatlichen Klan aufgestachelten kasachischen Jugend gegen die Selbstverwaltung der Deutschen in Kasachstan. Eigentlich wussten die Russlanddeutschen über das Breshnew-Kunajew-«Übereinkommen» und den darauffolgenden Beschluss des Politbüros über die Gründung eines deutschen autonomen Gebiets im Norden der Republik Kasachstan überhaupt nichts. Denn seit Jahren setzten sie sich für die Wiederherstellung der 1941 von den Sowjets verfassungswidrig aufgelösten deutschen Wolgarepublik ein, so dass sie diese «Fürsorge» der Partei nur für eine Provokation halten konnten. Die Gründung der Autonomie scheiterte, wie auch erwartet, vor allem am Widerstand der Großen des sowjetischen Regimes. Und so kam es, dass dem Zusammenleben von Kasachen und Deutschen in Kasachstan für eine geraume Zeit ein gewichtiger Schaden zugefügt wurde.

 

Olshas äußerte sein Bedauern, dass zu Gefallen der großen (lies: Großmacht) Politik die Deutschen nun zum Sündenbock gemacht worden waren. Soweit ich mich erinnere, mehr hat er nicht gesagt, was er dabei noch gedacht hat, weiß ich nicht. Es war nämlich die Zeit, da das Andersdenken, geschweige denn das Anderssprechen, nicht ganz ungefährlich war.

 

Dann gab es weitere Treffen, während derer wir meist über uralte und ewige Probleme diskutierten. Ich schöpfte viel Wissenswertes aus diesen Gesprächen aber auch etwas, was mir ermöglichte, die kasachische Seele besser zu begreifen, tiefliegende Sentenzen im Schaffen des Dichters zu entdecken. Ich entsinne mich einer Diskussion, - das war nach dem Abschluss eines internationalen Symposiums zur Literaturkritik in Alma-Ata,  - über den Urquell der jeweiligen Kultur.

 

«Ich bin der Ansicht», sagte der Poet, «daß wir alle, die wir im 20. Jahrhundert leben, räumlich und zeitlich in sehr tiefer Vergangenheit wurzeln. Eine Kultur schöpft ihre Nahrung nicht nur aus den eigenen Wurzeln, sondern steht unter Einflüssen, Einwirkungen anderer Kulturen. Es entsteht eine eigenartige Synthese...»

 

Ich dachte dabei an unsere Kultur, die Kultur der Russlanddeutschen, und die Literatur im Besonderen, die eine Synthese von Westen und Osten, von Neuem und Altem, von Archaischem und Modernem darstellt. Ich teilte meine Überlegungen mit meinem Gesprächspartner.

Olshas überlegte eine Zeitlang und sprach dann mit einer nur ihm eigenen Prophetenstimme:

 

Нет Востока,

И Запада нет.

Нет у неба конца.

Нет Востока,

И Запада нет,

Есть Восход и Закат...

Есть большое слово

ЗЕМЛЯ!

 

(Es gibt keinen Osten,

und es gibt keinen Westen,

grenzlos die Sinne

werden.

Es gibt den Sonnenauf-

und -untergang...

Und das große Wort –

ERDE!)

          Deutsch von mir - K.E.

 

Ein wahrer Künstler habe sich nicht auf Nationalegoistisches zu beschränken, meinte Sulejmenow. Es wäre doch verkehrt, wenn die Griechen zum Beispiel nur über Griechenland, die Deutschen nur über Deutschland und die Kasachen nur über die kasachische Steppe schreiben würden. «Denn es ist doch eine Selbstverständlichkeit», setzte er fort, «wenn ich die Geschichte Griechenlands kenne, so gehört sie mir, wenn ich die Geschichte des alten Ägypten kenne, wenn ich imstande bin, mir die Hymnen der alten Ägypter anhörend, loszuweinen, demnach ist das alte Ägypten mein. Dem Menschen von heute gehört die gesamte Vergangenheit der Menschheit. Dies jedoch nur in dem Falle, wenn er sie begriffen hat. Mahatma Gandhi sagte einmal: Das Weltall beginnt an der Türschwelle deines Hauses, jedoch schlecht ist es, wenn es dort auch endet...»

 

Im Jahr 1982 hatte ich meine erste Publikation mif dem bescheidenen Titel (wie bescheiden auch selbst das Buch ist) "Lose Blätter" herausgebracht, die einige Skizzen und Erzählungen sowie eine literaturkritische Abhandlung zur Geschichte des rußlanddeutschen Schrifttums seit seinen Anfängen beinhaltet. Dieses anspruchlose Geschehen auf der rußlanddeutschen Literaturszene war es, das mich erneut auf Sulejmenows Namen zurückzugreifen veranlasste und das in einer sonderbaren Situation...

 

Man hatte mich, damals verantwortlicher Redakteur im Verlag "Kasachstan", einfach, am helllichten Tag festgenommen. Eine typische, mausgraue Gestalt von dem örtlichen KGB, die weder Merkmale von Männlichkeit noch von Geist verriet, hatte mich zur Klärung einiger "unaufschiebbarer "Fragen kurz und schlicht von meinem Büro aus abgeholt und in ein anderes, in der einstigen Dsershinski-Straße, befördert. Der Grund für meine Zitation und die dreistündige Unter-acht-Augen-Unterredung in der hohen Behörde waren meine "Losen Blätter" (herausgegeben 1982 im Verlag „Kasachstan“),- nein, eher wohl die Denunziation dreier führender Mitarbeiter der Zeitung "Freundschaft", deren Leitung ich Jahre später, - wer konnte sich so etwas wohl vorstellen(!), - in der Zeit des Gorbatschowschen ideologischen Tauwetters, übernehmen sollte. Ich wurde zweier Vergehen am sozialistischen Staat beschuldigt: Erstens, daß ich in meinen literarkritischen Recherchen den Namen Karl Stumpps erwähnte, der, - ein Rußlanddeutscher, in den 20er Jahren nach Deutschland emigriert und während des Krieges mit der Wehrmacht in die deutschen südukrainischen Siedlungen zurückgekehrt, um völkerkundliche Forschungen zu betreiben, - als Feind der Sowjetmacht, - wie man mich "aufgeklärt" hatte,- galt.

 

Die zweite Anklage waren Beschuldigungen in nostalgischer Stimmung. Dies schlußfolgerte man aus den einleitenden Worten in meiner im erwähnten Buch enthaltenen Erzählung "Nachklänge oder Anfang einer Biographie", die erstmalig ganz offen das Thema der so genannten „Arbeitsarmee“ – der extra für Russlanddeutsche während des Deutsch-Sowjetischen Krieges eingerichtete Konzentrationslager des GULags - behandelte.

 

Während dieser schroffen Unterredung war ich bemüht, wenigstens äußere Ruhe zu bewahren, obwohl meine Sinne im Dunklen herumtasteten und stets um den Gedanken herum, ob ich überhaupt von hier in absehbarer Zeit herauskommen würde. Und da kam ich plötzlich auf einen Einfall: Ich erinnerte meine Opponenten an die Handlungen der Staatssicherheit im Falle Sulejmenows, daß der Verbot seines Buches "As und Ja" riesiges, unerwartetes Aufsehen in der Gesellschaft aufwirbelte. Ich gab es zu, daß es in der Macht der Zensur stehe, mein Buch zu beschlagnahmen, aber welchen Nutzen außer Schaden solches Vorgehen schon erbringen würde?!

 

Mir blieb unbekannt, war es der Fall Sulejmenows, an den ich die "Ordnungshüter" erinnert hatte, oder waren es andere Überlegungen ihrerseits, - ich wurde aber nach einem abschließenden zurechtweisenden Levitenlesen auf freien Fuß gesetzt...

 

...OIshas Sulejemenow, geboren 1936, 1959 im Politechnischen und 1959-1961 im Maxim-Gorki-Literatur-Institut in Moskau ausgebildet, nimmt in sein Schaffen, ein stets waches Geschichtsbewußtsein besitzend, die geschichtlichen Traditionen des eigenen Volkes, aber auch vieler benachbarten und weit über Raum und Zeit zerstreuten Völker auf. Seinen Versen ist eine philosophische Note, Bildhaftigkeit der Aussage eigen. Er verwendet Bilder, die er der gesamten Menschheitsgeschichte abguckt und die, um auf den letzten Point verstanden zu werden, eine bestimmte weltgeschichtliche Ausbildung voraussetzt. Also gibt es zwischen der Behauptung der Kritiker, nicht all seine Texte seien verständlich, und dem Bildungsniveau derselben eine unmittelbare Bindung. Olshas ist eben durch seine gründlichen Kenntnisse zu seiner allgemeinmenschlichen Weltanschauung gekommen.

 

Sulejmenow übt heftige Kritik an seinen Stammesbrüdern, er wirft der Steppe vor, daß sie die «hohen Berge», die «aufstrebenden Bäume» nicht dulden, daß sie «hochgewachsene hellhäutige Menschen nicht ertragen konnte» und denen, die sich ihr nicht unterwarfen, «eilends das Genick brach». Das heißt aber nicht, daß ihm die Heimatliebe fremd ist. Es ist dem Dichter schwer ums Herz, wenn er sich der „abgebrannten Steppe», der «versiegten Brunnen» und der «versunkenen Mauern» - die Folge der Einfälle von mongolischen Horden - erinnert. Nicht minder qualvoll ist für den Künstler das Schweigen der Grabeshügel des Gissarenlandes. Es ist nämlich sein sehnlichster Wunsch, «die Steppe zu erhöhen, ohne die Berge erniedrigt zu haben».

 

Olshas Sulejmenow ist ein großes Glück zuteil geworden: sehr weit gehört zu werden. Seine Bücher sind in viele Sprachen übersetzt worden, darunter ins Deutsche. Die erste deutsche Übersetzung seiner Werke erschien in der früheren DDR (Olshas Sulejmenow: Im Azimut der Nomaden. Hrsg. und mit einem Nachwort von Leonhard Kossuth. Russisch und deutsch 1981), die zweite hatte ich die Ehre, zum Druck vorzubereiten und zu redigieren. Ich schlug dem Dichter vor, - das war im Jahr seines 50. Geburtstags, also vor knapp zehn (heute sind es schon knapp 30 – Red.) Jahren, - eine Edition von Erlesenem seines dichterischen Schaffens herauszugeben. Er erklärte sich einverstanden und betraute mich mit der Auswahl. Ich sollte auch das Vorwort für das Buch verfassen. Der zu jener Zeit mit Aufmerksamkeit sehr verwöhnte Poet sagte unter anderem: «Was meine kasachischen Kollegen in solcherart Texte sagen werden, weiß ich allzugut. Ich bin gespannt auf einen kritischen Blick von außerhalb...».

 

Die Gedichte, nach meiner Auffassung - die besten im Schaffen Sulejmenows, 78 an der Zahl, wurden von den begabtesten rußlanddeutschen Dichtern-Übersetzern Nora Pfeffer, Herbert Henke und Hermann Arnhold ins Deutsche übertragen. Ende 1977 erschien das Buch mit dem Titel Olshas Sulejmenow. Gedichte / Erlesenes im Verlag «Kasachstan» in Alma-Ata und verursachte ein sehr großes Aufsehen. Ich bin im Besitz vom Signalexemplar (als Signalexemplar werden im Verlagswesen die ersten Bücher – ein Dutzend an der Zahl – einer Auflage bezeichnet) dieser Ausgabe, das mir, dem verantwortlichen Redakteur zur Unterzeichnung (zum Freigeben auf dem Markt) zugestellt wurde. Der Stempel auf dem Titelblatt trägt das Datum: 9.12.87. Auf dem Schmutztitel - Worte der Dankbarkeit des Dichters, die von Olshas am 1. Februar aufgezeichnet worden waren: «Константину Эрлиху – коллеге, с благодарностью за совместную работу. Уважающий Вас Олжас Сулейменов. 1.2.88.“ (Für Konstantin Ehrlich – dem Kollegen, mit Dankbarkeit für die gemeinsame Arbeit. Der für Sie Achtung empfindende Olshas Sulejmenow).

 

Ich habe das Buch in sieben Abschnitte eingeteilt; dem ersten habe ich folgendes Epigraph vorausgeschickt, das meines Erachtens das identitätsbestimmende Wesen und den mentalischen Charakter des Verfassers kennzeichnet:

 

Und will mein ganzer Stamm

sein Glück erjagen,

nomadisierend wie zuvor,

so pflüge ich allein hier tüchtig.

Und wenn es niemand wagt,

ein Wort zu sagen,

man mir den Mund verstopft,

so schreibe ich Gedichte.

          Deutsch von Hermann Arnhold.

 

Emotionell und selbstbehauptend gefärbt, verrät dieser Vers auch etwas ganz Persönliches, die Bekenntnis zu dem Ureigenen – dem genetischen Ursprung. Wie auch der folgende Auszug:

 

Voran gehen würd' ich

der buntfarbnen        

Tschingiser Tumenen,

wilde singen auf alten Ruinen

würd' ich!

Und ich schwör', überführt

des Verrates der trauten Domäne,

von Batyrs, kühnen Recken,

gequält würd' ich fürchterlich.

In der Öd' würd' man mich,

ohne jedes Gebet, still begraben.

Und die Krieger würd’n

jagen behend über mir

Richtung Rusj.

 

Der russische Dichter Leonid Martynow, der in Kasachstan aufgewachsen ist, bemerkte einmal:         

«Olshas Suiejmenow, der kasachische Dichter, der seine Werke in Russisch verfaßt, ist restlos ein kasachischer Dichter, ein leiblicher Sohn dieses wunderbaren stolzen Volkes, das von altersher seine Hoffnungen und Sehnsüchte mit den Hoffnungen und Sehnsüchten des russischen Volkes verband.

Das Phänomen von Olshas Sulejmenow verkörpert lebhaft all diese alltäglichen, geographischen, ethnischen, ästhetischen Bindungen.»

 

Und deswegen ist es kein Wunder, daß der Poet imstande ist, auch die Geschichte der Russen, die historischen Bilder des benachbarten Volkes , sehr bildhaft mitzuerleben:

 

Wolchow, Wahrsager, Waräger -

Geschleifte Boote, graue Locken,

hellbraune Wojewodenbärte,

Läuten der Nowgoroder Glocken...

Von Liedern der Eintracht widerhallt

das Wolchowufer,

und Lagerfeuer flackern,

nicht Laubhütten, -

Zelte stehen im Wald.

Die Schwerter sind scharf,

die Krieger wacker.

Der flachshaarige schlanke

Hüne Wadim packt Leda,

die zarte, mit starken Händen.

Er zieht sie zum Wald,

zum dunkelnden, hin,

löst ihr den vergoldeten Gurt

von den Lenden...

Die weißhäutige Leda glättet

verzweifelt das widerspenstige

Haar dem Mann.

Sie sinken ins Gras,

das von Tau beträufelt.

Da schwanken

die Büsche nebenan -

ich selber zwänge mich

durch die Blätter...

In Nowgorod ist herrliches Wetter,

die strahlende Sonne im Untergehn,

und um die Wipfel ein stilles Wehn -

Doch in der Wetsche wird hart gestritten

nach uralter Sitte.

          Deutsch von Herbert Henke.

 

Olshas baut zwischen dem europäischen Rußland und dem kasachischen Asien eine sich deutlich abzeichnende fühlbare Brücke, die diese Beiden - von ihrem ethnischen Kosmos her - sehr unterschiedliche Welten zu einem Ganzen verbindet:

 

Land taufeuchter Wälder

und großäugiger Pferde.

Siedlungen aus Rundholz

errichtet.

Städte, Standbildern ähnlich,

in flimmernden Lichtern.

Preiselbeernächte,

katzenartige Sprünge des Vielfraß.

          Deutsch von Herbert Henke.

 

...Sulejmenow schreibt russisch. Und es ist kein Widerspruch, ihn als einen kasachischen Dichter zu bezeichnen. Sein Werk ist ein beredtes Zeugnis, ein schlagender Beweis dafür. Richtig ist aber auch, daß seine meisten Verse von Allgemeingültigkeit sind, das heißt, daß sie auf jedem beliebigen Erdteil unseres Planeten als ureigene Schöpfungen empfunden werden können. Denn sein ethnisch-geschichtliches Bewußtsein ist zugleich ein allgemeinmenschliches seelisches Empfinden.

 

Die nationale Geschichte ist für Olshas ein abermaliges Auflodern des grellen Lichts in der nächtlichen Steppe, bemerkt der Dichter Jewgeni Sidorow. Olshas weckt die Geschichte mittels seiner Fragen, zerrt am schlummernden Asien, rütteilt es aus dem Schlaf. Ganz deutlich bezeugen dies - unter vielem Anderen – die folgenden Zeilen, die ich seinem Tönernen Buch entnommen habe, welches das Apogäum des Schaffens des Dichters bildet.

 

Die Skunen lagen gesondert

da ganz nah vom Zelt:

Enthauptet, Utsch-ok,

der schreckenerregende Held!

Man hatte den Kopf umsonst

Gesucht im Morgengrase, im Feld...

Er ist in alten Legenden verbucht,

besungen für unsere Welt:

Am Morgen,

am Anfang der blutigen Schlacht,

da hat ihm ein Säbel

den Kopf abgetrennt,

doch war seine Kampflust

dermaßen entfacht,

daß er sich noch weiterschlug,

hemmungslos, wild.

Und erst als die Sonne

schon hoch stand am Tage

und jämmerlich aufschrie

der Hammel im Magen,

durchbohrt von dem feindlichen

tückischen Speer,

als dann noch drei Pfeile

Jasdans ihn verletzten

und entgültig ihm

seine Leber zerfetzten,

als auch seine Rechte,

verkrallt in den Schwertknauf,

ins Gras flog und Blut

schoß als dampfender Strahl auf

und schon nichts mehr da war,

die Feinde zu metzeln,

und grausame Hiebe

ringsum zu versetzen,

da fiel er vom Wallach

und dachte bekümmert:

«Das Alter, das ist nun

gekommen für immer!»

He, Mundschenk, du Hund,

reich mir stärkeren Wein:

geleert für Utsch-ok

soll die Trinkschale sein!

          Deutsch von Nora Pfeffer.

 

Das Interesse für die Geschichte ist für Olshas Sulejmenow kein Selbstzweck, es ist ein seelisches Verlangen, ein ersehntes Bestreben, Lücken im historischen Gedächtnis des Volkes auszufüllen. Er reißt den Leser mit, die «patriarchalische Luft zu kosten», er läßt ihn sie atmen,.. trinken, Schluck für Schluck, läßt ihn sich an all dem Erhabenen, Dramatischen und Tragischen des trauten alten Orients ergötzen. Der Dichter macht die Vergangenheit lebendig, ist bestrebt, zwischen ihr und der Gegenwart eine Brücke zu schlagen, um «das Entzweite zu einigen» (Goethe).

 

Ich sah im Libanon Granite,

gefügt zu einem römischen Karree,

der Held und Retter

aller Maroniten

ragt hier als Standbild

von der Bergeshöh...

Dort, wo des Himmels

blaue Kuppel schimmert,

wölbt sich die Brücke

wie ein schwarzer Mond –

Im Fels verankert,

schwebt sie unbekümmert,

bleibt von der Zeit,

der wirbelnden, verschont.

Die Brücken leben

ungeachtet aller Tücken:

trotz Sturmeswüten,

Muren und Lawinen.

 

Ihr, meine  Wege,

seid wie diese Brücken,

auch meine Verse ähneln ihnen.

          Deutsch von Herbert Henke.

 

Ich kann nicht umhin, auch ein Paar Worte über das Lyrische im Schaffen von Olshas Sulejmenow zu erwähnen. Es kann der Eindruck entstehen, daß der Dichter zu politisch, zu publizistisch, zu episch schreibt. Doch dies, glauben Sie mir, nur auf den ersten Blick. In Wirklichkeit ist das Politische, das Publizistische, das Epische in seinem Werk meist gleichzeitig eine durchaus lyrische Poesie. Hier nur ein Beispiel:

 

Wer müde der vielen Probleme,

der kümmre sich nicht um Poeme!

hab ich gesagt.

Die Zeit stürmt gestreckten

Galopps ins Jahrhundert,

des gesprengten Augenblicks

Grollen wird zum Refrain

und zum Rhythmus

in dieser Erzählung,

so hab ich gesagt.

          Deutsch von Hermann Arnhold.

 

Mit viel Zärtlichkeit spricht der Dichter über das Hauptthema seines gesamten Schaffens, die kasachische Steppe:

 

Du meinst,

die Steppe hier, die sei

In Stille ganz versunken?

Hörst du denn nicht das Riedgras

bei dem trocknen Flußbett munkeln?

Und aus dem Sand dringt süßer

Saft ins Innre der Melone,

verleit dem Saksaulbaum Kraft -

dem Wüstenurbewohner.

          Deutsch von Nora Pfeffer.

 

Die flammendsten, die erhabendsten Worte findet Olshas jedoch für das kosmische - ewig aus dem Wesen des Menschen sprudelnde Thema – der Liebe zur Frau:

 

Nein,

diese Frau ist nicht

aus Adams Rippe,

aus Sillber ist sie –

von Sibiriens

Sippe.

          Deutsch von mir - K.E.

 

Oder:

 

Welch ein Weib

schläft lässig unterm Apfelbaum!

Wasser raunen nebenan

In ihren Traum...

Im verwirrten Klee

Kreist eine Hummel mit Gebrumm.

Sonnenflecke spielen

auf den runden Brüsten stumm.

Reite ohne Eile längs

dem murmelnden Aryk.

Lange dunkle Zöpfe...

Welch ein Weib bannt meinen Blick!

Ganz verlegen

hat mein Pferd sich abgewandt-

Sonnenflecke groß

wie eine Männerhand...

          Deutsch von Herbert Henke.

 

Das erwähnte, im Verlag RDW Baumbach erschienene Buch beinhaltet das Essay von Olshas Suiejmenow «Schaff dir einen Freund», das der Dichter in Italien, wo er eine Zeitlang die hohe Mission des Botschafters der Republik Kasachstan innehatte, verfaßte. Der Dichter diskutiert darin über das Problem des Kosakentums, sich mit den Publikationen in der «Kasachstanskaja prawda» in Alma-Ata auseinandersetzend.

 

«Die Kasachen und die Kosaken» ist nur eines der zeitlich jüngsten Kapitel in der tausendjährigen Geschichte des Kampfes und der Einheit zweier höchstaktiver Superethnien des nördlichen Eurasien, der Türken und der Slawen», schreibt der Literat. «...Wir müssen uns mit Dankbarkeit entsinnen, daß nämlich diese zwei Größen der «Kasache» und der «Kosak», die Grundkomponenten der Gemeinsamkeit waren, die sich im Laufe von vier Jahrhunderten in das Volk Kasachstans verwandelte.

 

...Die Italiener haben ein Sprichwort «Tutto il mondo il paese!» - «Die Welt ist ein Dorf». Das Wort «paese» hat zwei Bedeutungen: «Dorf» und «Land». «Es kann sein», überlegt Suiejmenow, «daß in dieser uralten Formel die Ideologie der römischen Imperatoren, die versucht haben, die ganze damalige Welt in einen Staat zu verwandeln, ausgedrückt ist. Ich denke aber, daß in der Phrase des altitalienischen Dichters ein Kern des humanistischen Gedankens, der erst jetzt allmählich verwirklicht wird, eingebettet ist. Etappen einer schweren Materialisierung: vereinigtes Europa, Ansätze der Euroasiatischen Union.»

 

In diesen Überlegungen kommt abermals das Kredo des Dichters und des Menschen Olshas Suiejmenow zum Ausdruck: Er will die Welt als ein Ganzes sehen, frei von kriegerischen Auseinandersetzungen, Zwistigkeiten, nationalem Hader, als einen friedlichen Wettstreit von Kulturen, welche sich dabei bereichern und vervollkommnen.

 

Olshas Sulejmenow bleibt treu seinem künstlerischen Glaubensbekenntnis!

Almaty - Hamburg.

 

*Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев встретился с Олжасом Сулейменовым и поздравил его с 80-летним юбилеем, подчеркнув, что он является ярким представителем отечественной интеллигенции.

 

"Настоящий интеллигент не только хорошо образован, но главное — он всегда вместе с людьми и в радостные, и в непростые моменты, указывая нравственные ориентиры, сохраняя тем самым единство народа и силу государства", — сказал глава государства.

 

"Вы возглавили движение "Невада-Семей" и оказали большую помощь в закрытии Семипалатинского ядерного полигона. В последующие годы также было нелегко: необходимо было проводить демаркацию границ Казахстана, укреплять его независимость. В этом имеется и Ваша заслуга. И  сегодня Вы являетесь примером для представителей интеллигенции, всей нашей молодежи", — добавил Назарбаев.

 

В ходе встречи президент за особый вклад в развитие отечественной литературы, а также активную общественную деятельность, направленную на укрепление мира и гражданского согласия, вручил Сулейменову Золотую звезду "Қазақстанның Еңбек Ері". Глава государства пожелал поэту крепкого здоровья, семейного счастья и дальнейших творческих успехов.

 

В свою очередь, О. Сулейменов выразил благодарность за присвоенное звание, подчеркнув, что оно является показателем поддержки всей казахстанской литературы. Поэт также отметил, что все произведения были  написаны им с мыслями о благополучии народа и страны, пожелав счастливого будущего Казахстану.

________________________________________________________________________________________________________

Константин Эрлих

 

Верю, что наш дух воспрянет…

 

День свободы, день печали - грусть и радость давят грудь,

счастья всхлип в скорбной вуали через сердце стелит путь.

Здравицы с утра вещает репродуктор на столбе.

…Над бараком вихрь стенает, тучи плачут в серой мгле.

Смертный бой наш не окончен, фронт - надсмотрщик и тайга,

глас растрат людских - все громче, - что там стоит жизнь раба…

 

Рок жесток у трудармейца:

произвол НКВД,

рабский труд, он жизнь–копейку

на худом влачит пайке.

 

Мы - российских немцев племя, - с Русью пройдены века.

Злым огнем зарделось время, нас загнали в лагеря.

Платим чей-то счет мы кровью – совесть ведь у нас чиста.

Кремль не нежит нас любовью, а закон здесь - сирота.

Без причин род опорочен – тщетно жертвы полегли.

Штормом в сердце дух клокочет, гневом рвется из груди.

 

Длинен список жертв безвинных, -

суд вершит плебей-палач.

В далях слышен эхом длинным

поминальный женский плач.

 

…В тяжкой грусти, днем изломным тщится род-изгой, скорбя, -  

рок влачит вдали от дома, - окровавлена судьба.

Но надежда не сдается, полнит немцев-россов грудь,

новый взлет отваги бъется - пробивает себе путь.

И для нас однажды встанет ярким пламенем рассвет.

Верю, что наш дух воспрянет, что наш сонг еще не спет.

 

...Поднимись с колен затертых,

и услышь предтечей зов.

Впереди крещений версты -

клятва прадедов-отцов.

                                                                               18.-20.05.2015.

*     *    *

 

Konstantin Ehrlich

 

Lasst uns frischen Mut erkennen…

 

Tag der Freiheit - Tag der Trauer,.. - du in mir dich grausam einst,

welche Freude, welche Schauer du aus meinem Herzen weinst…

Alles frohlockt, alles jubelt aus dem Rundfunk tausendfach.

…Frühlingswinde garstig bügeln greinendes Barackendach.

Krieg für uns ist nicht beendet - zwischen Wirklichkeit und Tod.

Wieviel Leben sind verschwendet in der sklavenbitt‘ren Not…

 

Hart - das Los der Trudarmisten:

Lagerwillkür - weit und breit,

Hunger, Frost, Entrechtung richten

über Leben, Tod und Leid.

 

Wir sind russlanddeutsch geboren, Russland ist uns lieb und traut.

Soll‘n noch lange wir hier schmoren – hinter Stacheldraht verbaut.

Soll’n wir fremde Schulden büßen - unbefleckt ist unser Sinn;

will im Kreml man gar nicht wissen, dass wir schuldlos schmelzen hin…

Zur Genüge ist geopfert unser Untertanenblut,

immer höher Herzen klopfen, stürmt des Geistes wilde Flut.

 

Todgeweihte Fronarmisten, -

unsre Reihen tau'n geschwind.

Lange ist die Opferliste –

in der Fern' weint Weib und Kind…

 

…Tief vergrämt und nassen Blickes zieht geschund'nes Volk umher, -

ist kein Herr seines Geschickes - an ihm zerrt der Gauner Heer.

Doch die Hoffnung will nicht scheiden – füllt die stolze Rossen-Brust,

ihr sich neuer Eifer eignet, bahnt den Weg sich durch den Frust.

Auch für uns wird einmal brennen hoffnungsheiß des Morgens Schein, -

lasst uns frischen Mut erkennen, steigt in meinen Songtext ein.

 

...Bäumt euch auf, stellt euch den Pflichten -

kecken Abkunftsschlages - stur.

Vorne blinken hehre Sichten, - 

sei’n wir treu dem Ahnenschwur.

                                                                               16-17.05.2015.

--------------------------------------------------------------------

 

Комментировать

 

Larissa Mut (Eichmann): „Danke, Konstantin! Du sprichst uns allen aus der Seele.Sehr aktuell auch heute noch, nach über 70 Jahren!...Den für uns nimmt er kein Ende, dieser Krieg um Sieg und Tod.“

 

Lea Bossert:  „Hast du gut geschrieben! Danke.“

 

Theodor Schulz: „Прочёл с немалым пристрастием. Уже сам по себе интересен выбор жанра – сонг. Кажется, я понял его основной посыл, в котором проступает вся субстанция нашего многострадального народа. Это и политический протест против рабского положения немцев-трудармейцев в бывшем СССР, некогда безропотно одевших терновый венец мученичества, и своеобразная поэтическая реакция:

‚Рок жесток у трудармейца:

произвол НКВД, рабский труд,

он жизнь–копейку

на худом влачит пайке‘.

 

Тяжелым взглядом ...ты хорошо высветил и показал национально оскорбленное немецкое меньшинство: ‚Платим чей-то счет мы кровью – совесть ведь у нас чиста‘.

 

Ты честно выполняешь свой гражданский и моральный долг перед светлой памятью наших дедов и отцов:

‚Длинен список жертв безвинных, -

суд вершит плебей-палач.

В далях слышен эхом длинным

поминальный женский плач».

 

Понравился и заключительный аккорд, который призывает к тому, чтобы  не угасала способность нации к самоорганизации:

‚...Поднимись с колен затертых,

и услышь предтечей зов.

Впереди крещений версты –

клятва прадедов-отцов‘.

 

Близка ли смежность перевода – об этом судить не мне. Говорят, что настоящего поэта задание – способность «глаголом жечь сердца людей", будить эти сердца и делать кровь горячею. С этим ты справился. Хочется верить, что твой сонг займёт место в первом ряду патриотической лирики наших литераторов и поэтов.

 

Искренне и дружески,

THEO.

 

Константин Эрлих: „Schönen Dank für schöne Worte...“

 

Лилия Вейгум (Хромых): „Конcтантин! Низкий поклон Вам от всех потомков "трудармейцев", спасибо за память и уважение к людям, безвинно оболганным и опороченным...“

 

Klara Rusch: „Spasibo, tronulo…“

 

Константин Эрлих: „Danke sehr…“

 

Владимир Гейзер: Благодарю, Константин Владимирович, за ваш огромный вклад в защиту правды, чести нашего оболганного народа, Когда же, наконец, восторжествует справедливость и в отношении российских немцев?! 

 

Галина Лехнер: Костя, не перестаю удивляться, восхищаться тому,  как ты мужественно и очень трогательно, с любовью и сочувствием, не сдавясь борешься и борешься за свой народ. Достоин уважения!

___________________________________________________________________________________________________

Hans-Dietrich Genscher. Foto: Archiv.

Zum Abschied

von Hans-Dietrich Genscher

 

Im Alter von 89 Jahren

ist er an Herz-Kreislaufversagen verschieden.

 

Hans-Dietrich Genscher (* 21. März 1927 in Reideburg; † 31. März 2016 in Wach-tberg-Pech) war ein bedeutender deutscher Politiker. Von 1969 bis 1974 war er Bundesminister des Innern und von 1974 bis 1992 - Bundesminister des Auswärti-gen und Vizekanzler der Bundesrepublik Deutschland.

 

In diese Zeit fällt auch meine Bekanntschaft mit dem deutschen Staatsmann und großen Menschen… Und zwar in Alma-Ata, der damaligen Kasachstaner Hauptstadt, wo er mit einem Staatsbesuch geweilt hat.

Hans-Dietrich Genscher beim Chefredakteur K. Ehrlich in der Redaktion der Zeitung "Freundschaft" ("Deutsche Allgemeine")..

Sehr lebendig steht vor mir jene Stunde, die der Politiker bei uns in der "Deutschen Allgemeinen", der Zeitung der Russ-landdeutschen, verbracht hat. Sein Interesse galt zahlreichen Aspekten des Lebens der deutschen Diaspora in Kasachstan. Er fragte, was uns fehlte... Das war die Zeit, da wir voller Hoffnung auf die Wiederherstellung der uns geraubten Staat-lichkeit waren. 

 

Zum Abschied schenkte ich Hans-Dietrich Genscher mein vor kurzem erschienenes Buch "Lebendiges Erbe. Aufzeichnun-gen zur Siedlungsgeographie und Kulturgeschichte der Deu-tschen in Russland und der Sowjetunion" mit einer Widmung (dieser Augenblick ist auf dem Bild vom Bildreporter Malinow-ski festgehalten). Der Politiker bedankte sich herzlich, indem er seine Verwunderung zum Ausdruck brachte und fragte, wie lange ich daran gearbeitet hätte?

 

"Das ist das Ergebnis meines bisherigen Lebens - die erste Monographie in der Sowjetunion in der Zeit nach dem 2. Weltkrieg zum Werdegang der Russlanddeutschen", antwor-tete ich nicht ohne Genugtuung...

 

"Eine kostspielige Schrift", sagte der Staatsmann, "da möchte ich keineswegs undankbar sein". Dies war er auch nicht. Am nächsten Tag überreichte mir der Vertreter der Deutschen Bank in Alma-Ata 3 000 Mark, die ich dann mit einem bedeuten-den Gewinn gegen örtliche Währung eintauschte und auf das Konto des von mir angeleiteten Deutschen Kulturzentrums in Alma-Ata überwies...

 

„Genscher gilt als historische Schlüsselfigur, indem er zeitlebens entschlossen und mit großem diplomatischem Geschick für die Überwindung der Teilung Europas und Deutschlands sowie des Kalten Krieges eintrat.

 

Berühmt geworden ist seine (unvollendete) Ansprache „Wir sind zu Ihnen gekommen, um Ihnen mitzuteilen, dass heute Ihre Ausreise ...“ (das Folgende ging im allgemeinen Jubel unter), mit der er am 30. September 1989 vom Balkon der Prager Bot-schaft den Tausenden dorthin geflohenen Angehörigen der DDR ihre Ausreise per Sonderzug verkündete, die er in langen Verhandlungen mit dem sowjetischen Außenminister Eduard Schewardnadse erreicht hatte…“, teilt den Nachkommen die Wi-kipedia mit.

Konstantin Ehrlich.

__________________________________________________________________________________________________________

О житии и любви святой благоверной княгини Ольги или Отколь есть пошла земля Русская…

 

 

Сценическая музыкально-драматическая былина

Автор текста и сценария: Константин Эрлих

Постановка может быть осуществлена как профессиональными актерами, так и самодеятельными театральными коллективами с хором и балетной группой.

 

Действующие лица:

 

Боян - певец и сказитель, родом из 10-го века, преклонного возраста.

Автор – родом из 20-21-го веков, среднего возраста.

Варяжско-росские мужи и женщины – 6-8 человек.

Хор – произвольное количество исполнителей.

Балетная группа - не менее 6 человек.

Вепсская танцевальная группа – 6-8 человек девиц и молодцев.

Белый Шаман – финно-угорского происхождения, зрелого возраста.

Дружина – витязи среднего возраста (несколько человек).

Ольга (собств. Хельга - варяжское) - девица, 16 лет.

Ольга – княгиня, в пределах 40 лет.

Игорь (собств. Ингвор - варяжское)- княжич, 30 лет

Свенельд – варяжско-росский воевода, 50-60 лет.

 

*     *     *

Читайте на стр. Желанная встреча "Желанное".

_____________________________________________________________________________________________________

 

Всегда в авангарде...

 

И в свои 67 лет Александр Шарт все еще на переднем крае борьбы за развитие и углубление сотрудничест-ва между Германией и Россией...

 

"Особенно важно это в наши дни, когда мы стоим перед угрозой новой холод-ной войны, - говорит Александр Шарт. - Именно сейчас необходима наша ак-тивная жизненная позиция, тем более, со стороны нас, российских немцев, которым как бы своим природным назначением суждено быть "мостостроите-лями" между Востоком и Западом..."

 

Российский немец, родом из Поволжья, Александр Шарт стоял у истоков на-шего национального движения конца 1980-х годов. С его именем связаны многие инициативы общества "Возрождение", финансирование различного рода патриотических начинаний этого периода. Велики его заслуги в активи-зации поволжской структуры всесоюзного общества "Возрождение".

 

Вместе с соратниками, Г. Гроутом, Ю. Гааром и др. первопроходцами нашего движения конца 80-х годов, он стучался в цитадель кремлевских властей в Москве, требуя восстановления национальной государственности российских нем-цев...

После окончания университета (факуль-тета романо-германских языков) Алек-сандр Шарт был направлен в СЭВ. Отту-да - в "Союзинтергазстрой" на строитель-ство газопровода Оренбург-Западная граница СССР. Строили этот газопровод немцы, чехи, поляки, венгры, болгары, румыны, итальянцы, французы...

 

После этого Александр работал замести-телем генерального директора ПО Союз-газэнэргоремонт. Далее 20 лет - предсе-дателем комитета экологии в Волгогра-дской области "ГОСКОМЭКОЛОГИИ" Рос-сии. Несколько лет отработал начальни-ком управления "МОСГАЗ" в Москве.

 

В настоящее время Александр Шарт тру-дится экспертом контроля качества на "стройке века", газопроводе "Ямал- Ев-ропа" , который прокладывается второй нитью "Северного потока" от полуост-рова Ямал через Усть-Лугу, что в Ленин-градской области, в направлении германского порта Грайфсвальд.

 

"Объем работ гигантский, но он нас не страшит, так как накоплен большой опыт при прокладке первой нити газопро-вода, - говорит Александр. - Протяженность подводного перехода составляет 1224 км. Сдюжим, не впервой!"

 

Рихард Гартманн.

________________________________________________________________________________________

К 50-летнему юбилею основания газеты "Фройндшафт"

 

Ende 1990 wurde die Zeitung "Freundschaft" unter dem Titel "Deutsche Allgemeine" und anschließend als "Deutsche Allgemeine Zeitung" herausgegeben.

 

Первый номер ежедневной газеты "Freundschaft“ („Дружба") вышел в свет 1 января 1966 года в Целинограде. Как и эстрадно-филармонический ансамбль "Фройндшафт", а также редакция по выпуску немецкой литературы в издатель-стве "Казахстан", основанные в это же время, она была вынужденным ответом советского партийно-большевистского диктаторского режима на активизацию национально-освободительного движения "советских" немцев после частичной реабилитации их Верховным Советом СССР за огульные обвинения в пособничестве нацистской Германии накануне войны 1941-1945 гг.

 

Руководители издания:

 

1966-1977 - Дебольский (Шмелев, Стражевский, Гуммельс, Шольц), Алексей Борисович - редактор;

1977-1988 - Вайдман Леонид Львович (Эрнст Норден) - редактор;

1988-1999 - Эрлих Константин Владимирович (Константин Эрленбах, Теодор Беккер, Рихард Гартман, д-р Роланд Беем, Валди Балтимор, Konstantin Woldemar Dr. Ehrlich zu Ehrlichsmühlen и др.) – редактор, гл. редактор.

 

В феврале 1987 года переведена в столицу РК - Алма-Ату.

 

В результате обострения внутренних противоречий в коллективе редакции газеты в 1987 – начале 1988 гг. вследствие диктаторской и откровенно антинациональной идеологии, проводившейся редактором газеты и его верноподданниче-ским партийно-управленческим штабом, что в это время уже не вписывалось в сам дух перестройки и гласности в об-ществе, ЦК КП Казахстана вынужден был  сменить руководство газеты и утвердить на посту редактора рекомендован-ного большинством членов коллектива газеты известного публициста-литератора, историка и общественного деятеля, заведующего редакцией по изданию литературы на немецком языке издательства „Казахстан“ Константина Эрлиха.

 

Новый редактор, имевший - будучи к тому времени одним из ведущих специалистов в области истории и культуры российских немцев - не только огромный авторитет в среде своих соплеменников, но и, несмотря на свои явно «авто-номистские» устремления, и во властных республиканских структурах, сумел всего за пару недель вывести газету из идеологического тупика, освободить ее из под надзора недремлющего ока партийно-номенклатурной цензуры и пре-вратить в рупор национального немецкого движения в стране. (См. публикации Г. Бельгера, Г. Гроута, В. Кригера, Г. Вормсбехера, А. Фитца, И. Шлейхера и др.)

А. Вейберт.

________________________________________________________________________________________________________________________________

 

Дар судьбы

 

Дар судьбы: я благополучно дожил до сорокалетия газеты «Дойче Альгемайне Цайтунг», - так писал известный казахстанский литератор Герольд Бельгер 10 лет назад.... И я хорошо помню ту пору, когда она называлась вполне в духе идеологии «Фройндшафт». И было время, когда я был знаком со всеми славными нашими стариками – радетелями истории, культуры и литературы российских немцев: А. Геннинг, В. Клейн, Ф. Больгер, Д. Гольман, А. Реймген, Д. Вагнер, А. Закс, Р. Жакмьен, К. Вельц, Г. Генке, Л. Маркс, Г. Кемпф, Э. Кончак, В. Фейст, Э. Катценштейн, Э. Гюнтер, Г. Анценгрубер, Э. Гуммель, А. Гассельбах, Н. Ваккер… Называю тех, кого уже нет в живых и которых нынешнее поколение российских немцев, к великому сожалению, уже и не знает.

 

А какие это были люди! Как они ратовали за национальную культуру! С каким энтузиазмом они сотрудничали с газетами «Нойес Лебен» (Москва), «Фройндшафт» (Целиноград), «Роте Фанэ» (Алтай)!.. Искренность и бескорыстие, высокая жертвенность ради своего многострадального народа были отличительной доминантой тех людей, что нынешнему рыночному поколению, думаю, совершенно непонятно, непостижимо, немыслимо.

 

Хорошо знаю, как создавалась «Фройндшафт» в Казахстане, как был делегирован в республику из Москвы осенью 1965 года в Целиноград будущий редактор немецкой газеты Алексей Борисович Шмелев (он же Стражевский, Шольц, Дебольский). Знаю, в каких условиях всё зачиналось, как сколачивался редакционный коллектив, какие предстояли, казалось бы, непреодолимые трудности, как вырабатывались концепция, стратегия, направление издания под, понятно, бдительным оком и строгим руководством ЦК КП Казахстана. Еще лучше о той поре знает ныне здравствующий сотрудник газеты, ее «рыцарь первого часа» - Евгений Яковлевич Гильдебранд. Многое могут добавить алматинцы Иван Егорович Сартисон и Эрик Карлович Хваталь.

 

Мой отец, Карл Бельгер, заведовавший тогда фельдшерско-акушерским пунктом в ауле Северного Казахстана, подписался на газету одним из первых (долгие годы он был, кстати, ее активным распространителем) и регулярно высылал мне в Алма-Ату все номера с литературными страницами.

А потом, прочитав мою обзорную статью в «Просторе» (1971) о литературе российских немцев, Шмелев прислал ко мне домой алма-атинского корреспондента газеты Вайдмана с конкретными целями: кто я, какого рода-племени, чем занимаюсь, намерен ли сотрудничать с газетой.

Так состоялось наше знакомство.

 

Так я, тогда переводчик казахской прозы на русский язык, примкнул к своему косяку, от которого был отлучен осенью 1941 года. И во мне проснулась, умолкшая было немецкая струна. Газета «Фройндшафт» (позже DAZ) сыграла, бесспорно, огромную роль в возрождении, развитии и становлении самосознания российских немцев. О том гипотетические исследователи, возможно, еще обстоятельно напишут.

 

Я же ограничу свои заметки характеристикой трех главных редакторов этого органа, руководившие им в течении тридцати лет.

 

Алексей Борисович Дебольский стоял во главе газеты одиннадцать лет (1966-1977). Человек большой культуры, разносторонних интересов и талантов, бывалый офицер, полиглот, журналист, переводчик, писатель, заядлый шахматист, спортсмен, по натуре немного эстет, не чуждый богеме, раскованный, либеральный, общительный и обаятельный, вольнодумец, несмотря на суровую партийную дисциплину, блестящий собеседник, вальяжный, слегка диссидентствующий, он обладал к тому же недюжинными организаторскими способностями, умел притягивать нужных людей, увлечь их, зажигать творческим огнем. Я знаю: его часто вызывали «на ковёр» в ЦК КПК, в КНБ (КГБ), в обком, внушали ему, чтобы он не шел на поводу «всяких» немцев, что газета республиканская, партийная, а не просто этнических немцев, надо, мол, быть бдительным и следовать интернационалистским темам и задачам. Алексей Борисович все понимал, прекрасно разбирался в политике, кивал головой, но посильно заботился о культуре, литературе, языке российских немцев, проникся их болью и надеждами и, находясь постоянно между молотом и наковальней, руководствовался гейневским призывом: «Schlage die Trommel und fürchte dich nicht!». Российские немцы испытывали к нему уважение, признание и благодарность. (О Дебольском я написал книгу с привлечением его писем ко мне /мы регулярно переписывались/ – «Алексей… Alex… Алеке…», 2002)

 

Леонид Львович Вайдман (1977-1988), родом из волынских немцев, с малых лет познавший все переселенческие мытарства и изгойство, воспитанник и наследователь Дебольского, отличался жестким характером, крутым нравом, резкостью в поступках и суждениях, был строг, непримирим со всяким разгильдяйством, проводил первым долгом партийную линию, насаждал партийную дисциплину, не жаловал разговоров о национальном самосознании и решительно противостоял каким-либо автономистским поползновениям. Классный журналист, писатель (чего стоит его роман «Запрещенный народ»!), он, однако, в силу субъективного характера не совсем вписался в сложившийся коллектив. При нем случались частые непонимания, взаимные упреки, конфликты.

 

Политические и общественные взгляды у нас с Вайдманом часто не совпадали, но, тем не менее, мы вполне ладили, сотрудничали, а когда родился альманах «Феникс», я несколько лет (пока он из-за болезни не эмигрировал), был у него замом. Знаю о разноречивых суждениях относительно его, но я лично ни одного худого слова сказать о нем не могу.

 

До прихода в газету главным редактором Константина Владимировича Эрлиха (в 1988 г.) я был с ним лет десять тесно знаком как с заведующим немецкой редакции издательства «Казахстан». Этот длинноволосый, элегантный, с броскими внешними данными молодой человек приглянулся мне с первого дня знакомства. Деятельный, инициативный, рано возмужавший, твердо знающий, что он хочет, он привнес новую струю в немецкое национальное движение в СССР. Он увлеченно изучал (просиживая в архивах и библиотеках) историю, культуру, литературу российских немцев, придерживался во всем национального критерия, с болью в сердце воспринимал всякую несправедливость и дискриминацию, стремился возродить угнетенный дух своего народа. Позже он на эту тему блистательно защитил докторскую диссертацию по философии в ГДР.

 

Несмотря на разницу в возрасте, мы сошлись, как братья, понимали друг друга с полуслова, были созвучны во всех общественных вопросах, согласно тянули общую лямку, входили в одни и те же Комиссии, Комитеты, Советы, руководили Немецким культурным центром в Алма-Ате (кстати, первым национальным центром), ходили по коридорам власти Алма-Аты и Москвы, проводили семинары, конференции, «круглые столы», налаживали контакты с зарубежными коллегами, внушали своим соплеменникам, что мы «не пыль на ветру».

 

В полном согласии сотрудничали мы и в «DAZ». При Эрлихе газета в корне изменилась, избавилась от партийного диктата, от идеологического клише, стала независимой, обрела совсем иной облик по содержанию и форме. Газета стала популярной, активным организатором, пропагандистом национального самосознания. К. Эрлих сумел сплотить вокруг себя лучшие творческие силы...

 

Я тогда часами пропадал в редакции, писал, печатался, контактировал со всеми сотрудниками, играл в шахматы (эту благородную страсть привил коллективу еще А.Б. Дебольский). Жизнь бурлила. В редакции бывало интересно. Все жили надеждами. Потом, разуверившись во всем, поняв после памятного выступления Ельцина в Саратовской области, что российским немцам в Советском Союзе ничего не светит, все эти талантливые люди ударились в массовую эмиграцию. Началась другая эпоха. И я в эту эпоху не вписался. Я с того времени стал ощущать себя сторожем немецких могил в Казахстане. Все надежды погасли. Все недавние усилия пошли прахом.

 

Но не о том сейчас речь.

Благодарю судьбу, что знавал прекрасных представителей вырождающегося племени руссланддойче, жил с ними, уповал на лучшее. Остались у меня от них несколько сот писем. Правда, часть сдал в Президентский архив. Авось, кто-нибудь когда-нибудь ими заинтересуется…

 

Это были годы недолгого моего немецкого счастья. На днях посчитал: за первые тридцать лет газеты я публиковался в ней более 250 раз. За последнее десятилетие – раза три-четыре. Что ж… другие времена – другие песни. Благодарен тому, что было.

 

Дар судьбы: я знавал трех главных редакторов «Фройндшафт» - «DAZ». Это были личности. И я хочу своими скупыми строчками воздать им благодарность.

 

(Из воспоминаний Герольда Бельгера к 40-летию образования газеты "Фройндшафт")

__________________________________________________________________________________________________________

Из писем читателей

 

Альфред ГЕЙНЦЕ: Добрый вечер, Константин.

 

По случаю 50-летия газеты "Фройндшафт" хочу выслать фотографию конца 1960-х годов. Коллектив редколле-гии с А. Дебольским и вне-штатными корреспондента-ми, на случай, если такой фотографии нет. Хотя это  мало вероятно. Прочитал статью Бельгера в Дип-Курьере, получил огромное удовольствие.

 

Констанитин ЭРЛИХ: ​Danke, Alfred. Etliche Redaktionsmitglieder sind mir selbsverständlich bekannt. Wen kennen Sie von den Ehrenamtlichen?

 

Альфред ГЕЙНЦЕ: В то время я ещё не сотрудничал с редакцией газеты.  Во втором ряду первый справа  сотрудник отдела экономики Иван Битнер, а пятый от него - мой отец. В 70 году, после кончины отца, редакция предложила мне заменить его . В основном я писал статьи на заданные редакцией темы, но не только. Темы давали И.Битнер, Е. Вар-кентин. За 9 лет, с 1970 по 1979 я написал порядка 30 статей. 

 

Думаю, ты обратил внимание на то, что я пишу тебе всегда на русском языке. Мне проще изложить свои мысли на русском, чем на родном языке. Коротко о причинах. В октябре 1937 года мой отец был репрессирован и приговорен к 10 годам. Весь срок он провел в лагерях на Колыме и еще 5 лет его не отпускали на воссоединение с семьей. Мать ос-талась с 2 детьми и беременная мной. В начале 1938 года родился я и в 1939 году нас забрали к себе деды, сослан-ные в Сибирь ещё в 1928 году. Только благодаря этому мы смогли выжить.

 

На немецком деды иногда общались между собой . Детство и юность прошла в русскоговорящей среде, 50 процентов времени мы проводили с друзьями на улице. В доме никогда не обсуждались  вопросы политики. Думаю, что в те годы были причины для этого. Впервые я увидел отца, когда мне было уже 14 лет.

 

Отец с матерью владели родным языком, а отец все статьи в газету писал только на немецком. Ну, а дальше говорить на эту тему не хочется. Я не сталкивался по жизни с  владеющими родным языком и с пониманием относящимися к немцам, не владеющим им в достаточной степени.

 

Констанитин ЭРЛИХ: Понял, Альфред. Благодарю.

 

P.S.: Если кто-то из бывших сотрудников газеты узнал на снимке себя или своих коллег и нештатных сотрудников, напишите нам. - К.Э.

 

*     *     *

Благодарим К. Эрлиха - 3-го редактора газеты "Фройндшафт", создателя и многолетнего руководителя республикан-ского общества "Возрождение" и немецкого культурного центра в Алматы, с именем которого связаны все новаторские идеи конца 80-х - начала 90х гг. (переименование издания в "Дойче Альгемайне / Цайтунг", замена лозунга "Пролета-рии всех стран, соединяйтесь" на "За единение, демократию и гуманизм", введение рубрики "Российские немцы: взгляд в историю", публикация русскоязычного приложения), преобразовавшего газету в рупор нашего национального движения не только в Казахстане, но и во всей стране. Кстати, во втором ряду (слева) я вижу сотрудников газеты Ру-дольфа Жакмьена, Лео Вайдмана и Давида Вагнера,

Рихард Вайберт.

 

В первом ряду в середине сидит Алексей Шмелев-Дебольский - редактор газеты "Фройндшафт". В том же ряду, пер-вый и второй справа, соответственно, Карл Вельц - поэт, Александр Гассельбах - прозаик. В верхнем ряду, 3, 5, и 7, стоят Борхарт - корреспондент, Гейдебрехт - сотрудник отдела культуры, и Функ - сотрудник общественно-политечес-кого отдела.

Хельмут Гартвиг.

______________________________________________________________________________________________________________________________________

Debolski, Alexej Borissowitsch, "Freundschaft"-Redakteur.

Zum 100. Geburtstag von Alexey Debolski

 

К 100-летию со дня рождения Алексея Дебольского

 

Дебольский Алексей Борисович (псевдонимы: Стражевский, Гуммельс, Шмелев, Шольц) —  писатель, переводчик и драматург; родился 13 января 1916 г. в Харькове — умер 19 июля 1997 г. в Астане).

 

Биография

Алексей Дебольский родился в 1916 году в Харькове. Отец происходил из ремесленной династии Шольц, мать была дочерью разорившегося петербургского издателя. В 1925 го-ду семья переехала в Подмосковье. Окончил школу ФЗУ, работал на заводах «Электро-сталь» и «Калибр». Окончил в 1938 году географический факультет МГПИ. Работал учите-лем в Магадане, потом перешёл на газетную работу. В войне участвовал главным образом в качестве военного журна-листа, прошел путь от Старой Руссы до Берлина.

В 1946-49  годах сотрудничал в газете «Tägliche Rundschau» в Берлине, затем в военной печати Советской Армии. С 1953 года свободный литератор, занимался переводами на русский язык с немецкого, английского и французского.

В 1960-65 сотрудничал в центральной газете «Neues Leben». В 1965 году переехал в Казахстан, руководил созданием республиканской немецкоязычной ежедневной газеты «Freundschaft», которую в последующие 10 лет возглавлял, за-тем снова свободный литератор.

 

Творчество

С 1945 рассказы и очерки на немецком и русском языках.                                            

1960 – роман «Истина стоит жизни», нем. пер. 1961, «Das Geheimnis der Nilquellen».                                                      

1962 – путевые заметки «От Белого моря до Черного».                                                       

1971 – роман «Nebel», русский перевод 1979, «Туман».                                                      

1975 – повесть «Dieser verlängerte Sommer», русский перевод 1979, «Такое долгое лето».

1977 – сборник рассказов «Когда мы молоды».                                                                      

1987 – роман «Erfüllung».                                                                                                         

1995/97 роман «Простые смертные».                                                                                        

 

Кроме того пьесы, стихотворения, литературно-критические и публициcтические статьи в журналах, альманахах, сборниках и др.

______________________________________________________________________________________________________

Zum 50. Gründungsjahr

der Zeitung "Freundschaft"

 

Am 1. Januar 1966 erschien in Kasachstan die erste Ausgabe der deutschsprachigen Tages-zeitung "Freundschaft".

 

Auf dem Bild (Foto: Archiv "DipKurier / Russlanddeutsche Allgemeine") einige der ersten Mitarbeiter der kasachstaner deutschsprachigen Edition "Freundschaft" Ernst Kontschak, Eugen Hildebrand, Dominik Hollmann, Woldemar Borgert in der Redaktion, 1966.

 

“Freundschaft”: Streiflichter aus der Zeitungsgeschichte

Die erste deutschsprachige Zeitung im Verbannungsgebiet der Russlanddeutschen

 

Als Folge der Teilrehabilitierung der Russlanddeutschen von 1964 durch den Obersten Sowjet der UdSSR erschien in Zelinograd (dem früheren Akmolinsk und dem heutigen Astana), Kasachstan, ab 1966 die deutschsprachige Tageszeitung “Freundschaft”. In der Republik lebten damals fast eine Million Russlanddeutsche. Die “Freundschaft” wurde als Beilage der Zeitung "Sozialistik Kasachstan" als Parteistimme für die Russlanddeutschen gegründet: “sozialistisch dem Inhalt nach” und “national der Form nach”. Eine andere Zeitungsform war damals in der Sowjetunion überhaupt nicht denkbar. Bis dahin wurden in der Sowjetunion bereits zwei deutschsprachige Zeitungen herausgegeben: das Moskauer “Neue Leben” und die Slawgoroder (Al-tai) “Rote Fahne”. Beide hatten zu dieser Zeit ihre höchste Auflage erreicht, das “Neue Leben” mit etwa 300.000 (landeswei-ter Vertrieb) und die “Rote Fahne” mit über 6.000 Exemplaren.

 

Die “Freundschaft” informierte über politische und wirtschaftliche Entwicklungen, berichtete über kulturelle und sportliche Ereignisse und brachte Leserbriefe. Von Anfang an gab es eine “Literaturseite”, eine “Frauenseite” und eine “Kinderseite”. Die Rubrik “Sorgenkind muttersprachlicher Unterricht” beschäftigte sich mit der Erhaltung der deutschen Sprache unter den Deutschen in Kasachstan.

 

Viele Traditionen stiftete der erste Redakteur, der ehemalige Militärjournalist, Übersetzer und Schriftsteller Alexej Debolski, der die Zeitung ab der Gründung 1966 bis 1977 leitete. In den Jahren 1977-1988 war Leo Weidmann, Schriftsteller und Publizist, Redakteur der “Freundschaft”. 1987 zog die Redaktion von Zelinograd in die kasachische Hauptstadt Alma-Ata um und wurde als Zeitung des ZK der Partei herausgegeben. Im Ergebnis innerer Auseinandersetzungen in der Edition musste der Redakteur im April 1988 sein Amt räumen.

 

Stimme der deutschen nationalen Bewegung

 

In den Jahren 1988-1999 leitete Dr. Konstantin Ehrlich die Zeitung. Mit ihm, dem bekannten Geschichtsforscher und leidenschaftlichen Verfechter der Wiederherstellung der nationalen Staatlichkeit der Russlanddeutschen, veränderte sich auch das Profil der Publikation entscheidend. Mit Rubriken wie "Sowjetdeutsche: Blick in die Geschichte” - bereits im Juli 1988 gestartet, “Unsere Sitten und Gebräuche“ oder „Unsere Muttersprache” entwickelte sich die “Freundschaft” zur Stimme und Tribüne der deutschen nationalen Bewegung in der Sowjetunion.

 

Ab September 1988 begann Ehrlich eine russische Beilage herauszugeben, um die jungen Leser über die Geschichte und Problematik der deutschen Volksgruppe aufzuklären und sie in den Kampf für die Wiederherstellung der Wolgarepublik einzubeziehen. Auf seine Initiative wurde 1989 die internationale Geschichtskonferenz “Deutsche in der Brüderfamilie der Sowjetvölker” durchgeführt, auf der zum ersten Mal öffentlich die Forderung einer Wiederherstellung der Wolgarepublik gestellt wurde.

 

“In dem deutschsprachigen Medientrio nahm die Stimme der ‘Freundschaft’ eine besondere Position ein, und zwar wegen ihres ‚kasachischen‘ Akzents. Damit ist nicht etwa die Aussprache oder der Wortschatz gemeint, ‘kasachisch’ meint vielmehr die Nähe zu den Deutschen in Kasachstan, zu den Belangen der unfreiwilligen Vorkämpfer des Neulandes, zur Freiheit des asiatischen Windes in der unbegrenzten Steppe... Als ich 1988 in der Redaktion der ‘Freundschaft’ vorbeischaute, wurde ich herz-lich empfangen von ihrem neuen Chefredakteur Dr. Konstantin Ehrlich, einem Verfechter der Autonomiebewegung und jungen Geist der Geschichtsschreibung der Russlanddeutschen, der mir sein gerade erschienenes Buch ‘Lebendiges Erbe’, das erste Nachkriegswerk zur Kulturgeschichte der Russlanddeutschen, in die Hand drückte.

 

Die ‘Freundschaft’ verwandelte sich unter Ehrlichs Leitung in eine ‘Glocke der Freiheit’, die ‘Schlafende’ weckte und ‘Nichtwissende’ aufklärte. Und Aufklärung war eben in den 80er und 90er Jahren mehr denn je gefragt”, erzählt Josef Schleicher, ehe-maliger Chefredakteur der “Zeitung für Dich” (1957-1990 “Rote Fahne”).

 

1989 gelang es Konstantin Ehrlich, die Zeitung von der totalen Parteikontrolle abzukoppeln; auch das obligatorische Motto “Proletarier aller Länder, vereinigt euch” hat er verschwinden lassen. Dafür wurden die Zeitung und die Redaktion bestraft: Eine Zeitlang wurde die staatliche Unterstützung gestrichen. “Die meisten von uns glaubten damals daran, dass Michail Gorbatschow sehr bald tatsächlich einen Erlass über die Wiederherstellung der Wolgarepublik unterschreiben würde. Fast die ganze Redaktion war bereit, nach Engels in die Hauptstadt der Wolgarepublik umzuziehen, um an der Wiedergeburt der Kultur des repressierten Volkes teilzunehmen. Nach der chauvinistischen Kampagne der Saratower Parteiführung im Wolgagebiet hatten meine Kollegen allerdings ihren Glauben an die Gerechtigkeit endgültig verloren und begannen einer nach dem anderen in die historische Heimat auszuwandern”, erinnert sich der Journalist und Schriftsteller Igor Trutanow, der seinerzeit in der “Freundschaft” und der “Deutschen Allgemeinen Zeitung” arbeitete.

Johann Kampen.

________________________________________________________________________________________________________________________________

Эрлих Ирма Федоровна, фо-то архив ДК/Rd. Allgemeine

К 100-летию со дня рождения Ирмы Эрлих

 

Zum 100. Geburtstag von Irma Ehrlich

 

(18.10.1915 - 18.10.2015)                                              

 

Районная газета «Пламя»

Одесский р-н Омская обл.

 

Уважаемая г-жа редактор, Марина Губенко,

уважаемые коллеги,

 

выражаем искренние слова признательности и чувства благодарности бывшим учащимся средней школы села Желанного: Ивану Лаштабе, Вячеславу Коноплёву, Пётру Бондарю, Фёдору Вагнеру, Любови Коноплевой (Затоне) и др., оказавшим бескорыстную помощь в обновлении надгробия на могиле нашей матери, бывшей учительницы Желанновской средней школы

 

Эрлих Ирмы Фёдоровны,

 

100-летие со дня рождения которой мы отмечаем в эти дни.
 

От имени: Мармиры - дочери, Любови - снохи, Эдуарда - сына и Любови - снохи, Виктора - сына и Любови - снохи

со своими семьями - внуками и правнуками

Константин Эрлих (с семьей),

гл. ред. международного русско-немецкоязычного издания ДипКуръер/Руссланддойче Альгемайне.

Тел.: 0049 40 - 792 35 21; E-Mail: DeutscheAllgemeine@t-online.de

Web site: www.rd-allgemeine.de

*     *     *

Маме

(Ода-сонг женской и человеческой красоте...)

 

Мотивы саг твоих - безбрежные

с утра бередят сердце мне;

     душа трепещет, чувства нежные,

     душа трепещет, чувства нежные,

                        вновь возвращаются к тебе,

                        вновь возвращаются к тебе...

Aй - ай - я, aй - ай - я,

ай - ай - я , ай - ай - я…

Ай - ай - я - я, aй – ай - я - я.

Ай - ай - я, ай - ай - я…

 

Пред мной в обличии торжественном,

пленящей мир вокруг красой,

     встаешь нередко ты божественной, 

     встаешь нередко ты божественной -

          Марией-девою святой,

          Марией-девою святой.

Проигрыш...

 

В снега я возвращаюсь дальние,

в бураны прошлые мои.

               Они поют мне песнь печальную,

               они поют мне песнь печальную

                             моей израненной судьбы,

                             моей израненной судьбы.

Проигрыш…

 

Мотивы родины напевные -

ты мне в путь дальний собрала;

               они - как предков зов - душевные,

               они – как предков зов – душевные

                               мне были компасом всегда,

                               мне были компасом всегда.

Проигрыш…

 

В моем сознании трепещется

былых воспоминаний рой;      

               в тумане дом родной мерещится,

               в тумане дом родной мерещится, -

                             твой лик иконный, дорогой,

                             твой лик иконный, мой родной. 

Aй - ай - я, aй - ай - я,

ай - ай - я , ай - ай - я…

Ай - ай - я - я, aй – ай - я - я.

Ай - ай - я, ай - ай - я…

                                           Константин Эрлих.

*     *     *

Первые свои посвящения - в бытность учащимся средней школы - я адресовал маме. Это были короткие, довольно беспомощные и угловатые альбомные вирши, которые я писал к определенным женским памятным датам или дню рождения, и сегодня, в общем-то, затерялись в памяти. Уже в относительно зрелом возрасте я опубликовал на немецком языке в алтайской районной газете "Роте Фане" и параллельно в своей книге "Lose Blätter" (Эскизы) нoвеллу "Nachklänge oder Anfang einer Biographie" (Отзвуки или Начало одной биографии), "...посвященную I. E. (читай: И.Э. - Ирме Эрлих)".

 

Это произведение имело огромный резонанс, как в стране так и за рубежом. Оно было переведено Медеубаем Курмановым - с некоторыми сокращениями подцензурных моментов - на казахский язык, а режиссером Эдуардом Шмидтом в сотрудничестве с Петером Варкентином, Розой Штайнмарк и др. поставлено на сцене Немецкого драматического театра в казахстанском Темиртау.

 

Критика особым патетическим слогом отметила глубоко эмоциональные письма Ирмы (в новелле она выступает под именем Ирмы Рейбиндер) своему мужу Вольдемару, наглядно иллюстрирующие политическую ситуацию в стране, положение российских немцев "за колючкой" - в рабских трудармейских лагерях, в  ссылке и в тылу...

 

К образу матери я неоднократно обращался и в поэзии. Вступительный сонг - один из примеров. Фрагментарно он ваяется мною в широкоформатном романе, над которым я в настоящее время работаю...

 

Окончание читайте на стр. Желанная встреча Желанное.

____________________________________________________________________________________________________

Сергей Есенин. Фото: архив.

К юбилею Сергея Есенина

3.10.1895 - 28.12.1925

 

Серге́й Алекса́ндрович Есе́нин (21 сентября /3 октября/ 1895, село Константиново, Рязанская губерния — 28 декабря 1925, Ленинград — русский поэт, представитель новокрестьянской поэзии и лирики (1914—1918), а в более позднем периоде творчества — имажинизма.

 

Имя при рождении: Сергей Александрович Есенин

Дата рождения: 21 сентября (3 октября) 1895

Место рождения: село Константиново, Кузьминская волость, Рязанский уезд, Рязанская губерния, Российская империя

Дата смерти: 28 декабря 1925 (30 лет)

Место смерти: Ленинград, СССР

Гражданство (подданство): Российская империя, 1923-1925 гг. - СССР

Род деятельности: поэт; годы творчества: 1910—1925

Направление: новокрестьянские поэты; имажинист-лирик; жанр: стихотворение, поэма

Язык произведений: русский.

Из Википедии и др. источников.

 

...Я встретился с Сергеем Есениным, к большому сожалению, относительно поздно. Но не по своей вине - по вине власть предержащих в наше непростое подцензурное время. Да, как ни странно: Есенин, как и Блок и многие другие истинные художники слова, у нас были запрещены.

 

Но однажды в одном из учебников литературы для старших классов он все-таки появился - петитом. Это такой очень мелкий шрифт, значительно меньше чем 11-й или 12-й кегель, как не сложно понять. А примеры, побудившие пролетарских критиков к отрицательному отношению к великому поэту (о его величии я, конечно, имел лишь смутное представление, если не сказать - никакого: разве что из рассказов мамы, учительницы средней школы, я слышал в перечислениях это имя. Но более доступными для нас, учащихся, были Демьян Бедный, Владимир Маяковский, какой-то Безыменский... и потому и более популярными) - не приводилось. Да и те, что в его репертуаре характеризовались "не плохой", но крестьянской (иногда и хулиганской) поэзией, тоже отсутствовали.

 

Помню, что это меня откровенно злило. Алексей Филиппович Кохан, учитель русского языка и литературы, пытался меня понять и успокоить, что в учебники попадают не все писатели и поэты. Существуют определенные критерии (какие, он не сказал - сам должен догадаться, так, наверное) и ограниченные по объему, загодя утвержденные Министерством образования.

 

...Как-то через время Алексей Филиппович принес на урок общую тетрадь ...и положил ее передо мной. Гена Зелинский, мой друг, с которым я сидел за одной партой, как-то кстати то ли приболел, ну, в общем, отсутствовал... Вернешь в конце урока, молвил Учитель кротко, как-то между прочим.

 

В тетради были рукописные, мелким, убористым почерком записанные стихотворные произведения - почерком преподавателя, все учащиеся его знали и я, конечно, тоже. Как-то пару раз я, будучи редактором стенной газеты, заказывал у него какие-то воспоминания или методические рекомендации - не помню точно.

 

Стихов не помню тоже, их было много. Помню несколько имен: Пушкин, Лермонтов, Ахматова, Цветаева, Есенин.  Еще помню стихотворение последнего, начинавшегося грустным: до свиданья, друг мой, до свиданья... 

 

Но этот жест Алексея Филипповича Кохана запомнился мне на всю жизнь...

 

Довольно случайно мне довелось несколько лет спустя, встретиться с этим текстом еще раз... Я приведу его, оно в настоящее время известно миру как последнее творение Поэта.

 

До свиданья, друг мой, до свиданья.

Милый мой, ты у меня в груди.

Предназначенное расставанье

Обещает встречу впереди.

 

До свиданья, друг мой, без руки, без слова,

Не грусти и не печаль бровей,–

В этой жизни умирать не ново,

Но и жить, конечно, не новей.

 

А случилось это совсем случайно.

Будучи студентами ин-яза, мы, мужская часть, как очень редкая прослойка личного состава факультета, держались довольно складными группами. Поддерживали мы также контакты с мужской частью бывших выпускников нашего вуза, в особенности с теми, которые остались в Омске и преподавали иностранные языки - в частности, немецкий - в институтах или техникумах областного центра. Среди них были преподаватели "Автодора" (Автодорожного института): Виктор Шмунк и Андрей Кох; "Политеха" - (Политехнического института): Александр Вычужин и др. Дружба эта продолжалась и после окончания нами вуза, т. к. я, например, остался в городе, так как еще студентом был приглашен на работу редактором Омского областного радио, мой друг, Юрий Рупп "урвал ставку" в Транспортном институте.

 

В нашу группу "комбатантов" и относительных единомышленников входил и преподаватель Автодора Евгений Заливин. Он преподавал немецкий язык и был чуть более десятка лет старше нас - умудренным опытом, довольно интеллигентным человеком, хотя происходил по своему изначальному роду деятельности из органов государственной безопасности, из которых его за какой-то, видимо, серьезный проступок "попросили". Он-то и был причиной моего воз-вращения к Есенину и конкретно к выше упомянутому стихотворению, которое мы после долгих дискуссий переложи-ли с ним на немецкий язык:

 

Auf Wiedersehn, mein Freund, auf Wiedersehn;

Kummer mir am müden Herzen frisst:

Wohl unser Scheiden wird alsbald gescheh’n,

doch ein Treffen es zugleich verspricht.

 

Leb wohl, mein Freund, ohne Händedruck und Worte,

sei nicht traurig, gräm dich nicht so sehr.

Nicht neu es ist, verlass’n des Lebens Pforte.

Ja, auch zu leben ist nichts Neues mehr...

Константин Эрлих,

лауреат Золотой Есенинской медали СП России.

*     *    

Константин Эрлих. Фото: архив.

Вопросы и комментарии:

 

- Очень гармонично: о Сергее Есенине пишет лауреат Есенинской премии… Всегда было интересно узнать, за что тебя наградили „Золотой Есенинской медалью“? – Л. Сергеева.

 

- Сам удивляюсь. Нет, было бы уж чрезмерно скромным заявить, что не за что. Но в таких случаях нужен не только повод, но и вызов движения. Насколько мне известно, его инициатором был Александр Фитц, известный публицист и прозаик, выросший в нашем движении, казахстанским авангардом которого я руководил, из эпизодического "Protestler‘а" в воинствующего автономиста, обративший внимание на мое творчество коллег по творческому Союзу, членом которого я являюсь с 1988 г…

 

В официальном заключении – или, правильнее будет сказать, решении Cекретариата Союза писателей России о награждении - говорится: „За верность традициям русской литературы, укрепление и развитие культурных связей между Германией и Россией живущий в Гамбурге известный писатель, публицист, литературовед, издатель и историк д-р Константин Эрлих награжден „Золотой Есенинской медалью“.

 

Вероятно, очень точно сформулировано, потому что работа на сближение Востока и Запада, России и Германии являлась всегда и остается и поныне смыслом моей жизни…

 

- На их взаимоисключительность и, вероятно, именно из этой первопричины, как мне кажется, взаимозависимость  опираются твои строки: «Es gibt keinen Osten und es gibt keinen Westen. Es gibt das große Wort - Erde»". - Владимир Киль.

 

Мой друг вызывает меня на откровения - не возражаю. Мне понятны чувства читателей, которым интересны не только поверхностные, но и глубинные течения в душе автора при изображении действительности...

 

*     *     *

 

Итак, вопрос - ответ, пожалуйста.

 

Эти строки - мои, но опираются на... или проистекают из Киплинга и Сулейменова. Помнишь: "О, Запад есть Запад, Вос-ток есть Восток, и с места они не сойдут, Пока не предстанет Небо с Землей на страшный Господен суд..." (Киплинг). "Нет Востока, и Запада нет, Два сына есть у отца. Нет Востока и Запада нет; Есть Восход и Закат, Есть большое слово - Земля!" (Сулейменов).

 

- Относительно своих эпизодических выступлений в поэтическом жанре ты же, ссылаясь на свое решение не сосредотачиваться в своем творчестве на поэзии, как-то сказал сакраментальное: „Рано понял, что Есениным мне не быть.“ - Е. Кузин.

 

- А потом понял, что это и не надо. Не только потому, что Есенин неповторим! А потому, что надо оставаться самим собою! И именно в этой ипостаси создать то, что определяет тебя разовым явлением природы…

 

- Каковым, собственно, является каждый homo sapiens... - Г. Лехнер.

 

- Если размышлять в абстрактных категориях.

 

- А в реальности ты стал известным российским немецком поэтом!

 

- Если это так, то опосредованным толчком этого роста стало - не в последнюю очередь - это награждение, хотя и до него я уже относительно интенсивно и заметно работал в поэтическом жанре. И в формулах нашего творчества - не мало общих знаменателей…

 

- Скажу откровенно, спонтанно: вас связывает большая любовь к родине - несомненно, это на поверхности, так же как и огромное трудолюбие. Смелость в высказываниях, не взирая на лица. (По этому поводу запомнилось по фильму поведение Есенина в Америке, когда он выступил со своими стихами после танца Айседоры Дункан. В своей красной рубашке, с русской удалью. А поняв, что публика его не поняла и не приняла - плюнул,.. послал их... и ушёл. Плюнуть - это не про тебя, конечно). Но, главное, я бы сказала о тебе словами Есенина - " коль гореть, так уж гореть сгорая..."  - полная самоотдача. - Л. Сергеева.

 

​- Красиво, согласен; можно процитировать?

 

- Не возражаю...

 

...Теме любви к любимой женщине (и к женщине вообще) я также посвятил немалое количество произведений. 

"Все они разовые - заметно невооруженным глазом", - В. Киль. - Процитируй свое самое значимое..."

 

Самое значимое я так однозначно определить не смогу. Все они - без иссключения - имеют заслуженное право на существование. Уверен, что долгое... И каждое из них несет частицу моего я. Но ошибкой было бы их все восприни-мать как копию из моей жизни; и образы в большинстве из них собирательные - не конкретные...

Как это, например:

 

Ах, какая женщина

                идет навстречу!

Сирень в ее глазах,

               и облик безупречен.

Молва, что из ребра

               она Адама. -

Из серебра она -

               cибирской гаммы.

Ах, какая женщина

               идет навстречу!

 

     Она прекрасна -

          светлый, нежный сон.

     Едва в узде свои пристрастья

          держит он.

     Его влечет - манит

          безудержная страсть -

     девичьих искушений

          божья власть…           

 

Девица горделиво

          с всадником сравнялась.

Застыл на месте он,

          в глазах все закачалось:

стан лебединый

          на ветру парит,  

нагим бедром

          сознанье бередит.

Девица горделиво

          с всадником сравнялась.

 

     Стыдливо мудрый конь

          потупил взгляд,

     красавице поспешно

          уступает ряд.

     Не смеет верховой сдержать

          коня стремленье:

     сберечь его от сласти

          прегрешенья…     (К. Эрлих, Ах, какая женщина идет навстречу, 2015).

 

Servus, Konstantin!

И снова ты меня приятно ошеломил и удивил. Это огненный стих. Потому что очень удачно высветил непреходящую магию жизни - вечное чувство любви. Думаю, тебе это удалось потому, что в основе не только тонкий, привлекательный, роскошный образ женщины, у которой «сирень в глазах и облик безупречен», и сама она «из серебра сибирской гаммы», и что «она прекрасна - светлый, нежный сон...», но и скромно-шикарный образ коня. Это он, «стыдливый мудрый конь», вывел твой поэтический дар на тропинку любви и страсти. И неважно, какой он - белый или черный - су-щественно, что конь в общечеловеческом понимании, как и женщина, - это высшая природа.

 

Поверь, с упоением читаю и наслаждаюсь нежностью слов, искренностью строк, в которые ты вложил человеческое дыханье плоти. Ты одновременно и отдаёшь, и берешь. Отдаёшь, потому что любишь женщину, берешь, когда возгораешься к ней страстью, ибо «стан лебединый на ветру парит, нагим бедром сознанье бередит». И происходит взрыв любви и страсти, да такой, что «не смеет верховой сдержать коня стремленье: сберечь его от сласти прегрешенья…». Прости нам, Боже, наши прегрешенья...

 

А закончить хочу словами Пушкина из поэмы «Песнь о вещем Олеге», которые и прими как вознаграждение за стихотворение. Итак, Константин, «В награду любого возьмёшь коня»... Искренне, Theodor Schulz.

 

Константин Эрлих: Ну ты - молодец! Поэт! Что ты в себе, Теодор, так долго скрывал, наконец, вырвалось из прокрустова ложе. Я искренне рад в своем открытии - не только родственного варяжского духа, но и созвучного человеческо-го сердца!

 

Светлана Мартыненко (Шарова): КОСТЯ. наконец-то и я прочитала. Не смогу, конечно, выразить свои чувства словами, поэтому просто скажу: БРАВО !!!? ? ? ? Благодарю тебя за красивые мысли и слова.

 

Константин Эрлих: ​Благодарю, Светлана Михайловна, Theodor! Почему-то именно на этот текст высказалось большое количество читателей... Наверное, конь понравился... - Шутка. Я благодарю судьбу, что в детстве мне довелось не-сколько раз ходить в ночное. Даже помню двух своих лошадей - "Огонек" и "Венера"; на них я ездил по очередности верхом. Каждая со своим характером - своей ментальностью, я бы сказал...

 

Светлана Мартыненко (Шарова): Так вот откуда оказывается это  начало!?( Смеюсь).

 

Константин Эрлих: Благодарю всех за участие в этом спонтанном форуме.

____________________________________________________________________________________________________

Весна 1945-го. Гитлер награждает последних своих защитников. Пацан, которого он по щечке треплет, подбил фаустпатроном русский танк. Он напуган и растерян. Фюрер похож на тетку, которую обсчитали в магазине.

22 июня - День памяти и скорби

 

Мои немцы. Наш Геринг...

 

О русских поволжских немцах до Великой Отечественной войны, во время нее и после.

 

Александр Никитин,

„Новая газета“, 20.06.2015

 

Еще бы! «Сегодня нам принадлежит Германия, завтра — весь мир!» «Сегодня» — десяток  раздолбанных кварталов. «Завтра» — пуля  для себя и ампула  яда для  молодой жены Евы Браун.

 

Хотя на фото кое-кто из его кадров, видимо, еще сохранил «харак-тер нордический, стойкий». К примеру,  вон тот, третий, в каскет-ке  набекрень. Наверно, «старшой» пацан-«баннфюрер». Он по-прежнему «беспощаден к врагам рейха». К нам то есть. Дядюшка Рудольф Карлович Шмелин (с ним и с моим двоюродным братом Владиком мы эвакуировались в за-волжское село Унтервальден) — обрусевший латыш.

 

Мы с Владькой — русские. Наш прибывший немного позже  колхоз — украинский. В общем, все мы «унтерменши»- «недочеловеки». По замыслу фюрера, нас следует сильно сократить.

 

«Если я брошу немцев в стальную бурю грядущей войны, не жалея драгоценной немецкой крови, то я тем более имею право  истребить миллионы неполноценных, плодящихся подобно насекомым».

 

А мы еще к тому же «оккупанты». Село-то немецкое! Здесь до войны была целая Автономная Республика Немцев По-волжья. За неделю до нашего приезда ее выселили за Урал. Целиком. С детьми, стариками, коммунистами и беспар-тийными. За что? По указу Верховного Совета, среди  здешних немцев притаились «тысячи и ДЕСЯТКИ ТЫСЯЧ дивер-сантов, которые готовили взрывы важных объектов». Мы с Владиком за три  года всю степь излазили со своим стада-ми  и не поймали ни одного. А уж так мечтали о подвиге! Хотя, может, и совершили? Вот сейчас, 70 лет  спустя, люби-тели исторических сенсаций взахлеб пишут о разных мистических фокусах гитлеровцев, об их связях с тибетскими магами и чародеями и прочем. Может быть, они временно законспирировали  диверсантов? В виде сусликов? Их дей-ствительно было много. Мы их капканами ловили, хотели из шкурок тапочки  на босые ноги  пошить. Один раз даже сурок попался. Шуба роскошная. Должно быть, в прошлой жизни, в СС, был  не ниже группенфюрера…

 

«Сарафанных версий» о причинах выселения ходило две. По одной — советские чекисты там высадились под видом немецкого десанта, а их кормили-поили. «Провокация?» — «Ну и правильно, так им и надо, фрицам проклятым», — говорилось с  пафосом. Вторую версию я тоже слыхал, причем не от немцев.

 

Якобы в степи где-то  под Бальцером немецкие колхозники по-братски напоили этих лжедиверсантов самогоном, скру-тили, отметелили  и сдали  в свой немецкий районный отдел НКВД. Остается только вообразить, как плакал организа-тор конфузного десанта перед грозным наркомом:

 

— Лаврентий Палыч, да ведь эти колбасники там уже почти 170  лет живут. Их еще  Екатерина Вторая туда поселила, а Пугачев будто бы  из них гусарский полк начинал формировать. Мы к ним на современном немецком, а они на ка-ком-то  древненижнесаксонском.

 

Просишь лошадь — «пферд», а у них она «кауль». Говоришь «хайль Гитлер», а они тебе: «фашистише швайне»… С первых дней  войны добровольцы в военкоматы повалили, еще и обижаются, почему не берут? Говоришь: вы же пе-ребежите к землякам, а  они тебе «Комсомольскую правду» в нос суют: зенитчик Генрих Нейман  четыре самолета гитлеровцам угробил: «Наш парень!»

 

Собеседник зловеще сверкает пенсне:

— Поговори мне еще! Ты у меня сам «каулем» станешь — вагонетки на зоне таскать. Забыл, кем сказано было: «Нет человека — нет проблемы»?! 400 тысяч? Ну и что? На столько же проблем меньше!

 

…100 километров волжского берега. Непрерывная цепь огромных сел. И — ни души, ни голоса человечьего! Кидают-ся к тебе  с отчаянным  мыком  недоенные коровы. Бродят по огородам верблюды, овцы, свиньи. В полном порядке оставлены крепкие дома. Ни выбитых стекол, ни  проклятий на стенах. Кое-где даже выметено. Груды готических биб-лий на чердаках. Страна  после не изобретенной  еще нейтронной бомбы  Унтервальден — Подлесное. Сентябрь 1941 года.

Далее читайте на стр. Geschichte & Gegenwart.

____________________________________________________________________________________________________

Sehr geehrte Redaktionsmitarbeiter,

 

es freut mich sehr, Ihnen ein Dankeschön für die sachkundige Berichterstattung zukommen zu lassen.

Insbesondere sprechen mich die literarischen und publizistischen Berichte von Chefredakteur Dr. K. Ehrlich, sowie die Artikel von Journalisten bzw. Politikern H. Wormsbecher, Dr. V. Baumgärtner, Th.B. Becker, Dr. H. Grouth, R. Hartmann, Dr. A. Bosch, R. Steinmark... an, die - was sofort ins Auge springt - die Materie, die sie zu behandeln haben, von Innen aus kennen. Nämlich das ist sehr wichtig.

 

Viel Neues, und dabei aus erster Hand, habe ich aus den Aufzeichnungen von Dr. Anton Bosch erfahren können. Richtig bemerkt der Verfasser, dass die so genannte Repatriierung der eingebürgerten Volksdeutschen und deren Verfrachtung in die Verbannungsgebiete der Nachkriegs-UdSSR - ein völlig unbekanntes Kapitel der deutschen Geschichte geblieben ist. An zahlreichen Beispielen wird das schwere Los unserer russlladdeutschen Landsleute vor Augen geführt... - Richard Steinle.

 

*     *     *

 

Благодарю, редакция!

 

Очень понравилась зарисовка "Das Wort ist kein Spatz" ("Слово - не воробей") о не совсем оптимальной характеристике факта возвращения Крыма России со стороны канцлера Германии при недавнем посещении В. Путина в Москве.

 

Автор, чувствуется, проникся атмосферой описываемого "инцидента", когда Ангела Меркель переступила через край дипломатического этикета - что она и сама обнаружила на месте "переступления". Можно, естественно, иметь (или корректировать свое прежнее) мнение, - но всему свое место...

 

На Востоке во времена Конфуция за такую "выходку" пришлось бы, думаю, дорого поплатиться... Но Путин, к счастью, не Конфуций и не Тамерлан - он просто не заметил дипломатического афронта дамы... Мне это пришлось по душе. -

 

Приятное ощущение осталось после прочтения материала - легкая улыбка... - С уважением В. Дите. 

 

*     *     *

 

Константин,

 

спасибо за статью "В защиту немецкого народа".

Пора бы развернуть разговор пошире. Может, стоит ее перевести на немецкий язык и организовать перепечатку в каком-нибудь немецком издании?

Необходимо, как обычно, брать инициативу на себя. Ведь местные журналисты не рискнут.

Нужен толчок.

 

В связи с этим: была ли опубликована у тебя "Крымская весна..." - она ведь очень резко ставит этот вопрос. И попутно предлагаю: "Нацполитика из-под плинтуса...". Для нас она весьма актуальна, особенно сейчас, когда формируется Нацагентство. - Гуго Вормсбехер.

 

*     *     *

 

Vielen Dank, Konstantin.

 

Entsetzliche Fakten (die in den Berichten zum Ende des 2. Weltkrieges gebracht werden), die allen bekannt sind, aber die niemand sie so richtig wahrnimmt.

 

Die Hetzerei, die sich heute auf der Bühne des politischen Geschehens zwischen den zwei Staaten – Russland und Deutschland  abspielt, kann doch nur in den Abgrund führen. Die Behauptung der “führenden deutschen Rolle” auf dem Laufsteg des europäischen Areals in der letzten Zeit sieht eher nach der Flucht aus eigener instabiler Lage aus, genauso wie die jüngsten Bestrebungen der russischen Regierung, die aus Unsicherheit ihre Wirkung auf die asiatischen Staaten ausbreitet.

 

In Wirklichkeit werden wieder die Völker aufeinander gehetzt und es wird Hass erzeugt... Die wahre Schuld dafür aber tragen die Dritten, die geschickt ihre Spielchen einfädeln. - Rose Steinmark.

________________________________________________________________________________________________________________

Владимир Путин со своими родителями, Владимиром Спиридоновичем и Марией Ивановной.

Владимир Путин:

 

"Отрядом моего отца командовал советский немец..."

 

В. Путин рассказал в журнале "Русский Пионер" о жизни своих родителей, Владимира Спиридоновича и Марии Ивановны, во время Великой Отечественной войны.

 

Отец главы государства проходил срочную службу в Севастопо-ле в отряде подводных лодок, был матросом, а после возвра-щения работал на заводе. Его семья жила в то время в Петро-дворце. Когда началась война отец Путина ушел добровольцем на фронт. Вскоре он был определен в диверсионное подразделение НКВД, котарое состояло из 28 человек. По рассказам отца Путина, руководил отрядом советский (рос-сийский) немец.

 

"И что любопытно, пару лет назад мне из архива министерства обороны принесли дело на эту группу. У меня дома, в Ново-Огарево, лежит копия этого дела. Список группы, фамилии, имена, отчества и краткие характеристики. Да, 28 человек. И во главе — немец. Все как рассказывал отец", - пишет Путин.

 

Отряд действовал в тылу врага и однажды попал в засаду, в итоге, обратно из 28-ми человек вернулись только 4, до-бавил президент.

 

После этого его отец был направлен воевать на Невский Пятачок. Когда война закончилась, родители переехали жить в Тверскую область.

 

По словам Путина, у его семьи не было ненависти к врагу, чего он сам до конца так и не смог понять: "Мама вообще была у меня человек очень мягкий, добрый… И она говорила: ‚Ну какая к этим солдатам может быть ненависть? Они простые люди и тоже погибали на войне‘. Это поразительно. Мы воспитывались на советских книгах, фильмах… И не-навидели. А вот у нее этого почему-то совсем не было. И ее слова я очень хорошо запомнил: ‚Ну что с них взять? Они такие же работяги, как и мы. Просто их гнали на фронт‘“, — пишет Путин.

 

*     *     *

P.S.: Конечно, хотелось бы узнать хотя бы имя этого российского немца. Скорее всего это был бывший летчик, капи-тан Михаил Ассельборн, который состоял в одной из таких диверсионных групп, действовавшей в означенном регионе в тылу германских войск. В истории 2 мировой войны более чем 300-суточный рейд этой диверсионной группы явля-ется непревзойденным по дерзости и смелости подвиг. М. Ассельборн погиб в числе других партизан, возвращаясь с очередного задания и нарвавшись на вражескую засаду. – Редакция.

____________________________________________________________________________________________________

Einige Richtigstellungen zu unserer Identität

 

Der deutsche Volksmund empfiehlt bzw. fordert auf: Schuster bleib bei deinem Leisten! Nein, geht nicht. Er, der Schuster, will diese veraltete Einschränkung nicht akzeptieren. Er will höher hinauf: „Auf die Berge will ich steigen…“ - H. Heine. Und er dünkt sich im Stillen: Schlecht ist der Schuhmacher, der nicht aufs Dach will - und wenn auch nur als Schornsteinfeger…

 

Da lese ich in der Badischen Zeitung, worauf mich Dr. Arthur Bechert aufmerksam ge-macht hat:

 

„Die politische Einbindung von Aussiedlern stärkt den Zusammenhalt unserer Gesell-schaft: Mit dieser Idee im Hintergrund und dem Fakt, dass rund 20 Prozent der Einwohner von Lahr Russlanddeutsche sind, fand ein erster Dialog statt.“

 

Der Verfasser ist wohl aufrichtig bestrebt, ein besseres Verständnis zwischen den Einheimischen und den deutschen Aussied-lern, die in Lahr um ein halbes Jahrhundert ansässig sind, aufzubauen. Schön und gut. Aber dann kommt das:

 

„(Heinrich) Zertik ist der erste deutsch-russische Bundestagsabgeordnete. Der CDU-Mann kommt aus Nordrhein-Westfalen. Zertik hat nicht nur ein Bundestagsmandat, er ist auch im Vorstand der lippischen CDU und deren Beauftragter für Aussiedler-fragen, ferner Mitglied des Netzwerkes der CDU für Aussiedlerfragen. Der gebürtige Kasache sieht es als selbstverständlich an, sich aktiv in die Politik einzubringen.“

 

Also, mein verehrter Kollege, nicht „der erste deutsch-russische“, sondern „der russlanddeutsche“ Bundestagabgeordnete, wä-re angebracht zu sagen. Und sich bitte nicht genieren, immer wieder nachzufragen, bzw. nachzuschlagen… Andernfalls kom-men auch solche Perlen zum Ausdruck, wie diese, dass „(Heinrich Zertik,) der gebürtige Kasache“, ist… U.s.w.

 

Man kann diese Behauptung nicht ohne Verwunderung, dass so etwas überhaupt an den Tag geliefert werden kann, hinneh-men. Es erfordert einer ganz simplen Richtigstellung: Um ein Kasache gebürtig zu sein, muss man mindestens auch Kasachen als Eltern haben bzw. gehabt haben. Gleich dem, dass Deutscher zu sein, heißt als Kind (gebürtiger!) deutscher Eltern gebo-ren zu sein.

 

Und dann kommt noch die Entdeckung von dem Russlanddeutschen Bundestagsabgeordneten H. Zertik (eigentlich eine Wie-derholung fremder Denkweise bzw. Lebenseinstellung): "Die Menschen sind müde, waren müde (grammatisch falsch, Herr Verfasser. Präsens korrespondiert mit dem Perfekt: sind müde gewesen!), was die Politik angeht. Sie sind 250 Jahre unter-wegs", sagte (bitte Präsens: sagt) Heinrich Zertik.“

 

Die Russlanddeutschen sind bei weitem nicht immer unterwegs gewesen, wie von den Laienhistorikern bzw. -politikern erfun-den worden ist. Aber sie haben nach erzwungenem Wohnortwechsel immer festen Fuß gefasst. Denn sie können nicht anders – dies ist eines der Identitätsmerkmale des deutschen Charakters. Und Russland ist von ihnen ganz bewusst zu ihrem neuem Heim gewählt worden. Weit bekannt sind die Worte Alexander Solshenizyns, dem ehemaligen GULag-Häftling, weltbekannten Literaturschaffenden und Nobelpreisträger, die er in Bezug auf seine russlanddeutschen Landsleute Folgendes geäußert hat:

 

„Wie einst in die freigebigen katharinenschen Ländereien wuchsen sie nun in die unfruchtbaren rauen stalinschen Landstriche hinein, gaben sich der Erde an Verbannungsorten wie ihrer endgültigen Scholle hin. 1941 nackten Leibes zwangsverschickt - fürsorglich und unermüdlich -, verloren sie den Mut nicht und nahmen sich hier ebenso methodisch und vernunftbegabt der Arbeit an.

 

Wo gibt es auf Erden eine solche Wüste, die die Deutschen nicht in eine blühende Gegend umwandeln könnten? Nicht um-sonst hat man im früheren Russland gesagt: Der Deutsche gleicht einer Weide, wohin man ihn auch steckt, da schlägt er schon die Wurzel...“ (Archipel GULag, Paris, Dezember 1973)

 

Diese Feststellung heißt jedoch nicht, dass die Russlanddeutschen aus einem unüberwindbaren Herzensdrang getrieben wer-den, den Boden unter den Füßen zu wechseln. Die Vertreibungen bzw. Verfolgungen sind stets die Ursache dessen gewesen, dass sie ihren Wohnsitz haben ändern müssen. Also ist die Behauptung, dass sie 250 Jahre unterwegs gewesen sind, vollends unrichtig, und dies ist keine Eigenschaft der russlanddeutschen Identität, sondern eine aufgezwungene Verhaltensweise unter bestimmten politisch-sozialen Umständen.

 

Und hier noch bitte dies zu beachten: Die Geschichte der Russlanddeutschen ist viel älter, denn von „Außerhalbstehenden“ behauptet wird. Die ersten Belege für die deutsche Präsenz auf dem Gebiete der alten Rus gehören in das 10.-11. Jahrhun-dert.

 

Es ist überliefert worden, dass der der waräger Elite entstammende Rjurik z.B., der dem Ruf der baltischen Stämme der Slo-wenen, Rosj (die hier bereits seit der Goten-Zeit gesiedelt haben), Tschudj, Wesj u.a. das Land zwischen den Flüssen Newa und Oka von 862 bis 879 verwaltet hat, sowie seine Nachfolger ihre Drushinen meist aus Skandinawiern und Warägern-Ros-sen aufgestellt haben.

 

Sie siedelten in gesonderten, bewachten Gorodistschen - Festungen. Dutzende Spezialisten: Waffenmeister, Ärtze, Apotheker, Schneider und Bäcker aus den deutschen Landen fanden hier Anwendung und wurden zu Bürgern der Städte Ladoga sowie des später gegründeten Nowgorod - des Vaters der Alten Rus. Demnächst wurden Handelsgehöfte bzw. -höfe eingerichtet, um die sich Kaufleute und Gewerbetreibende niederließen. Bereits bis zum Ende des 12. Jahrhunderts waren deutsche Ge-meinden in Ladoga, Beloosero, Nowgorod, Pskow, Wyborg u.a. Siedlungspunkten entstanden.

 

Die 250 Jahre, die nicht selten aus konjunkturgeladenen Anlässen oder auch in diesem Zusammenhang veröffentlichten Publi-kationen erwähnt werden, beziehen sich unbegründeterweise nur auf die Zeit seit Beginn der letzten großzügig betriebenen Umsiedlung deutscher Immigranten nach Russland in der Zeit Katharinas II. bis hin in die 60.-70. Jahre des 19. Jahrhunderts.

 

Die Behauptung, die Biographie der Russlanddeutschen würde 250 Jahre zählen, würde die prägnanten Persönlichkeiten der russlanddeutschen Geschichte, darunter einige mir persönlich bekannte Freunde und Kollegen der jüngsten Zeit (Wladimir En-gelhardt, Alexander Fersmann, Alexander Kessler, Ernst Krenkel, Dmitri Ott, Friedrich-Wilhelm Radlow, Boris Rauschenbach, Otto Schmidt, Sigurd Schmidt, Igor Tamm, Friedrich Zander, von denen die meisten prominente russländische Dynastien ver-treten haben) nur äußerst verwundern können. Sie entstammten meist den zahlreichen deutschen Gemeinden, des Hundert-tausende zählenden, so genannten städtischen Deutschtums, das im Verlaufe von Jahrhunderten eine hervorragende Rolle im kulturellen, wirtschaftlichen und politisch-sozialen Leben Russlands – die deutsch-kolonistischen Inseln des Landes miteinge-schlossen - spielte…

 

Weiter lesen wir im erwähnten Bericht der Badischen Zeitung: „Der CDU-Mann wirbt damit ums Verstehen im Umgang der Aussiedler mit gesellschaftspolitischen Strukturen. Dieser sei den gesellschaftspolitischen und historisch-kulturellen Hinter-gründen der Russlanddeutschen geschuldet...“

 

Da gäbe es nichts auszusetzen. Das macht der Mann wohl richtig…

Dr. Konstantin Ehrlich,

Politologe, Historiker, Journalist.

___________________________________________________________________________________

Москва. Эрлих (с торца стола) в гостях у активистов общества "Возрождение" РФ: Гейзер, Бендер, Вольф, Маурер, (слева направо), Дитц, Дизендорф, Либерт (спра-ва налево) и др. Лица знакомые, имена запамятовал.Прошу откликнуться. А.Шарт.

К 25-летию основания общества "Возрождение" в Республике Казахстан

Константину Эрлиху, инициатору создания и много-летнему руководителю казахстанского республикан-ского общества российских немцев „Wiedergeburt" – "Возрождение“, его бывшим активистам и членам

Четверть века отделяют нас от того достопамятного дня, когда в пенатах рупора нашего национального движения, республиканской немецкоязычной газеты „Freundschaft“ (позже переименованной в „Deutsche Allgemeine Zeitung“), собрались активисты из числа нем-цев, проживавших в Казахстане, чтобы организоваться в общест-венно-политическую структуру, выработать программу, стратегию и тактику действий в развернувшейся по всему Союзу ССР борьбе за равноправие немецкого народа и восстановление незаконно упраздненной немецкой национальной государственности в стране.

 

18 июня 1989 года в кабинете главного редактора названной газеты Константина Эрлиха - по его инициативе и под его председательством - были сформированы рабочие органы и руководство этой республиканской организации, вы-работаны главные стереотипы ее деятельности, которые находились в последовательном и гармоничном созвучии с целями и задачами Всесоюзной организации российских немцев „Wiedergeburt“ – „Возрождение“.

 

На протяжении целого ряда лет казахстанская республиканская организация шла в авангарде немецкого националь-ного движения, а газета „Freundschaft“ – „Deutsche Allgemeine Zeitung“, преобразованная ее руководством в политиче-скую трибуну нашего народа, достойно и самоотверженно сражалась за его интересы в республике и стране в целом.

 

Когда, казалось бы, „немецкий вопрос в СССР“ был почти решен: правительством были приняты ряд документов по восстановлению суверенитета российских немцев в рамках национальной государственности в Поволжье, что боль-шинством немецкого народа страны было принято с большим воодушевлением, даже не смотря на изначально про-вокационную деятельность отдельных лиц, проникших в руководство союзной организации „Wiedergeburt“ – „Возрож-дение“, настал час, когда судьба государства оказалась на переднем крае борьбы республиканской национальной немецкой организации. Активисты общества „Wiedergeburt“ – „Возрождение“ при полной поддержке доминирующей его части заняли первые ряды защитников государственных интересов.

 

19 августа 1991 года - вследствие разлагающей общество, отравляющей деятельности так называемой „пятой колон-ны“ и ее зарубежных подстрекателей-покровителей, наглядно проявившейся постфактум на уровне органов власти государства, в том числе правительства СССР -, в стране чуть ли не была развязана гражданская война. Ни та, ни другая сторона, боровшихся за власть супостатов, не представляли истинных интересов многонационального народа страны, не говоря уже о чаяниях российских немцев. И именно республиканская организация общества „Wiedergeburt“ – „Возрождение“ смело и бескопромиссно пошла в наступление против наймитов политического и финансового оли-гархата, заняла позицию поборника свободы и равенства народов страны.

 

Но набиравший обороты маховик вакханалии уже не мог быть остановлен: государство развалилось, грязная накипь общества поднялась на поверхность, народ подвержен закрепощению и насилию, которых страна со времен ленинско-троцкистского государственного переворота 1917 года и сталинского террора 1937 года не видывала… Начался исход российских немцев, брошенных на произвол судьбы новыми князьями разверстанной на отрубы великой страны, на алтарь которой их героические предки принесли неисчислимые и беспримерные патриотические деяния и неимовер-ные жертвы…

 

Руководство республиканского общества „Wiedergeburt“ – „Возрождение“ никогда не лелеяло мысли, что „немецкий вопрос“ в республике Казахстан и России может быть решен на эмиграционной основе, более того оно настойчиво пропагандировало свое убеждение в том, что он может быть решен только в рамках российской государственности, на земле, где наш народ зародился, возмужал, но затем бессовестным образом был оболган и изгнан из своих родных очагов. И тем не менее руководство областных и местных структур самым активным образом включилось в поддержку соплеменников, решивших перебраться на историческую родину.

 

Казахстан меж тем стал обустраиваться в качестве унитарного государства, в котором действия немецкой диаспоры относительно восстановления немецкой государственности в России уже расценивались как вмешательство во внут-ренние дела соседней суверенной страны, поэтому руководству Общества предстояло переориентироваться, т.е. отойти от главной составляющей его деятельности, для чего, собственно, оно было создано так называемыми „авто-номистами“ во главе с Константином Эрлихом, – восстановления национальной государственности, - и найти взаимо-приемлемый вариант деятельности в интересах остававшихся в границах казахской республики граждан немецкой национальности. Через несколько лет, когда на постсоветском пространстве все еще свирепствовал безграничный политический и экономический бандитизм, правлением общества „Wiedergeburt“ – „Возрождение“ был найден компро-мисс: оно объявило о своем вхождении в республиканский Совет немцев республики, созданный несколько лет назад по его же инициативе и из его членов, с тем, „чтобы избежать раскола и двоевластия в немецком национальном движении республики и дать упомянутому Совету возможность без каких-либо помех сосредоточиться на решении ‚проектных‘ экономических и культурных задач, поддерживавшихся Германией, местной немецкой диаспоры в рамках законодательства Республики Казахстан. Видимо, это было правильным решением.

 

Сегодня, в этот юбилейный день, хотелось бы еще раз вспомнить о самоотверженной, бескорыстной работе казахстан-ской организации „Wiedergeburt“ – „Возрождение“, ее руководства, бывших активистов и членов, которые воистину, не щадя живота своего, до последнего боролись за национальное возрождение своего народа в бывшем СССР и, в первую очередь, за восстановление автономной Республики в Поволжье.

 

Мы надеемся и верим, что правда должна восторжествовать и национальная государственность российских немцев будет восстановлена!

 

Альфред Анзельм, Александр Бахман, Герольд Бельгер, Рудольф Бендер, Александр Бротт, Эльвира и Нелли Бухнер, Иоганн Виндгольц, Эрнст Вольф, Гуго Вормсбехер, Мина Гамма, семья Гартунг, Альфред Гейнце, Валентин Гельцер, Вальдемар Геффель, Генрих Гроут, Юрий Гуммель, Владимир Киль, Виктор Кислинг, Виктор Кляйм, Роберт и Ирина Лейнонен, Галина Лехнер, семья Маурер, Елена и Иван Маурер, Вилли Мунтаниол, Артур Науман, Андрей Обердерфер, Борис Петерс, Андреас Предигер, Адольф и Элла Пфейффер, Андрей Ренде, Яков Франк, Регинальд Цильке, Райнгольд и Амалия Цильке, Александр Шарт, Роза Штайнмарк, Теодор Шульц, Эдуард и Виктор Эрлих, Яков Янцен...

 

P.S.: Кто еще желает подписать это письмо, обратитесь по адресу: info@rd-allgemeine.de

 

Александр Шарт и Адольф Пфейффер.

 

К поздравлению присоединяются: Эльвира Альтергот, Валентина Арндт, Борис Артемьев, Галина Беринт, Эрнст Боос, Йоганнес Браун, Андрей Браун, Бернгард Венкель, Виктор Вагнер, Виктор Гердт, Эдуард Дауберт, Александр Вейц, Эрнст Дик, Петер Франк, Лариса Кнолль, Иван Шелленберг, Давид и Амалия Нойвирт, Фрида Трембач, Елена Рудер, Роза Рис, Лариса Сергеева, Владимир Шехтель, Вальдемар Шпехт, Гермина Вагнер, Вальтер Лейтнер, Владимир Генке, Наталия Райм, Иоганн Энгбрехт...

 

И мы тоже: Лидия Грамлих, Виктор Горн, Артур Клостер, Вячеслав Набоков, Юрий Суппес, Александр Фитц, Виктор Шмидт, Альфред Айсфельд...

___________________________________________________________________________________________

Lied der Russlanddeutschen

 

Hymne von Konstantin Ehrlich

 

Oh, russlanddeutsches Volk, du meines Lebens Quell,

du strahlst für mich als Leitstern zukunftsfroh und hell.

Dein Freiheitsdurst und Eifer sind mein Erdenpfad,

du nährst mein Sein, gibst Sinn jedweder edlen Tat.

          Refrain:

Mein trautes Volk, bleib zielbewusst und sittlich rein -

der deutschen Mutternation - ein Edelstein,

von Mutter Wolga und des Vaters Rhein Geblüt, -

die Welt entzücken soll dein Glanz, der nie verblüht.

 

Schwer war dein Schicksalsweg, mit Dornen reich

                                                                   bestreut,

doch Teil von dir zu sein, hab ich noch nie bereut.

Auch in der schlimmsten Zeit warst du mein Heimathort,

wie Du in mir lebst – will in dir ich leben fort.

          Refrain:

Mein trautes Volk, stimm‘ in den Chor erhaben ein –

der deutschen Mutternation - ein Edelstein,

von Mutter Wolga und des Vaters Rhein Geblüt, -

die Welt entzücken soll dein Glanz, der nie verblüht.

 

Ich will, dass ewig du als Sonne fröhlich glänzt,

als Regen fällst Durst stillend von dem Firmament.

dass deine Kinder pflegen fort das Samenkorn,

entwachsen ferner Ahnen tiefem Weisheitsborn.

          Refrain:

Mein trautes Volk, leb in die Ewigkeit hinein –

der deutschen Mutternation - ein Edelstein,

von Mutter Wolga und des Vaters Rhein Geblüt, -

die Welt entzücken soll dein Glanz, der nie verblüht.

 

Mein russlanddeutsches Volk, sei herzenstreu gegrüßt.

Der Hehrheit heißer Trieb aus deiner Seele fließt.

Für dich ich schrecke nicht zurück vor dem Schafott,

ich hab dich lieb, du bist mein Gut und Heil in Gott!

          Refrain:

Gott segne dich, mein Volk, schließ enger deine Reihn –

der deutschen Mutternation - ein Edelstein,

von Mutter Wolga und des Vaters Rhein Geblüt, -

die Welt entzücken soll dein Glanz, der nie verblüht,

          von Mutter Wolga und des Vaters Rhein Geblüt, -

          die Welt entzücken soll dein Glanz, der nie verblüht.

 

*     *     *

Russlanddeutsche Allgemeine Zeitung, наследница рупора росс. немцев в РК Deutsche Allgemeine Эрлиха, трибуна росс. немцев в Германии в конце 90 - начале 2000 годов. Ныне издается как интернет-газета (www.rd-allgemeine.de). Гл. редактор: Константин Эрлих.

Песня российских немцев

 

Гимн. Автор Константин Эрлих

 

Российских немцев мой ты вольнодумный род, -

Ты жаждой подвига зовешь меня вперед.

Ты кладезь мудрости, родник надежды ты. -

Ты смысл моих дерзаний, соль родной земли.

Припев:

Народ родной мой, ты мной был всегда любим,

Ты путь земной мне сердцем освещал своим.

Из Волги-матушки, седого Рейна вод

бурливой лавой твоя кровь во мне течет.

 

Судьба твоя жестокосердною была,

Я не жалел, что в связке был с тобой всегда.

И даже в год лихой ты был мне дом родной, -

Я за тебя ходил не раз на смертный бой.

Припев:..

 

Хочу, чтоб солнцем мир ты вечно согревал,

Дождем благим планеты жажду утолял,

Чтоб буйной порослью сквозь времена росли -

Твоих далеких предков чаяний ростки.

Припев:..

 

Российских немцев мой ты стойкий, гордый род, -

за честь твою я поднимусь на эшафот.

Я твой трагичный рок всегда делил с тобой -

Люблю тебя - ты жизнь моя, мой Бог родной!

Припев:

Народ родной мой, ты мной был всегда любим,

Ты путь земной мне сердцем освещал своим.

Из Волги-матушки, седого Рейна вод

бурливой лавой твоя кровь во мне течет.

     Из Волги-матушки, седого Рейна вод

     бурливой лавой твоя кровь во мне течет.

 

                     (Перевод автора. Март, 2013 г.)

_____________________________________________________________________________________________

Президенту Российской Федерации г-ну Путину В.В.

 

Уважаемый Владимир Владимирович,

 

 

волею судьбы и своими личными волевыми качествами Вы внесли неоспоримо грандиозный вклад в развитие современной цивилизации, разрушив жандармский однополярный мир, во весь голос заявив право России, российского многонационального народа, других народов планеты на свободное развитие в соответствии со своими традиционными духовно-философскими устоями, провозгласив на весь мир о праве народов самим решать свою судьбу, на свое исконное стремление жить в родственном окружении, о законной ответственности материнского этноса за своих собратьев по природной принадлежности и духовной культуре.

 

Нельзя не провести параллели Вашей успешной политической деятельности с государственными политическими и ратными деяниями императрицы Екатерины Великой, которая в своем Манифесте от 8 апреля 1783 года о присоединении Крымского полуострова указывала: «по долгу предлежащего Нам попечения о благе и величии Отечества, стараясь пользу и безопасность утвердить, ...в замену и удовлетворение убытков Наших решились Мы взять под державу Нашу полуостров Крымский, остров Тамань и всю Кубанскую сторону... Возвещая жителям тех мест силою сего Нашего Императорского манифеста таковую бытия их перемену, обещаем свято и непоколебимо за Себя и Преемников Престола Нашего содержать их наравне с природными нашими подданными, охранять и защищать их лица, имущество, храмы и природную веру, коей свободное отправление со всеми законными обрядами пребудет неприкосновенно...», - c «благодарением Всевышнему» торжественно объявляла Императрица и Самодержица Всероссiйская в своем Манифесте.

 

Вы, уважаемый г-н Президент, внемля воззваниям народа Крыма, чувствуя ответственность за историческое ратное наследие, как и, в первую очередь, за великое будущее России, восcтановили попранную неблагополучной волей рока историческую справедливость, вернув Крым и Севастополь, обильно политые кровью российских солдат и офицеров во многочисленных военных конфликтах, ратоборствованиях и сражениях, в лоно родных пенат. Тем самым Вы отдали дань чести преемственности тысячелетней истории Государства Российского.

 

И здесь я перехожу к сути своего вопроса, касающегося моего многострадального, оболганного автохтонного российского немецкого народа.

 

Я не случайно подчеркиваю автохтонность моего народа, потому что сегодняшние российские немцы – это не просто потомки иностранцев, приглашенных Екатериной Второй и другими Престольными особами Российской Короны в страну, мы являемся аборигенным, государствообразующим, самобытным этносом, зародившимся в недрах России и состоявшимся славным народом, со своей германо-славянской идентичностью, немецко-русской ментальностью, которыми мы заслуженно гордимся.

 

Общеизвестно, что вклад российских немцев в развитие экономики, военного дела, науки и культуры России, начиная с 12 века, воистину огромен. Чтобы в этом удостовериться, не надобно ворошить анналы истории, достаточно окинуть взглядом стены Георгиевского зала Кремля, где Вы, господин Президент, не редко проводите значимые государственные мероприятия, награждения граждан страны за достижения во благо России, и не трудно будет заметить, что чуть ли не треть фамилий в длинных списках великих людей Государства Российского - немецкие!

 

Обвинения за не имевшие места преступления и насильственная депортация российских немцев из своих исконных - ими в жестокой борьбе с всевозможными вызовами дикой природы освоенных - ареалов проживания, в том числе из Крыма, где до войны их насчитывалось свыше 50 тысяч человек, признана соответствующими постановлениями Российской Федерации преступлением в условиях культа личности.

 

Думается, что в русле преобразований, проводящихся в рамках организации в Крыму свободной экономической зоны очень кстати было бы вспомнить, что российские немцы являются единственным народом страны, не имеющим своего национального очага, не являющимся по факту полностью реабилитированным, и выступить с инициативой о приглашении российских немцев на полуостров, на освоенные их мужественными, трудолюбивыми предками в начале 19 века и переданные им Высокомонаршей Царской Короной в вечное пользование, - т. б. на свои исконные земли с тем, чтобы в последствии учредить соответствующее национально-государственное образование.

 

Решение нашего национального вопроса явило бы собой не только торжество долгожданной правды и справедливости, на что нацеливает Указ Президента Российской Федерации от 21.02.1992 г. «О неотложных мерах по реабилитации российских немцев», но, несомненно, соответствовало бы и интересам многонациональной России, с которой сотни тысяч наших соплеменников связывают свою национальную перспективу.

 

Благодарю Вас за ответ.

Константин Эрлих,

от имени инициативной группы российских немцев из России, Казахстана, Германии,

главный редактор международной немецко-русскоязычной интернет-газеты

«Дипломатический Курьер / Russlanddeutsche Allgemeine“ (www.rd-allgemeine.de).

_____________________________________________________________

 

 

Спасибо за Ваш вопрос. Он будет передан Владимиру Путину.

...Специальная программа «Прямая линия с Владимиром Путиным».

___________________________________________________________________________________

Восстановить государственность российскиx немцев

 

Ответственность за реабилитацию российских немцев, за судьбу аборигенного российского немецкого народа полно-стью лежит на руководстве Российской Федерации. И волеизъявление российского немецкого народа ему известно, оно однозначно выражено в решениях 1-ого Чрезвычайного съезда немцев СССР в марте-октябре 1991 года, а также на 1-ом Съезде немцев России в феврале 1993 года, - и оно российскими немцами не корректировалось, тем более не изменялось. Это значит, что данное волеизъявление актуально и по настоящий день, и мы его доводили до сведения как президента, так и председателя правительства Российской Федерации, а также до руководства Федеративной Рес-публики Германии.

 

Сегодня российские немцы, имевшие свои законные исторические ареалы поселения, закрепленные за ними Высочай-шими указами Российской Короны в вечное пользование, которые они в свое время, щедро полив потом и кровью, превратили в цветущие края, а также национальное самоопределение, базировавшееся на соглашениях немецких (германских) общин с Киевскими, Новгородскими, Московскими князьями, а также с местными православными сообще-ствами, на высочайшем договоре Петра I с прибалтийским немецким представительством (1721 г.), предоставлявшему последнему полную политическую, экономическую и культурную автономию в рамках союза, в следствие чего Рос-ское Царство получило морально-юридическое право называться Российской Империей, а владыка ее, Петр Великий, стал Императором, далее на этнокультурно-хозяйственном (1764-1874 гг.), этнокультурном (1874-1918 гг.) и национа-льно-государственном (1918 по 1941 гг.) самоуправлении немцев-поселенцев, вызывавшихся русской элитой: князья-ми, царями и императорами, начиная с Ивана III, не упраздненном, кстати сказать, по настоящее время сколько-ни-будь легитимным государственным актом, разбросаны по многим странам и весям.

 

Иx надежды на восстановление исторической справедливости - возвращение им их малой родины - до сих пор не оп-равдались.

  

Мы не можем смириться с вопиющей несправедливостью по отношению к нашему российскому немецкому народу, ко-торый в результате сфабрикованных огульных обвинений был изгнан из своих родных мест, сослан в Сибирь, на Край-ний Север, в Казахстан и Среднюю Азию, где он в нередко искусственно созданных экстремальных условиях, за колю-чей проволокой так называемых "трудармейских" лагерей, потеряв при этом более трети своей численности, "ковал" великую победу...

 

Мы требуем от руководства России конкретных практических действий по восстановлению нашей национальной госу-дарственности на территории Российской Федерации, а от правительства Федеративной Республики Германии прекра-щения сабботажа восстановления справедливости в соответствие с волеизъявлением нашего народа, выраженном в решениях 1-ого Чрезвычайного съезда немцев СССР 1991 года и на 1-ом Съезде немцев России 1993 года, а также Указом Президента России «О неотложных мерах по реабилитации российских немцев» (№ 231 от 21.02.1992 г.) и российско-германским Протоколом 1992 года, с тем, чтобы на нашем запланированном на 2015 год национальном Съезде начать практическую реализацию вопроса, положительное решение которого не только в интересах нашего многострадального народа, но и, в первую очередь, в интересах многонациональной России, с которой сотни тысяч наших соплеменников искренне связывают свою национальную перспективу - будущее российского немецкого народа!

 

От имени инициативной группы

(России, Казаxстана и Германии) Константин Эрлих,

руководитель делегации от Казахстана на 1-ом Чрезвычайном съезде немцев СССР 1991 года

и на 1-ом Съезде немцев России 1993 года, член Союза Писателей СССР с 1988 года, Заслуженный деятель культуры (1997) и Почетный журналист (2008 г.) Республики Казахстан, Лауреат Золотой Есенинской медали Союза Писателей России (2008 г.), гл. редактор международной немецко-русскоязычной интернет-газеты "Дипломатический Курьер / Руссланддойче Альгемайне Цайтунг".

__________________________________________________________________________________________________________