DipKurier / Russlanddeutsche Allgemeine
DipKurier / Russlanddeutsche Allgemeine

Geschichte und Gegenwart / История и современность

Filmpräsentation

 

„Wolgadeutsches Schicksal“

 

Anfang Seite 1.

 

Der Film handelt über die Geschichte der Familien Hollmann-Bender, deren Vorfahren, dem Manifest der Zarin Katharina der II. folgend, aus dem Dorf Bechtheim bei Worms im Rheinland nach Russland ausgewandert sind und eine neue Bleibe in einer Kolonie an der Wolga gegründet haben: Ein Los mehrerer Generationen, so typisch für fast jede heute in Deutschland lebende Aussiedlerfamilie, die ihre Wurzel tief in der deutschen Geschichte hat, egal, ob sie aus der Wolgaregion, aus Wolhynien oder aus dem Kaukasus stammt.

 

In dem Film ist Ida Bender selbst zu sehen: sie berichtet über die Geschichte ihrer Familie, angefangen von der Kolonistenzeit bis hin zur Rückkehr in die historische Heimat. Ihre Berichte werden durch viele Musik-, Gedicht- und Prosabeiträge untermauert, auch durch viele Zeichnungen bekannter russlanddeutscher Künstler sowie Videosequenzen von dem großen Strom Wolga.

 

Der Chor KulturA-Z begleitet die Filmpräsentation live - mit Liedern und Texten aus den Tagebüchern von Idas Vater, dem Altmeister der russlanddeutschen Literatur, Dominik Hollmann, und aus ihrem letzten Buch „Schön ist die Jugend… bei frohen Zeiten“.

 

Auf diese Weise werden viele Bilder sehr lebendig: ihre Kindheit in einer fleißigen Familie von Dominik und Emilia Hollmann, der Eltern von Ida; das Leben im wolgadeutschen Dorf Rothammel; die Strebsamkeit nach Wissen, die Jugendzeit. Dann der Sturz in den Abgrund: der zweite Weltkrieg; die Deportation aller in Russland lebenden Deutschen in den hohen Norden; der KZ-gleichen Trudarmeedienst am Jenissej; das tägliche Schuften und Sterben; der Kampf ums nackte Überleben…

Das schwere Schicksal fast aller Russlanddeutschen in der Sowjetunion musste Ida mit ihrem Vater, dem Dichter, Schriftsteller und Menschenrechtler Dominik Hollmann, dessen Schreibtalent sie geerbt hatte, teilen. Aber auch mit ihren jüngeren Geschwistern und der Mutter Emilia. Das schwere Schicksal, das ihr die Mutter und die kleine Schwester nahm, und den Rest der Familie nur knapp überleben ließ…

 

Dann Chrustschows Tauwetter, die Auflösung der verhassten Lager, die Gründung ihrer eigenen Familie, Umzug nach Ural. Doch der Fluch, Deutsche zu sein, Verbannte und Verdammte, der klebte an den Russlanddeutschen bis in die 80-er Jahre des vergangenen Jahrhunderts hinein.

 

Und schon wieder erleben die Zuschauer einen vergeblichen Kampf – um die Gerechtigkeit, um die Wiederherstellung der Wolgarepublik, um das Recht zumindest in die so heiß ersehnte Heimat an der Wolga zurückzukehren! Dann die Auswanderung nach Deutschland, weil es scheinbar keine Gerechtigkeit mehr in der zu zerfallen drohenden Sowjetunion geben konnte…

 

Ida Bender - eine kleine zierliche Frau mit einer beeindruckenden Aura und einer starken Stimme, die viele Menschen in ihren Bann zieht- tapfer und ausdrucksvoll berichtet sie über all die Schicksalswege, die sie und die Familie ihres Vaters gegangen sind.  Sie hält ihre Hand über diese Geschichte so, als wäre es ein Stück Familiengold. Ja, und das ist es auch – es ist ein großer Schatz, mit einem Nutzen: Man kann ihn mit allen teilen, die etwas davon haben wollen.

 

Das wollen sowohl die Interessengemeinschaft KEdR als auch der KulturA-Z. Sie wollen die Geschichte nicht vergessen lassen. Sie wollen in der Kette der Generationen ein Zwischenglied sein. Das ist auch ihre eigene Historie. Dieses Treffen ist ein Tribut an ihre Vorfahren.

 

„…Ihr Jungen lebt in Wohlstand und Vergnügen, / zufrieden mit der Welt und eurem Aufenthalt.

Denkt ihr daran, wie viele Männer liegen / in Massengräbern dort im wilden Wald?

Kein Kreuz, kein Denkmal zeigt die Grabesstätte / und keine Tafel zählt die Namen auf

der Menschen, die vor Drangsal und vor Hunger / zu früh beendet ihren Lebenslauf!“

Dominik Hollmann.

 

Wer sich über weitere Aktionen von seit fast 10 Jahren existierenden KulturA-Z informieren möchte, kann die Homepage des Vereins besuchen: www.kultura-z.de. Ausführliche Informationen über Familie Hollmann-Bender sowie andere russlanddeutsche Dichter und Schriftsteller können auf der Homepage von Rudolf Bender www.wolgaheimat.net eingesehen werden.

 

Kommentar zum Foto:

Mitglieder von KulturA-Z mit Rudolf Bender (dritte Reihe, 3. von links) und seiner Ehefrau, Ljudmila (zweite Reihe, 4. von links) – ein gemeinsames Ziel und eine innige Freundschaft lassen sie gemeinsam und vor allem ehrenamtlich mehrere Ideen umsetzen.

Antonina Domke.

______________________________________________________________________________________________________

Hillary Clinton und Donald Trump bei der 2. TV-Debatte.

«Clinton wäre eine Katastrophe für die USA»

 

Mareike Rehberg

 

Der US-Doppelbürger D.W. lebt seit 19 Jahren in der Schweiz und ist für Donald Trump. Nur der Republikaner könne den USA aus der Misere helfen, glaubt W.

 

Herr W., wie würden Sie einen Demokraten davon überzeugen, doch für Donald Trump zu stimmen?

 

Ich würde auf Hillarys Vergangenheit hinweisen. Da muss man sich als Demokrat fragen, ob das wirklich die Person ist, die meine Ansichten und Interessen vertritt. Kann sie das Amt überhaupt ausfüllen oder wird sie vor Gericht oder vor einem Amtsenthebungsverfahren stehen? Es wurde vom FBI nachgewiesen, dass sie geheime E-Mails auf einem privaten Server geschickt und empfangen hat. Es war nur strittig, ob man sie deshalb anklagen sollte.

 

Könnte man nicht das gleiche über Donald Trump sagen, wenn man sich dessen Skandale anschaut?

 

Ich finde es interessant, dass die Vorwürfe der sexuellen Belästigung in der letzten Wahlkampfphase aufkommen, obwohl diese Dinge vor 20 oder 30 Jahren passiert sein sollen. Da steht zudem Aussage gegen Aussage. Was die Trump University angeht: Es gibt zahlreiche Absolventen, die betonen, dass die Ausbildung dort nützlich für sie war. Wenn man keinen Erfolg hatte, ist es sehr einfach, die Schuld auf die Universität abzuwälzen. Man hat schon viele Universitäten versucht zu verklagen, Trump befindet sich da in bester Gesellschaft.

 

Im November muss Trump deshalb aber sogar vor Gericht erscheinen …

 

Eine Anschuldigung ist noch lange kein Schuldspruch. Man muss sich ausserdem fragen, ob das Timing des Prozesses so gewollt ist. Man weiss ja schon seit anderthalb Jahren, dass Trump das Präsidentenamt anstrebt. Ich glaube nicht, dass die Anklage angesichts nur weniger unzufriedener Studenten gerechtfertigt ist.

 

Ein Versprechen Trumps lautet, die USA wie ein erfolgreiches Unternehmen zu führen. Er selbst musste als Geschäftsmann schon mehrere Pleiten verkraften. Wie passt das zusammen?

 

Die wenigen Firmenpleiten werden gerne hervorgehoben. Aber es wird oft vergessen, dass er über 100 Projekten zum Erfolg verholfen hat und aus einem Millionen-Startkapital von seinem Vater ein Milliarden-Imperium geschaffen hat. Man ignoriert gerne, dass er ein erfolgreicher Unternehmer ist.

 

Dass die Trump Organization 1990 mit fünf Milliarden Dollar Schulden aber mal fast bankrott gegangen wäre und von Banken gerettet werden musste, ist kein kleiner Fehlschlag, oder?

 

Aber dass er das Unternehmen wieder aufgebaut und zum Erfolg gebracht hat, ist eine unternehmerische Leistung. Wer als Unternehmer Risiken eingeht und etwas wagt, muss mit Misserfolgen rechnen. Die USA sind derzeit finanziell in einer schwierigen Lage. Da könnte Trump eine Wende einleiten. Hillary verspricht da bloss eine Forstsetzung der letzten Jahre.

 

Was ist Ihr Hauptgrund für Trump?

 

Dass er nicht Teil des politischen Establishments ist. Er ist ein Ausweg aus den letzten Jahrzehnten Bush, Clinton und Obama. Die gehören zwar unterschiedlichen Parteien an, haben aber schlussendlich immer die gleiche Clique um sich, und es ist immer derselbe rote Faden. Trump dagegen schuldet niemandem etwas, er hat keine politische Karriere, in der er Seilschaften aufgebaut hat und Interessen berücksichtigen muss. Das Establishment hasst ihn offenbar mit einer Inbrunst, dass man selbst in seiner eigenen Partei versucht, ihn zu sabotieren. In den letzten Jahrzehnten wurden eine katastrophale Kriegs- und Wirtschaftspolitik durchgezogen und Trump ist die letzte Hoffnung für die USA, aus dem Teufelskreis auszubrechen. Ich bin der Meinung, er wird amerikanische vor internationale Interessen stellen und interne Probleme lösen, statt sich im Ausland einzumischen.

 

Was könnte Trump von Clinton lernen?

 

Ich hatte Mühe mit der Art, wie er seinen Wahlkampf geführt hat. Er hatte im Vorwahlkampf Erfolg mit seiner aufbrausenden Art und sich dann in der Präsentation seiner Person aber grosse Fehler geleistet und den Medien Munition geliefert. Er hätte sich ein bisschen mehr am Riemen reissen und sich wie Clinton mehr auf politische Themen konzentrieren sollen. Sein Programm ist seine grösste Stärke.

 

Könnte ihm diese Schwäche als Präsident international schaden?

 

Viele Schweizer verstehen nicht, dass der Wahlkampf zu einem grossen Teil auch Show ist. Das Volk will unterhalten und begeistert werden. Trump hat schon mit vielen ausländischen Firmen und Beamten verhandelt und sich erfolgreich durchgesetzt. Ich denke, wenn es ans Geschäft geht, ist er ein hochprofessioneller Mensch. Und bei schwierigen Gesprächspartnern wie etwa dem russischen Präsidenten muss man vielleicht auch mal auf den Tisch hauen und nicht nur beliebt sein wollen.

 

Aber wird Trump mit Putin, den er in den höchsten Tönen gelobt hat, nicht eher sanft umgehen?

 

Dass Trump Respekt vor Putin hat, heisst noch lange nicht, dass er sich ihm unterwirft. Trump ist jetzt 70 Jahre alt. Er hat nicht zu verlieren ausser seinem Erbe. Er ist, wie jeder Politiker, ein Narzisst, und er will als grossartiger Präsident in die Geschichtsbücher eingehen. Darum wird er mit anderen Staatsoberhäuptern hart im Interesse der US-Bevölkerung verhandeln. Etwa bei Handelsabkommen, wie mit China. Unter Obama dagegen sind Millionen von Arbeitsplätze und Wertschöpfung abgewandert.

 

Sollte er den Kampf gegen die Terrormiliz «Islamischer Staat» stoppen?

 

Seien wir ehrlich: Der IS ist aus «unseren» Fehlern im Umgang mit dem Nahen Osten entstanden. Es geht darum, kurz, hart und heftig dieser Terror- und Schreckensherrschaft ein schnelles Ende zu bereiten, mit allen nötigen militärischen Mitteln. Dann hat Trump angekündigt, die USA würden militärisch nur intervenieren, wenn sie angegriffen werden. Ironischerweise eine klassische demokratische Einstellung.

 

Was passiert, wenn Clinton die Wahl gewinnt?

 

Dann stehen den USA vier bis acht sehr interessante Jahre bevor. Es wird sicher politische Unruhen geben, es wird politische und juristische Skandale und Verfahren geben. Clinton wird, wenn sie kein demokratisches Repräsentantenhaus und keinen demokratischen Senat hinter sich hat, gelähmt sein und andauernd Angriffe abwehren müssen. Das würde eine absolute Katastrophe für das Land bedeuten.

 

msn.com/de-de/nachrichten/us-wahl/
______________________________________________________________________________________________________

Saad Al-Mahmoud kam in den 60er Jahren nach Deutschland,

lebt seit Jahrzehnten in Regensburg.

 

„Nein, der Islam gehört für mich nicht

zu Deutschland!

 

WOCHENBLATT INTERVIEW

 

Ein gebürtiger Iraker über Flüchtlinge

 

Von Christian Eckl

 

Der gebürtige Iraker und studierte Ingenieur Saad Al-Mahmoud kam 1962 nach Deutschland, studierte in Regensburg Ingenieurwesen. Anschließend arbeitete er bei Siemens. Im November 2015 lud die CSU neben Sozialministerin Emilia Müller, die für Bayern die Flüchtlingskrise schultern sollte, auch Al-Mahmoud ein. Der gebürtige Iraker las ihr die Leviten. Heute, ein Jahr danach, sprachen wir mit Al-Mahmoud.

 

Wochenblatt: Herr "Al-Mahmoud, wie lange sind Sie In Deutschland?

 

Al-Mahmoud: Ich bin seit 54 Jahren in Deutschland. Ich habe Abitur an einer amerikanischen Schule in Bagdad gemacht, das war 1962. Ich bin Sohn eines Scheichs, deshalb konnten wir uns ein solches Gymnasium leisten. Die zehn Besten durften nach England, die drei Besten durften auch nach Deutschland. Da war ich mit dabei. Ich habe dann studiert, bin Ingenieur geworden. GGtt sei Dank bin ich in Regensburg gelandet. Später habe ich bei Siemens gearbeitet bis zur Rente. Mein Herz schlägt in erster Linie für Bayern, dann für Deutschland.

 

Sie sind Moslem. Ihre drei Kinder auch?

 

Nein, alle drei Kinder sind römisch-katholisch. Gott sei Dank ist meine Frau Deutsche, weil ich meine Schwestern kenne, die in London leben und im Irak den gleichen Status hatten wie ich. Sie haben alle studiert, aber sie wollen sich nicht anpassen.

 

Was Ist der Grund dafür?

 

Eine Mehrheit der hier lebenden Ausländer wollen das auch nicht. Sie leben ihre anderen Sitten und Gebräuche ihrer Heimat weiter. Deutschland ist ein christliches Land. Ich bin Moslem, ich halte mich an ·die fünf Säulen des Islam. Ich werde sogar eingeladen, um Vorträge über den Islam zu halten.

 

Heute arbeiten Sie als Dolmetscher, übersetzen für das Bundesamt für Migration aus dem Arabischen und aus dem Englischen. Welche Erfahrungen haben Sie?

 

Vieles läuft falsch, das habe ich auch Emilia Müller gesagt, als sie hier war. Die Flüchtlinge, die hierher kommen, glauben, dass sie ein Haus und einen Garten bekommen. Das ist ihre Erwartung. Die Folge daraus ist, dass alle Flüchtlinge, mit denen ich gesprochen habe, unzufrieden sind. Und da züchten wir die Djihadisten von Morgen heran.

 

Das ist harter Tobak, Herr Al-Mahmoud.

 

Warum? Bis heute haben wir mit der Integration doch gar nicht wirklich angefangen. Wir haben vielleicht die Weichen gestellt, indem wir Unterkünfte geschaffen und das Taschengeld geregelt haben und seit dem 1. November Sprachunterricht verpflichtend anbieten. Aber über 70 Prozent der geflüchteten Syrer, mit denen ich Kontakt habe,. sind Analphabeten. ·

 

Dem widersprechen Experten. Viele haben auch eine Ausbildung oder das Potenzial, den Fachkräftemangel in unserer Wirtschaft zu lindern.

 

Man muss die unbegleiteten minderjährigen Flüchtlinge auseinanderhalten von den Erwach- senen. Auch wenn ich der Ansicht bin, dass. mindestens die Hälfte der Minderjährigen gar nicht unter 18 ist. Aber das ist ein anderes Thema. Wissen Sie, im arabischen Raum gibt es so etwas wie· einen Facharbeiter gar nicht. Ich rede ja mit den Flüchtlingen aus Afghanistan oder Syrien. Ich sage dann: Stimmt's, Du hast mit acht Jahren die "Schule verlassen, hast dann in der Autowerkstatt erst einmal zwei Jahre den Tee gebracht und irgendwann hat dir der Besitzer der Werkstatt gezeigt, wie· man Öl wechselt. So läuft das in der arabischen Welt. Alles andere ist naiv zu glauben.

 

Aber wenn der Flüchtling aus Syrien das Auto repaieren kann, dann ist das doch gut, dann kann er das doch bei uns auch machen?

 

Aber das ist doch ungerecht gegenüber den Menschen, die das bei uns lange Jahre aufwendig gelernt haben -abgesehen davon, dass wir heutzutage gar keine Automechaniker mehr ausbilden, sondern Mechatronikerl Andere sagen, sie sind Maurer, Maler, Elektriker, Friseur, aber kaum einer hat Papiere. Das ist die Wahrheit.

 

Wie ist die religiöse Elnstellung der Flüchtlinge?

 

Viele antworten mir mit Suren aus dem Koran. Das finde ich erschreckend. Das Frauenbild ist mittelalterlich. Wenn ich im Unterricht zum Beispiel sage, dass meine Frau Deutsche ist, fragen sie sofort: Ist sie Muslima? Wenn ich Nein sage, dann geht ein Raunen durch die Bänke. Das Bild, das gegenüber unseren deutschen Frauen herrscht, ist ebenso erschütternd. In der arabischen Welt werden· weiße Laken in die Betten gelegt, damit man in der Hochzeitsnacht die Jungfräulichkeit der Braut überprüfen kann. Das deutsche Frauen sich nicht an das Verbot von Sex vor der Ehe halten, ist für arabische Männer ein Grund, sie zu verachten.

 

Aber woran mangelt es?

 

Wir brauchen gut gebildete Sprachmittler, die es schaffen, zwischen den beiden weit voneinander entfernten Kulturen zu vermitteln. Das müssen die ersten Kontaktpersonen sein, die sagen: So läuft es bei uns im Staat. Die erzählen den Flüchtlingen, wie wir ticken und sagen uns, wie die Neuankömmlinge ticken. Wenn wir das nicht machen, züchten wir die künftigen Djihadisten heran.

 

Warum das?

 

Die Erwartungshaltung ist sehr groß, aber die Möglichkeiten der Flüchtlinge sind eher be- scheiden. Sie sind sprachlich schlecht, sie haben kaum Bildung. Wie soll man das in wenigen Jahren wettmachen? Das geht nicht. Ich erlebe, dass die Flüchtlinge sagen: Deutschland ist schuld, dass es ihnen schlecht geht und sie nicht weiterkommen. Andererseits sind die Leute sich auch alleine überlassen, es gibt in keiner Unterkunft, die ich kenne, vernünftige Betreuer, die diesen Kulturkreis kennen, geschweige denn die Sprache.

 

Glauben Sie, dass die Flüchtlingswelle wieder zunimmt?

 

Ja, wenn die, die in Griechenland und Italien sitzen, weitergelassen werden. Das· würde in der arabischen Welt eine weitere Welle auslösen. Ich kann mir auch vorstellen, dass es Krieg in der Türkei mit den Kurden gibt und es dann weitere Fluchtwellen geben wird.

 

Haben Sie Angst um Deutschland?

 

Ja, ich habe Angst davor, dass die negativen Seiten der arabischen Welt, beispielsweise der Irrsinn des Ehrenmordes, der dort etwas sehr Konkretes ist, zum Vorschein kommen, wenn die Unzufriedenheit nicht abnimmt bei den Flüchtlingen. Dadurch entsteht Hass – und davor habe ich Angst.

 

Führende Politiker betonen, dass der Islam zu Deutschland gehört. Finden Sie das auch?

 

Der Islam gehört nicht zu Deutschland! Wir sind ein christliches Land, kein muslimisches. Der Islam ist eine weitere Religion, ihre Mitglieder sind eine Minderheit in diesem Land.

 

Haben Sie Angst vor der AfD?

 

Nein. Sie haben keinen Plan und schüren Hass. Aber viele, die AfD wählen, sind keine überzeugten AfD-Wähler, sie tun das, damit die etablierten Parteien endlich wach werden. Ich glaube, dass sich die AfD erledigt, wenn die großen Parteien ihre Politik ändern.

 

Aber es gab heuer mehr als 800 Angriffe auf Flüchtlingsheime von Rechtsextremen. Das ist doch schlimm!

 

Aber das Problem sind nicht nur die Rechten, sondern auch die Gewalt, die von den Linken ausgeht. Das Schlimme in unserem Land ist doch, dass man hier seine Meinung nicht mehr sagen darf. Das ist ihre christliche Einstellung, man verzeiht, wenn ein Flüchtling etwas macht. Aber im Koran steht drin, die Christen sind Ungläubige. Alles, was ich hier gesagt habe, darf ich nur sagen, weil ich selbst Ausländer bin. Und das ist doch schlimm, oder?
______________________________________________________________________________________________________

Alexander Fitz und seine Geheimnisse

                                                                      

Anfang S. 1.

 

Das neunte Buch „Deutsche Geheimnisse“ des Schriftstellers und Publizisten Alexander Fitz erschien im Sommer dieses Jahres und ist ein russlanddeutsches Medien-Projekt „Die Welt im Wort“ des Internationalen Vereins der Deutscher Kultur (IVDK, Moskau). Es beinhaltet Erzählungen, Berichte und Novellen, die dem interessierten Publikum bislang wenig bekannte Bruch-teile russlanddeutscher Geschichte offenbaren. Der Autor erinnert sich an die Vergangenheit, stellt Hypothesen auf und zieht schlagartige Schlussfolgerungen. Mit Traurigkeit, Humor, Rätselhaftigkeit, die im Buch harmonisch, Seite an Seite auftreten. Dem Leser, der an russlanddeutscher Geschichte interessiert ist, der auch gerne Mal in die Zukunft schauen möchte und vor allem Humor versteht, werden Schicksale von Politikern, Schauspielern, Geistlichen, Bürgern und Geheimagenten vorgestellt. Die Namen sind uns allen bekannt, doch die Fakten überraschen immer wieder mit schlagartigen Informationen, konkreten Beispielen und Zeugenaussagen…

 

Die erste Präsentation der Neuerscheinung fand Anfang September in Fulda (Hessen) statt. Vor einem Publikum, das ein leib-haftiges Interesse an unserer Geschichte hat und in einem kulturell-historischen Seminar über die Gegenwart und Perspekti-ven der russlanddeutschen Kultur diskutierte. Die Veranstaltung, ein Projekt des IVDK, organisiert in Zusammenarbeit mit dem Institut für ethnokulturelle Bildung - BiZ mit freundlicher Unterstützung der Ortsgruppe Fulda der Landsmannschaft der Deutschen aus Russland e.V, versammelte in diesen Tagen bekannte Historiker und Kulturschaffende aus Russland sowie aus Deutschland und bezweckte vor allem einen Meinungsaustausch zu verschiedenen Aspekten unserer mannigfaltigen Existenz-fragen.

 

Den Teilnehmern des Seminars sollte auch ein kurzer Einblick in die „Deutschen Geheimnisse“ von Alexander Fitz  gewährt werden, weil sie das Thema des Seminars aus publizistischer Sicht betrachten. Olga Martens, stellvertretende Vorsitzende des IVDK, stellte den Teilnehmern das Buch und den Autor vor und betonte, dass sie an der Herausgabe dieses Werkes auch kei-ne einzige Sekunde zweifelte. Nachdem sie sich mit dem Inhalt vertraut gemacht hatte, war sie sofort Feuer und Flamme. Klar gab es auch andere Meinungen dazu. Doch die Entscheidung lag auf der Seite der Vernunft. Selbst schätzt Frau Martens das Buch zum Novum, das auf eine besondere literarische Art und Weise „einen ganz neuen, unerwarteten Aspekt unserer Geschichte hervorhebt“.

 

Trotz innerer Aufregung, wirkte der zur Lesung aus München angereiste Alexander Fitz gelassen und schien sogar ein wenig vergnügt zu sein. Mit lebensfroher Ironie teilte er den Anwesenden die Idee seiner Neuerscheinung mit, sprach über Anre-gungen, Motivationen und eigene Erfahrungen, betonte, dass er nur „die Wahrheit schreibt, sich mit konkreten Begebenheiten befasst und dies aus einem guten Grund: er ist und bleibt ein  Journalist“.

 

Alexander ist durch seine zahlreichen Bekanntschaften und Freundschaften berühmt und mit unzähligen Wissenschaftlern, Historikern, Schauspielern, Schriftstellern und Geistlichen, deren Namen im Buch vorkommen, längst persönlich bekannt. Man kennt ihn praktisch in allen gesellschaftlichen Kreisen. Beziehungen, die er einmal aufgebaut hat, pflegt er mit präziser Sorg-fältigkeit. Man trifft sich gelegentlich, tauscht Meinungen aus und spricht über dies und jenes. Und so kommt man auf die interessantesten Geschichten, die man als Publizist unbedingt mit der Leserschaft teilen möchte.

 

Von seinem alten Freund Viktor Hoffmann, der das Deutsch-Russische Haus in Kaliningrad leitet, erfährt Fitz die freudlose Geschichte des Kriminellen Alexander Klauser. Als Sohn einer Wolgadeutschen und eines deutschen Baronen, dem einstmals ein Landbesitz bei Königsberg gehörte und den es während des Krieges als Kriegsgefangenen nach Sibirien verschlug, wuchs Klauser in einer religiös geprägten deutschen Familie auf. Früh bekam er zu spüren, was es bedeutete, deutsch zu sein. Mit 12 erhielt er seine erste Gefängnisstrafe für einen Mord. Einen Mord, den er aus Charakterstärke begann. 32  von seinen 50 Lebensjahren verbrachte er in Gefängnissen – ob es überhaupt dazu gekommen wäre, wenn man ihn als Deutschen akzep-tiert hätte, bleibt dem Leser offen. Man möchte es hoffen und es spricht sogar alles dafür: Nach seiner letzten Entlassung zog er nach Kaliningrad und es gab Vermutungen, dass er bereit war, ein neues Leben zu beginnen... Doch das Schicksal hat sei-ne eigene Entwicklungsregel, die nicht vorauszusehen sind. Dank seiner Freundschaft mit Hoffmann, gelang es dem Autor Klauser telefonisch zu interviewen… So entstand die Novelle „Baron Sascha-Deutscher“.

 

Im Zentrum der Erzählung „Wie ein Deutscher aus Taschkent Deutschland zwei Kriege zu verlieren verhalf“, steht der bewe-gende Lebenslauf des Kaufmanns der ersten Gilde Heinrich Wilhelm Dürschmidt, der 1883 mit seinem Bruder Friedrich aus Deutschland nach Taschkent kam und mit 5 tausend Rubeln Grundkapital zu einem der erfolgreichsten Unternehmer seiner Zeit wurde. Das Thema verriet dem Autor sein alter Freund Viktor Iwonin als er mitbekommen hatte, dass Fitz an einem Buch unter dem Titel „Deutsche Geheimnisse“ arbeitet. Nach gründlichen Recherchen häufte sich genügend Material für eine hu-morvolle, ereignisreiche und lesenswerte Geschichte an, die im Buch aufgenommen wurde…

 

Ich fragte den Autor, warum er eigentlich sein neues Werk „Deutsche Geheimnisse“ genannt hat?  Die Antwort war überra-schend kurz: Jedes Volk hat seine Geheimnisse. Wieso sollten die Russlanddeutschen keine haben?

 

Dass Alexander recht hat, bestätigt jedes Kapitel im Buch: Jede zweite Person in seinen Erzählungen verbirgt ein Geheimnis, das jahrzehntelang auf  besondere Art in Anonymität gehüllt wurde und das man nicht preis geben durfte. Es waren Geheim-nisse, die vor allem die nationale Zugehörigkeit der Menschen, über die im Buch berichtet wird, betrafen. Wie in den Fällen der prominenten „lettischen“, doch wie sich herausstellte, russlanddeutschen Schauspielerin Via Artmane; des in Vergessen-heit geratenen talentierten Regisseurs Konstantin Eggert; des hochbegabten Sängers des Bolschoj-Theaters Johann Krause, der auf Befehl des „Vaters“ aller Völker Iosif Stalin unter dem Namen Iwan Petrow weltberühmt wurde; des Dichters Jewgenij Jewtuschenko, den wir vielleicht nie kennengelernt hätten, wenn er unter seinem Geburtsnamen Gangnus (Hangnus) Gedichte geschrieben hätte.

 

Um nicht auf der Stelle alle Geheimnisse des Autors auszuplaudern und dem Leser die Freiheit für eigenen Enthüllungen un-bekannter Seiten russlanddeutscher Geschichte zu bieten, möchte ich noch ein Thema, das der Autor im Buch aufgreift, an-sprechen. Das Thema der Weltsicht jedes einzelnen und des Unterschieds zwischen deutsch-russlanddeutsch-russisch zu sein, zu denken und zu handeln. Es betrifft die Erzählungen und Beobachtungen in denen Fitz die Seele des echten deutschen Bür-gers auf Herz und Niere prüft und dem Neuangekommenen die Möglichkeit öffnet, Prioritäten zu setzen und eigenständige Entscheidungen zu treffen. Dabei kommt es stets zu humorgeladenen Situationen und unerwarteten Wenden des Sujets wie nämlich in den „Geheimnissen  „deutscher“ Seele“ oder in „Der Bürger und das „deutsche“ Wunder“. Genau diese Geschichten machen das Buch noch attraktiver und unterhaltsamer. Man begreift plötzlich, dass ein großes Geheimnis aus mehreren klei-neren besteht und dass es jedem belassen bleibt, sie zu entdecken und zu erleben. Man muss dabei nur auf den richtigen Weg kommen. Alexander Fitz  hat den richtigen Weg für seine Enthüllungen entdeckt und untersucht mit Akribie eines Chi-rurgen die Seelen seiner Mitmenschen, forscht nach Gemeinsamkeiten und Unterschieden, nach verborgenen Geheimnissen jedes Einzelnen, ohne ihm zu nah zu treten oder ihm seine Fehler vorzuhalten. Stets mit Genauigkeit, Mitgefühl und bewun-dernswerten Vorliebe zum Detail, den wichtigsten professionellen „Geheimnissen“ eines hervorragenden Publizisten.

 

Zur Information: Das Buch „Deutsche Geheimnisse“ (Russisch: Немецкие тайны“) ist im Verlag GELIKON unter knigi@gelikon.de erhältlich.

Rose Steinmark,

Münster.

_______________________________________________________________________________________

Булат Мекебаев

 

О наших немцах

 

Начало на стр. 1

 

"Эти жуткие времена лучше не вспоминать..."

 

Рафаил тоже пригласил нас с женой в гости. Там, за разговором, я и услышал его историю.

 

Общаясь со многими стариками-немцами, я часто слышал их рас-сказы о депортации, о том, как это происходило, но это были «за-стольные» воспоминания - вопрос о сохранении памяти о тех жут-ких временах не шел.

 

Кстати, это нас сильно отличает друг от друга, «наших» немцев и казахов: каждый казах должен знать свой жуз, род, 7 дедов. Многие знают свою историю, даже если не говорят на родном языке. Это идёт от стариков, которые задают тот самый первый вопрос - «какого ты рода?».

 

Немецкие же старики, пережив ужасы депортации, трудармии, лагерей, видимо, не хотели вспоминать всего этого и ничего не рассказывали детям. А дети не задавали вопросов и сами не интересовались.

 

 

«Казах делает ремонт проволокой, ингуш - верёвкой, немец – сваркой»

 

Основная масса немцев в Казахстане жила в деревнях. Это трудолюбивый народ, «пахари». В Казахстане все знают - если немецкая деревня, то это значит: асфальтированные дороги, добротные и чистые дома, отлаженная техника, ухоженный скот, приличная одежда, присланная родственниками из Германии, дети, знающие родной язык. Это была определённого рода культура.

 

Быть немцем - это был своего рода бренд. К примеру, если на СТО работал немец, на ремонт машины к нему записы-валась очередь. К казаху не было никого.

 

В мою бытность (и я думаю, с тех пор мало что поменялось) бытовала присказка: «Казах делает ремонт проволокой, ингуш - верёвкой, немец – сваркой». Это было качество. И таких примеров - масса. С отъездом немцев Казахстан по-терял во многом. Потеряет и ещё, так как уезжают по сей день.

 

 

Пороки, «рожденные революцией»

 

Возвращаясь к дядьке Рафаилу: его рассказ захватил меня, и я попросил описать все это на бумаге. Оказалось, что рукопись уже существует. Несколько лет назад о том же, что и я, Рафаила попросил его младший братишка Леопольд.

Я не знаю, чем так не понравился писательский труд Рафаилу, но продолжить работу над той рукописью он не захотел. Я попросил ее у него - почитать.

 

Писал он своим языком, как мог. Но... прочитав, я увидел, что можно из этого сделать – настоящую книгу!

Основная линия была готова, нужно было лишь придать ей яркости и эмоциональности. И вот я начал пристраивать к ней дополнительные сюжеты. Персонажам, чьи жизни когда-то пересекались с жизнью Рафаила, я додумывал их истории. Мне захотелось описать тот период как можно полнее.

 

И теперь в моём романе много художественного вымысла, но у этого вымысла есть основа - реальное мракобесие того времени, ужасы, происходившие на всей территории бывшего Союза.

 

В отличие от моих немецких друзей, я не предлагаю все это забыть. По одной простой причине: все это творится - не происходит, а именно творится - практически во всех странах бывшего СССР, до сих пор.

 

Коррупция, которая ведет свое начало в высших эшелонах власти, беспредельные и безнаказанные действия внутренних органов, НКВД (пусть это сегодня КГБ, КНБ, ФСБ - но суть осталась та же).

 

Мздоимство и вымогательство чиновников.

Покупаемость и некомпетентность судей.

Безграмотность и хамство народа.

Безразличие к происходящему вокруг и беспробудное пьянство...

Все эти пороки, порожденные «Великой Октябрьской революции», и сейчас живут и процветают в странах постсоветского пространства. Сколько ещё в современной жизни «шариковых» и «швондеров»! А сколько еще тех, кто до сих пор верит в лозунги, которые, по сути, тоже не изменились.

Обо всем об этом мне захотелось написать.

И я начал…  

 

 

Он спас советских немцев от советских самолетов

 

Я очень близко к сердцу воспринял историю маленького немецкого мальчика Рафаила и его семьи, депортированных из Украины в наши казахские степи.

 

Его труд: двенадцатилетний ребёнок работал наравне с взрослыми.

 

Его тюремный срок: его осудили на 10 лет за воровство зерна — а он просто не дал своей семье умереть от голода.

Его страшная жизнь в заключении, в штрафных лагерях.

 

Его встречи с такими же заключёнными.

 

Все это формировало его характер, силу духа и выносливость: не сломаться от унижения, побоев, непосильного труда, выстоять и вернуться домой, к маме.

 

Я придумал дополнительную сюжетную линию - поиск уже пожилым Рафаилом в наше время Фёдора Мелихова. Этот человек был на самом деле, правда, как его звали, Рафаил не знал: просто запомнил молодого солдата из конвоя, что охранял состав поезда с депортированными немцами.

 

Этот солдатик оставил открытыми двери вагона, где находилась семья Рафаила, перед налётом советских самолётов для бомбардировки состава. Так он спас многих от уничтожения, благодаря ему выжила семья Рафаила.

 

Мне очень захотелось, чтобы Рафаил нашёл его - уже древним стариком, генералом, героем Советского Союза, прошедшим много войн и успевшим перед смертью покаяться за всё совершённое им зло, в которое он верил.

Потому что «благими намерениями выстлана дорога в ад».

 

Потому что мне хотелось сказать и показать: пусть не все, но кто-то из творивших бесчинства во имя выдуманных идеалов, все-таки прозрел.

 

Не может быть всё так безнадёжно!

Аксакалу кидали немецких детей из вагонов.

Я не буду рассказывать обо всем, что я придумал. Я лучше расскажу о том, что послужило основой для этих моих выдуманных-невыдуманных историй. Всего два примера из тысяч.

 

На территории Казахстана находился женский лагерь «Алжир» - Акмолинский лагерь жен изменников родины. Там содержались заключённые из многих стран, были и немки. Зная о нечеловеческих условиях, в которых содержались заключённые, местные казахи приводили к колючей проволоке толпы детей и заставляли кидать в зечек камнями. Почему-то это всегда были только белые камни. Конвой злорадно смеялся, говоря: «Смотрите, как вас ненавидит народ…» Благодаря этим «белым камням» многим из заключённых удалось выжить — это был твёрдый казахский сыр, курт.

 

И ещё одна история: недалеко от одного казахского аула проходила железнодорожная ветка. На одном участке поезд всегда замедлял ход, делая поворот. Именно к этому месту на телеге, застеленной соломой и разным тряпьём, постоянно подъезжал старик-казах. Он знал: в эшелонах мимо него едут депортированные немцы. Грудные дети не выживали в дороге, и матери, стараясь сохранить малышам жизнь, выбрасывали их из вагонов, стараясь попасть точно в эту телегу. Таким образом этот аксакал собрал 11 немецких детей, вырастил их и дал им высшее образование.

 

На основе таких историй я и писал свои, вплетая их в судьбу и жизнь Рафаила.

 

 

Нет «Волга-Дойче» - есть немцы, разделенные историей

 

В дальнейшем роман будет переведён на немецкий язык. Мало кто из местных немцев в Германии знает о том, что такое депортация советских немцев. Для них есть «Волга-Дойче», «волжские немцы» или, как их еще называют, «русские немцы». Но что было с ними в далеком СССР, как им пришлось выживать, об этом в современной Германии не знает практически никто.

 

Мне хочется рассказать им об этом.

 

О том, что нет такой национальности - «русские немцы», а есть немцы, разделённые историей. В школьной программе в учебниках по истории Германии не сказано ни одного слова о немецких районах Поволжья и, тем более - о геноциде и депортации. Получается, что эта часть немецкого народа как бы не существовала. Ее также нет и в российских учебниках по истории, и сомневаюсь, что о ней много написано в казахстанских.

 

Мне хочется рассказать сегодняшним немцам, чьи предки никогда не уезжали из Германии, об их собственном народе. Той его части, что в сегодняшней Германии пока «не пришлась ко двору».

 

Пока они так и существуют - в «параллельном мире» с местными. С момента их возвращения на историческую Родину прошло слишком мало времени. Пройдёт ещё два поколения, и правнуки переселенцев забудут, не то чтобы о своих корнях, но о той части биографии своих семей, которую уже несколько поколений советских немцев хочет забыть.

 

Может быть, так и будет.

 

Но я надеюсь, что когда-нибудь кто-нибудь из них откроет нашу с Рафаилом книгу — я назвал ее «От рассвета и до заката» - и узнает о том далеком времени, когда их прадеды пытались выжить в казахских степях.

 

А еще я надеюсь, что эту книгу прочтут в Казахстане, России, в Украине и т.д.

 

Для того чтобы люди поняли: любя и уважая свой народ и свою страну, нельзя унижать и ненавидеть другой! Нельзя превозносить себя и возвышать свою нацию над другими. Это неизбежно приводит к повторению самых трагических страниц нашей общей истории.

_______________________________________________________________________________________________________________

В. Ф. Баумгертнер

 

К дню памяти жертв политических репрессий

 

Распоряжением Правительства РФ от 15 августа 2015 года № 1561-р утверждена Концепция государственной политики по увековечению памяти жертв политических репрессий

 

 

В этой Концепции, в частности, отмечается, что «Россия не может в полной мере стать правовым государством и за-нять ведущую роль в мировом сообществе, не увековечив память многих миллионов своих граждан, ставших жертва-ми политических репрессий. Особенно важным в этой связи является осознание трагического опыта России, пережи-того страной и ее гражданами после октябрьских событий 1917 года, который характеризуется разрывом традиций, утратой преемственности культурного опыта, разрушением межпоколенческих связей. Вследствие репрессий страна пережила масштабные социальные катаклизмы. Помимо колоссальных потерь, понесенных в период Гражданской и Великой Отечественной воин, Россия пережила целый ряд иных трагедий…

 

Правительство в этом документе справедливо отмечает, что за прошедшее после 1953 года время в России процесс реабилитации не был завершен. Точное число репрессированных лиц остается неизвестным. Общенациональный па-мятник жертвам политических репрессий не установлен. До сих пор не проведена необходимая работа по выявлению мест захоронения жертв репрессий. В ряде регионов (Алтайский край, Республика Коми, Республика Татарстан, Псков-ская и Самарская области и др.) в изданных книгах памяти названы почти все репрессированные, но в некоторых су-бъектах Российской Федерации таких книг памяти до сих пор нет. Недопустимым являются продолжающиеся попытки оправдать репрессии особенностями времени или вообще отрицать их как факт нашей истории».

 

С этими фактами трудно не согласиться. В то же время, если внимательно вчитаться в констатирующую часть Концеп-ции и в перечень мероприятий, планируемых для увековечения (раздел III Концепции), то с удивлением можно обна-ружить, что там отсутствует как признание государством того факта, что репрессии были тщательно спланированны-ми преступными мероприятиями по зачистке территории СССР от инакомыслящих граждан и представителей народов иной национальности, так отсутствуют и обязательства дать правовую оценку этим преступлениям совершенных госу-дарственными органами власти и конкретными историческими личностями и, прежде всего, И. Сталиным.

 

Определенные сомнения могут возникнуть у наших ученых - историков исследователей в той части, которая касается доступности к архивным документам, т.к. в последние годы к некоторым темам доступ был закрыт, возможно еще и потому, что в период с 2009-2012 г.г. работала комиссия по противодействию попыткам фальсификации истории в ущерб интересам России при Президенте России.

 

Для того, чтобы разобраться в этом очень важном для российского общества вопросе можно обратиться к публикаци-ям правозащитной общественной организации «Мемориал», которые выложены на их интернет-сайте, а также ознако-миться с информацией в Википедии по запросу «Гулаг». В российском общественном сознании политический террор и репрессии в СССР ассоциируются со значением слова ГУЛАГ или «Сталинские репрессии».

 

ГУЛАГ – главное управление лагерей и мест заключения – подразделение НКВД СССР, МВД СССР, осуществлявшее ру-ководство местами массового принудительного заключения и содержание в 1930-1956 г.г.

 

Постановлением Совета народных комиссаров СССР от 1929 года предписывалось организовывать новые лагеря при-ема заключенных в отдаленных районах страны в целях колонизации этих районов и эксплуатации их природных бо-гатств путем применения труда граждан, лишенных свободы.

 

Естественно, что после выхода этого Постановления динамика  численности осужденных находящихся в лагерях ГУЛА-Га приобрела дополнительное ускорение и выглядела так:

На 1 июля 1929 года – 23 тыс. человек;

             1 июля 1930 года – 95 тыс. человек;

             1 июля 1931 года – 155 тыс. человек;

             1 июля 1937 года – 788 тыс. человек;

             Апрель 1938 года – 2 млн. человек.

 

До конца 1980-ых годов официальная статистика по ГУЛАГу была засекречена, доступ в архивы был невозможен. Со-гласно официальным данным всего в системе лагерей, тюрем и колоний ОГПУ и НКВД в 1930-1956 г.г. единовременно содержалось от 500 тыс. до 2,5 млн. человек (максимум был достигнут в начале 50-ых годов). В Концепции отмечено, что точное число репрессированных так и остается неизвестным.

 

Разница в оценках масштабов репрессий различными исследователями определяется, в первую очередь, набором ка-тегорий лиц, включаемых в понятие «репрессированные». В результате оценки варьируются от 3,8 млн. до 9,8 млн. человек политических «репрессированных» и до десятков миллионов, включая понесших наказания по уголовным статьям.

 

Вот некоторые итоги по цифрам, которые приводит известный исследователь политических репрессий в СССР в 1917-1954 г.г., доктор исторических наук, научный сотрудник института российской истории РАН Виктор Земсков:

3,8 млн. человек – осужденные по контрреволюционной статье;

4,0 млн. человек – подверглись раскулачиванию;

1,5 млн. человек – депортированные этнические меньшинства.

Итого: До 10 млн. человек пострадали напрямую по политическим мотивам, из них, приговорены к смертной казни 700 тыс. человек.

 

Кроме того:

до 5 млн. – жертв голода, вызванного продразверсткой 1921-1922 г.г.;

до 7 млн. – жертв голода 1932 года, вызванного коллективизацией;

до 3 млн. – вынуждены были эмигрировать после второй мировой войны.

Всего порядка 25 млн. человек пострадали от Сталинской политики, что составляет ~ 13,9 % от численности населе-ния СССР в 1950 году.

 

Огромные жертвы, огромное количество пострадавших!

С нравственной точки зрения, было бы справедливо одновременно с принятием Закона РФ от 18 октября 1991 года № 1761-I «О реабилитации жертв политических репрессий» принять соответствующий правовой акт, обязывающий ис-полнительную власть организовать работу и определить точное количество жертв политических репрессий за период 1922-1953 г.г. и принять конкретные меры по их увековечению на государственном уровне.

 

Но …этого не удалось добиться. Почему? Видимо, потому, что реальная численность жертв и пострадавших от репрес-сий (если их всех государство сочтет и учтет) может ошеломить российское гражданское общество и оно потребует справедливого суда над виновниками произошедшего. А это значит, что осуждению и международному суду могла быть подвергнута как сама система бывшего СССР, так и ее бывший кормчий – вождь народов И. Сталин.

 

Должное внимание этому вопросу уделила Парламентская Ассамблея Совета Европы (ПАСЕ). Еще в 2006 году она при-няла Резолюцию – официальный документ Совета Европы, призывающий к осуждению преступлений тоталитарных коммунистических режимов (Резолюция № 1481 от 25 января 2006 года).

 

В этой Резолюции отмечено, что «…все тоталитарные коммунистические режимы, правившие в ХХ веке в странах Цен-тральной и Восточной Европы …характеризуются массовыми нарушениями прав человека, включая индивидуальные и коллективные убийства и казни, гибель людей в концентрационных лагерях, смерть от голода, депортации, пытки, ра-бский труд и другие формы массового физического террора, преследования по этническим и религиозным основани-ям, нарушение свободы совести, мысли и выражения, свободы прессы, а также отсутствие политического плюрализ-ма».

 

Здесь же, в качестве обоснования преступлений подчеркнуто, что все оправдывалось теорией классовой борьбы и принципом диктатуры пролетариата, которые узаконивали уничтожение людей, мешавших строительству нового об-щества и, по существу, являвшихся врагами режимов.

 

А почему сегодня нельзя вернуться к этому вопросу?

На наш взгляд, видимо, только потому, что в последние годы в России среди властного чиновничества сформировался устойчивый спрос на «сильную руку», воплощением которой является образ Сталина. На этом фоне в СМИ всячески выпячивается и обеляется его роль, и он возводится в статус самого эффективного государственного менеджера.

 

В годы президентства Д. А. Медведева была предпринята попытка начать новую, третью по счету государственную компанию по десталинизации. В октябре 2012 года Михаил Федотов, назначенный на пост руководителя Совета при Президенте РФ по правам человека, заявил, что одной из главных задач Совета он видит «десталинизацию» общест-венного сознания».  (Федотов М. является одним из авторов проекта «Десталинизация российской истории ХХ века», март 2011 года). Однако, проект «десталинизации» был подвергнут критике со стороны различных экспертов и обще-ственных деятелей (С. Кургинян, Д. Ермолов, Т. Полоскова и др.).

 

Не однозначным было и общественное мнение о десталинизации. Так, согласно опросу ВЦИОМ (апрель 2011 года) из 1600 опрошенных 24% сообщили, что их семья пострадала от сталинских репрессий. Курс на дестанализацию поддер-живают 26% россиян. Остальные считают «дестанализацию» пустословием и мифотворчеством.

 

Подогревает эту историю и проблема осиротевшей Лубянской площади в Москве. Некоторые российские политические деятели предлагают снова вернуть памятник Ф. Дзержинскому на ранее занимавший им постамент. И все же, более чем 20-летняя деятельность общества «Мемориал» дала свой результат, появилась Концепция государственной поли-тики по увековечению памяти жертв политических репрессий. Правда, в этом документе выхолощено многое из того, что предлагали общественники еще в 2010-2011 г.г. для создания общенациональной программы по увековечению па-мяти жертв террора.

 

В Концепции перечисляется также и большой список принятых правовых актов РФ, охватывающий проблему реабили-тации жертв политических репрессий. Однако, приходится сожалеть, что большая их часть не исполняется надлежа-щим образом, а применительно к проблеме народа российских немцев, - вообще не исполняется Закон РСФСР 1991 го-да «О реабилитации репрессированных народов». Поэтому и сегодня наш народ остается не реабилитированным.

 

Как известно, все репрессивные решения по депортированным народам, в том числе, и по некоторым гражданам, при-нимались верховной властью СССР. А вот социальная ответственность по их реабилитации целиком и полностью воз-ложена на региональные органы исполнительной государственной власти.

 

Мы ранее уже писали о том, что регионы РФ в экономическом отношении очень сильно разнятся. Это оказывает влия-ние на уровень компенсационных льгот, которые предусмотрены законодательством в части, касающейся жертв поли-тических репрессий, что в свою очередь, ставит в неравное положение людей, пользующихся этими льготами, и, по факту, является нарушением конституционных прав граждан России.

 

Действие закона «О реабилитации жертв политических репрессий», в части порядка их реабилитации, распространя-ется в том числе, и на граждан государств – бывших союзных республик СССР, подвергшихся политическим репресси-ям на территории РФ.

 

Применительно к Закону о реабилитации репрессированных народов его действие в отношении восстановления прав депортированных лиц, национальных меньшинств и народов ранее регулировалось специальным Соглашением в рам-ках Содружества Независимых Государств (Бишкекское Соглашение от 9 октября 1992 года), которое подлежало ра-тификации через каждые десять лет.  Это Соглашение было подписано  полномочными представителями республик Азербайджана, Армении, Белоруси, Казахстана, Кыргызстана, Молдовы, РФ, Таджикистана, Туркменистана, Узбеки-стана, Украины.

 

К сожалению, по истечению десятилетнего срока действия этого Соглашения Беларусь и Казахстан негативно отнес-лись к его дальнейшей пролонгации, а Россия, ссылаясь на то, что она уже по существу выполняет обязательства, вы-текающие из Соглашения … в рамках реализации принятых ранее программ и иных нормативных актов…посчитала, что ратификация Соглашения не представляется необходимой. Таковы реалии нынешнего времени.

 

Но и самый главный, на наш взгляд, недостаток Концепции – это полное отсутствие в перечне ее мероприятий како-го-либо упоминания о том, что государство обязуется и в дальнейшем обеспечивать достойную социальную защиту жертв политических репрессий, а также пострадавших от этих репрессий лиц-граждан России.

 

Исполнение государством этих обязанностей в полном объеме в соответствии с Законами и Постановлениями могло бы быть самым наглядным примером по увековечению памяти жертв политических репрессий для всех поколений россиян.

 

А как российские немцы относятся к дате 30 октября – Дню памяти жертв политических репрессий? И как они должны к этой дате относиться?

На наш взгляд они должны в день 30 октября ежегодно поминать жертв политических репрессий, в том числе и, пре-жде всего, наших погибших и пострадавших соплеменников. Объяснение тут очень простое. По установившейся тра-диции российские немцы ежегодно отмечают день памяти и скорби 28 августа – в день, принятия Указа Президиума Верховного Совета СССР в 1941 году «О переселении немцев, проживающих в районах Поволжья».

 

Но ведь немцев выселили в те годы не только из Поволжья. Так, например, Постановлениями Государственного Коми-тета Обороны от 6 сентября 1941 года предписывалось переселить немцев из города Москвы и Московской области Ростовской области, а от 21 сентября -  из Краснодарского, Орджоникидзовского краев, Тульской области, Кабардино-Балкарской  и Северо-Осетинский АССР и т.д. Таким образом немцы были переселены из всей Европейской части СССР.

 

Исходя из этого в День памяти жертв политических репрессий – ежегодно 30 октября российские немцы должны при-нимать участие в памятно-траурных мероприятиях, проводимых повсеместно в России, в государствах – бывших рес-публиках СССР и в ФРГ.

 

Депортация российских немцев, проживавших в различных регионах Европейской части СССР в Сибирь и Казахстан в 1941 году связала их единой трагической судьбой – судьбой единого репрессированного народа.

______________________________________________________________________________________________________

"СССР не позволил истребить побежденных немцев",

 

утверждает Филипп Рубис (см. также "Загадки истории", спецвыпуск №16/с, апрель 2015 года).

 

«План Моргентау»

 

В 1944 году Великобритания и США договорились о том, что Германию после окончания войны надо разделить на ча-сти, уничтожить тяжёлую промышленность, а само население переориентировать на сельское хозяйство. Это был так называемый «план Моргентау». Его предложил тогдашний министр финансов США Генри Моргентау. В сентябре 1944 года на 2-й квебекской конференции план вынесли на обсуждение. План приняли Уинстон Черчилль и Франклин Руз-вельт. К нему прилагалась записка Гарри Уайта, члена «финансового интернационала» и «архитектора» Бреттон-Вуд-ской системы, в которой говорилось о том, что при выполнении «плана Моргентау» население Германии сократится как минимум на 25 миллионов человек в течение нескольких лет. Но план всё равно приняли. (Вот такой план родил-ся в головах существ, объявлявших себя демократами. - Ред.) 

 

В августе 1944 года было выпущено «Руководство для военной администрации в Германии», которое должно было стать политическим руководством для оккупационных войск в этой стране. Но данное руководство Моргентау «забра-ковал»: он считал, что дневной рацион в 2000 калорий для немецких рабочих слишком велик! Рузвельт приветство-вал эти «предложения по улучшению», заявив: «Нам следует быть жёсткими с Германией; я имею в виду немецкий народ, а не только нацистов. Нужно либо кастрировать немцев, либо обращаться с ними так, чтобы они не могли вос-производить потомство, которое захочет вести себя так, как они вели себя в прошлом». (Такого не заявляли даже на-цисты! - Ред.)

 

«Начиная с 1945 по середину 1948 года мы наблюдали порабощение, унижение, уничтожение целой на-ции», – это слова офицера медицинской службы ВМС США. Капитан Альберт Бенке сравнил немецкий и голландский голод: на протяжении многих месяцев в некоторых областях Германии рацион, установленный союзниками, составлял 400 кало-рий в день; в большинстве областей он был чуть ниже 1000 ка-лорий в день. Установленный же наместником Треть-его рейха в Голландии Артуром Зейсс-Инквартом рацион составлял 1394 калории в день, который голландцы получали всегда. Именно за устроенный в Голландии голод Зейсс-Инкварта повесили союзники. (Здесь нам и наглядное объяс-нение, что было целью варварских бомбардировок союзниками территории Третьего рейха и организованный ими же голодомора на "рейнских лугах", жертвами которых стали миллионы и миллионы гражданского немецкого населения. - Ред.) 

 

Всё это можно было бы назвать геноцидом. (А как еще иначе?! - Ред.) Но сейчас предпочитают пугать немцев, родив-шихся уже после войны, жуткими сказками о «зверствах русских варваров, грабивших несчастных немцев и насилова-вших их женщин». Однако никто не вспоминает о том, что именно из-за противодействия Сталина Германия не была возвращена в добисмарковские времена, раздроблена и превращена в конгломерат небольших аграрных государств. Кстати, забыто и то, что в своей зоне оккупации советское командование прилагало огромные усилия для того, чтобы накормить немцев и восстановить промышленность. То есть дать работу жителям оккупированных немецких земель. Советский Союз, который должен был получить значительную долю репараций с Германии путём передачи ему обору-дования демонтированных немецких предприятий, скоро убедился, что ему гораздо выгоднее создавать на месте, в Германии, акционерные общества и вывозить в счёт репараций готовую продукцию этих обществ.

 

Так же обстояло дело и со снабжением продовольствием немецкого населения. Никто из немцев не ожидал, что пра-вительство СССР проявит такую заботу о них. Тем более никто не надеялся и не мог мечтать о таких нормах питания. Прочитав листовку о новых нормах, католический священник доктор Панге заявил: «О, это прекрасно! Таких норм Германия не знала даже в первый год войны». Немцы быстро почувствовали разницу между восточной и западной зо-нами оккупации. И скоро многие сбежали с Запада на Восток, спасаясь от «демократии», принесённой на штыках на-ших союзников.

 Источник: http://prometej.info/mir/5649-istreblenie.html

______________________________________________________________________________________________________

 

Сау бол, mein Freund, Мунтаниол!

 

В издательстве "Монтана" вышла новая книга автора

 

 

…Вилли Мунтаниол прошел большой, и - как все наше старшее поколение  - трудный и насыщенный жизненный путь. Поведать ему было о чем…

 

Родился автор в 1931 году в немецком селе Воскресеновка Кустанайской области Казах-стана. В школу пошел в Актюбинске, куда отца перевели по работе. После известного указа ВС СССР о переселении немцев, проживающих в районах Поволжья, семью Мунта-ниолов отселили из города в сельскую местность. „Там, на ферме Жолман, - вспоминает автор, - я учился в казахской школе и за полтора года так овладел новым языком, что это удивляло окружающих. А немецкий – забыл."

 

Среднюю же школу Вилли закончил на русском языке. Позже, закончив музыкальное училище, работал в одном из первых немецких профессиональных музыкальных групп «Hand in Hand“, затем сотрудничал  в местной и областных средствах массовой информации в Киргизии и Казахстане, был собкором КазТАГ и ТАСС. Публиковался в „Правде“, „Неделе“, „Комсомольской правде“.

 

В 1961 году в сборнике республиканского Дома народного творчества Казахстана увидела свет и исполнена по радио «Песня молодых целинников» Мунтаниола на музыку Оскара Гейльфуса, автора  оперы «Рихард Зорге» (эпизод. геро-ем которого является знаменитый композитор, мы предлагаем вниманию читателей в приложении). Дипломами были отмечены и другие произведения Вилли Мунтаниола. Грампластинка с его песней «Мой город на белом холме», посвя-щенная городу Актюбинску (на музыку его брата, Эрнста), была в 1988 году выпущена  Всесоюзной фирмой «Мело-дия».

 

Особые заслуги характеризуют Вилли Мунтаниола в деле поддержки и развития немецкого национального движения в СССР, являясь одним из тех немногих российских немцев, которые еще в далекие шестидесятые годы прошлого века выступили за восстановление национального самоопределения немецкого народа в Поволжье. Яркий след он оставил в биографии общества „Видергебурт“, как председатель Актюбинской областной организации в Казахстане и в стране в целом.

 

Von zwei Müttern geliebt,

von zwei Völkern gehegt,

ein Schicksal,

das uns alle bewegt.

 

Это поэтические строки сотрудника Посольства Республики Казахстан в Германии д-ра Адильбека Альжанова о Вилли Мунтаниоле. Он сказал их на юбилее литератора и общественного деятеля, заключив на своем родном языке: Сау бол, Мунтаниол!

 

Мы со своей стороны тоже желаем Вилли хорошего здоровья и новых творческих удач.

Приобрести книгу  Вилли Мунтаниола можно по телефону: Tel.: (+49) 30 63 22 88 23.

Рихард Гартманн.

*     *     *

 

Эпизоды из книги...

 

Из воспоминаний брата Вилли Мунтаниола, известного композитора Эрнста Мунтаниола:

 

…Иду однажды по коридору этого самого союза (композиторов - ред.), такой понурый. И вдруг мне навстречу – Гейльфус!..

            - Да ну?!.

            - Обнял меня. Говорит, слышал в Алма-Ате будто Эрнст Мунтаниол (брат автора – ред.) давно умер. Вот хорошо, отвечаю. А я – живой! Ну, расспросил он меня обо всём. Обрисовал ему картину как долго донимаю хозяев музыкальной крепости. И тут он познакомил меня с Гуго Вормсбехером из «Нойес Лебен» в надежде, что печатный орган издания «Правды» протолкнёт мои бумаги к рассмотрению.

            - Ну и что, помогло?

            - Подал я тогда все бумаги новому ответсекретарю Союза композиторов России Галахову. Тот сразу же положил их в долгий ящик.

            - Сказал бы об этом Гейльфусу.

            - Не посмел надоедать.

            - Ну и зря.

            - А с Оскаром Гейльфусом мы в тот самый раз на моей машине исколесили  почти всю Москву. Вместе с ним был его пятилетний сынишка – тоже Оскар. Я тогда свозил своего педагога на Черёмушкинскую улицу, к его коллеге Альфреду Шнитке. Он с сынишкой пробыл у него минут сорок. Приг- лашал с собой и меня. Но я был не знаком с Шнитке...

             Потом мы с Оскаром заезжали ко мне домой. Это была наша с ним последняя встреча. Я знал его вторую жену, журналистку, знал родителей, живших в Алма-Ате...  Он говорил мне уже тут, в Москве, что познакомился с западногерманской пианисткой и собирался туда съездить, чтоб построить с ней семейную жизнь. А с женой будто бы разошёлся.

            - А как сложилась его дальнейшая судьба?

            - В «Нойес Лебен» мне сказали, что ему, всё-таки, удалось вырваться в ГДР. А больше ничего о нём не было слышно.

            - А как продвигались твои дальнейшие подходы к музыкальной крепости композиторов?

            - Мне надоела эта волынка. Пришёл к Галахову и категорично потре- бовал написать отказ для ответа на ходатайство газеты «Нойес Лебен», раз нет желания рассматривать мои бумаги.

            - Ну и что?..

            - Тут же взявшись писать отказ, Галахов спросил: у кого я учился по классу композиции. Я ответил, что теории музыки и композиции учился у пе- дагога Оскара Гейльфуса.

            «А-а, это вы учились у того перебежчика, который из Алма-Аты переметнулся в ГДР и которому в Западной Германии устроили автокатастрофу?..

            - Он так прямо и сказал?!.

            - Да. Он именно так и сказал. Но может это ложь, наглая выдумка шовинистов. А может и горькая правда. Оскар был непокорным, рвался на родину предков, мечтая окунуться в родную стихию немецкой музыки...

            - Кстати, вот что в газете казахстанских немцев «Дойче Альгемайне цайтунг» за 30 мая 1992 года, №22(6650) пишет музыковед Мария Бромер о премьере оперы Оскара Гейльфуса «Рихард Зорге» и о судьбе композитора.

 

            «...Первое исполнение оперы принесло ей большой успех. Первый дирижёр спектакля Б.Жаманбаев вспоминает, что ещё задолго до премьеры опера вызвала большой интерес к себе, её премьера была, несомненно, событием в музыкальной жизни столицы. Отзывы, последовавшие затем, были самыми положительными.

            Но несмотря на успех, который имела опера, её вряд ли можно причислить к самым удачным произведениям композитора. Думается, что опера как музыкально-сценический жанр, с цельной драматургией и сквозным развитием, Гейльфусу не удалась. Может быть, не любой сюжет способен стать основой такого сценического жанра, как опера. Все эти просчёты могли быть продиктованы и объективными обстоятельствами. Необходимо учитывать и фактор времени – 1970-е годы. Произведение такого типа должно было соответствовать социально-детерминированным (ограниченным прим.авт.) нормам и требованиям «идейности», «партий-ности», «народности», т.е. главным принципам искусства «социалистическо-го реализма».

            Политизированный сюжет ставил композитора в жёсткие рамки. И для того, чтобы опера была поставлена, Гейльфус должен был соблюсти целый ряд требований искусства того времени. Такая предопределённая идеологизированность сюжета лишила возможности выстроить драматургически цельное произведение, целиком раскрыться творческой индивидуальности композитора. Гейльфус всё же реализовал свой замысел, но компромисс был неизбежен...»

            «...Конец 1970-х стал поворотным в судьбе композитора. Постепенно созрело решение переехать в Германию. Среди причин, побудивших его покинуть Советский Союз, было стремление обрести свободу художника и твёрдое убеждение в том, что он сможет полнее раскрыть себя, реализовать свои возможности, живя на родине предков...»

            «...В 1980 году композитор вместе с сыном и больными родителями переезжает в ГДР, а в 1981-м перебирается в ФРГ. Неуёмная душа поэта постоянно что-то ищет. Но вскоре его жизнь трагически обрывается. 28 июля 1981-го Гейльфус попал в автокатастрофу. Не приходя почти месяц в сознание, он умер. Ему едва исполнилось 48 лет». К этому надо добавить, что он был не только чутким и заботливым педагогом музыкального училища и консерватории. Его знали как блестящего пианиста.

-----------------------------------

 

Из воспоминаний известного литератора Герольда Бельгера (здесь под псевдонимом Гарри):

 

Гарри были по душе многие «гроутовцы». Симпатичен ему был и сам Генрих Генрихович. Обаятельный, целенаправленный, крутой мужик, сильный духом, напористый, твёрдый, с неизменной улыбкой на открытом, обрамлённом бунтарской бородой приятном лице.

 

Вокруг него толпились горячие молодые люди, образованные, резкие в выражениях, неистовые, готовые к решительным действиям, умеющие повести за собой людей, нетерпимые ко всяким осторожностям и полумерам. Среди них находились и вовсе башибузуки-бунтари, которые убеждённо считали, что не с Президентом страны нужно встречаться, а вывести народ на Красную площадь и ничего не просить, а требовать, показать зубы, как это делают чеченцы, ингуши, крымские татары и что более деликатно получается у прибалтов.

 

Гарри не был способен к такому радикализму. Он тянулся в стан «умеренных», к академику Раушенбаху, к профессору Рейтеру, к старому автономистскому волку Вормсбехеру, к декану Томского пединститута Бауэру, к искусствоведу Виндгольцу, к пилоту-депутату Фальку и к другим, которые надеялись достичь вожделенной цели в контакте с разумной властью.

 

Раскол назревал среди немцев неминуемо, и Гарри это угнетало, обескураживало, глубоко расстраивало. Он чувствовал, что раздрай пускал корни даже среди самых близких его друзей-единомышленников. И Эдуард Фердинандович Айрих, человек-глыба, легендарный тренер чемпионов-хоккеистов, волжанин-трудармеец, и Константин Эрлих, с юных лет ратовавший за историческую справедливость в немецком вопросе, убеждённый культуртрегер и воитель, главный редактор «Дойче Альгемайне Цайтунг», влиятельный, молодой, красивый человек с эффектными манерами исподволь тяготели к неистовому Генриху Гроуту и к членам Оргкомитета, уповавшим на встречу с Президентом, относились сдержанно, недоброжелательно.

 

Вскоре Гарри узнал, что в Москве подготовлен список двенадцати членов Оргкомитета, которых в скором времени примет Президент СССР. В этом списке не оказалось ни Айриха, ни Эрлиха, ни многих других достойных людей...

 

Приобрести книгу  Вилли Мунтаниола можно по телефону: Tel.: (+49) 30 63 22 88 23

или по электронной почте: willi@muntaniol.de

___________________________________________________________________________________________________

Я - ЧСИР - член семьи изменника Родины.

Мои немцы. Наш Геринг...

 

О русских поволжских немцах до Великой Отечественной войны, во время нее и после.

 

Александр Никитин, „Новая газета“, 20.06.2015

 

Начало на стр. 1

 

Мы с Владькой бывших хозяев  не жалели. Мозги-то у нас были запудрены не меньше, чем у гитлерят на фото. Только цвет пудры был иной — красный, а не коричневый. А я к тому же был начитанный малец. В детдоме, до того как попал к родне, две кликухи имел: Бурластый — за толстые щеки — и Читатель: ни одной печатной бумаги не пропу-скал. «Всем лучшим во мне я обязан книгам» (А.М. Горький). А  худшим?

 

Книги и вообще информация — это прекрасно. Если они не монопольные, не однобокие, не навязанные господствующей кривдой. Почему не поверить в «десятки тысяч диверсантов» среди волжских колхоз-ников, если с  твоими родителями «затаившиеся враги» обращаются так безобразно?

 

Моя матушка много лет спустя, после войны, после восьми лет лагеря, амнистии и реабилитации, рассказывала, как она стояла со мной в 38-м году в длиннейшей очереди «чесеировок» (от «ЧСИР» — «членов семьи изменника Роди-ны») в военной прокуратуре на улице Кирова в Москве: «Хотим выяснить, когда наконец наш папа вернется из ко-мандировки, так я тебе сказала».

 

— А принимает нас старый злой пес. Откроет окошко,  гавкнет два слова и захлопнет. Гав-гав-хлоп! «Ты стоишь в бе-лой шубке, пухлые щеки наливаются краской, чувствую, злишься. И вдруг звонко на всю приемную: «Дяденька, вы прямо как фашист! Разве можно так разговаривать с советскими женщинами?» Очередь как зарыдает… Пес выпучил глаза и даже окошко забыл прихлопнуть…

— Да ну, мам, выдумываешь! Неужто так  политически грамотно и  гладко выразился? Я бы его просто  обматерил.

— Так ведь это до детдома было. И до колхоза. Ты был ребенок сознательный. Радио слушал, испанку с кисточкой носил. За республиканцев переживал.

 

Этого заряда «сознательности» хватило надолго. В 1953 году я, уже студент, два дня  оплакивал Сталина и чуть не погиб в толпе прорывающихся к его гробу.

 

А недавно мой сын Миша  раскопал документик: «список обвиняемых подлежащих суду военной коллегии верхсуда с.с.с.р.». Внизу крупно «по 1-й КАТЕГОРИИ». Размашисто «За И. Ст». Один  из многих  «расстрельных списков». Там и Мишин дед  обозначен, Никитин Михаил Алексеевич, коммунист с марта 1919-го. По военной специальности был ар-тиллеристом, по гражданской — химиком по взрывчатке и порохам.

 

Старший брат Лева готовился стать танкистом. Незадолго до войны его тоже посадили. Из тюрьмы попросился на фронт, в штрафбат, и погиб. Не в танке и хорошо если с трехлинейкой, а не с деревяшкой-макетом. Может быть, при-годились бы эти два русских воина своему отечеству? И не пришлось бы третьему солдату, моему никогда не виден-ному тестю — шоферу-сибиряку Михаилу Владычникову — спасать от врага свою столицу? Он имел тройную бронь — и по здоровью, и по специальности при шахте, и как отец четверых малых детей, но, будучи членом ВКП (б) и узнав, что немцы уже в Химках, добровольно ушел на фронт и погиб под Медынью. Воевал он в составе сибирских полков,  которые были переброшены под Москву, когда Рихард Зорге сообщил, что японцы не нападут.

Анна Ефимовна Конева.

Но вряд ли эти примеры проймут поклонников Сталина. В лучшем случае вздохнут сочу-вственно: «Лес рубят, щепки летят». Ладно. Поговорим о «щепках» покрупнее.

 

Герой Советского Союза Зорге — немец, наш великий  разведчик. Он был казнен  в То-кио в  1942 году, а Героем стал посмертно в 1964-м. Потому что Сталин его донесениям долго не верил, а признать ошибку самолюбие не позволяло. Вот такая получается пет-рушка с пятой колонной.

 

5 ноября 1946  года я гостил в просторной  квартире знаменитого «Дома на набереж-ной». Хозяйка угощала меня чаем с пирожными и участливо расспрашивала: «Родители на войне погибли?» — «Нет, они репрессированные». — «Аличка, ты не плачь. И никому не верь, только мне верь. Они ни в чем не виноваты. Время такое было подлое. Мой Иван Степанович, ложась спать, наган под подушку клал — застрелиться, когда за ним придут».

 

Иван Степанович — прославленный маршал Советского Союза  Конев. Моя утешительни-ца, Анна Ефимовна, — его жена, многолетний шеф моего московского детдома № 38.

Анна Исидоровна Сосновская.

Наша «третья мама» - так ее называли наши девчонки, сейчас уже старушки. Второй же нашей мамой была и навсегда в нашей памяти останется Анна Исидоровна Сосновская, основатель и директор этого самого детдома на Новобасманной. Это она перед праздни-ком послала именно меня к Коневой: поздравить от коллектива и за подарками. Хотя у нас были более достойные: Валя Остапенко, например, отличница и дочка героя-парла-ментера, спасителя прекрасного города Будапешта. Но наша мама-Седуха знала о моей мечте стать журналистом и о том, что мечта эта дохлая при моей анкете…

 

Через несколько лет этот визит помог мне победить анкету и безумный конкурс и по-ступить в МГУ, на элитарное отделение журналистики. Не помогли бы мне и пятерки на всех экзаменах, да больно уж мощная протекция оказалась у пацана-детдомовца — «Второй Украинский фронт»…

 

По слухам, при поддержке «Третьего Украинского» — маршальши Анны Григорьевны Толбухиной. Повезло мне с фронтами. И с тремя Аннами — добрыми и  отважными рус-скими женщинами… Ведь та же Конева рисковала нешуточно, сказав подростку правду о 37-м годе. Узнал бы кто-то в «органах» об этом разговоре…

 

У  Калинина, подписавшего указ о депортации немцев, в то самое время жена в лагере стирала вшивую робу зэков. За то, что Сталина критикнула в частной беседе.

 

Почему диктатор так надолго задержался во многих умах и сердцах? Одни связывают с ним «порядок» в стране, то-гда ведь власти предержащие не крали в таких масштабах. Только сажали и убивали, и на том спасибо. Другим им-понирует коммунизм, который, в отличие от нацизма, провозгласил братство народов: как же можно Сталина равнять с Гитлером? Да, это серьезное  отличие. Хотя бы в теории.

 

Да, до самой войны в ребячьих играх сражались «фашисты» и «наши», «красные» и «белые». «Наши» и «немцы» сменили их не сразу.

 

А за четыре года войны те, фюреровы, «арийские» немцы такого у нас наколбасили, что мы не то что на Унтерваль-ден, на сам Берлин любую бомбу сбросили бы с восторгом. Сейчас-то я рад, что он не стал Хиросимой. Во-первых, там чуть не половина была  рабов-иностранцев. В том числе Владикова мама, а моя родная тетя Леля, и старший двоюро-дный брат Дима. (За месяц до войны мы с дядей и Владиком уехали из Петергофа на лето, а они остались, их и угнали в Германию.)

 

Во-вторых… Как сложилась судьба мальца, обласканного фюрером? Хочется верить, что второй танк ему не дали под-бить, и второй крест, деревянный, он не получил. Ужасный «Рус Иван», которого дома заждались такие же белобры-сые отпрыски, отобрал «железяку с набалдашником», от души влепил рыдающему юному герою оплеуху и послал к «муттер», снабдив это слово непонятным, но звучным  эпитетом. И пацан отправился по кирпичику возрождать свой фатерланд. По ходу дела он вспомнил два исконных немецких амплуа. Тщательно работать. И серьезно мыслить.

 

Стран у него получилось целых две. Обе в своих «лагерях» (или «зонах»?) были  передовыми. Но почему-то люди  бе-жали только из одной. Самыми разными способами, вплоть до воздушных шаров и копки туннелей под знаменитую стену. Потом они объединились и появилась нынешняя Германия. По территории меньше на треть, чем до двух войн. По экономике — первая в Европе. По жизненному уровню — пятая в мире. По отношению к прошлым национальным ошибкам тоже не последняя: может кое-кого поучить… Сработали-таки «немецкие амплуа»…

 

Но с одним из бывших героев фюрера мы толковали еще в той, покойной «ГДР». Об Ивановой оплеухе он говорил скорее с одобрением, чем с обидой, даже Платона Каратаева как-то к ней приплел, приписав его Достоевскому. Хотя, будучи теперь убежденным коммунистом, ругнул советских товарищей за излишнюю мягкость: «Этот клефетник Сол-шенисин надо расстреляйт, а не отпускайт».

Яков Геринг. Фото: архив.

Я «Архипелаг ГУЛАГ» тогда еще не читал, и возражения мои тоже были излишне мягкими, если не сказать дипломатичными… А там та-кая пронзительная правда о нас обо всех. В частности, о жуткой судьбе наших, советских немцев.

 

И о том, как выжившая часть ни в чем не по-винного народа после концлагеря, в ссылке, обживалась на новых  местах.

 

«На шахтах ли, в МТС и совхозах не могли на-чальники нахвалиться немцами: лучших ра-ботников у них не было». А я могу добавить: став журналистом и объездив весь восток страны, я ни одного худого слова не слышал о российских немцах от простых русских людей. Общее мнение: «трудяги, аккуратисты, меха-ники от Бога и уживчивы, как никто». Лучшие хозяйства были там, где преобладали эти переселенцы. Одним из них руководил… ГЕРИНГ! Яков Геринг, Герой Социалистического Труда. Депутат Верховного Совета. Из плохонького кол-хоза в павлодарской степи сделал  истинное чудо — экономическое и социальное. Прожил он на земле всего 52 года. Потому что подростком, сыном репрессированного в 38-м отца и сосланного в 41-м народа, работал в карагандинской шахте и при обвале получил перелом позвоночника. Готовясь возглавить колхоз, больше года прикованный к постели, учился агрономии. «Якоб — айн хеллер копф» («Яков — золотая  головушка»)…

 

Даже здесь, в уничтоженной республике, мы иногда сталкивались со следами  былой аграрной культуры. Один раз мне это чуть жизни не стоило. В конце сентября я гнал стадо по степи. У дороги — свежая неглубокая яма. Я  спрыг-нул в нее… и с головой бухнулся в  холодную грязную воду. Хлебнул, вынырнул, уцепился за корень травы и заорал на всю степь. Трактористы с ближнего стана  прибежали, вытащили и рассказали: в эту яму пионеры-немчата ссыпа-ли собранного с пшеницы вредителя — клопа-черепашку. Прошел дождь,  шкурки и всплыли. Представьте  степень трудолюбия  этой детворы, рачительность  местных крестьян…

 

А травка, спасшая меня железным корнем, зовется «полынок» или  «емшан». О ней у Майкова баллада. Как она горь-ким своим ароматом позвала на родину хана-степняка: «Степной травы пучок сухой, он и сухой благоухает. И разом степи надо мной все обаянье воскрешает».

 

«Ах ты, степь широкая…» Никому в тебе тесно не было. Всем ты, матушка, место дала. Всему жемчужному ожерелью российских народов-волгарей. «Волгадойчен» — тоже. Особому крестьянскому народу, без коего моя Россия непол-ная!

 

В одном из  совхозов Сибири я встретился с немцами-«земляками». За «рюмкой чая» мы вспоминали наши унтер-вальденские-подлесновские лужки и овражки. Величавые меловые утесы на другом, воскресенском берегу реки. Зо-лотых сазанов в затонах. Медовые тыквы с тележное колесо. Смешные повадки домашнего верблюда: пока на нем огород вспашешь, душу вымотает скрипучим протестующим ревом…

 

Мы пели русско-немецкую национальную песню: «Волга, Волга, муттер Волга». На глазах у стариков были слезы… Все правильно у Солженицына, кроме реплики «да и что за родина у них была на Волге?» Самая настоящая! Разве англи-чанам не хватило 170 лет, чтобы стать австралийцами или американцами? А чем русские немцы хуже? Русских и укра-инцев в связи с войной тоже пришлось сорвать с родных мест, но по крайней мере их оставили свободными. А этих, целый народ, под конвоем с собаками загнали в леса, в болота, на шахты, за колючую проволоку и назвали это «труд-фронтом». Даже после этой обиды они хотели остаться на Руси. Полноправными гражданами своей Родины.

 

После ХХ съезда, после реабилитации  людей и народов  к нам  в отдел писем областной газеты «Кузбасс» пришла группа пожилых шахтеров. Они просили… определить им нацию: «Нас пишут «немцами», а мы «меннониты галанс-кой веры» — так было в заявлении. Когда они вышли, моя  начальница горько  сказала, что этим трудягам,  наверное, лучше записаться в голландцы. «Только пусть четырех ошибок в этом слове не делают. Им как немцам все равно на-ши охламоны жить не дадут. Что ж мы за страна такая — дня не проживем, чтобы в ней кого-то не обидели»…

 

Да нет, страна вполне приличная. И народ мы неплохой. Зря, что ли, пожившие у нас артисты говорили  у себя  в Италии другу-писателю А.И. Куприну: «Синьор Алессандро, когда же  ми вернуль домой, на наша Россия?» Куприн комментирует: «Ах, было, было в душе нашей варварской, отсталой, некультурной» родины какое-то могучее очаро-вание, которое пленило и акклиматизировало души коренных иностранцев,  чему доказательство — многие сотни из-вестных имен и тысячи неизвестных»…

Федор Петрович Гааз. Фото: архив.

Кстати, об «известных»... Детдом № 38 в Москве из роскошного дома на Новобасманной выселили, там сейчас военная комендатура. Взамен дали довольно дряхлый деревянный особняк в Сокольниках, на Оленьем Валу. Он построен на деньги общественности в 1912 году как приют для беспризорных и посвящен памяти Федора Петровича Гааза.

 

Его, чистокровного немца, на Руси при жизни называли «святым доктором». Его 15 тысяч человек хоронили. Вперемежку шли князья и бомжи. Похороны за казенный счет — свои деньги все раздал.

 

Его биографию  не прочтешь, не прослезившись. Один этот эпизод чего стоит, как он полчаса стоял на коленях перед царем, вымаливая амнистию для пятерых «злодеев». И вымолил-таки…

 

Пожалуй, за всю историю нашей страны никто не сделал так много  для облегчения жиз-ни заключенных. В частности, добился снятия кандалов с женщин. Для чего на себе дол-го испытывал их тяжесть. У него взгляды на зэков были поразительно близки к тогдаш-ним  русским народным.

 

Испокон веков в Сибири клали  на окно избы  кусок хлеба для беглых «несчастненьких» И поговорка была: «От тюрь-мы да сумы не зарекайся». Хотя суды были честнее и грамотнее, чем сейчас, не стеснялись поправлять ошибки сле-дователей и прокуроров. В 1913 году четверть судебных приговоров были оправдательными, в 2013-м — то ли про-цент, то ли меньше. Это сколько ж у нас «временно сидит» невиноватых!

 

И как правы последователи доктора Гааза, упорно лезущие в «чисто внутренние» дела тюремных ведомств! Если госу-дарство хочет, чтобы граждане его любили и уважали, чтобы от него веяло на весь мир «могучим очарованием», пусть само станет более адекватным. С теми же этносами…

 

Как оно могло подарить и без того богатой Германии наших немцев — будущий цвет российского фермерства?! После войны советских немцев долго не выпускали из ссылки. Потом не пускали на Волгу. Не давали автономию, даже огра-ниченную. Немцы писали вежливые жалобы в разные «органы», потом стали уезжать на «родину предков», с которой у них было уже так мало общего.

 

Не следует ли нам иногда напоминать «священной нашей державе», кто в ней должен быть хозяином, а кто слугой: многонациональный народ России или чиновник, не важно, какой национальности? И самим почаще вспоминать о  разнице между патриотом и нацистом. Первый любит свой народ и уважает все остальные. Второй их ненавидит за то, что они разные и на него, нациста, непохожие. Мне думается, оба эти обстоятельства прекрасны.

____________________________________________________________________________________________________

Анатолий Штайгер. Фото: архив.

В память об Анатолии Штайгере

 

Начало на стр. 1.

 

Наши первые тексты печатались в литературных альманахах, их правили про-фессиональные литераторы, такие как: Нора Пфеффер, Иоганн Варкентин, Вик-тор Гейнц, Анатолий Штайгер, к которым мы боялись подходить, чтобы не вы-глядеть желторотыми птенцами.

 

Это было бурное, замечательное время. Жизнь била ключом. Неутомимая Аг-несс Гизбрехт организовала литературное общество "Немцы из России". Мы много писали, устраивали творческие встречи, участвовали в литературных чтениях, обмениваясь мнениями с читателями, обретая своих поклонников, одним словом, несли культуру в массы.

 

7 марта 2002 года в Бонне, после очередных литературных чтений, Агнесс Гиз-брехт организовала допуск членов нашего общества – А. Гизбрехт, М. Тильмана, А. Штайгера, В. Шпеета, И. Кайба, В. Айснера и меня - вашего покорного слугу - на большой, торжественный юбилей Льва Копелева, друга знаменитого дисси-дента Александра Солженицына. Это мероприятие снимал телевизионный канал WDR, а модерировала прямой эфир телеведущая Алёнка Зодес. Мы тоже попали в кадр и долго хранили драгоценную видеозапись.

 

Среди приглашенных были Президент Германии Рихард фон Вайцзеккер, члены правительства, мировые знаменито-сти, присутствовали жена и сын писателя, а также посол России и гости из Москвы, из знаменитого правозащитного общества "Мемориал" во главе с А. Рогинским.

Со сцены пел песни известный бард, бывший диссидент из ГДР, почётный гражданин Берлина, награждённый за свое творчество командорским крестом, Вольф Бирман. После торжественной части состоялся солидный правительствен-ный банкет в окружении знаменитых звёзд, подобие которого мы видели только на экранах.

 

Возбуждённые впечатлениями, поздно вечером, мы вернулись в отель, где я был поселен в один номер с известным писателем, профессиональным журналистом, чрезвычайно грамотным человеком - Анатолием Штайгером. Именно то-гда у меня появилась возможность познакомиться с этим незаурядным человеком.

 

Анатолий родился в пылающем 1941 году под Одессой. В 1944 году вместе с семьёй был эвакуирован в составе так называемых беженских треков в польский Вартегау, где они получили немецкое гражданство, и затем в Германию. С приходом советских войск они проживали в Мекленбурге. В 1946 году она семья Штайгеров была репатриирована и под конвоем отправлена в Сибирь.

 

У Анатолия было трудное детство, еще подростком он поступил на работу на стройку в г. Новосибирске, валил лес в местном леспромхозе. Одновременно учился в вечерней школе рабочей молодёжи, после окончания которой, имея заметные склонности к журналистской работе поступил на факультет журналистики в г. Свердловске. Начиная с 1967 года, работал в газетах Свердловска, Ленинабада, Душанбе. Позднее публиковался в "Известиях" и в "Труде". Четыре года был корреспондентом ТАСС.

 

Анатолий был членом Союза журналистов России, литературного общества Немцы из России, членом Союза писателей Германии (VS). У него была трудная, но и очень интересная, бурная жизнь.

 

Мы с Анатолием Штайгером в один год (1990) переселились в Германию. Ко времени нашей встречи на упомянутом юбилее он жил в Гамбурге и работал над книгой на немецком языке "Чужой среди своих". Он часто редактировал ма-териалы начинающих авторов для альманахов, пообещал посмотреть и мои публикации.

 

Мы легли спать уже далеко за полночь, когда закончились все запасы "горючего". Мы, как близкие по духу, коллеги по перу, выворачивали наизнанку друг другу свои души. С тех пор мы были на "ты", встречались, перезванивались и откровенничали без опасений. Такое общение не забывается.

 

Очень жаль, что теперь обмен мнениями продолжить невозможно. Смерть оборвала связь. У Анатолия были проблемы с сердцем. Ему уже делали шунтирование. На этот раз его положили в больницу на плановую операцию, намереваясь сделать шунтирование коронарной артерии. Уже во время операции было решено вставить „bypass“... После операции Анатолий неделю находился в коме, внезапно открылось внутреннее кровотечение, спасти его не удалось. У него ос-тались две взрослые дочери: Анна, Татьяна и три внука.

 

Приношу свою искреннюю боль и соболезнования семье, всем родным и знакомым.

               

Многие литераторы из российских немцев посвятили ему свои спонтанные, прощальные стихи и прозу. И в моей душе горит неугасающий огонь дорогой памяти и искренней благодарности Анатолию  Ивановичу Штайгеру. Где память есть, там слов не надо! Помолчим с минуту, думая о нём!

 

Мы в сердце все, что дорого нам, носим,

И я храню в душевном тайнике

Родных, друзей, их дел разноголосье,

Ношу и имя Штайгера в себе…

 

О нем я так свой грустный сказ построю:

Себя нашел он в творческом труде!

Судьба его сложилась непростою, -

Держалась жизнь порой на волоске.

 

Он победителем ушел в бессмертье.

„Прощай, мой друг, тебя мне не забыть.

Я буду вечно в буйной крутоверти

Твои дела и образ твой хранить.“

Райнгольд Шульц,

Гисен.

P.S.: Прощание состоится в Гамбурге 16.06.2015, в 10:30 в церкви кладбища Niendorf, Promenadenstr-8.

______________________________________________________________________________________________________

 

Johann Schellenberg verstorben

 

Erst vor kurzem haben wir sein Jubiläum gefeiert, den 95. Geburtstag! Mit klarem Sinn und lebendigem Gefühl für Humor war es interessant, mit ihm Fragen bzw. Antworten auszutauschen. In der jüngsten Zeit haben wir öfters telefoniert: Wir sind Kollegen und Freunde gewesen, die unter uns leider immer rarer werden…

 

Johann Schellenberg gehörte zu den Bahnbrechern unseres russlanddeutschen Schrifttums in der Nachkriegszeit. Er stand an der Wiege der Altaier „Rote Fahne“  (heute „Zeitung für Dich“), lange Zeit auch als Redakteur. Anschließend war er im Deutschen Sender in Barnaul tätig – als Korrespondent, Übersetzer, Redakteur. Und überall tat er sein Bestes.

 

Auch als Rentner war er bemüht – sei es in der einstigen SU bzw. in Russland oder in Deutschland, wohin er Anfang des 3. Jahrtausends übersiedelt war, - stets tatkräftig und fleißig inmitten des Lebens der Russlanddeutschen mitzu-wirken.

 

Der Name von Johann Schellenberg bleibt unverkennbar. Wir werden ihn stets in Erinnerung behalten.

 

Konstantin Ehrlich

im Namen seiner Freunde und Kollegen: Rose Steinmark, Nina Paulsen, Emma Rische, Josef Schleicher u.a.m.

 

________________________________________________________________________________________________________________

Johann Schellenberg, Johann Warkentin, Andreas Kramer (von links). Foto: Archiv.

Nachruf auf Johann Schellenberg

 

Johann Schllenberg. Er war mein erster Chef, Redakteur der Zeitung „Rote Fahne“, der mit seinen Kollegen mich 1971 in sein Team aufge-nommen hatte. Er ist der letzte Zeitungsmann der „alten Garde“, der von uns gegangen ist.  Mit 95 Jahren.  Zwei Wochen vor seinem Tod rief er an, und wir sprachen über seinen langjährigen Kollegen, den Dichter Friedrich Bolger. Ja, so war er und so blieb er bis zu seinem Lebensende: wissbegierig und aktiv, stets vom lebendigen Interesse für das Zeitgeschehen, für seine Landsleute erfüllt.

 

Geboren wurde Johann Schellenberg  am 27. Februar 1920 in der Al-tairegion, im Dorf Grünfeld (dem späteren Tschertjosh), das seine El-tern 1908 im Zuge der Stolypinschen Reform in der Kulunda-Steppe mitbegründeten. Mit 17 Jahren absolvierte er das Pädagogische Technikum in Slawgorod (Altairegion) und wurde Schullehrer. Da aber man 1938 alle nationalen Schulen liquidiert hatte, musste man sich von heute auf morgen auf die russische Sprache umstellen. Für die Schüler und für die meisten Lehrer war das ein Alptraum, Sche-llenberg aber meisterte es. Während der Kriegszeit war er wie alle Sowjetdeutschen an der Arbeitsfront, im Nordural, wo er die ver-schiedensten Arbeiten verrichten musste.

 

Erst in den Jahren des „Chrustschow-Tauwetters“, als deutschsprachige Zeitungen wieder ins Leben gerufen  wurden, kehrte er in die Altairegion zurück und wurde zunächst  Mitarbeiter, später  Chefredakteur der Zeitung „Rote Fahne“ mit Sitz in Slaw-gorod.  Es war nicht einfach in einem System zu agieren, wo alles nicht Russische „nationalistisch“ angehaucht sein konnte. Sein Team aber bestand hauptsächlich aus Wolga- und Ukrainedeutschen, die noch vor 1941 die Feder geschliffen hatten. Mit Argusaugen überwachte die Parteiobrigkeit  vor Ort und in Barnaul  die Radaktion, als 1964 die Frage der Wiederherstellung der deutschen nationalen Autonomie  diskutiert  wurde. Es wurde  versucht, so manchen  Mitarbeiter als „Nationalisten“ zu stempeln. Johann Schellenberg setzte sich stets für seine Kollegen ein, nahm sie in Schutz, indem er schlichtete und schlichte-te …

 

Im März 1975 wurde er plötzlich entlassen, weil der Sessel für einen Parteifunktionär frei gemacht werden musste. Aber nicht lange blieb der erfahrene Journalist ohne Beschäftigung. Das deutsche Rundfunkprogramm Barnaul hatte vieles zu wünschen übrig, denn die Texte wurden in Russisch verfasst, danach übersetzt, was sich auf die Qualität der Sendung auswirkte. Schel-lenberg gestaltete nicht nur das Programm im ganz neuen Stil, sondern zog auch eine Ansagerin heran, deren Muttersprache Deutsch war. Der neue Redakteur hatte einen besonderen Geschmack für deutsche Musik und deutsche Lieder. Die von ihm angelegte Phonothek dient den Gestaltern des Programms heute noch. Gleichzeitig schrieb er als Sonderkorrespondent  für die „Rote Fahne“ und auch an andere Zeitungen, denn er wusste, was der deutschen Bevölkerung unter den Nägeln brannte, was sie lesen wollte.

 

1983 ging Johann Schellenberg  in Ruhestand und ich löste ihn ab. Er bereitete weiterhin so manchen Beitrag vor, widmete sich aber mehr und mehr der Heimatforschung und verfasste 1996  die Geschichte des Dorfes Orlowo im Deutschen Nationa-len Rayon Halbstadt.

 

2001 übersiedelte er mit Familie nach Deutschland. In Bochum hat er eine neue Heimat gefunden. Hier nahm er gleich Kon-takt mit der Landsmannschaft der Deutschen aus Russland auf, wurde aktives Mitglied der Ortsgruppe. Zu seinem 95. Ge-burtstag wurde er von der Landsmannschaft der Deutschen aus Russland für seine Lebensleistung mit der Katharinen-Me-daille ausgezeichnet.

 

Johann Schellenberg verstarb am 31. Mai in Bochum im Alter von 95 Jahren.

 

Meinen ehemaligen Kollegen und mir bleibt er in guter Erinnerung.

Emma Rische.

____________________________________________________________________________________________________

Ушел из жизни Курт Гейн…

 

Случилось это 6 апреля текущего года.

 

Совсем недавно в 2015 году мы праздновали юбилей - 80-летие писателя. Жизнь Курта - яркий пример беззаветного и преданного служения Родине, народу, воспитанию молодого поколения. Его уважали за неравнодушное отношение к людям и обостренное чувство ответственности за дело, которому он посвятил жизнь. С нами больше нет нашего друга и товарища, талантливого художника и писателя, и просто доброго человека.

 

Выражаю искренние соболезнования семье, родным и близким покойного. Светлая память о Курте навсегда останется в наших сердцах.

 

Скорблю. Помню.

 

Ещё один удар... Как выстрел в сердце...

Ушёл из жизни добрый человек...

Нам в эту новость скорбную не верится.

Но время оборвало свой разбег:

Часы остановились ранним утром,

Пугая близких жуткой тишиной.

Мир стал пустым, холодным, неуютным,

Мир, что воспет недавно был тобой

В твоих творениях - рассказах и картинах.

Ты жизнь любил. Как больно сознавать,

Что ты ушёл, что смерть нашла причину

Твой путь безвременно, внезапно оборвать...

Но ты остался в памяти друзей,

В сердцах родных и близких, и знакомых.

Тебе Господь отмерил столько дней,

Чтоб ты успел сказать при жизни слово.

И ты сказал! Оставил яркий след

Своих триумфов, творческих успехов.

Над кулундинской степью вспыхнул свет:

Его зажёг наш друг, собрат по цеху.

 

С уважением, Валентина Кайль.

 

*     *     *

 

06.04.2016 ранним утром ушёл из жизни Курт Гейн. Мы потеряли пронзительно правдивого и талантливого писателя и художника, рассказывавшего о жизни нашего народа, как он сам говорил, "ТАМ и ТОГДА". Соболезнуем родным и близким. Скорбим глубоко и искренне...

С печалью, Антонина Шнайдер-Стремякова.

 

Редакция глубоко скорбит по случаю смерти писателя Курта Гейна и приносит свои искренние соболезнования родным и близким...

 

 

*     *     *

 

Антонина Шнайдер-Стремякова

 

ПИСАТЕЛЬ, ХУДОЖНИК И ПРОСТО ЧЕЛОВЕК

КУРТ ГЕЙН

 

Провинциальный паренёк из далёкого алтайского села, он, как и большинство его сверстников второй половины 30-х, не мог знать, что настанет эпоха всеобщей копьютеризации и литературно-макулатурный «наполеонизм» превратится в болезнь. Авторов сегодня не cчесть, не упомнить – грамотных-безграмотных, интересных-неинтересных, – про та-лант умолчим. Отыскать то, что не принесло бы разочарований, очень трудно, но это тема отдельного разговора. На-ша тема – писатель, художник и просто Человек, КУРТ ГЕЙН.

 

На его творчество я натолкнулась в одном из русскоязычных журналов Германии. То, что до этого попадало мне в ру-ки, в большинстве своём было примитивно, бездарно, а порою и просто безграмотно. И вдруг глаза выхватили из тек-ста несколько строк, от которых трудно было оторваться. Сюжет не ахти какой – о женщине, преподавательнице худо-жественного училища, но какая искусная зарисовка!.. Мне не хватило кульминации, однако язык был безупречный – естественный, сочный.

 

Я долго не могла отойти от впечатления – хотелось познакомиться с автором. И вдруг – телефонный звонок. Голос в трубке предложил заменить в моём мемуарном романе обложку. 

 

- Обложку? – удивилась я. – И какую Вы предлагаете?

 

- Могу подарить свою картину, которая идеально подошла бы по сюжету.

 

Из вежливости я отказалась, но о цене спросила. Голос в трубке укоризненно заметил: «Российские немцы не прода-ют – они дарят». 

 

Мы встретились лишь однажды: на трёхдневном семинаре писателей «Немцы из России». Оказалось, он занимается не только литературным творчеством, но ещё и рисованием, из чего я сделала вывод, что все рисующие люди, как пра-вило, пишут хорошо. 

 

К. Гейн из поколения так называемых «шестидесятников» – людей, которых сформировал сталинизм, война и хрущёв-ская «оттепель». Он называет свои произведения «рассказами», хотя отнести их к жанру «рассказов» можно разве что по этимологии – от слова «рассказывать». В них нет завязки и кульминационного накала; это, скорее, зарисовки из жизни, но по ним можно воспитывать вкус к слову: «Кристаллы просевшего снега, рябь небольших ещё ручейков и луж, падающие с сосулек быстрые капли сверкают колкими лучиками, выжимая слёзы из глаз» («Весна»), «Сквозь зо-лотую листву алебастром блестит береста берёз. Росчерки тёмных веток усеяны оранжевыми кистями рябин, а пур-пурные осинки трепещут перед суровым ельником. Увядающая трава охристо-сизым ковром укрывает прогалины и по-ляны. Проносящиеся болотца, бочаги и речушки щекочут глаза солнечными зайчиками» («Война»).

 

Курт Гейн – писатель не плодовитый, но всякий, кто прочёл хотя бы один из его реалистичных рассказов, запомнит его навсегда, ибо воображение тотчас нарисует картинку – из детства ли, юности или зрелого возраста. Становясь зримой, она возбуждает читательский аппетит. Так, в очерке «Война» скупые воспоминания впечатлительного и на-блюдательного ребёнка рисуют «в нательной рубахе со связанными за спиной руками» председателя сельсовета, ко-торого вот-вот расстреляют, и обезумевшую, неотрывно глядящую на него жену, которой не дают упасть. Им уделено всего несколько строк, но они остаются в памяти, благодаря простому и естественному словесному рисунку.

 

В каждом «рассказе» К. Гейна присутствует лирический герой. Герой этот не назидает, не резонёрствует, но он пере-даёт настроение толпы, рассказывая и размышляя устами этой самой толпы: «Женщины были молчаливы и не отпус-кали от себя детей. Сердцем чуяли – идёт беда доселе в мире небывалая. Люди в годах тоже в спор шибко не встре-вали –  знали: говорунов власть не жалует. Только-только затянуло корочкой рваные раны раскулачивания и коллек-тивизации»; «теплилась в людях искорка надежды: напутал что-то Всесоюзный староста Калинин. Как бы самого не турнули куда подальше за саботаж и вредительство. Это же додуматься – в самую страду людей с уборки сорвать и урожай угробить…»

 

Всё  просто, органично, без стенаний и проклятий. Ничего, мол, не поделаешь – приходится заниматься тем, что нуж-

но для поддержания жизни. И люди работают. Изо дня в день: «Покинула ночная тишина село. Не уходят на покой уставшие за долгий день люди, не загадывают желаний на падающую звезду влюблённые, не слышно трелей сверч-ков и таинственных шорохов ночи. Её рвут и корёжат тревожные и пугающие звуки. Истошные вопли свиней, запол-ошное кудахтанье кур и яростный лай собак то и дело раздаются в разных концах села. Заколачивают ящики с ут-варью, зашивают в мешки одежду, подушки и одеяла, щиплют кур и гусей, стряпают хлеб и сушат сухари. Густо пере-сыпают солью бруски сала, тесно уложенные в подходящую посуду. В багровых всполохах огня, пылающего под боль-шими котлами, мечутся по стенам домов чёрные тени. Поспав перед рассветом час-другой, люди торопились в колхоз на работу. Работали не из-за угроз чина из НКВД, а потому, что просто не может крестьянин оставить скотину непое-ной и некормленой и бросить несжатую ниву».

 

Увлекательный рассказчик, К Гейн, ведёт за собой, и у читателя возникает стремление узнать, какой финиш уготован герою, как прозвучит финальный аккорд, чем разрешится та или иная бытовая ситуация.

 

В центре рассказа «История с тремя эпилогами» – судьба калмычонка в эпоху, когда мытарства, голод и смерти были неизбежны. Протест в душе ребёнка выливается в бегство от обидчиков, а протест автора и солидарного с ним чита-теля обращается в вопрос: «Откуда вокруг столько ничтожных двуногих тварей?»

 

Жизнь не оставляла герою другого выбора, кроме как бежать. И он бежал. Свободолюбивый дух и жизнелюбие помог-ли ему сохранить в себе человеческое начало. Зёрна доброты, взращенные заботливой, любящей семьёй, заглушили всходы звериной ненависти, что готовы были прорваться наружу. Можно быть уверенным, что детям своим он, как и мать, завещает это доброе начало, ибо до конца дней будет помнить спасительную тюрю внешне раздавленной, но внутренне сильной матери: «Сейчас, сынок, сейчас, Дорджи. Буди Шуру. Я много пшеницы принесла. Нажарим и на-едимся досыта». Развязала завязки и вытрясла из штанин ватных штанов на разостланную фуфайку с полведра пше-ницы. Присела на корточки, высвободила заправленный в штаны подол рубахи, из которой тоже посыпалась пшеница. «Этого нам надолго хватит. Натолчём и будем тюрю варить».

 

У К. Гейна есть также зарисовки, которые к жанру «рассказы» можно отнести лишь условно. Такова, к примеру, «На-глядная агитация». Прочитав полные гневного сарказма слова о том, как «размазали по брусчатке Праги «социализм с человеческим лицом», «как бездарные генералы погубили многие тысячи своих солдат и с позором убрались из Аф-ганистана, когда босоногие бородатые пастухи сожгли их хвалёную технику»; как «кремлёвские старцы, не отрывая глаз от бумажки, шамкали вставными челюстями о «сисимасицком» росте уровня жизни народов «нерушимого» Сою-за», современник загрустит… Загрустит, оттого что внук не сможет понять деда: не поверит он, что слово «достать» могло быть когда-то равнозначно слову «купить»; не поверит, что пышным лопухом может расцвести «ПОКАЗУХА»… Каким это образом она, фантомная, может в жизнь внедриться «серой тучей»?..   

  

Есть ещё у К. Гейна так называемые «Саркастические размышлизмы», которые раз от разу становятся всё саркастич-нее. Этот сарказм недвусмыслен в самих уже названиях: «Об автономии, литноминантах и германороссах», «Золотое тростниковое перо России», «Пластиновое стило рыбьего зуба» и т. д.

 

Лишённое верхоглядства, слово Курта Гейна – палитра художника, символ глубины и добропорядочности.

 

2015 год для него юбилейный, 9 мая ему исполняется 80 – возраст мудрости, а потому его слово о жизни и людях весомо вдвойне.

 

Долгих тебе творческих лет, Курт Гейн! Говори, рисуй, пиши. О жизни, себе, людях. Читатели рады слышать твоё слово. 

Январь 2015, Берлин.

______________________________________________________________________________________________________

Heimat ist kein Findling...


Zum Ableben von Erich Kludt (04.06.1918-11.04.2015)



Anfang S. 1.

 

Es entfaltete sich zwischen uns ein im Allgemeinen das gleiche Gespräch, wie ich derer auf meinen journalisti-schen Stegen eine Menge miterlebt hatte.

…Geboren 1918, in den heiß umkämpften Knüppelkriegsjahren in Südrussland, in dem schwäbischen Kolonisten-dorf Neu-Hoffnung, aufgewachsen als Sohn eines Pastors in Neu-Stuttgart und Friedenfeld, wurde Erich Kludt sehr früh mit dem erbitterten Klassenkampf der Nachoktoberjahre konfrontiert. Als 17-jähriger Bursche musste er die ganze Dramatik der Verhaftung seines Vaters im Jahr 1934, als eines angeblichen Volksfeindes, miterleben. Über dessen Hinrichtung im Jahr 1935 erfuhr er jedoch erst viele Jahre später. Sein Bestattungsort ist unbekannt. Das Bewusstsein dessen, dass sein Vater nach allen möglichen Folterungen – wie es bei der NKWD üblich war - so einfach irgendwo sarg- und kreuzlos, ohne Hinweis auf seinen Namen verscharrt worden ist, gab Erich Kludt bis ans Ende seiner Tage keine Ruhe.

Seit dieser Zeit musste die kinderreiche Familie sich auf Wanderschaft begeben, um den Repressalien seitens der streitbaren Atheisten von der usurpatorischen Sowjetgewalt zu entgehen.

1936 zog die Familie Kludt nach Melitopol um, wo Erich 9 Klassen absolvierte und anschließend - nach einer kurzfristigen Aus-bildung zum Schlosser – in der örtlichen Maschinenbau-Fabrik tätig wurde. Die Auseinandersetzung mit der Technik tat dem wissbegierigen Geist des Burschen gut. Er sehnte sich nach einem entsprechenden technischen Studium.

Aber da stürzte vollends unerwartet der Krieg ins Land. Die imperialistischen Weltmachthaber feuerten die beiden sozialisti-schen Diktatoren zur kämpferischen Auseinandersetzung an, um – nachdem die Beiden sich aufgerieben haben - ihre ins Wa-ckeln geratene Macht zu festigen und sodann den Völkern ihre eigene „demokratische“ Diktatur weltweit aufzuzwingen.

Selbstverständlich war Erich Kludt zu jener Zeit außerstande, so tief in die Materie zu blicken. Für ihn stand ohne jedweden Zweifel eins fest: Die Heimat gegen den eingebrochenen Feind zu verteidigen. Und so wurde er am 1. September 1941 ein-berufen. Er wusste damals noch nicht, dass der Oberste Sowjet der UdSSR bereits einen rechtswidrigen, volksverhetzenden Ukas in die Welt gesetzt hatte, der die Verbannung der Deutschen aus der Wolgarepublik und derer aus den benachbarten Gebieten anordnete. Doch bereits am Sammelort der Einberufenen klärte sich in groben Umrissen auch die Situation für Erich und seine deutschen Landsleute.

Seine Sklavenschuld eines so genannten deutschen Arbeitsarmisten hatte Erich Kludt in einem sowjetischen KZ in Solikamsk, im Hohen Norden, abzurackern. Er arbeitete bis 1944 in einer Munitionsherstellungsfabrik, wo ihm die bereits vor dem Krieg erworbenen technischen Erfahrungen zu Gute kamen. Bis zum Kriegsende war er dann in einer ähnlichen Fabrik in Tschapa-jewsk, im Gebiet Kujbyschew gelegen, tätig.

Das unmenschliche Schmachten hinter Stacheldraht unter strengster Bewachung durch die NKWD-Schergen mit Schäferhun-den – wo die Regel galt: Ein Schritt links, ein Schritt rechts – gilt als Fluchtversuch und es wird scharf geschossen! – wurde für mehrere Jahre zum grauen Alltag der russlanddeutschen Zwangsarbeiter. Unter schwersten Naturbedingungen – bis zu 50 Grad Kälte in Sibirien und dem Hohen Norden sowie bis zu 50 Grad Hitze in Kasachstan und Mittelasien -, bei der magersten Hungerration schleppten die zur ewigen Qual und Pein verdammten Menschen ihr armseliges Sklavenschicksal. Dazu  kamen noch die moralischen Demütigungen, die mit ihrer Zugehörigkeit zu der deutschen ethnischen Gemeinschaft – dem verfluch-ten faschistischen Gesindel - verbunden waren…

Das langersehnte Kriegsende bedeutete für die russlanddeutschen Zwangsarbeiter jedoch noch beim weitem keine Befreiung. Die „Sklavenkolonne“ von Erich Kludt wurde nach dem Ural verbracht, die Stadt Woltschansk aufzubauen, wo man mit dem Abbau von Braunkohle für die Versorgung der Kraft- bzw. Hüttenwerke in der Umgebung begonnen hatte. Dank seiner Erfah-rung bzw. Tüchtigkeit brachte er es fertig, im Abendstudium die Mittelschule zu absolvieren und mit der Zeit auch eine geho-bene Position als Leiter eines Bauobjektes zu erlangen…

Ich denke dabei, indem ich mir solche Geschichten anhöre, stets darüber nach, wie außerordentlich schwer nicht nur phy-sisch, wenn nicht vor allem seelisch, es unseren Groß- bzw. Eltern, unserer älteren Generation insgesamt, die sich durch jene Zeit schlagen musste, ergangen sein sollte, diesen unmenschlichen Herausforderungen ihres russlanddeutschen Schicksals standzuhalten. Ihre Namen gebührt es - meines Erachtens mit - goldenen Buchstaben in die Mauern des niedergerissenen stalinschen Imperiums einzumeißeln, damit ihre Heldentaten auf ewige Zeiten im Gedächtnis ihrer Nachkommen haften blei-ben…

Nach der Aufhebung der Kommandanturaufsicht über die russlanddeutschen Mitbürger in den Jahren siedelte Erich Kludt 1961, inzwischen verheiratet, mit seiner Familie – der Frau Nelly und den Söhnen Alexander und Eugen - gemäß dem Rat seiner Landsleute Alexander David und Leo Brandt nach Alma-Ata um.

Als bereits erfahrener Bauarbeiter fand er sofort eine Einstellung in der Staatsverwaltung für Verkehrswesen, wurde dem-nächst zu einem verantwortlichen Mitarbeiter im Ministerium für Buntmetalle befördert, erlangte mit bereits 50 Jahren Hoch-schulbildung...

…Bei einem der gemeinsamen Spaziergänge durch die Stadt zeigte mir Erich Kludt das Ministeriumsgebäude bei der Kreuzung der Gogol- und Mir-Straße. Auch weitere „biographische“ Marksteine ließ er mich wissen: Sein Domizil in der Tulebajew-Ko-schessi* (Straße - kasachisch), auch seinen letzten Arbeitsplatz – das Ministerium für Gesundheitswesen, von wo er mit aller möglichen Ehrerbietung in die wohlerarbeitete Rente verabschiedet wurde…
 
Wenn ich mich richtig erinnere, war es wohl im Jahr 1995, wo Erich Kludt das letzte Mal eine Sitzung unseres Kulturzentrums besuchte. Inzwischen gehörte er zu unseren Aktivisten, trat als Redner auf, tauschte seine Gedanken bzw. Erfahrungen mit Landsleuten und Lesern der von mir redigierten „Deutschen Allgemeinen Zeitung“ aus.

„Ich mach mich wohl auch auf den Weg…“, ließ mich Erich Kludt – mit einem Tonfall, gleich einer Entschuldigung – seine Ent-scheidung auszuwandern, wissen.

„Es steht in Ihrer und des Gottes Gewalt“, erwiderte ich seine Offenbarung gespielt überrascht, denn es war schon immer meine Überzeugung gewesen, dem Menschen zu lassen, sich selbst zu entscheiden… Zu jener Zeit hatten sich beinahe alle meine „Wiedergeburt“-Mitstreiter „hinter den Bergen“ – im gelobten Land – aufgelöst. Eine ethnische Zukunft – im Sinne ei-ner Selbstverwaltung – war in Kasachstan nicht zu erwarten, dies lag klar auf der Hand. Die Nationalitätenpolitik des souve-rän gewordenen Staates schloss jedwede „Abkapselung“ von ethnischen Minderheiten aus, von irgendwelchen Rechten auf Selbstbestimmung der Völker schon gar nicht zu sprechen. Dies stand außerhalb der spirituellen Reichweite meiner Lands-leute. Meiner auch. Die meisten machten sich „aus dem Staub“. Auf mir lastete jedoch eine Verantwortung – für die noch Verbliebenen – als Anführer der ethnisch-patriotischen Bewegung: Ich hatte vor Jahren die Russlanddeutschen aufgerüttelt und sie in ihrem Einsatz für die Wiedererlangung ihrer Selbstverwaltung angeführt. Für mich galt es: Bis zum Letzten auszu-harren…

„Bis zur letzten Patrone?!“, ironisierte aufrichtig Erich Kludt.
„Bis zum letzten Russlanddeutschen!“, unterstützte ich seinen Gedankengang…

Es war ihm schwer ums Herz. Ich merkte das… Und ich wusste, worum es ihm ging. Die Zukunft - als dem Vertreter seiner deutschen Volksgemeinschaft - wurde ihm daselbst verweigert. Nein, er bestand keineswegs – und selten jemand von seinen deutschen Landsleuten auch -, dass man sich im Bestreben die deutsche Eigenstaatlichkeit zurückzubekommen, auf Kasach-stan konzentrieren sollte. Er war derselben Meinung, wie auch die überwiegende Mehrheit seiner Landsleute: Ihre engere eth-nische Wohnstätte müsste in ihrer Heimat – dem Vielvölkerstaat Russland, dem Geburtsort des urwüchsigen Russlanddeut-schtums – um das konjunkturgeladene Wort nicht zu scheuen - wiederaufgebaut werden. Wie viele Probleme könnten da-durch geräumt werden…

Wir trafen uns in Deutschland nach genau 4 Jahren, im Hamburger „Haus der Heimat“, dem Treffpunkt von allerhand deut-schen Schicksalsgemeinschaften.

„Alle Wege führen nach Rom…“, begrüßte ich den alten Bekannten.
„Willkommen zuhaus'!“, entsprang es freudig seiner aufgewühlten Brust.
„Danke. …Die Patronen wurden alle“, fügte ich traurig hinzu, meinen Landsmann an unser letztes Gespräch in Alma-Ata er-innernd.

Ich hatte in Hamburg bereits seit 2 Jahren die Zeitung „Deutsche Allgemeine“ (zuerst als Beilage zu der Alma-Ataer „Deut-schen Allgemeinen Zeitung“, die ich ebenfalls bis April 1999 redigierte, und ab 2000 als eine selbständige Edition) herausge-geben. Erich Kludt wurde zu meinem aktiven Korrespondenten. Das wichtigste Thema seiner Beiträge waren Erinnerungen an das „Erlebte und Verwehte“, ein düsteres Kapitel seiner schweiß- und blutdurchtränkten Biographie, des traurigen Geschicks seines betrogenen und beraubten sowie unschuldig verurteilten Abkunftsstammes. Er wollte und konnte sich keineswegs mit der Verharmlosung der Um- bzw. Zustände in den sowjetischen KZ’s abfinden.

„Es gab keine Arbeitsarmee – es waren Zwangsarbeitslager!“, pflegte er zu beteuern. In mir, der ich mich zeit meines Lebens mit diesem Thema befasste, fand er selbstverständlich einen Gleichgesinnten.

Ich hatte bereits eigene Recherchen durchgeführt, die auf Erinnerungen von Betroffenen, Zeugnissen von statistischen Insti-tutionen sowie offiziellen Geburtenraten fußten, und war zum Schluss gekommen, dass in den extra für die Russlanddeu-tschen eingerichteten Zwangsarbeitslagern jeder dritte Insasse ermordet bzw. eines qualvollen Todes gestorben war…

Erich Kludt hat ganze Epochen überlebt: Den Bürgerkrieg (1918-1922) , die Hungersnot (1922-1923), die zwangsweise Kol-lektivierung und die damit verbundene zweite Hungersnot (1932-1933), die Repressalien der Bolschewiken-Gewalt in den 30-er Jahren, den Genozid, der in der Deportation der Russlanddeutschen und den Zwangsarbeitslagern des GULags gipfelte, die Sonderkommandantur sowie die darauf Jahrzehnte währende Aberkennung der staatsbürgerlichen Rechte…

"In Deutschland bin ich zu Hause. Es gibt kein Zurück mehr", behauptete Erich Kludt gegenüber einem Journalisten in einer öffentlichen Veranstaltung von russlanddeutschen Landsleuten. Ein anderer Seelen-Recherchist aus der einheimischen Schrei-ber-ling-Kohorte wird sich später in seinem Bericht darüber ernsthaft bemühen, den kategorischen Sinn dieser Behauptung abzuschwächen und hinzufügen, dass für die Jüngeren Einwanderer Deutschland bei weitem nicht die Heimat sei – ja, für viele sei die Heimat der Ort, an dem man (schön) lebe…

…So ganz einfach „schön leben“, und weiter nichts! Von der Liebe zum heimatlichen Herd, zur heimatlichen Flur, wo deine Wiege gestanden hat – kein Mucks! Was kann man schon mit einem auf solchen sittlich-moralischen Grundsätzen zurechtge-bastelten „Menschenmaterial“ anfangen? Wiederum eine rhetorische Frage. - Man kann aus diesem Stoff – wie aus Plastilin schon allerhand kneten bzw. basteln. Jedoch keine Persönlichkeit! Also alles Mögliche - nach Vorstellungen bzw. Aufgaben der Seelsorger und Sinngestalter der heranwachsenden und der bereits herangewachsenen deutschen Generation, des politischen und gesellschaftlichen Lebens hierzulande und selbstverständlich auch außerhalb…

Wir hatten diese Passage, nachdem ich sie in einer Edition gewahr wurde, mit Erich Kludt bei mir im Büro diskutiert. Am Vor-tag rief er mich an und fragte, ob ich den Zeitungsbericht gelesen hätte. Ich sagte: „Nein“. Er klang sehr aufgeregt, bat mich um eine Audienz und versprach ihn mitzubringen.

„Heimat finden“, wie ist für Sie ein solcher Begriff?“, packte er das Stier bei den Hörnern, ehe er hinter sich die Tür geschlos-sen hatte.
„Meinen Sie - in einem übertragenen oder in einem ganz konkreten Sinn“, wollte ich wissen. „Denn – die Heimat ist gegeben: Entweder man hat eine, oder – nach der Vertreibung zum Beispiel, der Ausrottung des Heimatherdes, wie im Fall der Russ-landdeutschen -  man hat sie nicht! Woanders kann man sie nie finden. Heimat ist kein Findling…“

„Richtig! Ich bin der analogen Meinung“, platzte mein Gast heraus. „Wir sind nach Deutschland gekommen, weil dies unsere Heimat ist! Und daran ist nicht zu rütteln. Hierher zieht uns der Ruf der Ahnen…“

Unter Zwischen uns entfaltete sich kam eine lange, emotionsgeladene Unterredung zustande. Allmählich kamen wir auch auf unsere früheren Jahre in Alma-Ata zu sprechen. An so manche Begebenheit mit den einheimischen befreundeten Kasachen erinnerten wir uns mit größten Gefühlen bzw. Anerkennung.
 
„Und dies vor allem für ihre einmalige Gastfreundschaft, ihre Menschlichkeit“, sagte Erich Kludt, „indem sie mit uns auch in den schwierigsten Jahren unseres Zusammenseins das letzte Stück Kurt** (getrockneter Schafskäse - kasachisch) geteilt hatten…“

Dem war natürlich nichts zu erwidern.

„Aber gleichzeitig konnte dies Land für uns nie zur Heimat werden… Eine identitätsorientierte Volksgemeinschaft, wie es die überwiegende Mehrheit der Russlanddeutschen ist, wäre aber rechtens, ein besseres Schicksal zu haben“, schlussfolgerte mein Gast schweren Herzens, als wir mit ihm bereits unterwegs zur Busstation waren und uns freundschaftlich verabschie-deten.

…In der jüngsten Zeit haben wir mit Erich Kludt viel per Telefonnetz gesprochen, Nachrichten bzw. Gedanken über größere und kleinere Weltgeschehnisse ausgetauscht. Dominant war das Thema der blutigen Auseinandersetzungen in der Ukraine. Unweit von Berdjansk am Asowschen Meer - wie bereits bekannt - aufgewachsen, bewegten ihn zutiefst „die käufliche Gesin-nung“ und „die rohe Abgestumpftheit der ukrainischen Politiker“, sowie die unsichere, zögernde Politik der EU und insbeson-dere Deutschlands - von Außenminister Steinmeier vertreten -, „der für den Staatsstreich in Kiew mitverantwortlich“ gewesen sei…

„Es ist ein Wunder, dass Russland sich nicht provozieren ließ, in das slawisch-verwandte Land einzufallen“, schlussfolgerte die Stimme am anderen Ende des Telefonanschlusses.

„Da haben Sie wohl recht, …aber wohin das wieder einmal geführt haben könnte“, fügte ich hinzu, in eigene Gedanken ver-sunken.

Das letzte Mal telefonierten wir in Bezug auf das Ableben von Herold Belger. Erich Kludt äußerte einige Anerkennungsworte bezüglich meines Verswerkes „Auf den Tod des Kämpfers“, das ich diesem „großen Kasachen“ gewidmet hatte. „Sieh mal“, dachte ich so bei mir hin, „wie der Mann doch auch hier auf dem Laufenden ist…“

„Sein ganzes Leben hat er (Belger) in Kasachstan verlebt, seit dem siebten Lebensjahr“, flocht er in unseren Gedankenaus-tausch ein, „geblieben ist er jedoch ein verbannter Heimatloser…“

Er selbst würde in der Heimat sterben dürfen, schlussfolgerte mein Gesprächspartner. Ein jeder habe sein eigenes Geschick, ließ ich einen Gedankenfetzen fallen…

Auch nachdem ich den Hörer aufgelegt hatte, dachte ich noch eine geraume Zeit an Erich Kludt. Und ich kam zur Feststel-lung: Ebenso wie abwechslungsreich sein Schicksal war, so facettenreich war auch sein Charakter: zielstrebig, arbeitsam, un-ermüdlich, unbeugsam, deutschverliebt und bescheiden…

So soll er in unserem Gedächtnis auch weiterleben. Ehre seinem Andenken.

 

Konstantin Ehrlich,
Gründer und langjähriger Leiter der Kasachstaner Organisation „Wiedergeburt“
und des Deutschen Kulturzentrums in Alma-Ata, Journalist, Literat, Politologe,
im Namen der Kollegen des Verschiedenen (Gottlieb Krune, Andre Kruse, Wilhelm Kurt u.v.a.)
______________________________________________________________________________________________________

Книга - стон оболганного народа

Этой короткой, но ёмкой фразой Гуго Вормсбехера начинается книга Иды Бендер "Сага о немцах моих российских"

Ида Бендер. Фото: "ДипКурьер / Russlanddeutsche Allgemeine".

Книга на русском языке (Verlag Deutsche aus Russland) – эквивалент не-мецкого издания «Schön ist die Jugend… bei frohen Zeiten» (Geest-Verlag) - вышла в 2013 году, уже после смерти автора, последовавшей ровно два года назад, в ноябре 2012 года в городе Гамбурге.

 

Как известно, этот ганзеатский город, имевший еще в далеком 13 веке крепкие тор-говые сношения с русским Новгородом, является ныне самым большим портовым городом Европы. Он расположен на реке Эльбе, впадающей в Северное море. А де-виз города таков: «Die Freiheit, die erwarben die Alten, möge die Nachwelt würdig er-halten» («Свободу, которую добыли наши предки, пусть с честью сохранят потом-ки»).

 

18 июня 2012 года на Берлинском Радио (Radio Funkhaus-Europa) Екатерина Филип-пова взяла интервью у Иды Бендер и назвала его «Прекрасна юности пора». Когда я слушала интервью, мне вспомнилась песня, которую поют на немецких свадьбах, снимая с невесты фату. Обычно это делает тётя или будущая свекровь новобрач-ной. Это значит, что девушка стала женщиной, женой. Её беззаботная лёгкая жизнь кончилась… «Schön ist die Jugend bei frohen Zeiten. Schön ist die Jugend, sie kommt nicht mehr», что в переводе означает: «Прекрасна юности пора… Она никогда не вернётся».

 

Я поговорила по телефону с сыном Иды Доминиковны - Рудольфом Бендером, и он поведал мне несколько открове-ний:

«Мама пишет в своей книге, что в школе была «серым, забитым мышонком». В  январе 1942 ее отца и старшего брата мобилизовали в трудармию. Она, 19-летняя, осталась за старшую в семье, так как ее мать совершенно не говорила по-русски. Наверное, эта ответственность за младших, за всю семью и стала в дальнейшем основным стержнем ее ха-рактера. Сознание того, что ты - единственная, кто может помочь выжить, что ты – единственная надежда и «плечо», на которое можно опереться, - воспитывало мамину волю. Она стала сильной и выносливой: делала мужскую работу, училась мужским профессиям - рыбака, лесоруба, бурлака, электромонтажника, которые освоила в тяжёлое для стра-ны и российского немецкого народа, в частности, время. А ещё маме помогала вера в то, что после победы всё выяс-нится, что разрешат вернуться «heim», на Волгу. И была мечта продолжить образование. А еще были немецкие народ-ные песни, которые она с молодыми девчатами, после тяжелого мужского труда на лесоповале, пела в таежных бара-ках. Песни помогли вынести унижения, оскорбления и издевательства коменданта, помогли выстоять…»

 

Мы знаем, что писать Ида Бендер начала благодаря своему отцу, известному российскому немецкому литератору До-минику Иосифовичу Гольману. Начиная с 1960 года, она регулярно печаталась в газете «Нойес Лебен», позже в аль-манахах «Родные просторы» и «Феникс». Перебравшись в Германию, взялась за подготовку рукописей отца к печати, чтобы выполнить обещание, данное ему на его смертном одре. В итоге ею изданы на немецком языке два тома изб-ранной прозы Доминика Гольмана, томик его стихов «Тебе, о Родина, дарю я свои песни!», а также сборник его рас-сказов и стихотворений для детей.

 

Рудольф Бендер рассказывает: «Собственно, работа по подготовке рукописей деда началась еще в Камышине, где он родился и прожил последние годы своей жизни. Там же еще мама вместе с ним систематизировала его произведения. При жизни у деда не вышел ни один его сборник стихов - а у него их более 600 -, и мама обещала ему, что издаст их. И на самом деле, такая работа была начата. У меня в архиве есть  рукописная книга его стихов. Часть произведений написана маминым почерком, а часть писала поклонница творчества Доминика Гольмана, учительница немецкого языка. Я, к сожалению, не могу сейчас вспомнить ее фамилию, а так хотелось бы найти и поблагодарить ее.

 

Когда мы в 1991 году уезжали в Германию, мы не могли с собой взять много вещей. На постоянное место жительство нас не выпускали и поэтому мы ехали будто бы в гости, а на самом деле собирались остаться навсегда. Aufnahmebe-scheid - разрешение от Германии - у нас уже было. Мы взяли с собой практически весь архив деда, его дневники и за-писи, неопубликованные произведения. В одном из дневников он написал, что «надо сделать все, чтобы наши потом-ки до девятого поколения знали, как жестоко обошлись с нами в советском государстве». В принципе этой цели и бы-ла посвящена вся мамина деятельность в Германии, ее выступления, лекции в университете, в «Клубе Львов». Повсю-ду, где только была возможность рассказать о судьбе российских немцев, мама это делала. Этой же цели служит и ее книга на немецком и русском языках «Сага о немцах моих российских». 

 

Когда мой старший сын (еще в России) готовился идти в школу, я наткнулся в его учебнике на рассказ о маленьком партизане. В коротеньком, всего на одну страничку, рассказе врагов называли фашистами - 2 раза, гитлеровцами - 1 раз, зато немцами - 11 раз. То есть уже первоклассникам исподволь внушалось: немец – значит враг, фашист. Я, ко-нечно, уже знал об участии деда в движении за восстановление немецкой республики, знал, что и мама писала в вер-ховные власти. Теперь и я решил написать письмо об этом конкретном «воспитательном моменте». Вскоре прозвучал звонок из городского комитета партии, и просьба (просьба! Это было уже время гласности!) о встрече.

 

Во время этой встречи второй секретарь горкома партии говорил о правильности и своевременности поставленного мной вопроса. Вопрос очень сложен и быстро решить его невозможно. Слушая его, я понял, что он совершенно не знает тему моего письма. Оказалось, ему позвонили из ЦК и поручили «ответить» мне. Что он и попытался вот такими расплывчатыми и ничего конкретно не выражающими фразами.

 

Затем, в 1989 году, я узнал от деда о том, что в Москве собралась группа  российских немцев, чтобы (в очередной раз) поднять перед правительством вопрос о восстановлении республики на Волге. И я поехал в Москву. Там, в ходе работы третьей делегации, был создан «Координационный Совет по содействию правительству СССР в восстановле-нии АССР Немцев Поволжья». Через пару месяцев в Москву приехала 4-я, потом 5-я делегации. Было создано Всесо-юзное общество «Возрождение». Нам в Камышине Волгоградской области удалось даже официально зарегистриро-вать областное отделение общества. Главная задача Всесоюзного общества была  добиться полной реабилитации на-шего народа, что невозможно было, естественно, без восстановления необоснованно ликвидированного государствен-ного образования, немецкой республики.

 

Надо сказать, что местное население, проживавшее до войны в немецкой республике, было «за» ее восстановление, однако люди боялись открыто об этом говорить. Кто положительно отзывался о немцах, подвергался массовым напа-дениям. Вот, например, известная и уважаемая в Камышине поэтесса прочитала свои стихи и поздравила с 90-летним юбилеем Доминика Гольмана. После поздравления она стала получать угрозы и оскорбления. Письма с угрозами рас-правы получали и активисты «Возрождения», однако ни руководство города, ни «компетентные» органы ничего не предпринимали; молчало и правительство. А когда Горбачев в Нижнем Тагиле на вопрос Иоганна Кроневальда о вос-становлении немецкой республики сказал, что вся территория на Волге заселена и надо искать другой выход, стало ясно, что республики не будет. Не знал Горбачев (или напрямую лгал?) –  но территория бывшей немецкой республи-ки заселена не была. Когда я объезжал нагорную сторону бывшей республики, я видел, что в селах на берегу Волги еще кое-где теплилась жизнь. Многие же, удаленные от реки села, насчитывавшие до войны сотни и десятки сотен дворов, перестали существовать...».

 

О страданиях немецкого народа, о его геноциде, писали уже упомянутый Гуго Вормсбехер ("Наш двор", повесть, 1984 г.), Константин Эрлих («Отзвуки тех лет или Начало одной биографии“, новелла, 1982 г., поставленной на сцене Не-мецкого драматического театра, Темиртау в 1983 г.), Вольдемар Гердт, Вольдемар Шпар, Нора Пфеффер, Герольд Бельгер, Роберт и Вальдемар Веберы, Нелли Косcко (роман-трилогия «Украденное детство»), Антонина Шнайдер-Стремякова («Жизнь – что простокваша»), Лео Герман, Валентина Раймер («Дети зоны»), Лора Рихтер (роман «Вся жизнь длиною в ночь»), Владимир Эйснер и др. Проблема депортации (как психологическая, так и политическая), ни-кого не оставляет равнодушным и по сей день.

 

 

Агнесс Госсен о книге Иды Бендер:

 

«Новая книга, - в которой повествуется, как писательница переносит вместе со своим народом беспочвенные обвине-ния, депортацию, незаслуженные унижения и дискриминацию, - представляет собой одновременно и семейную хрони-ку, и исторический документ о судьбе немцев Поволжья. В книге более 25 рисунков, фотографий и документов, часть которых публикуется впервые. Автобиографический роман внесёт достойную лепту в процесс взаимопонимания, инте-грации наших земляков в Германии, а также сохранения исторической памяти о российских немцах, где бы они ни жи-ли сейчас, а также в будущем для наших внуков и правнуков».

 

БИОГРАФИЧЕСКАЯ СПРАВКА:

 

Ида Бендер (Ida Bender), урождённая Гольман (Hollmann), родилась 18 июня 1922 г. в селе Ротгамель (Rothammel), умерла в 2012 году в Гамбурге. После окончания немецкой образцовой школы № 10 в городе Энгельсе продолжила учёбу в Первом Ленинградском педагогическом институте иностранных языков. С началом войны была депортирована в Тюхтетский район Красноярского края. Работала воспитательницей в школе глухонемых детей. Затем была мобили-зована в трудармию и направлена на рыбный промысел в Туруханский район. Работала рыбаком, лесорубом, бурла-ком, учителем начальных классов.

В 1948 году переехала с семьей мужа в Краснотурьинск, а после снятия надзора спецкомендатуры — в город Рудный (Казахстан), где некоторое время работала электромонтажником. С 1957 г. — внештатный корреспондент открытой в Москве газеты на немецком языке „Neues Leben“. С 1965 г. — штатный литературный сотрудник открытой в Целино-граде республиканской газеты „Freundschaft“.

С переездом на Волгу в город Камышин и выходом на пенсию становится одним из организаторов первого в послево-енные годы своеобразного немецкого культурного объединения «Клуб читателей газеты „Neues Leben“» („Neues-Le-ben-Leserklub“) и первым его председателем. Все послевоенные годы являлась активным борцом за восстановление справедливости по отношению к российским немцам, а с организацией Всесоюзного общества «Возрождение» — его активным членом.

Активный пропагандист истории, культуры и, в особенности, литературы российских немцев. Прочла более 100 докла-дов и лекций в университете Люнебурга, в «Клубе львов» (Lionsklub) в Гамбурге, Körber-Stiftung, в обществах Красно-го Креста, церковных общинах.

Член Союза писателей Германии (VS-Verband deutscher Schriftsteller), член литературного общества немцев из России, одна из организаторов и активный участник общества KEdR «Kultur-Erbe der Russlanddeutschen» (Культурное наследие российских немцев).

 

Публикации:

В газете „Neues Leben“ (Москва), альманахе «Феникс» (Алма-Ата), газете „Volk auf dem Weg“ и ежегодниках «Heimat-buch» Землячества немцев из России (Stuttgart), журнале общества немцев из России в Америке (Germans from Russia Heritage Collection) на тему семьи и воспитания, по истории и литературе российских немцев.

Повесть «The Dark Abyss of Exil: A Story of Survival» («Темная пропасть изгнания: история выживания»), перевод на английский язык воспоми-наний о трудармии, 2000, США.

Как лауреат всегерманских отборочных литературных конкурсов печаталась в альманахах „Erinnerungen“ издательства „Lerato-Verlag“ 2005 и „Nacht“ издательства „Geest-Verlag“ 2007.

Роман «Прекрасна юности пора, прекрасна … в добры времена» („Schön ist die Jugend… bei frohen Zeiten“) о жизни по-волжских немцев начиная с первых переселенцев и до наших дней. Роман вышел на двух языках: немецком и в 2013 году – на русском, с помощью детей и внуков, с изменённым названием «Сага о немцах моих российских».

 

 

Ида Бендер назвала свой роман биографическим и описала в нем семь поколений, начиная с первых переселенцев из села Бехтхайм (Bechtheim) близ Майца, основавших в 1767 году селение Ротrаммель (Rothammel) на правом берегу Волги, где в 1922 году родилась она сама. И я задаю еще один вопрос Рудольфу Бендеру: «Ваша мама поведала нам о своих предках. Она описала и свою судьбу: Поволжье, Сибирь, Урал, Казахстан, волжский город Камышин, и, наконец, Гамбург. Думаю, читателю также будет интересно услышать и о потомках писательницы, ради которых она говорила правду, потому что «свободные люди должны говорить правду, а ложь – удел рабов». Как сложилась жизнь семьи Бендер в Германии?

 

 

Рудольф Бендер:

 

«Старшая сестра Фрида по образованию медсестра, в Германии работает по профессии. В семье сын и 2 дочери, внук и внучка. Люся живет в России. Она и ее муж пенсионеры. У них 2 сына инженера, 2 внучки, внук и правнук. Была еще сестра Надежда, которая умерла в раннем младенчестве. Я - младший в семье. Еще в России знал, что по своей специальности учителя в Германии работать не смогу, поэтому еще до переезда ознакомился с компьютером. А здесь, после курсов языка, удалось получить курсы переобучения. Еще в ходе учебы я проходил производственную практику на фирме „Phoenix“, где и работаю до сих пор в отделе информационных технологий. У меня 2 сына. Оба работают. Когда мы в 1991 году приехали в Германию, старшему было 9, младшему 5 лет. Оба окончили школу, получили обра-зование. Старший - служащий в интернет-фирме по снабжению автомобилей запчастями. Младший после окончания университета работает в книжном издательстве».

                                                                                                                                                 Мари Шансон.

________________________________________________________________________________________

Как я рубил окно в Европу

 

К дню объединения Германии

 

Начало см. на стр. 1.

 

Закат этого все еще примерного рабоче-крестьянского государства происxодил на моиx глазаx. И сопровождали меня при этом неоднородные мысли.С одной стороны, я сочувствовал своим знакомым, которым их грядущее будущее виделось не чем иным, как катастрофой. С другой - я сам поддавался настроению других знакомых, которые просто светились эйфорией по случаю предстоящего объединения двух германских государств.

 

Объединение было для меня логичным явлением. Это должно было когда-то случиться. Так как и Австрию я считал (и продолжаю считать) искуcственно выделенной победителями во 2 мировой войне немецкой землей. Читатели, навер-ное, это могли заметить по материалам, что я писал для газеты "Фройндшафт", переименованной мной в "Дойче Аль-гемайне (Цайтунг)", которые я редактировал в те годы, как также и то, как я и сам активно рубил окно в Европу (и не только в образе, запечатленном на снимке). Но то, что оно произойдет так молниеносно, мало кто верил. Да, и стоило ли мне его рубить – может заметить кто-то… Но этот процесс, замечу, и без моих усилий остановить было бы уже невозможно.

 

Я связывал с этим грядущим историческим событием очень большие надежды. Скажу откровенно, что мне казалось, что мир находится на пороге огромных перемен, что, наконец-то, закрытая за семью замками Правда нашего недале-кого прошлого станет общедоступной, архивы будут открыты, что мы сможем поправить, а, может быть, и постепенно вывернуть наизнанку застоявшиеся абсурдные стереотипы, как и надуманные, а то и просто лживые пропагандист-cкие „истины“, как они того давно уже требовали и по настоящее время, забегу вперед, требуют.

 

Это я имел ввиду, в первую очередь, область идеологии... Я был уверен что после вывода советских войск из Герма-нии покинут ее и другие - западные страны-победители. Я надеялся, что станут доступными архивы союзников и мы, наконец, сможем на основе первоисточников оценить засекреченное прошлое об истинных причинах двух мировых войн 20-го столетия. Мне было, как историку, известно, о несправедливости обвинений Германии в развязывании 1 мировой войны и навязанного ей Версальского диктата. Именно так Версальский мир характеризовался многими стра-нами, в том числе Советской Россией, а также созданной для оценки этого варварского предприятия международной комиссией историков. Мне также необоснованным и нелогичным казалось обвинение Германии в развязывании 2 мировой войны. И я имел на это свои причины…

 

Мне уже тогда попадались запрещенные источники (воспоминания из первых уст) о провокациях подстрекаемой Вели-кобританией Польши на границах с Германией. Да, и не мог я поверить, что Адольф Алоизович (так мы в узких кругах называли чужеродного фюрера 3 рейха), который в результате переговоров и увещеваний, а также демонстрацией мощи Рейха вернул все, что было отобрано у него по вышеозначенному диктату - кроме земель на Востоке страны, которые вследствие провокационных решений победителей были определены под юрисдикцию Польши. И вспомним, он от них, исконно немецких, несмотря на ряд референдумов в этих землях в пользу возвращения в лоно родины, отказался – по меньшей мере на то время – и это было фактом. Фактом было и то, что Гитлер просил, убеждал предоставить ему возможность строительства коридора, чтобы связать оторванную Восточную Пруссию железной дорогой с остальной частью Германии. Но Польше, нет, ее кукловодам в лице - прежде всего - Великобритании, нужна была война. Об этом неоднократно говорил сам Черчилль. И когда он объявил ее Германии в союзе с Францией, якобы в защиту подопечного польского государства, то вымолвил сакраментальное (о чем забывают современные историки и аналитки): это наша война - война Англии против Германии, нет, не против Гитлера, - от него Черчилль, будучи в политическом загоне, как неодиозный индивидум, был в восторге…

 

Те времена остались позади. Германия оказалась низвергнутой. Англия стала, не в последнюю очередь, благодаря закулисной деятельности жен Рузвельта и Черчилля, подпаском Соединенных Штатов, разделивших власть над после-военным мироустройством с Советским Союзом… СССР тоже пал - в результате предательской деятельности агентов международного финансового капитала, в том числе во властных структурах Советов...

 

Путь Европы к объединению мне казался в то время выходом из тупика, в который себя вогнали мировые державы, не желавшие этого по своей человеческой сути. Не знал я тогда, что не может быть у диктатур – будь то гитлеровской, сталинской или рузвельт-черчилль-труменской - человеческой сути. Была надежда на торжество здравого смысла.

 

С тех пор прошло 23 года, Германия проделала огромную работу на пути сближения Востока и Запада, но напоролась и на ряд логических ошибок. Чем они обусловлены? Да хотя бы тем, что не является Германия самостоятельной стра-ной! Она – вассал заокеанского хозяина, подпаском которых (и надзирателем над Германией) является в свою оче-редь их историческая метрополия - Великобритания.

 

И вот Европа, казалось бы, объединилась… Cоюз Отечеств, что направо и налево предвосхищал „альтканцлер“ Гель-мут Коль, не состоялся. У европейцев появился дополнительный (кроме США) надсмотрщик-жандарм - брюссельский Центральный комитет. Вы знаете, который вмешивается во внутренние дела европейских государств со своими реко-мендациями не только в отношении насколько им быть суверенными, но и сколько и какого размера им производить яблоки, картофель или (извините) презервативы…

 

Сегодня Европу вновь охватил кризис. Потому что она уж очень разная. С очень разной идентичностью, что само со-бой разумеется, но и ментальностью - отношением к миру и человеческой деятельности. И вот тот свежий ветер, ко-торый овевал нас в годы надежд на победу демократическиx преобразований в обществе, оказался на поверку обыч-ным сквозняком. Нас вновь втягивают в противостояние Восток-Запад. Германия может и должна этому воспроти-виться! Для этого необходима воля, самостоятельный образ мыслей. По примеру обновляющейся России, например! Новой России, которая постепенно вживается в свою исконную роль стабилизатора международного мироустройства, регулятора межнациональных отношений. По примеру той же Екатерины Великой, „без которой ни одна пушка в Евро-пе не могла выстрелить!“

 

Так поднимем же бокалы. Ведь объединение (хотя и частичное!) Германии – праздник не только немецкого народа, это успех человеческой цивилизации... И пусть он остается на века. Несмотря на все поползновения брюссельских манкуртов, захлебывающихся в своих закулисных устремлениях уничтожения национальных государств и сувереннос-ти народов.

 

 

Так выпьем за свободную, суверенную Германию!

И за сильную, самостоятельную Россию, без которой новая, независимая Германия не возможна!

 

Константин Эрлих.

_____________________________________________________________________________________

Waldemar Kiel:

"Ein jeder ist seines Glückes Schmied..."

Waldemar Kiel (in der Mitte), Viktor Kleim (links) und Konstantin Ehrlich.

Wir sind Freunde und kennen uns schon seit einer Ewigkeit... Ursprünglich als Deuschlehrer ausgebildet, arbeitete er 20 Jahre im Veterinär-Medizinischen Institut, Omsk. Anschließend absolvierte er an der erwähnten Hochschule ein Tierarzt-Studium und reiste als deutscher Aussiedler mit den Diplomen des Hochschullehrers und des Tierarztes im August 1994, als es bereits klar wurde, dass die Staatlichkeit der Deutschen in Russland nicht wiederhergestellt wird, in die Bundesrepublik Deutschland ein...

 

Ich spreche von Waldemar Kiel, einem in der niedersächsischen Landwirtschaft sehr bekannten Veterinärarzt. Geboren: 07.09.1949, Gebiet Omsk, Sibirien. Familienstand: verheiratet, 2 Kinder.

Studium: 1966-1970, Fremdsprachenfakultät (Deutsch und deutsche Literatur), Pädagogisches Institut, Omsk; 1989-1992, Veterinär-Medizinische Hochschule (extern), Omsk. Berufstätigkeit: 1970-1992 Lehrer, 1992-94 – Übersetzer. Einreise in die Bundesrepublik Deutschland: 12.08.1994. Anpassungsmaßnahmen: Hospitanz im Veterinärbereich – 1995-1996.

 

Ab März 1977, da Waldemar Kiel eine Stelle des Tierarztes anvertraut wurde, galt er nun als ein in die bundesdeutsche Gesellschaft mit Erfolg integrierter Fachmann. „Besser gesagt: als ein erfolgreich beheimateter deutscher Bürger“, korrigierte mich mein Gesprächspartner. „Als Dozent für die deutsche Sprache an der Hochschule, Absolvent eines veterinären Studiums und der anschließenden Tierarzt-Praxis in der Bundesrepublik war es wohl eine Selbstverständlichkeit, dass ich mich nun erfolgreich beheimatet fühlen konnte.“ Ich stimmte ihm zu...

 

...Im Mondhoroskop von Waldemar Kiel wird darauf hingewiesen, dass er, als unter dem Jungfrau-Zeichen Geborener, ein unermüdlicher, sich rücksichtslos abrackender Schöpfer, Analytiker, Pedant und Realist sei. Von mir füge ich hinzu: Er ist ein Optimist, ein Meister seines Faches von Format, im prinzipiellen Streit kann er ein Hitzkopf sein, - nicht selten aber auch ein Diplomat... Und noch was – er ist ein guter, hilfsbereiter Freund...

 

Schauen wir einmal ein paar Jahrzehnte (um genauer zu sein: vier Jahrzehnte!) zurück... So ist es eben: Dui Zeit stoht et still. Es ist mir aber so, als sei es, na sagen wir, ...nein, nicht gestern, - vorgestern gewesen...

 

Nicht übergroß von Wuchs, ebenmäßig gebaut, von unruhiger, flinker Art, blond, mit einem glitzernden, wissbegierigen Blick im Gesicht, - war er stets in Bewegung und eroberte sofort die Aufmerksamkeit der weiblichen Kommilitonen seines Studienjahres und drumherum sowie das Wohlwollen der Lererschaft.

 

Wir haben die gleiche Hochschule absolviert – die Fremdsprachenfakultät am Pädagogischen Institut Omsk. Studiert haben wir freilich zu verschiedenen Zeiten, da ich daselbst nach dem Militärdienst immatrikuliert wurde, er - gleich nach der Mittelschule... Wir hatten auch die gleichen Lehrer: Hugo Jedig, Viktor Heinz, Willi Bartel, Waldtraut Mamedbejli, Otto Niederquell...

 

Es musste aber doch dazu kommen, dass wir uns kennenlernten. Bereits 1972, nachdem er ein Unterrichtsjahr in einer Dorfschule als Deutschlehrer tätig war und ein Jahr darauf beim Militär verbrachte, da wir, die damaligen, Studenten (sowie später auch Lehrer der Fremdsprachenfakultät) uns zu einem Studentenbautrupp organisierten und in der Sowchose „Ukrainski“, im Dorf mit dem poetischen Namen „Notschki“, anmeldeten. Es stand uns bevor, den Rohbau eines modernen Viehzuchtkomplexes mit den notwendigen inneren Installationen auszubauen und in den Betrieb zu übergeben. Wir waren alles Jungs bzw. junge Männer von der pädagogischen Hochschule mit Juri Rupp als Leiter des Bautrupps an der Spitze, die Lehrer Niederquell und Bartel (zur Zeit verstorben) miteingeschlossen. Außerhalb kam unser Protagonist, Waldemar Kiel, von der Veterinär-Medizinischen Hochschule, von dem der vorliegende Bericht handelt.

 

„Die Arbeit in den Studentenbautrupps“, - sagte Waldemar Kiel mit aufloderndem Augenglanz, - „hat uns, den Studenten und Hochschullehrern, mit unseren miserablen Stipendien (28 Rubel monatlich) und Arbeitslöhnen (120 Rubel pro Monat) sehr gut über die Runden geholfen. Wir haben in einem-anderthalb Sommer-Monaten von tausend bis anderthalbtausend Rubel verdient. Aber dies war noch nicht alles, wir lernten dabei eine echte Männerfreundschaft, gegenseitiges Unterstützen kennen. Hier formten sich bei uns auch die bereits von der Kindheit an vorhandenen Bauarbeiter-Fertigkeiten. Immerhin haben wir - 10 bis 14 Männer an der Zahl - in jenen ungefähr 7 Jahren 8 landwirtschaftliche Objekte aufgebaut bzw. dem Betrieb übergeben... Dieser aufopferungsvolle Einsatz vervollkommnete uns sowohl physisch als auch geistig...“, - schlussfolgerte mein Gesprächspartner.

 

...Waldemar kommt vom Lande. Seine Eltern entstammen einem Bauernstand aus dem deutschen Wolgagebiet, der einstigen ASSR NP. Leider sind sie beide vor einigen Jahren im ehrenwerten Alter bereits in Deutschland verschieden.

 

Der Vater, Johann Kiel, von dem mein Freund wohl die Zähigkeit des Chatakters, die Leistungsfähigkeit und die Wendigkeit übernommen hat, war ein begabter Mechanisator, beherrschte das landwirtschaftliche Inventar aus dem Effeff. Er arbeitete als Schofför und Mechaniker. Den Dorfbewohnern ist er als ein redseliger passionierter Motorradfahrer in einer blauen Reithose und den blank geputzten chromledernen Stiefeln im Gedächtnis geblieben.

 

Die Mutter, Marie, die ihren Kindern, Waldemar miteingeschlossen, die Herzensgüte vererbt hat, absolvierte einen Regielehrgang und war bereits vor der zwangsweisen Aussiedlung nach Sibirien am Anfang des deutsch-sowjetischen Krieges als Kinderfreizeitgestalterin mit kultureller Massenarbeit befasst. In der Verbannung lernte sie Johann Kiel kennen, sie heirateten, bekamen 3 Kinder: Waldemar, Robert und Willy, die nun mit ihren Familie in Deutschland leben.

* * *

Bevor Waldemar Kiel sich nach der Umsiedlung nach Deutschland bei irgendwelchem Unternehmen zwecks Anstellung meldete, bereiste er die landwirtschaftlichen Gegenden Deutschlands von den grenzenlosen friesländischen Tälern, wo er einen Wohnort zugewiesen bekommen hatte, bis zu den abwechslungsreichen bayerischen Auen und machte sich mit der deutsch-westeuropäischen veterinären Wirtschaft vertraut. Er vermerkte das Augenfällige für sich: Der Veterinärdienst hat in Deutschland solche Höhen erlangt, von denen seine Kollegen in Russland, und konkret in seinem heimatlichen Gebiet Omsk, nur noch träumen konnten. Hier durchzukommen, musste einer Heldentat gleichen, schlussfolgerte Waldemar. Die Konkurrenz war auf den ersten Blick unüberwindbar, wenn man dazu noch in Betracht zieht, dass man aus einem Land eingetroffen war, das auf einem ganz anderen sozialen bzw. wirtschaftlichen System basierte. Er hatte jedoch keine Wahl und musste es mit dieser starken Konkurrenz aufnehmen...

 

Als Waldemar Kiel sich anschickte, die Offensive „auf die Bastionen des Kapitalismus“, wie er sich ausdrückte, zu starten, überflog er seine Nach- bzw. Vorteile noch einmal gründlich und sortierte seine Überlegungen aus.

Tierarzt ist in Deutschland ein sehr gefragter Beruf. Er steht hoch auf der Liste von grundlegenden, existenzwichtigen Beschäftigungen, der erstens die Landwirtschaft, und sonst generell, da er die geistigen sowie physischen Potenzen eines Menschen aufrecht erhält. Vor allem beschloss Waldemar, seine beruflichen bzw. fachmännischen Kenntnisse und Fertigkeiten nachzubessern. Er erhielt beim Arbeitsamt die Erlaubnis, Anpassungsmaßnahmen durchzulaufen und im Jahr 1995 die Approbationsprüfungen auf dem Tierarztgebiet am Mibeg-Institut Tübingen abzulegen. Im Jahr 1996 bestand er noch eine Prüfung im gesamten veterinären Bereich - in der Grosskälbermastgesellschaft in Lindern. Danach erhielt er eine Hospitanz in der Rinderklinik für Geburtshilfe und Gynäkologie des Rindes bei der Tierärtztlichen Hochschule in Hannover und anschließend eine Putenmast-Praxis in der Firma „Heidemark“.

 

„Nachdem ich 17 Fächer bestanden hatte, wurde mir die Approbation als Tierarzt erteilt. Inzwischen hatte ich mehrere Fertigkeiten sowohl im Bereich Kleintierkrankheiten als auch auf dem Gebiet Rind-, Schweine und Geflügelkrankheiten erworben“, fügte Waldemar hinzu.

 

„Nun war noch das Geringste geblieben: eine Arbeit zu finden?!“, gab ich rethorisch zu wissen.

„Ja, das stimmt...“, antwortete mein Gesprächspartner schmunzelnd. „Kapitulieren – das war und bleibt aber nicht in meinem Charakter“, setzte er seine „unheilschwangeren“ Erinnerungen fort. «Und ich hatte Glück...»

 

Ab 1. März 1997 begann Waldemar Kiel seine Tätigkeit als Tierarzt: Zuerst in Lindern im einem Großkälbermast-Unternehmen, einem waschechten Kapitalisten. Dann - zur besten Zufriedenheit der Kunden - in einer Kälberpraxis in Löningen und anschließend als leitender Tierarzt in der Schweinebesamungsstation Weser-Ems in Bethen.

 

Ab 2010 ist Waldemar Kiel nun selbständig. „Ich möchte mir mein Glück von nun an selbst schmieden!“, sagte er schmunzelnd und mit dem höchsten Grad von Selbstbewusstsein im Gesicht.

Was soll man schon dazu sagen?!

„Wie wäre es mit Elefanten?!“, fiel mir etwas ein...

„Was ist gemeint?“, fragte mein Gesprächspartner stutzig.

„Na, den veterinären Umgang mit dem Kleinvieh, und auch mit etwas größerem – den Puten zum Beispiel, sogar mit Schafen und Kälbern, beherrschst du. Wie wäre es mit einer Geburtenhilfe bei Elefanten?!“, war meine Frage.

„Noch nicht praktiziert“, erwiderte Waldemar Kiel verdutzt und prompt. Setzte aber sogleich eine selbstbewusste Miene auf und sprach selbstsicher:

„Es wäre wohl auch kein Problem, denn Kühe habe ich betreut und ein Elefant ist, will mir scheinen, nichts anderes, als eine große Kuh...“

 

In diesem Sinne, mein Freund: Viel Erfolg!

 Konstantin Ehrlich.

_______________________________________________________________________________

«Сдохни, Германия!»… Россия, чур, вторая?

В будущее – через развитие народов, а не через их упразднение

Автор Гуго Вормсбехер 

 

Cейчас так модно, так государственно говорить о приоритете общегражданской идентичности и об очередной новой общности. Хотя вроде и была уже одна общность, которая в момент истины оказалась настолько неспособной к самоорганизации и самозащите, и даже к пониманию происходящего, что потребовалось совсем немного воздействия извне для развала и этой общности, и великой страны.

Что же еще намечается развалить, превращая народы в безнациональное население, не привязанное ни к родной почве, ни к соплеменникам, ни к родному очагу, лишая всего, что делает их народом? И тем самым лишая давний союз народов способности к сложению сил, лишая даже самих этих сил, для противодействия опасности, если опять возникнет, их общей родине, превращенной в территорию перманентно временного проживания «мобильных трудовых ресурсов».

 

И – если не будет у человека родного очага; не будет уголка земли, где родились и выросли его предки и он сам; если не будет родных и близких, кто говорит с ним на родном языке; если кругом лишь не помнящие родства общегражданские идентичники разных бывших национальностей, тоже мотающиеся по стране в поисках прожиточного минимума повыше, т.е. лишь конкуренты в борьбе за кусок хлеба, – то что же заставит такого представителя новой общности, например, хотя бы защищать страну, когда возникнет необходимость? Ведь в мире рыночной экономики всё приобретает и рыночную стоимость: отношения между людьми, «любовь», служебные полномочия чиновника и место депутата, военные секреты государства (сколько их продано за последние двадцать пять лет?!) и сама Родина, которая теперь, оказывается, там, «где твоей заднице теплей»? А значит, и защита страны будет, как у наемника, вопросом оплаты и шансов ее получить?

 

Может быть, на подвиг вдохновит «общегражданская идентичность»? И за нее будут готовы умереть? Или за тех, кто под бесконечную демагогию про демократию и права личности, про опыт цивилизованных стран, отнял у народа всё и заставляет теперь каждого платить с каждым днем всё больше за пользование отнятым: за когда-то честно заработанное жилье, за приватизированные кем-то газ, свет, воду (скоро, надо полагать, и за воздух?), за всё более опасные продукты, товары, услуги?

 

Или на амбразуры пойдут с криком «За нашу любимую рыночную власть! За наш суд, самый независимый в мире! За нашу полицию – лучшую из всех подлунных крыш!»? Будут героически умирать за то, чтобы кто-то и дальше мог покупать заграничные футбольные клубы, яхты, замки; мог учить своих детей за рубежом, когда в родной стране миллионы обездоленных и нищих; мог переводить «заработанные честным трудом» миллиарды за рубеж, становясь управляемым оттуда под страхом замораживания личных счетов?

 

Вообще рынок и национальная идентичность, рынок и выживание народов предстают всё более несовместными. Также как несовместны рынок и честность, законопослушность, мораль. Ведь на рынке главное это прибыль. Отсюда он – постоянно подключенный к каждому генератор обмана и преступности, везде и во всем. И надеяться, что какие-то силы, даже религия, смогут так же активно и неустанно контр-генерировать честность, порядочность, законопослушность, смогут хотя бы неотвратимо наказывать тех, кто обманывает и совершает преступления, – наивно. Особенно если учесть, что сама система наказания тоже давно уже без иммунитета от бацилл бизнеса.

 

Рынок генерирует преступность на фундаментальном, почвенном, клеточном уровне - задействуя личностные инстинкты. И к каждому носителю инстинктов не пристегнешь, как браслет слежения, надзирателя. Да еще такого, который в процессе надзора не предпочел бы вдруг сам гораздо более доходную преступность малоприбыльной, на окладе, борьбе с ней. Что уж говорить о национальной идентичности, да еще целых народов…

 

В общем, если взглянуть на проблемы с национальной идентичностью повнимательней, нетрудно заметить, что они имеют вполне стратегическое значение – для страны, и всё больше превращаются в суровое «быть или не быть?» – для народов. Народов, чье будущее всё жестче зависит от того, насколько адекватно они оценивают происходящее, насколько держатся вместе, насколько понимают и уважают друг друга, насколько могут противостоять стремлению лишить их «не той» (т.е. любой не общегражданской) идентичности. И если кому-то очень хочется увидеть, к чему ведет такое преодоление своей нехорошей идентичности, можно поехать… ну хотя бы в Германию. Не обязательно на ПМЖ. Просто посмотреть, как когда-то великая нация перестает существовать.

 

Поехать и увидеть, как под флагом преодоления двенадцатилетнего «нацистского прошлого» переиначена и дискредитирована многовековая великая история народа и страны; как всё национальное в ней уже 68 лет стремятся отождествлять с нацизмом и подавить; как немцев превратили в виновных генетически, в обязанных без конца каяться и не сметь свое суждение иметь, когда им указывают, как им себя вести.

 

(«Россиянам» это вроде тоже уже знакомо: ведь и их уже 25 лет пытаются заставить забыть всё великое в истории своей страны и ее народов; их тоже пытаются заставить свести свою историю лишь к преступлениям сталинизма, к ГУЛАГу; их тоже хотят заставить каяться… перед кем? перед теми, кто их ограбил? кто развалил их страну? И за что каяться? За перенесенные страдания, за подвиги, совершенные во имя Родины, несмотря на эти страдания?).

 

Поехать в Германию и увидеть, как там даже «большие политики» стараются максимально громко и гордо заявлять, что они лично уже не немцы, а – бери выше! – европейцы! Увидеть, к чему ведет пресловутая политкорректность. Как во многих немецких школах немецкие дети давно уже в меньшинстве и как их терроризируют дети бесчисленных иммигрантов – за всё еще светлые иногда волосы, за всё еще голубые порой глаза и за всё еще имеющееся у них знание немецкого языка. И как новые хозяева школьной жизни называют своих учительниц в лицо немецкими шлюхами, и те, не находя поддержки и защиты у своей такой политкорректной власти, вынуждены уходить из школы.

 

Поехать и увидеть, как ежегодно страну покидает более ста тысяч ее граждан в поисках места на планете, где можно реализовать свои способности и умения, никому не нужные на родине; места, где детей не подвергают с младших классов сексуальному воспитанию, не вдалбливают им нормальность однополой любви, не приводят с полицией на уроки, когда родители восстают против такого воспитания.

Поехать и понаблюдать, как в очередную годовщину первой Хиросимы – чудовищной бомбардировки мирного Дрездена, испепелившей прекрасное творение немецкого народа и сотни тысяч его жителей и беженцев, искавших в городе укрытия, – параллельно демонстрациям тех, кто еще сохранил в себе боль от той трагедии, организуются другие демонстрации. Демонстрации с лозунгами: «Всё, что падает сверху – от Бога!» (т.е. бомбы были от Него, а не от славных союзничков, особо геройски воюющих, когда нет сопротивления) и – «Сдохни, Германия!».

 

Хотим ли мы замены национальных идентичностей наших народов такой идентичностью для России? Замены, разрушающей будущее не только отдельных народов, но и самой страны? Если не хотим, то не пора ли задуматься, наконец, над тем, к чему ведет иногда «опыт цивилизованных стран», уже давно ставших безвольными дергунчиками в чужих руках? И чего на деле хотят те, кто этот опыт навязывает и России – после дважды удавшегося стравливания двух великих народов для устранения-ослабления их как главных неподдающихся управлению извне и как самых «опасных» своих конкурентов? И не пора ли предложить таким радетелям о России определиться, наконец, правильно ли они решили, выбрав «эту страну» для своего пребывания в ней?

 

Давно пришло и время подумать (если некогда «там, наверху», то хотя бы «внизу») и о необходимости новой национальной политики в стране. Политики, отвечающей интересам ее народов (и тем самым страны); политики, помогающей народам решать свои национальные проблемы как своими силами, так и в тесном взаимодействии с другими народами (открывая народы друг другу, а не обрекая их на «сепаратизм»); политики, наполненной заботой и поддержкой в развитии национальной идентичности, а не третирующей ее как помеху на пути в светлое общегражданское будущее; политики, понимающей национальную идентичность каждого народа как общегосударственную заботу, а не «личное дело» застрявших в своем нерыночном прошлом отдельных недоразвитых граждан.

 

Подумать о том, что разные народы и культуры, как драгоценности в Алмазном Фонде, – не беда, а богатство страны. Что каждый народ, как и каждый человек, уникален, и надо дать ему возможность свою уникальность сохранить и развить – на благо всех. Только тогда у человечества будут такие общие сокровища, которые создаются лишь народами со своей, а не «общегражданской» и не «мирогражданской» идентичностью: египетские пирамиды, светлая эллинская цивилизация, итальянское искусство, голландская живопись, немецкая философия и наука, русская литература … и далее бесконечно до китайского монастыря Шаолянь, дагестанского аула Кубачи, русского Палеха, неповторимой кавказской лезгинки.

 

И чтобы такие сокровища у человечества были, каждый народ должен пройти свой путь полного развития и раскрытия. Как проходит его ребенок: через воспитание в семье, через обучение в школе, вузе, через приобретение умений в трудовой деятельности, через включение во все более широкое жизненное пространство. И даже если на этом пути национальное в идентичности будет, естественным образом, занимать всё меньше места по сравнению с «общегражданским», с общечеловеческим, – оно не будет никому мешать, а позволит сделать общечеловеческое лишь многограннее, богаче, интереснее.

 

Поэтому не подавлять национальное, а поддерживать и развивать его; не смешивать народы в очередном плавильном котле бездушного рынка, а помогать им достичь высшего уровня своего развития, – чтобы достойно войти во всё более сближающуюся (естественным путем!) общность народов страны и мира, а не пополнять собой общаги атомизированных, обезнационаленных, вечных и бесправных гастарбайтеров даже на собственной родине.

 

(Публикация в НацАкценте: http://nazaccent.ru/content/8989-sdohni-germaniya-rossiya-chur-vtoraya.html)

___________________________________________________________________________________________

"Deutschland ist nicht souverän"

Behauptet ehemaliger Gorbatschow-Berater Prof. Dr. Daschitschew

Wjatscheslaw Iwanowitsch Daschitschew wurde am 9. Febr. 1925 als Sohn eines Generals in Moskau geboren. Nach Kriegsende studierte er an der Moskauer Lomonossow-Universität Geschichte, Internationale Beziehungen und Germanistik. 1953 schloß er seine Studien mit der Promotion ab. Unter Chruschtschow war er aktiv an der Entstalinisierung beteiligt. Von 1973 bis 1990 leitete er die Abteilung für außenpolitische Probleme am Institut für internationale wirtschaftliche und politische Studien der Russischen Akademie der Wissenschaften. Zu Beginn der Perestroika war er auch Professor der Diplomatischen Akademie des sowjetischen Außenministeriums. Er fungierte für Michail Gorbatschow als außenpolitischer Berater und galt als Wegbereiter von Ost-West-Entspannung, der Deutschen Einheit und ganz allgemein für Menschenrechte, Demokratie und Marktwirtschaft.

 

Herr Prof. Daschitschew, vor 50 Jahren wurde die Berliner Mauer gebaut, die die Grenze zwischen Ost- und West-Berlin unüberwindbar machen sollte. Wie haben Sie diesen Tag damals erlebt?

 

Daschitschew: An diesem Tag war ich sehr beunruhigt. Zu jener Zeit war ich im Forschungsamt des sowjetischen Generalstabes tätig und hatte viel mit den politischen und militärischen Aspekten des Kalten Krieges zu tun. Das erlaubte mir, eine klare Vorstellung von den Gefahren der Ost-West-Konfrontation zu gewinnen, besonders im Hinblick auf die apokalyptischen Folgen eines möglichen Atomkrieges. Der Beschluß von Chruschtschow und seinen Gesinnungsgenossen im Warschauer Pakt, die Berliner Mauer zu errichten, brachte diese Gefahr in eine kritische Phase. Der Kalte Krieg drohte damals, wie auch bei der ersten Berliner Krise 1948, in einen heißen Krieg hinüberzuwachsen. Deswegen betrachtete ich den Bau der Berliner Mauer mit einer außerordentlich großen Sorge: Wird dieses Ereignis nicht einen heißen Krieg auslösen? Ein Jahr später kam es zur Kuba-Krise. Die Existenz der Menschheit hing wieder an einem dünnen Faden. Jede messianische Hegemonialpolitik ist ein gefährliches Spiel. Der Bau der Berliner Mauer hatte in meinen Augen auch einen anderen Aspekt: Die Teilung eines Volkes können keine ideologischen oder geopolitischen Gründe rechtfertigen.

 

Wie war damals die Atmosphäre im Kreml?

 

Daschitschew: Sowohl dem Alleinherrscher Stalin, als auch später Chruschtschow und anderen Kremlherren, die sich zum Ziel gesetzt hatten, den Kommunismus sowjetischer Prägung weltweit zu verbreiten, blieb stets nichts anderes übrig, als am Rande eines Krieges zu balancieren, um dem „Klassenfeind" immer neue und neue Zugeständnisse abzupressen. Der Bau der Berliner Mauer wurde daher auch als ein großer Erfolg der Politik Moskaus und der Warschauer-Pakt-Staaten betrachtet. Erst viel später hat man im Kreml endlich eingesehen: Diese Politik war verderblich für die eigenen politischen und nationalen Interessen und gefährlich für die Außenwelt.

 

Am 9. November 1989 tanzten die Deutschen auf dieser Mauer. Wie wurde dieses Ereignis im Kreml aufgenommen?

 

Daschitschew: Damals gab es in der sowjetischen politischen und militärischen Elite Befürworter der Idee, die gestürzte Berliner Mauer mit Gewalt wiederherzustellen. Aber die Zeit dieser Repräsentanten der „ideologischen Verwilderung" war schon abgelaufen. Während der sozialistischen Reformation unter Michail Gorbatschow von 1985 bis 1989 kam es in der Sowjetunion zum grundlegenden Wandel im außenpolitischen Denken.

 

 

Es gab die Befürworter der Idee, die gestürzte Berliner Mauer mit Gewalt wiederherzustellen."

 

Was waren die Wesenszüge dieses neuen Denkens?

 

Daschitschew:Dazu gehören eine ganze Reihe von Punkten, zum Beispiel die Loslösung von dem messianischen Herrschaftsanspruch und seine Verurteilung, die Beendigung der Ost-West-Konfrontation und des Rüstungswettlaufs, die Einhaltung des Grundsatzes, daß in internationalen Beziehungen nicht das Recht der Macht, sondern die Macht des Rechts herrschen soll, die Anerkennung des Rechts jedes Volkes auf die freie Wahl seiner eigenen Entwicklung, eine gründliche Demokratisierung und Humanisierung der internationalen Beziehungen, die Schaffung eines unlösbaren Zusammenhangs zwischen Politik und Moral, das Streben nach einem künftigen gesamteuropäischen politischen, wirtschaftlichen, rechtlichen und kulturellen Raum, die Umgestaltung der OSZE in eine handlungsfähige Dachorganisation der Staaten des neuen Europa, die schrittweise Demontage der Blockstrukturen in den internationalen Beziehungen in Europa und ein generelles Verbot von Einflußsphären und Vorherrschaften auf dem europäischen Kontinent. Diese neuen außenpolitischen Grundsätze bedingten eine ruhige Hinnahme des Sturzes der Berliner Mauer seitens der Gorbatschow-Führung. Der Fall der Mauer wurde als Willensäußerung des deutschen Volkes aufgenommen. Jede Einmischung der Sowjetunion war ausgeschlossen. Das war auch entscheidend für das Verhalten der DDR-Volkspolizei.

 

Fast alle Politiker aus den deutschen etablierten Parteien präsentierten sich als Kämpfer für die deutsche Einheit - allen voran Helmut Kohl, aber auch Willy Brandt. Wie glaubwürdig war das für Sie?

 

Daschitschew: Aus meiner eigenen Erfahrung kann ich dazu folgendes sagen. Im Juni 1986 wurde ich von Prof. Helmut Grieser eingeladen, im historischen Seminar der Christian-Albrechts-Universität zu Kiel einen Vortrag über die Beziehungen zwischen der Sowjetunion und der Bundesrepublik Deutschland zu halten. An der Diskussion nach dem Vortrag hat auch der Bundesminister für innerdeutsche Beziehungen Heinrich Windelen (CDU) teilgenommen. Von den Studenten wurde ich bedrängt, ob ein Angebot wie 1952 über die Wiedervereinigung Deutschlands noch einmal denkbar sei. Ich antwortete, das sei keineswegs ausgeschlossen. Die deutsche Teilung dürfe nicht ewig dauern, man müsse Wege finden, um sie zu überwinden. Windelen zweifelte „keinen Augenblick" daran, daß die Sowjetunion versucht sein könnte, sich auf einen wirtschaftlich starken Partner zu stützen. Aber gleichzeitig hat er hervorgehoben: „Wir müssen eindeutig klarmachen, daß ein Verlassen des NATO-Bündnisses und ein Rückzug der USA aus Europa für uns absolut tödlich ist." Ich habe ihn gut verstanden. Ihn beunruhigte „die Gefahr vom Osten", der sowjetische expansive Messianismus. Aus meiner Sicht war diese Wahrnehmung der sowjetischen Politik auch anderen deutschen Politikern eigen. Innerlich waren sie für die Wiederherstellung der deutschen Einheit. Aber unter der Prämisse, daß das Land in der NATO bleibt.

 

 

Meine Überlegungen zur deutschen Einheit fanden zunächst keine Unterstützung."

 

Sie waren 1989 Leiter der Abteilung für internationale Beziehungen am Institut für die Wirtschaft der sozialistischen Länder, das zur sowjetischen Akademie der Wissenschaften gehörte, und Vorsitzender des Wissenschaftlichen Konsultativen Beirates beim Amt für sozialistische Länder im Außenministerium. Was haben Sie Gorbatschow geraten?

 

Daschitschew: Ich habe darüber ziemlich ausführlich in meinem Buch Moskaus Griff nach der Weltmacht geschrieben. Seit 1986 habe ich mich für die deutsche Wiedervereinigung öffentlich eingesetzt. Am 17. November 1987 begründete ich dieses Konzept auf einer internen Sitzung des Wissenschaftlichen Konsultativen Beirates im sowjetischen Außenministerium. Diesem Beirat gehörten Vertreter des Zentralkomitees der KPdSU, des Außenministeriums, des Verteidigungsministeriums, des KGB und der Akademie der Wissenschaften an.

 

Wie war die Reaktion der Zuhörer?

 

Daschitschew: Meine Überlegungen fanden keine Unterstützung und wurden außer einer Ja-Stimme abgelehnt. Es wurde sogar gefordert, alle Exemplare meines Vortrags, die unter den Teilnehmern der Sitzung verteilt worden waren, zu vernichten, um so zu verhindern, daß meine „ketzerischen" Ideen Verbreitung finden. Aber nichtsdestoweniger wurde mit meinem Vortrag der erste Stein in das Gebäude der Neugestaltung der sowjetischen Deutschlandpolitik gelegt. In diesem Sinne habe ich mit zahlreichen Gutachten und Denkschriften Gorbatschow beraten. Sein Hauptberater Anatolij Tschernjaew hat den Stellenwert meiner Beratung einmal so beschrieben: „Aus der Vielzahl der wissenschaftlichen Quellen, die Gorbatschow zur Information über die deutschen Angelegenheiten und auch über die des "sozialistischen Lagers" dienten, wären die analytischen Notizen von Wjatscheslaw Daschischew zu nennen. Seine Einschätzungen der Vorgänge in Deutschland und seine Empfehlungen wiesen - im Gegensatz zur Mehrheit der anderen - in die richtige Richtung."

 

Wie waren die Beziehungen in jenen Tagen zwischen der SED und der KPdSU?

 

Daschitschew: Honecker trat gegen die Reformen des sozialistischen Systems auf, die in der Sowjetunion damals im Gange waren. Er verbot sogar die Verbreitung sowjetischer Zeitungen und Zeitschriften in der DDR, um die Bürger in Unkenntnis über politische, soziale und wirtschaftliche Umgestaltungen in der Sowjetunion zu halten. Die negative Haltung Honeckers zur sozialistischen Reformation hat einen tiefen Dissens zwischen den Führungen der SED und der KPdSU hervorgerufen.

 

 

Die meisten westlichen Regierungen hatten Angst vor einer Großmacht Deutschland."

 

Fast alle europäischen Regierungen standen dem Projekt einer deutschen Einheit eher ablehnend gegenüber. Weshalb hat gerade die sowjetische Seite -für viele Deutsche unerwartet - die Einheit befürwortet?

 

Daschitschew: Die meisten westlichen Regierungen hatten die traditionelle Angst vor einer Großmacht Deutschland wegen der zwei Weltkriege. Deswegen meinten viele europäische Politiker während der Umbruchzeit: „Besser zwei Deutschland als eines." Es kommt nicht von ungefähr, daß eine der Forderungen der offiziellen NATO-Doktrin bald nach ihrer Gründung lautete: „To keep the Germans down" -„die Deutschen unten zu halten". Diese Forderung verfolgte auch das Ziel, die Bundesrepublik Deutschland vollständig in den Dienst der NATO-Politik zu stellen. Für die Sowjetunion rückte damals in den Vordergrund ihrer Außenpolitik ein neues Prioritätsziel - die Befreiung des Landes von der unerträglichen Last des Kalten Krieges, des Rüstungswettlaufs, die Schaffung günstiger außenpolitischer Verhältnisse für die Durchführung der Systemreformen. Alle diese Aufgaben konnte man nicht lösen, ohne die Teilung Deutschlands und des Kontinents überwunden zu haben. Untrennbar damit verbunden waren die humanen Vorhaben - das deutsche Volk von der schrecklichen blutenden Narbe zu erlösen, die durch seinen Körper verlief und zum Unruheherd Europas wurde.

 

Hatten Sie den Eindruck, die westdeutsche Seite war während der Verhandlungen 1989/90 an Ostpreußen interessiert, dessen nördlicher Teil sich seit 1945 unter sowjetischer Verwaltung befindet?

 

Daschitschew: Während der Verhandlungen im Umbruchjahr 1990 habe ich diesen Eindruck nicht erhalten. Aber die Gefühle der Ostpreußen und überhaupt der Deutschen, die mit dem Verlust dieses Urgebiets ihrer Heimat, wo der große deutsche Denker Immanuel Kant lebte und wirkte, zusammenhängen, kann man gut verstehen.

 

Nord-Ostpreußen ist heute strukturschwach, dünn besiedelt und vom russischen Mutterland territorial abgetrennt. Wäre die russische Seite einem wie auch immer gearteten deutsch-russischen Gemeinschaftsprojekt dort eigentlich abgeneigt?

 

Daschitschew: Ich halte die Einverleibung von Nord-Ostpreußen in die Sowjetunion für einen großen Fehler von Stalin. Die Sowjetunion mit ihrem riesigen Territorium, mit ihren zahlreichen Naturschätzen, mit vielen  

Gebieten, die bis heute noch nicht erschlossen sind, brauchte überhaupt keine neuen territorialen Gewinne. Sie schufen für sie nur überflüssige menschliche, politische und wirtschaftliche Probleme. Die Schärfe dieser Probleme in Nord-Ostpreußen könnte durch gemeinsame deutsch-russische Maßnahmen und Zusammenarbeit bis zur Schaffung eines Kondominiums gemildert werden. Vieles wurde schon in diesem Sinne unternommen. Ein so genanntes Joint-Venture - ein BMW-Werk - funktioniert seit mehreren Jahren in Königsberg. Zudem wurde auch bei der Kaliningrader Universität ein deutsch-russisches humanitäres Institut gegründet. Der Unterricht wird in deutscher Sprache geführt. Die Studenten kommen aus Deutschland, Rußland, den baltischen Staaten, Polen und Skandinavien. Ich hatte das Glück, Vorlesungen in diesem Institut zu halten. Das war mir eine große Genugtuung und Freude.

 

Welche Erwartungen hatte man damals, wie sich das neue, wiedervereinigte Deutschland politisch entwickeln würde?

 

Daschitschew: Es war klar, daß die Deutschen ihre Vergangenheit bewältigt und daraus richtige Schlußfolgerungen gezogen hatten. Man erwartete, daß sich das wiedervereinigte Deutschland zu einem souveränen, demokratischen, friedlichen Staat entwickeln wird. Aber wie konnte man diese Erwartungen mit einer Mitgliedschaft in der NATO in Einklang bringen? In dem Militärbündnis, das das Hauptwerkzeug der amerikanischen Politik in Europa darstellte? Damals rief diese Frage viele Zweifel in Moskau hervor. Sie wurde für die sowjetische Seite zum Haupthindernis auf dem Wege zur deutschen Einheit. Für die USA und ihre Partner dagegen war die NATO-Mitgliedschaft Deutschlands eine Grundbedingung für seine Wiedervereinigung. Das bewirkte Schwankungen, Unentschlossenheit und Ungewißheit bei der sowjetischen Führung. Dieser Zustand dauerte vom Januar bis Mai 1990.

 

Was war Ihre Position?

 

Daschitschew: Ich war damals der Auffassung, man müsse um jeden Preis die deutsche Wiedervereinigung retten. Letzten Endes könne die Atommacht Sowjetunion ihre Sicherheit auch gewährleisten, wenn Deutschland in der NATO bliebe. Diese Ideen legte ich in meinen Denkschriften an Gorbatschow dar. Derselben Meinung war auch Anatolij Tschernjaew. So wurde dieser Standpunkt angenommen. Der Weg zur deutschen Einheit war damit offen. Nach der Wiedervereinigung aber offenbarten sich die vielen Nachteile der NATO-Mitgliedschaft Deutschlands.

 

 

Nach der Wiedervereinigung offenbarten sich die vielen Nach­teile der NATO-Mitgliedschaft Deutschlands."

 

Welche Nachteile meinen Sie?

 

Daschitschew: Deutschland blieb nach wie vor sehr stark auf die USA-Machtpolitik und auf fremde Interessen ausgerichtet. Und diese Interessen haben einen unfreundlichen Charakter Rußland gegenüber.

 

Die sowjetischen Truppen zogen aus der DDR ah. Aber das wiedervereinigte Deutschland wurde NATO-Mitglied, viele der französischen, britischen und US-amerikanischen Truppen sind geblieben. Hätte eine wirkliche Lösung der „deutschen Frage" nicht so aussehen müssen, daß alle Besatzungsmächte sich zurückziehen?

 

Daschitschew: Eben eine solche Entwicklung strebte die sowjetische Seite bei den Verhandlungen an. Aber sie stieß auf den Widerstand der USA, Englands und Frankreichs.

 

Was meinen Sie, trauten die Westmächte der Sowjetunion nicht?

 

Daschitschew: Dahinter standen nicht nur antisowjetische Absichten, sondern auch das Streben, „to keep the Germans down". Die beiden Gründe, die Truppen von drei Westmächten auf dem deutschen Territorium zu behalten, bleiben bis heute in Kraft. Obwohl Europa gegenwärtig von niemandem bedroht wird.

 

Ist die heutige Bundesrepublik Deutschland überhaupt „souverän"?

 

Daschitschew: Leider nicht. Selbst der Altkanzler Gerhard Schröder hat geschrieben, daß Deutschland nur über „eine relative Souveränität" verfügt. Einer seiner Vorgänger, Helmut Schmidt, hat das in seinem Buch Mächte der Zukunft viel deutlicher definiert: „Es gibt für die Mehrheit der kontinental-europäischen Nationen in absehbarer Zukunft weder einen strategischen, noch einen moralischen Grund, sich einem denkbar gewordenen amerikanischen Imperialismus willig unterzuordnen. Wir dürfen nicht zu willfährigen Ja-Sagern degenerieren. Auch wenn die USA in den nächsten Jahrzehnten weitaus handlungsfähiger sein werden als die Europäische Union, auch wenn die Hegemonie Amerikas für längere Zukunft Bestand haben wird, müssen die europäischen Nationen gleichwohl ihre Würde bewahren. Die Würde beruht auf dem Festhalten an unserer Verantwortung vor dem eigenen Gewissen."

 

Deutschland hat seit jeher eine besondere Rolle in Europa — vor allem wegen der traditionell guten Beziehungen zu Rußland. Woran liegt es Ihrer Meinung nach, daß die Bundesrepublik Deutschland heute immer noch nicht wagt, diese Rolle wieder einzunehmen?

 

Daschitschew: Vielleicht kann ich das durch ein Beispiel illustrieren. Bei einem Besuch in Moskau vor einigen Jahren hat Egon Bahr in der Russischen Akademie der Wissenschaften einen sehr interessanten Vortrag über die Rolle der Bundesrepublik Deutschland in der europäischen Politik gehalten. Unter anderem hat er gesagt, daß es zu einer historischen Versöhnung zwischen den ehemaligen Erbfeinden - Deutschland und Frankreich - kam. Zwischen ihnen könne jetzt keine kriegerische Auseinandersetzung mehr entstehen. Während der Diskussion stellte ich an Herrn Bahr die Frage: „Warum ist es zur gleichen historischen Versöhnung zwischen Deutschland und Rußland nicht gekommen, obwohl die deutsche Seite viel gewichtigere Gründe dafür hat, besonders wenn man bedenkt, welches Unheil die Naziaggression dem russischen Volk brachte." Egon Bahr antwortete kurz: „Weil Deutschland in der NATO ist." Aus meiner Sicht hatte er Recht. Dazu kommt noch die Wirkung des so genannten Rapallo-Syndroms.

 

Sie meinen den Vertrag von Rapallo zwischen dem Deutschen Reich und der Sowjetunion 1922, in dem beide Staaten eine enge wirtschaftliche und mili­tärische Zusammenarbeit vereinbarten?

 

Daschitschew: Ja, das war die Annäherung zwischen den zwei größten geopolitischen Mächten in Europa, die durch den Stalin-Hitler-Pakt 1939 noch verstärkt wurde. Für die USA ist eine solche Annäherung nicht akzeptabel, denn dies kann ihre Vormachtstellung in Europa unterminieren. Die Anrainerstaaten Deutschlands und Rußlands betrachten die beiden mit Argwohn. Die bundesdeutsche Politik kann natürlich diese Tendenzen nicht außer Acht lassen, sollte aber trotzdem die eigenen Interessen verfolgen. Die Zusammenarbeit Deutschlands und Rußlands muß auf der Grundlage einer neuen politischen Philosophie gestaltet werden. Sie beinhaltet ein Europa des Friedens - ohne Herrschaftspolitik, ohne Aufrüstung, ohne Feindschaften, ohne Trennungslinien und Blockstrukturen.

 

Wäre Ihrer Ansicht nach die Geschichte „besser" verlaufen, hätte sich die Idee eines souveränen, neutralen Deutsch­lands durchgesetzt?

 

Daschitschew: Natürlich wäre die Geschichte besser verlaufen, wenn das wiedervereinigte Deutschland die volle Souveränität und freie Entscheidung über seinen innen- und außenpolitischen Status erhalten hätte. Aber diese Selbstbestimmung ohne Zwang von außen wird kommen. Auch Deutschlands Staatsordnung wird sich politisch, sozial und wirtschaftlich weiter vervollkommnen.

 

Wie kommen Sie zu dieser Überzeugung?

 

Daschitschew: Ich bin Anhänger der Konvergenztheorie, des sogenannten Dritten Weges, der unterschiedliche Formen in der evolutionären Entwicklung der modernen Staaten entsprechend ihrer nationalen und geschichtlichen Traditionen und Eigenarten annehmen kann. Die besten politischen, sozialen, wirtschaftlichen und geistigen Wesenszüge der beiden Systeme - des Sozialismus und des Kapitalismus -können sich gegenseitig ergänzen. In westlichen Ländern existiert eine große Vielfalt an politischen und sozialen Strukturen. Mehr noch, in vielen von ihnen ergänzen sich wohltuend Elemente des Kapitalismus und des Sozialismus. Es ist interessant, daß diese Tatsache selbst ein solch renommierter und kluger Staatsmann wie Franz Josef Strauß bei seinem Besuch in Moskau im Dezember 1987 anerkannte. Im Gespräch mit Gorbatschow sagte er: „Dem Kapitalismus sind einzelne Elemente des Sozialismus eigen. Dabei manchmal in einer mehr entwickelten Form als in sozialistischen Ländern. Der Grundunterschied liegt im Privateigentum an den Produktionsmitteln. Aber auch hier wird die Geschichte ihre Entscheidung noch treffen." Unter dem Blickwinkel der Konvergenztheorie betrachtete ich den Sinn der „Perestroika" - der Reformen in der Sowjetunion. Im Ergebnis sollte in meinem Land ein neues Modell des demokratischen Sozialismus entstehen. Aber der Staatsstreich von Boris Jelzin und seinem Clan unterbrach diese Entwicklung, und Rußland, um es mit den Worten von Helmut Schmidt zu sagen, „degenerierte" zu einem mafia-oligarchischen kapitalistischen Regime, dessen Repräsentanten schon 20 Jahre lang nach den Weisungen aus Washington regieren und das Land nach amerikanischem Szenario „umgestalten". Das führte zum nie dagewesenen Verfall seiner Wirtschaft, der Wissenschaft, des Schulwesens, der Moral und der Ethik.

 

Doch wo gab es tatsächliche Hinweise auf die Konvergenztheorie in Deutschland?

 

Daschitschew: Mit der Konvergenztheorie verband ich auch die Wiedervereinigung Deutschlands. Es sei hier zu erwähnen: Als erste Wegbereiter dieser Theorie im „sozialistischen Lager" traten in den 1950er 1960er Jahren bekannte Theoretiker, Politologen und Politiker der DDR wie Wolfgang Harig, Hermann von Berg, Wolfgang Seiffert, Robert Havemann, Rudolf Bahro, Wolf Biermann, Erich Apel, Herbert Wolf auf. Wolfgang Harig hat noch 1956 eine Plattform der demokratischen sozialistischen Reformierung der DDR ausgearbeitet, um in der Zusammenarbeit mit Sozialdemokraten die Voraussetzungen für die Wiedervereinigung Deutschlands zu schaffen. Konkrete Formen haben diese Ideen in der Neuen Ökonomischen Politik (NÖP) angenommen, die vom Vorsitzenden der Staatsplanung der DDR Erich Apel und von Herbert Wolf Anfang der 1960er Jahre ausgearbeitet wurde.

 

 

Ein ausgeprägtes deutsches Nationalbewußtsein läuft dem Herrschaftsanspruch der US-Elite zuwider."

 

Warum scheiterte dieser Kurs in der DDR?

 

Daschitschew: Leider wurde diese neue Wirtschaftspolitik nach dem Machtwechsel in Moskau und in Ost-Berlin, als Leonid Breschnew und Erich Honecker die Zügel der Leitung unter dem Motto des Neostalinismus übernommen hatten, verboten. Der Slogan „Wandel durch Annäherung", der von Willy Brandt und Egon Bahr verkündet worden war, wurde von der Honecker-Führung durch die Verschärfung der Abgrenzungspolitik beantwortet. Erst nach dem Beginn der sozialistischen Reformation in der Sowjetunion wurde er durch das sowjetische Projekt „Annäherung durch Wandel" ergänzt. Es öffnete den Weg zur deutschen Einheit.

 

Durch die Wiedervereinigung hat sich das deutsche Nationalbewußtsein nicht normalisiert - im Gegenteil. Warum?

 

Daschitschew: Aus meiner Sicht ist das durch viele innen- und außenpolitische Besonderheiten der Entwicklung der Bundesrepublik Deutschland bedingt. Dabei spielt außenpolitische Einwirkung die entscheidende Rolle. Ein ausgeprägtes Nationalbewußtsein der deutschen Nation, das ihrer Staatlichkeit und ihrer Souveränität zugrunde liegt, läuft den Interessen der Herrschaftspolitik der US-amerikanischen Elite zuwider. Deswegen strebt sie danach, das Nationalbewußtsein der Völker durch politische und propagandistische Maßnamen möglichst zu schwächen. Zum Hauptobjekt ihrer Politik in dieser Hinsicht wurde nicht nur das deutsche, sondern auch das russische Volk, um diese Völker „unten zu halten".

 

Herr Prof. Daschitschew, vielen Dank für das Gespräch.

 

228-9/2011 Deutsches Nachrichtenmagazin ZUERST!

__________________________________________________________________________________________________________

Уроки развития России в минувшее двадцатилетие

Вячеслав Дашичев, доктор исторических наук, профессор.

 

В декабре 1991 г. в результате государственного переворота Ельцина и стоявших за ним сил был разрушен Советский Союз и его социалистический строй. С этого времени началась история нового государства - России и господствующего в ней буржуазного режима. Политическую и социальную сущность этого режима охарактеризовал бывший председатель Верховного Совета Советского Союза Руслан Хасбулатов, занимавший этот пост непосредственно перед развалом страны и хорошо знавший тайны тогдашней политики. В своей книге "Преступный режим. "Либеральная тирания" Ельцина" он писал, что этот новоявленный российский правитель, нелегально захвативший верховную власть, добровольно согласился на роль марионетки США.1 По его мнению, на высшем политическом уровне Россия-США существовали договоренности по "согласованию" состава российского правительства, политического, экономического, социального курса государства, его внешней политики. "Воздействие" на Ельцина осуществлялось через "различные инструментарии".2

 

Поэтому нет ничего удивительного в том, что Россия пережила глубокий обвал в политической, экономической, социальной и духовно-нравственной сферах. Об этом свидетельствует её рейтинг по важнейшим показателям состояния общества.3 На июнь 2011 г. она занимала в мире: 16 место по валовому национальному доходу, 65 место по жизненному уровню, 62 место по уровню технологического развития, 97 место по доходам на душу населения, 43 место по конкурентоспособности экономики, 127 место по здоровью населения, 134 место по продолжительности жизни граждан, 27 место по качеству образования, 159 место по уровню политических прав и свобод, 182 место по общему коэффициенту смертности.

К этому надо добавить:

  • Согласно данным Министерства промышленности, доля России на мировых рынках высокотехнологичной продукции составляет 0,3% (это в 130 раз меньше, чем у США).

  • В 2010 г. Россия произвела всего 7 гражданских самолетов, а американская компания Boeing и европейская Airbus - около 400 машин каждая. Теперь бывшая великая аэрокосмическая держава вынуждена закупать самолеты за границей.

  • За годы капиталистических реформ в России была ликвидирована вся аграрная инфраструктура СССР, в том числе 27.000 колхозов и 23.000 совхозов, обеспеченных сельхозтехникой и квалифицированными кадрами. Их создание стоило громадных финансовых средств, больших жертв и усилий народа. Они снабжали страну сельхозпродукцией и выполняли важные социальные и культурные функции на селе. Зачем же надо было разрушать их? Они могли эффективно функционировать в преобразованном виде как сельскохозяйственные предприятия на основе коллективной собственности. А создание взамен их массовых фермерских хозяйств провалилось4. "Шоковая" расправа с социализмом на селе повлекла за собой исчезновение за последние 10 лет с территории России 13.300 деревень и 298 городов.

  • В 2010 году в России было собрано около 60 миллионов тонн зерна - половина того, что собиралось в советские времена.

  • До 70% потребностей страны в продовольствии покрываются ныне за счёт импортных поставок.

  • 1,5% населения России владеют 50% национальных богатств. В стране насчитывается более 100 миллиардеров. Они платят самые низкие в мире налоги (13%). Для сравнения: в западных странах крупная собственность облагается налогом от 50 до 70 %.

  • Ежегодно в стране строится лишь 2,7% от требуемого объема жилья для граждан.

  • Стоимость лекарств в России в 3-4 раза выше международных контрольных цен на аналогичные препараты.

  • При сегодняшних темпах добычи нефть в России иссякнет через 20-25, а газ через 30-35 лет. А что же дальше?

  • За последние 10 лет на 40% сократилось население на Дальнем Востоке и на 60% на Крайнем Севере.

  • Больше половины опрошенных граждан (59%) убеждены, что Россия идет по неверному пути, и только 18% верят в правильность курса.

  • 69,8% российских граждан испытывают чувство стыда за свою страну5.

 

Ужасной представляется демографическая ситуация в России. Она имеет свою предысторию. В ХХ веке только неестественные людские потери, обусловленные главным образом политическими причинами (две мировых войны, гражданская война, первая волна эмиграции 1917-1922 г.г., красный террор, раскулачивание, голодомор 30-х годов, сталинские чистки, 25 млн. русского населения, оставшегося вне России в ближнем зарубежье в результате распада СССР, вторая волна эмиграции 90-х годов и пр.) составили около 130 млн. человек. И в XXI веке население России сократилось на многие миллионы человек. Ни один народ в Европе на понес таких громадных людских потерь (без учета естественных).

 

После создания СНГ демографический фактор приобрел для России новое, очень опасное измерение. Речь идет о массовой миграции в неё из постсоветских стран, а также из "третьего мира". В советское время этого явления не было. В советских республиках Средней Азии и Кавказа жизненный уровень хоть и был недостаточно высоким, но не гнал людей за заработками в другие страны. Не было в этих республиках и безработицы. Кроме того, переселение в тогдашних союзных рамках регулировалось, требовало административного оформления и было затруднено. Сейчас все эти условия отпали. Лишившись финансово-экономической поддержки союзного центра, независимые республики оказались в трудном положении. В них произошло падение жизненного уровня, возникла безработица, трудности с получением образования, с медицинским обслуживанием и пр. Так возникли сильные стимулы для массовой миграции людей из постсоветских стран в Россию, подвергнутой "азиатизации".

 

На территории России проживают ныне около 15 млн. иностранных граждан - гастарбайтеров, являющихся малоквалифицированной рабочей силой. Это несчастные люди, которые не могут у себя дома заработать на жизнь. Ежегодно они отправляют в свои страны в целом около 5 млрд. долларов из своих заработков в России. Налогов они не платят. Между тем в России насчитываются миллионы собственных безработных граждан. Многие из них не могут получить работу из-за конкуренции мигрантов, которых охотнее принимают на работу, поскольку их труд оплачивается намного ниже, чем русских.

 

Кроме того, надо сказать и о том, что приток в Россию мигрантов пагубно отражается на составе её населения, а также создает условия для возникновения межнациональных столкновений и конфликтов, чего не было в Советском Союзе. Несмотря на все эти отрицательные для России последствия миграции, российское руководство ничего не предприняло, чтобы поставить для неё заслоны. "Литературная газета" писала в связи с этим в статье "Дерусификация": "Проблема миграции, изменения национального состава России, фактическое вымирание русского народа, вполне вероятная потеря им своего ведущего, государствообразующего статуса является ключевой для определения будущей судьбы России"6 Сейчас речь должна идти о сбережении русского народа как государствообразующей нации.

 

Итак, налицо деградация России во всех жизненных сферах на протяжении последних 20 лет. «Шоковая терапия», а вернее - "шок без терапии" вверг российское общество в ельцинское лихолетье в глубокий экономический, нравственный и духовный обвал и состояние смуты7. После ухода Ельцина его бульдозерная политика ликвидации социалистической системы сменилась постепенным разрушением государственности, экономики, науки, образования, здравоохранения и культуры страны. Сохраняется состояние унизительной бедности миллионов российских граждан. Всё это очень хорошо вписалось в американский сценарий "капиталистической трансформации" России.

 

Казалось бы, главные усилия государственной политики после ухода Ельцина следовало направить на ликвидацию ущерба, нанесенного базисным, стратегическим звеньям российской экономики, от которых зависит судьба России, её место и безопасность в современном мире, благосостояние её граждан. Но наиболее значимые "государственные акты" Путина-Медведева не имели с этим ничего общего. Приоритетом пользовалось, например, развитие "индустрии развлечений", отнявшей громадные финансовые средства, полученные от экспорта газа и нефти, от главного, что нужно для страны - развития промышленного производства, реальной экономики. Так, зимняя Олимпиада-2014 в Сочи обойдётся нашим налогоплательщикам, по подсчетам Минрегионразвития, приблизительно в $46 млрд. Для сравнения: Олимпиада в Ванкувере 2010 года стоила $1,75 млрд., а лунная программы НАСА "Аполлон" - $25,4 млрд. А не лучше ли было направить $46 млрд. на строительство в стране сотен спортивных площадок и бассейнов для укрепления здоровья нашего народа? Или для восстановления машиностроительной и других отраслей промышленности, приведенных в плачевное состояние?

 

В том же ряду стоят другие исключительно дорогостоящие проекты, как проведение первенства мира по футболу в 2018 г. или расширение территории Москвы в два с половиной раза. В разумные рамки не вписываются многие прочие ненужные "государственные акты", стоившие стране больших денег. Например, совершенно ненужное переименование милиции в полицию. Оно обошлось в 2, 5 млрд. рублей. А решение об отмене перехода на зимнее время? Лишний час использования электроэнергии для освещения в темное время суток стоил многих миллиардов рублей. К тому же это решение Медведева отрицательно отразилось на самочувствии и здоровье граждан. А строительство самого большого в мире моста от Владивостока до острова, где предстояло провести саммит АТЭС? Не было принято даже во внимание, что на острове нет нормальных условий для проживания из-за отсутствия на нем пресной воды. Намного разумнее было бы построить на выделенные деньги (значительная часть которых, как выяснилось, осела в карманах мошенников) комплекс современных зданий во Владивостоке. К числу ненужных и дорогостоящих мероприятий относится и перевод высших судебных органов из Москвы в Петербург. Все эти и многие другие "единоличные" решения высшего руководства свидетельствуют о том, что в нашей стране установился произвол власти. Она ведет себя так, как будто над Россией не довлеет выполнение неотложных, жизненно важных задач восстановления и развития базовых звеньев промышленности, высокотехнологичных отраслей экономики, снятия страны с "нефтегазовой иглы", ликвидация бедности и нищеты миллионов граждан.

 

Ничего не было сделано, чтобы предотвратить беспрепятственный вывоз из России национальных богатств. Разве ответственные государственные деятели, болеющие за судьбы страны, за её национальные интересы, могли бы, например, позволить перевод в течение минувших 20 лет за рубеж, в "оффшоры" более двух триллионов долларов - громадных средств, которые оказались в карманах российских финансовых тузов в результате незаконной, преступной приватизации народной собственности? Эти капиталы потеряны для России и используются в чужих интересах. А ведь на такие громадные средства можно было бы провести капитальную модернизацию российской промышленности и значительно поднять благосостояние народа.

 

Нынешние российские обладатели «ручного управления» до сего времени не сформулировали четко политическую составляющую программы их действий и не предложили её общественности. Вполне понятно почему: признание, что они превращают Россию в капиталистическую страну, не имеющую будущего, вызвало бы реакцию отторжения в народе. Тем более, что капиталистическая система и её идейные ценности во всём мире, особенно в ее цитадели – США, пребывают в глубоком и в перспективе безысходном кризисе. Стыдливое замалчивание антинародной сути программы нынешнего российского руководства компенсируется пиар-технологиями, введением общественности в заблуждение, например, созданием "Движения народного фронта". И это в стране, где всё делается в интересах не народа, а финансово-промышленной олигархии!

 

Не удивительно, что жизнь современной России приняла уродливые черты. Её пронизывает культ денег и наживы, который, как ничто другое, способствует нравственному разложению личности и общества, ведет к подрыву духовной культуры, к коррупции и криминальности, к жульничеству, воровству и социальной безответственности, к чудовищной социальной дифференциации и несправедливости, к необузданному потребительству и гедонизму. Все эти явления - естественные и неотъемлемые спутники капитализма - сотрясают не только российское, но и западное общество.

 

Бесконечно долго это не могло продолжаться. И вот, наконец, в России произошел первый социальный «взрыв малой мощности» – многотысячная протестная демонстрация на Болотной площади в Москве и аналогичные массовые выступления (по официальной терминологии "беспорядки") во многих других городах России. Снова на повестку дня страны выдвинулся лозунг: «Так больше жить нельзя!». Народ понял, что политика тандема гибельно отражается на его интересах

 

Возникает вопрос: выстоит ли Россия под тяжестью навалившихся на неё вызовов и угроз? Директор американской разведывательно-аналитической организации STRATFOR Джорж Фридман, тесно сотрудничающий с корпорацией РЭНД и с аналитическими службами штаба НАТО, писал об её участи: «В конце концов, страна развалится и без войны (как уже развалилась в 1917 г., и это произошло снова – в 1991 г.)».8 К подобному выводу Фридман пришел на основе анализа развития России после 1991 г.

 

Как же наша страна может противостоять навалившимся на неё бедам? Очевидно, лучшим выходом из положения была бы смена, пока не поздно, политической и социально-экономической модели развития, навязанной ей в результате государственного переворота 1991 г. и открывшей простор для вседозволенности буржуазной авторитарной власти. К сожалению, патриотические общественные и политические силы до сего времени не смогли объединить усилия для того, чтобы разработать и предложить обществу программу действий для вывода её из провала, в который её низвергли, и выдвинуть из своей среды авторитетных политических лидеров.

 

Но в средствах массовой информации и в литературе в последние годы появилось много интересных публикаций на эту тему. Глубокий анализ состояния российского общества дан в книге Сергея Кара-Мурзы "Угрозы России. Точка невозврата". Нельзя не согласиться с его выводом: "За двадцать лет реформ произошла деградация систем государственной власти и управления, социальных отношений, культуры и профессиональной этики.... Последние 20 лет только грабили страну и ничего не создали взамен...." 9 Можно назвать и интересную статью Татьяны Воеводиной "Выйти из социализма. Чтобы вернуться?". ("Литературная газета", 25 ноября-4 декабря 2012 г.) В ней она пишет: "Будет ли вторая серия социализма? Вполне вероятно. Нельзя исключать, что человечество вскоре столкнется с фатальной нехваткой ресурсов, и их придется распределять "по карточкам" - вот тогда и пригодится опыт государственного социализма. Он может оказаться эффективнее прежнего, этот социализм - 2. Новая технологическая база (главным образом информационные технологии) позволяет планировать более эффективно, чем это делал отечественный Госплан.... Мы еще встретимся - мы и социализм".

 

На фоне глубокой неудовлетворенности от порядков, возникших в России, в народе широко распространилась ностальгия по прошлым социалистическим временам и даже возник "ренессанс" Сталина. Но было бы иллюзией считать, что идея возврата к старой советской системе может получить поддержку у большинства российского народа. Советский строй принадлежит прошлому. Он был далек от совершенства, имел много недостатков, но, бесспорно, сыграл свою положительную роль для страны и указал магистральный путь для развития человечества. Он не может игнорироваться, а тем более опошляться.

 

Ныне же увлечь наш народ способна программа создания в России общественной модели нового, демократического, народного социализма, очищенного от извращений, тяжелых ошибок и грехов прошлого. Модели, которая впитала бы в себя лучшие черты социалистического развития в нашей стране и позитивный опыт социального развития Запада. Никто не может оспорить ту истину, что социалистический строй и идеология служили скрепляющим каркасом для единства страны и гарантом её могущества. Но провал попытки реформирования социалистического общества не означает, что социализм не может вернуться на российскую почву на совершенно новой идейной основе и на более высоком организационном уровне. Как подтверждают разработки Института комплексных социологических исследований РАН, «значительное число россиян выступают за сохранение социалистического строя, имея в виду социализм, принципиально отличный от «советско-брежневского». По его данным, доля сторонников несоциалистического пути развития составляла в России в 2005 г. всего лишь 30% 10. Ныне доля приверженцев социалистического пути намного возросла. Таково закономерное следствие введения в стране порочной и отживающей свой век капиталистической системы. Она не смогла, в отличие от социалистической, послужить для России не только мотором промышленного, технического, научного, культурного и социального прогресса, но и как скрепляющий каркас для огромной, многонациональной страны. Как раз наоборот – способствовала её деградации во всех жизненно важных сферах, нарастанию в обществе напряженности, социальных и межнациональных конфликтных ситуаций

 

Теоретическая разработка и практическая реализация программы вывода России из кризисного состояния - задача всех левых и центристских патриотических сил страны. Во имя этого они, отбросив амбиции их лидеров, должны объединиться в Партию нового, демократического, народного социализма. Такая объединенная партия нужна России как воздух. Её надо было создать по меньшей мере лет десять тому назад. Она, вне всякого сомнения, смогла бы открыть перед народом перспективу спасения и возрождения России и превратиться в реальную оппозицию, способную легально прийти к власти. Но власти сделали и делают всё, чтобы такая партия не возникла.

 

Каковы же могут быть характерные черты конвергентного социального общества, которые могли бы составить основу программы Партии народного социализма? Здесь, как представляется, важны следующие соображения.

 

Центральным является вопрос о собственности. Из её четырех видов - частной, государственной, коллективной и общественной - главенствующее значение имеет общественная собственность на средства производства, недра и землю, отдаваемые государством в длительную аренду отдельным предприятиям, обществам и кооперативным организациям.

 

Стратегически важные отрасли народного хозяйства и входящие в них предприятия должны находиться в общественной собственности под управлением назначаемых государством специалистов.

 

Основой экономики должны быть массовые народные предприятия, находящиеся в коллективной собственности самих производителей и управляемые менеджерами, выбираемыми трудовыми коллективами.

 

Здесь может быть широко использован иностранный опыт. Так, в 1974 г. в США более 10 000 предприятий с общим числом занятых в 11 млн. чел. (1/10 всей рабочей силы) перешли полностью или частично в коллективную собственность занятых на производстве работников. Незадолго до этого был принят федеральный закон о создании таких предприятий - EmployeeEnterprises (не смешивать с акционерными компаниями!). Ими были охвачены почти все секторы американской экономики. Они представляли собой как крупные компании, насчитывавшие несколько тысяч человек, так и небольшие предприятия с числом работников от нескольких десятков до нескольких сотен человек. Законом предусматривалось, что для выкупа предприятий у частных владельцев коллектив работников обладал правом получения кредитов от государства с обязательством возвращения их из будущих доходов. Практика продемонстрировала, что коллективный собственник оказался намного эффективнее частного. Это был шаг в сторону социализации в духе теории конвергенции. Хотя цель состояла в том, чтобы созданием «народного капитализма» укрепить американскую систему.

 

Примерно на таких же принципах в Венгрии в 1980-х годах была основана деятельность сельскохозяйственных кооперативов в собственности самих работников. В результате в стране в буквальном смысле слова произошла «зеленая революция». Ее конкуренции в производстве сельскохозяйственных продуктов опасалось руководство Европейского экономического содружества. На экспорт многих видов венгерского продовольствия в Западную Европу были наложены ограничения. Венгерские крестьяне имели очень высокий жизненный уровень. Высок был и уровень их социальной удовлетворенности.

 

Кооперативные предприятия различных форм получили очень широкое распространение в мире. По данным ООН, их членами являются около миллиарда человек в 100 странах11. Среди них постоянно растет число кооперативных предприятии в собственности самих производителей, которые представляют собой альтернативу "Homoeconomicus"12.

 

18 декабря 2009 г. Генеральная Ассамблея ООН на своем 65-м пленарном заседании провозгласила 2012 г. Международным годом кооперативного движения и призвала все правительства создавать максимально благоприятные экономические, финансовые, кредитные, налоговые, социальные и прочие условия для его развития. На заседании были названы следующие положительные черты этой формы производственной деятельности:13

  • кооперативные предприятия принадлежат их членам, служат их членам и управляются их членами;

  • они улучшают жизненные условия граждан и способствуют росту экономики страны;

  • обеспечивают стабильное экономическое развитие;

  • дают наилучшие результаты в сельскохозяйственном производстве

  • создают баланс между социальными и экономическими потребностями;

  • содействуют развитию демократических принципов в обществе;

  • способствуют устранению безработицы.

 

А в России призыв Генеральной Ассамблеи ООН провести в 2012 г. Международный год кооперативного движения не нашел никакого отклика. Для правящей российской элиты приоритетом пользуется крупная финансовая и промышленная буржуазия.

 

Интересно отметить, что Папа Бендикт XVI поддержал "форму экономического хозяйствования, стоящую на службе человека и поэтому позволяющую распределять блага между ее участниками и способствующую развитию у них бескорыстия". Он осудил систему, которая "в качестве единственной цели ставит наживу и преклонение перед рынком".14

 

А в России именно эта система была по настоянию американских советников при российском руководстве в большой спешке внедрена, чтобы создать любыми методами и средствами, даже криминальными, крупную буржуазию как основу власти и гарантию невозврата страны (рoint of no return) к новому социализму. Был брошен лозунг "Обогащайтесь!" - даже путем коррупции, воровства и жульничества. Это привело к чудовищному падению морали и нравственности в российском обществе, какого Россия не знала за всю свою историю. Достаточно назвать здесь среди прочих позорное дело бывшего министра обороны Сердюкова, в ведомстве которого хозяйничали преступники, нанесшие ради своего обогащения многомиллиардный ущерб стране и её безопасности.15

 

Для России имелся более органичный и естественный путь развития - наряду с государственной, средней и мелкой частной собственностью создать массовые предприятия на основе коллективной собственности. В них можно было преобразовать не только колхозы и совхозы, но и промышленные предприятия. Но этот путь был отвергнут. Господствующее положение в России занял крупный частный капитал, который сросся с государственной властью. Так сложилась авторитарная кланово-олигархическая модель управления Россией. Именно этого добивались правители США для реализации своих интересов в России.

 

Теперь попытаемся представить себе, как могло бы выглядеть государственное устройство при новой конвергентной модели общественного развития, в основу которой были бы заложены принципы реформированного социализма наряду с многими положительными чертами западного общества. К её характерным чертам можно отнести следующее:

- политическая система, основанная на реальном разделении властей, обеспечивающая строгое соблюдение закона, исключающая политический и экономический произвол со стороны одной личности или группы лиц, облеченных государственной властью;

- верховенство демократического парламента, основанного на трех-четырех-партийной системе, дающей возможность партии, получившей большинство голосов на свободных, гарантированных от административного вмешательства выборах, сформировать правительство и осуществлять ограниченное пятью-шестью годами правление в соответствии с волею и мандатом народа. Кандидатуры на должность председателя правительства и президента страны должны для утверждения в должности проходить в парламенте тщательнейшую проверку и обсуждение их жизненного пути, образовательного уровня, компетентности в государственном управлении, нравственности и состояния здоровья. Нельзя допускать, чтобы на этих высших государственных постах оказывались, как это часто бывало в прошлом, недостойные лица. Парламент должен быть наделен и правом импичмента в отношении президента страны и председателя правительства, если они нарушают законы и национальные интересы страны, нормы морали и нравственности;

- президент России, выбираемый народом на один пятилетний срок без права повторного избрания и выполняющий не исполнительные, а представительские государственные функции, что должно гарантировать страну, учитывая её печальный исторический опыт, от произвола одной личности, облеченной верховной властью, и от возврата к авторитаризму или тоталитаризму;

- сильная и располагающая крупными ресурсами правительственная власть, подотчетная парламенту и сменяемая каждые пять лет, выполняющая регулирующую, направляющую и планирующую роль в экономике и в общественных процессах, обеспечивающая необходимые условия для осуществления прав и свобод личности, ее обязанностей и ответственности перед обществом, эффективное функционирование социально ориентированной промышленности. Одно лицо не может занимать больше одного срока пост председателя правительства. Недопустимы семейственность и клановость в руководящих органах страны;

- неотъемлемой частью политической системы нового, народного социализма должна стать сильная оппозиция, формирующая "теневое правительство" и призванная следить за правомерностью политики власти, за её соответствием национальным интересам и нормам конституции. Без оппозиции не может быть здорового общества;

- контроль правительства и общественных организаций за соблюдением норм морали, нравственности и ответственности граждан страны во всех сферах жизнедеятельности общества. В наиболее простом выражении и широком понимании понятие нравственности означает ненанесение ущерба а) собственной репутации, своей чести, совести и достоинству, б) интересам своего ближайшего окружения , в) интересам своего народа, г) интересам других народов, д) окружающей природной среде. В капиталистическом обществе причиной и источником развития аморальности и безнравственности служат культ денег, наживы, потребительства и стремление к не знающему границ обогащению. В общественном устройстве, ориентированном на социалистические ценности, роль денег должна быть ограничена функцией расчетного средства для государства, предприятий, организаций и отдельных граждан и не служить источником наживы с помощью финансовых махинаций;

- общественная пресса и телевидение, служащие интересам общества, а не отдельных частных лиц или групп, способных манипулировать общественным мнением и превращать средства массовой информации в «оружие массового поражения» общественного сознания, в источник наживы от бесконечной рекламы;

- высокое благосостояние граждан как важнейшее условие наличия платежеспособного спроса и большой емкости рынка, стимулирующих развитие производства и научно-технический прогресс, дающих большие налоговые поступления в государственную казну;

- среднее сословие (мелкие и средние предприниматели, работники предприятий в коллективной собственности, инженеры, преподаватели высших и средних учебных заведений, научные работники, деятели культуры и искусства, госслужащие и пр.) как основа процветания и духовности общества, мотор его экономического развития и опора демократии;

- исключение из жизни общества посредством правового и государственного регулирования опасной концентрации финансовых средств и собственности в руках отдельных лиц и образования финансовой олигархии, способной навязывать правительству и обществу своекорыстные цели, чуждые национальным интересам страны.

- полная национализация банков, чтобы исключить из их деятельности спекулятивные махинации с целью получения капиталистических прибылей и привязать их к нуждам эффективного развития народного хозяйства и к обслуживанию граждан;

- использование природных ресурсов и природной ренты, находящихся исключительно в общественной собственности, в интересах всего общества, а не кучки финансовых воротил;

- максимально возможное развитие самоуправления на местах, не нарушающего верховенства центральной власти и не ставящего под угрозу целостность государства;

- государственный, а не рыночный механизм финансирования здравоохранения, науки, образования, обеспечивающий бесплатное медицинское обслуживание граждан, получение гражданами среднего и высшего образования;

- прозрачность процессов в политике, экономике и в кадровых назначениях;

- исключение из внешней политики навязывания другим народам господства, своего строя и своих ценностей, что служит, как свидетельствует исторический опыт, причиной возникновения военных конфликтов и мировых войн.

 

Так примерно представляются принципы социально-политического и экономического устройства общества нового, народного социализма. Проект новой общественной модели России может быть представлен для дискуссии и доработки сначала в узком кругу специалистов. Затем он может быть передан на рассмотрение Федерального собрания. В случае его одобрения потребуется внести существенные поправки в Конституцию РФ и её одобрение на всенародном референдуме. Затем может начаться постепенное, эволюционное преобразование и совершенствование существующей в России системы без социальных издержек, извращений и потрясений, которые были постоянными спутниками нашего развития в прошлом. Новый народный социализм может стать лучшей гарантией возрождения России, её безопасности и процветания. Он по природе своей сочетает в себе народовластие и управляемость национальной экономикой и общественными процессами со стороны выбранной народом государственной власти.

 

А что сулит нам существующая ныне в России капиталистическая модель, рыночная идеология и ничем не ограниченная свобода рыночных отношений? Крупная частная собственность на средства производства, на финансовый капитал и на стратегически важные отрасли хозяйства, на природные богатства не способна обеспечить управляемость экономическими процессами, рост и реформирование экономики, повышение благосостояния граждан, ведет неизбежно к экономическим кризисам и социальным потрясениям. Такая система не позволяет разумно распределять финансово-экономические и людские ресурсы в масштабах страны, установить правильные приоритеты в политическом, социально-экономическом, научном и духовном развитии, ликвидировать тяжелую структурную деформацию экономики, ориентированной на добычу и экспорт нефти и газа, воспрепятствовать возникновению "оффшорной экономики" и бегству из России национальных богатств а также "умов"16, избежать глубокого нравственного падения общества и ужасной социальной дифференциации и демографического кризиса. Всё это тяжелейшим образом отразилось на внутреннем и международном положении России.

 

В совместном аналитическом докладе, подготовленном Институтом экономики и Институтом социологии РАН об итогах 20-летнего развития нашей страны, делается следующий вывод: "Нынешняя Россия во многом - результат деятельности реформаторов 1990-х и 2000-х годов. Но внутреннее состояние нашей страны - это не только российская проблема, оно оказывает огромное воздействие на мировые процессы. Значение и роль России в современном мире также диктуют необходимость проведения экономико-социологического анализа последствий осуществленных реформ. Тем важнее оглянуться на события 20-летней давности, посмотреть на них глазами современных поколений россиян. Также чрезвычайно важным представляется проанализировать то, как эти перемены сказались на жизни наших сограждан, их социальном и материальном благополучии, возможностях самореализации, эволюции их мировоззренческих установок, национальной самоидентификации, взглядов на окружающий мир, роль и место в жизни государства и общества демократических институтов и норм и т.д. Однако наиболее существенная очевидность уже налицо: экономическая модель, сформированная в 1990-х годах, нуждается в замене"17.

 

Да, это главное условие для возрождения России.

Апрель 2013 г.

______________

1 Хасбулатов Руслан. "Преступный режим. "Либеральная тирания" Ельцина. "Яуза-пресс", М. 2011,стр.215.

2 Там же, стр. 211.

3 mr7ru//articals//43146/ 10.06.2011

4 Кара-Мурза С. «Фермеризация всей страны» - неудавшийся эксперимент длиною в 20 лет», KM.RU → Спецпроекты → Публицистика , 4.09.2012 ,

5 <http://www.livejournal.com/poll/?id=1619372>

6 Фомин Сергей. "Деруссификация". "Литературная газета", 7-12 ноября 2012 г.

7 См. "Хроника смутного времени", отв.ред.В.В. Афанасьев, Москва 2011 г.

8Фридман Джордж. «Следующие 100 лет. Прогноз событий ХХI века», Москва, «Эксмо», 2010, с.162

9 Кара-Мурза С. " Угрозы России. Точка невозврата", М. Изд. ЭКСМО. "Алгоритм", 2012 г., стр. 544-545

10Перестройка глазами россиян: 20 лет спустя. Аналитический доклад. Институт комплексных социологических исследований РАН. Руководитель проекта директор ИСКАН РАН д.ф.н. М.К.Горшков, Москва, 2005 г., стр. 12, 13.

11 Füllmer-Müller Eva. Die Alternative zum "Homo oeconomicus". Zum internationalen Tag der

Genossenschaften. "Zeit-Fragen", Schweiz, S. 8.

12Там же.

13 Resolution der UNO-Generalversammlung von der 65. Pltnarsitzung am 18.12.2009. "Zeit-Fragen"; 5.11. 2012

14 Füller-Müller E. Op.cit.

15 См. Проскурин А.П. Кто назначил Сердюкова? "Экономическая и философская газета", № 46, ноябрь 2012 г.

16 Академик Е.М. Примаков в своей статье "Россия - 2012: вызовы и проблемы. О путях развития в беспокойном мире" пишет: По имеющимся подсчетам, из России в последние годы уехало примерно

2 млн. представителей образованного среднего класса" ("Независимая газета", 16 января 2013 г.). За

последние 20 лет бегство "умов" из России исчисляется 5 миллионами человек

17 "Двадцать лет российских реформ в оценках экономистов и социологов (двадцать тезисов о главном)". РАН, Москва 2012 г.

____________________________________________________________________________________________

Европа проиграла ХХ век Соединенным Штатам Америки

 

Вячеслав Дашичев, д-р исторических наук, профессор

 

Европа, как ни один другой континент, была подвержена на протяжении своей истории многочисленным войнам. А в ХХ столетии эта особенность её развития обернулась для неё поистине роковыми разрушительными последствиями. Она стала главным полем брани в двух «горячих» и в одной «холодной» мировой войне, до основания потрясших социальные, национальные и экономические структуры проживающих на её территории народов. В результате Европа, запутавшись в великодержавных амбициях её правящих элит и их жажде господствовать, проиграла в геополитическом отношении ХХ век Соединенным Штатам. Эта заморская держава превратилась в патрона европейских стран. Как же это произошло?

 

Поворотным пунктом в европейском развитии явилась Первая мировая война. Её активными участниками были все европейские державы, а также внешние силы, в первую очередь США. Впервые в человеческой истории она приняла тотальный и глобальный характер. В кровавой бойне на полях сражений Европы участвовали более 60 миллионов солдат пяти континентов. Ежедневно война уносила 6000 жизней. В мясорубке Вердена и на полях смерти Фландрии погибло в четыре раза больше французов, в три раза больше бельгийцев и в два раза больше англичан, чем во Второй мировой войне. Лишь в грандиозном сражении на Западном фронте в июле 1916 г. были убиты 60 000 английских солдат.

 

Применение новых убойных видов оружия приобрело уже в Первой мировой войне невиданные масштабы. Немецкая пушка «Большая Берта» стреляла по Парижу с расстояния 130 км. Американский пулемет марки «Максим» был способен производить 600 выстрелов в минуту. Только в одном наступлении 12 сентября 1918 г. американцы выпустили по немецким войскам 1,1 миллионов снарядов1. Впервые на полях сражений были применены танки и отравляющие вещества.

 

Вызванные Первой мировой войной социально-политические и экономические потрясения, революции, злополучный Версальский мир, возникновение реваншизма побежденных, становление тоталитарных и диктаторских режимов в Германии, Италии и других европейских государствах проложили прямой путь ко Второй мировой войне. 31 межвоенный год после заключения Версальского мира прошел фактически под знаком теоретической, материальной, дипломатической и пропагандистской подготовки великих держав к новому мировому конфликту. По определению немецкого историка Велера, Первая мировая война положила начало «Второй Тридцатилетней войны» в Европе2. Его известный коллега Эрнст Нольте назвал период в развитии Европы с 1917 по 1945 год «гражданской войной» между национал-социализмом и большевизмом3. На самом деле для названного исторического периода были характерны не только конфликт между двумя социально-политическими системами, но и геополитическая борьба за господство между европейскими державами, в том числе между Германией, с одной стороны, Англией и Францией - с другой. Европейскую "междоусобицу" весьма искусно использовали США для повышения своего геополитического и экономического веса в мировых делах, особенно в Европе.

 

Вторая мировая война по размаху, напряженности и ожесточен­ности боевых действий, по числу участвовавших в ней людей, по количе­ству использованной боевой техники, колоссальным человеческим жерт­вам и материальным разрушениям не знала себе равных за всю многовековую историю человечества. В неё было втянуто 61 государство с населени­ем в 1,7 млрд. человек. Под ружье было поставлено 110 млн. человек, боевые действия охватили территорию 40 государств. Война поглотила громадные производственные ресурсы. Только Германия, США, Англия и СССР произвели в военные годы око­ло 653 тыс. самолетов, 287 тыс. танков, 1041 тыс. орудий. Общие расхо­ды на войну, включая прямые военные ассигнования и ущерб от материаль­ных разрушений, достигли астрономической цифры в 4 триллиона дол­ларов. Материальные потери Советского Союза составили треть его национального богатства. Война унесла 50 млн. человеческих жизней, из них на долю советского народа при­шлось почти 30 млн. человек. Такова страшная дань, которую человечество, и в первую очередь Европа, вынуждены были заплатить за мировой военный конфликт.

 

Вторая мировая война возвестила наступление качественно нового этапа в развитии международных отношений, зловещим символом которого стали Хиросима и Нагасаки. Отныне война между великими державами перестала быть рациональным средством достижения политических целей. Находящиеся в их распоряжении убойные средства были настолько усовершенствованы, что достигли предела в своем развитии – появилось ракетно-ядерное оружие, массовое применение которого неизбежно привело бы к гибели человеческой цивилизации. И тем не менее вскоре после разгрома Германии и Японии в 1945 г. человечество снова оказалось перед лицом мировой войны, на этот раз «холодной». Она не переросла во всеобщую «горячую» только благодаря тому, что хрупкий мир держался на биполярном «равновесии ядерного страха» между США и Советским Союзом. Для США на передний план в геополитическом противоборстве выдвинулись тайные, непрямые средства борьбы для подрыва изнутри государственных структур, экономики и духовного состояния советского народа.

 

Одной из главных причин "холодной войны" явилась мессианская коммунистическая экспансия, наступление на позиции Запада, начатые сталинским руководством после разгрома Германии и приведшие к захвату Советским Союзом Восточной Европы и резкому нарушению глобального и европейского баланса сил. Западные державы вынуждены были перейти к политике сдерживания, а затем отбрасывания советской мессианской экспансии. Со стороны советского руководства это была в корне порочная и совершенно ненужная политика, навлекшая на страну непосильное бремя борьбы с объединенным фронтом западных держав во главе с США. Расширение зоны социализма советского образца и навязывание его силой другим странам явилось одной из важных причин ослабления и падения СССР.

 

Итак, три мировых войны потрясли до основания Европу. Миллионы павших, раненых, отравленных, замученных, изгнанных, несчастных вдов, осиротевших детей, сотни тысяч превращенных в развалины городов и деревень, безжалостное уничтожение промышленного и научного потенциала Европы, милитаризация сознания и жизни народов, вражда, ненависть, духовное и идеологическое одичание, приведшее к тоталитаризму, диктатурам, концлагерям, распаду морали и нравственности – все эти роковые явления сопровождали развитие Европы в прошлом столетии. Промежутки между войнами использовались для подготовки новых кровавых конфликтов. Им постоянно сопутствовали раскол Европы и создание всё новых и новых разделительных линий между народами. Причиной всех этих несчастий был синдром господства, которым попеременно болели правители европейских великих держав. Из войн и вражды между европейскими державами Соединенные Штаты извлекали громадные геополитические выгоды. Они были заинтересованы в разжигании этих войн, провоцировали их и финансировали их подготовку. Причем американская территория на всём протяжении ХХ века совершенно не пострадала, оставаясь вне зоны боевых действий.

 

В дополнение к использованию "европейских междоусобиц" и войн американская правящая элита прибегла к финансовому блефу глобального масштаба, который позволил США баснословно обогатиться за счёт других стран и занять господствующие позиции в мировой экономике. Дело было так. После выхода в начале 70-х годов из заключенного в 1944 г. Бреттон-Вудского международного соглашения, установившего золотой стандарт при финансовых расчетах на мировом рынке, Федеральная Резервная Система, т.е. Центральный банк США, находящийся в частных руках, стал по своему усмотрению, бесконтрольно и в громадных количествах печатать доллары. С помощью печатного станка США стали расплачиваться за нефть, газ и другие товары, скупать за рубежом всё, в чем они нуждались, особенно интеллектуальные силы, ставили в вассальную зависимость многие страны Европы и других регионов мира или провоцировали в них в своих интересах финансовые кризисы.

 

Одним из крупных зол для Европы ХХ века стал раскол немецкой нации, совершенный по настоянию западных держав, хотя на Потсдамской конференции Советский Союз возражал против этого и выступал за сохранение единой Германии. США были заинтересованы в том, чтобы "осесть" в Европе и заиметь свою оккупационную зону в Западной Германии и превратить её со временем в свой протекторат. В результате произошла американизация Западной и советизация Восточной Европы. Внеевропейская мировая держава США превратилась после мая 1945 года в фактор постоянного военно-политического присутствия и американского гегемониального влияния в Европе, чуждого интересам европейских народов.

 

После объединения Германии, положившего, казалось бы, конец «холодной войне», на короткое время наступила эра прозрения европейцев. Они вдруг осознали, что по-старому жить нельзя и опасно, что Европа нуждается в новой концепции мирного развития без диктата и насилия со стороны великих держав, без разъединительных линий и вражды. Иначе грозил окончательный закат Европы, как предрекал еще Освальд Шпенглер. Новая концепция европейского развития нашла свое воплощение в Парижской хартии, подписанной представителями верховной власти всех европейских стран, США и Канады 21 ноября 1990 г. В ней торжественно провозглашалось: «Мы, главы государств и правительств стран-участниц Конференции по безопасности и сотрудничеству в Европе, собрались в Париже во время глубоких перемен и исторических ожиданий. Эра конфронтации и раскола в Европе закончилась. Мы объявляем, что наши отношения в будущем будут основываться на уважении и сотрудничестве. Европа освобождается от прошлого. Благодаря мужеству мужчин и женщин, воли народов и силе идей Заключительного акта Хельсинки в Европе наступает новая эра демократии, мира и единства… Настало время, когда веками лелеемые надежды и ожидания наших народов становятся явью. Это непоколебимая приверженность демократии, основанной на правах и основных свободах человека, благосостояние, достигаемое посредством экономической свободы и социальной справедливости, и равная безопасность для всех наших народов».

 

Какие замечательные слова! Казалось, перед европейскими народами, пережившими в ХХ веке две «горячих» и одну «холодную» войну с их невообразимыми ужасами и потерями, открылись радужные перспективы создания совершенно новой Европы мира, стабильности и сотрудничества. Фактически впервые в истории Европы был достигнут общеевропейский консенсус, отвечавший национальным интересам всех европейских народов. Но, увы, этому проекту не суждено было сбыться.

 

Большие надежды на умиротворение Европы связывались с её экономической и политической интеграцией. Вскоре после Второй мировой войны в Западной Европе было образовано Европейское Экономическое Сообщество, переросшее затем в Европейский Союз. На Востоке возникло другое интеграционное содружество - СЭВ. Они олицетворяли собой две противоборствующие экономические стороны в конфронтации Восток-Запад.

 

О сотрудничестве между ними вплоть до 80-х годов не могло быть и речи. Уж очень большие политические и экономические различия пролегали между двумя системами. Но все-таки идея общеевропейской интеграции не оставляла своей привлекательности в головах многих политиков и общественных деятелей. В семидесятых годах в Германии появилась концепция "Изменение через сближение". Она предусматривала смягчение конфронтации Восток-Запад и углубление общеевропейского сотрудничества, в результате чего произошли бы демократические преобразования в странах Восточной Европы. В 80-х годах, особенно с началом перестройки в СССР, в повестку дня стала выдвигаться новая концепция - "Сближение через изменение", рассчитанная на успешное осуществление глубоких реформ в Советском Союзе и других восточноевропейских странах и создание благоприятных условий для общеевропейской интеграции. Обе концепции исходили из теории конвергенции, т.е. эволюционного сближения политических и социально-экономических структур двух систем. Они сыграли определенную положительную роль для разрядки напряженности в Европе. В Советском Союзе возникла встречная концепция общеевропейского дома, реализовать которую мыслилось в ходе успешного проведения перестройки. Но все эти благие намеренья отнюдь не вписывались в планы США.

 

Разрушение Советского Союза создало совершенно новую геополитическую ситуацию на европейском континенте. Варшавский договор и СЭВ прекратили свое существование, в то время как НАТО и ЕС не только сохранились, но и расширились за счет восточноевропейских стран. Россия, возникшая на обломках Советского Союза, утратила статус великой державы вследствие резкого ослабления её экономического потенциала и упадка во всех жизненно важных сферах в "ельцинское лихолетье" и в последующее время. Для Запада исчезла "угроза с Востока". Стали исчезать и структурные различия двух систем, поскольку новый правящий режим России повернул страну на капиталистический путь развития.

 

В корне изменившейся обстановке движущей силой общеевропейской интеграции мог бы стать Европейский Союз. В декабре 2012 г. он был удостоен Нобелевской премии. Впервые эта премия было присуждена не отдельному выдающемуся человеку, а международной организации, в том числе за её содействие мирному развитию Европы. Лоббист премии Т. Ягланд писал в связи с этим событием: "Чего добился наш континент - поистине фантастично. Из континента войны он превратился в континент мира".4

 

Однако такое утверждение преждевременно. После принятия Парижской хартии в европейскую действительность очень скоро вернулись злые духи конфронтации. С распадом Советского Союза для американской правящей элиты возникла уникальная возможность для осуществления её мечты - установления глобального господства США. Этому в корне противоречили принципы Парижской хартии. Поэтому Белый дом сделал всё, чтобы она была выброшена за борт. США вернулись к старой триаде своей европейской политики, озвученной в начале 50-х годов генеральным секретарем НАТО лордом Исмэем: «держать американцев в Европе, держать немцев в узде, держать русских вне Европы» (to keep Americans in, to keep Germans dawn, to keep Russians out).

 

Эта триада продолжала играть в европейской политике США главенствующую роль и была значительно модифицирована. Она стала выглядеть примерно так: «Сохранять и укреплять господство США в Европе, поставить европейские страны на службу глобальным интересам США, максимально ослабить Россию и держать её подальше от Европы».

 

Глобальные цели политики США были изложены еще в официальном «Проекте нового американского века» (“Project for the New American Centurу“ - PNAC), разработанном администрацией президента Буша-младшего и с циничной откровенностью представленном широкой общественности 3 июня 1997 г. В нём ставилась задача обеспечить «глобальную руководящую роль Америки», «преобразовать новый век в духе американских принципов и интересов», «подавлять режимы, которые намерены наносить  ущерб  нашим  интересам и  отвергают наши ценности». Для достижения этих целей предлагалось создать превосходящую всех военную мощь в духе «рейгановской политики силы». Такая политика, отмечалось в «Проекте», «может быть непопулярна, но она необходима, если Соединенные Штаты хотят добиться руководящей роли в мире»5.

 

Американское руководство стало снова искать для себя выгоды в расколе европейского континента и сохранении определенного уровня противостояния между Россией и остальной Европой. Инерцию борьбы против СССР Вашингтон перенес на Россию. На этот раз эта борьба приняла характер "тайной войны" с опорой на проамериканскую "пятую колонну", олицетворением которой стали Ельцин и его окружение.

 

Главным инструментом господства США в Европе продолжает оставаться НАТО, но уже с новыми «глобальными функциями»: вместо "сдерживания" и "отбрасывания" советской мессианской коммунистической экспансии - превращение НАТО в организацию, обслуживающую американские глобальные интересы.

 

Неизменное присутствие США в Европе символизирует дислокация крупных контингентов американских войск и военной техники в Германии и других европейских странах. Спрашивается - зачем это надо в мирное время, когда Европе никто не угрожает? Германия остается фактически оккупированной страной. На её территории находятся около 40 тыс. войск США. НАТО и дальше продолжает быть удобным инструментом, чтобы «держать немцев в узде» и заставлять их плыть в фарватере американской политики. И после объединения Германия остается фактически протекторатом США. Белый Дом влияет на кадровые назначения в высших эшелонах власти страны, на деятельность её средств массовой информации. Не без его участия национально мыслящие немецкие политики, журналисты и общественные деятели подвергаются остракизму под предлогом несоблюдения "политической корректности".

 

Под давлением США правительство ФРГ грубо нарушило заключенные им в 1990 гг. договора и международное право, бросив войска бундесвера в американскую войну против Югославии. К этому же «сюжету» относится своеобразная задача, поставленная министром обороны ФРГ Штруком перед бундесвером: защищать национальные интересы Германии у Гиндукуша (!?). Так немецкие войска оказались в Афганистане. На деле эта акция была проведена под давлением США и соответствовала исключительно американским интересам. И это несмотря на то, что в Парижской хартии, подписанной и представителем ФРГ, сказано: "Никогда больше из Европы не должна исходить угроза войны".

 

Только во время военного вторжения в Ирак администрации Буша не удалось навязать свою волю германскому правительству Шрёдера и заставить его послать в эту страну войска бундесвера. Уж слишком очевидно было сильное протестное движение в Европе, особенно в Германии, против этой авантюры администрации Буша. Правительство ФРГ не могло не учитывать мнение общественности, 84 проц. которой, по опросам Алленбахского демоскопического института, осудили агрессию США против Ирака.

 

Но многие другие европейские страны, в первую очередь восточноевропейские, в которых к государственному управлению пришли услужливые ставленники США, отправили в Ирак свои воинские контингенты. Белый Дом вынудил даже Украину Кучмы присоединиться к этой акции. Во всём этом явственно проявились американские замыслы «военной глобализации» европейских стран, т. е. их подчинения интересам американской мировой экспансии.

 

Наряду с НАТО Вашингтону удалось поставить под свой контроль ОБСЕ. И Европейский Союз продолжает проводить в своей политике американскую линию в отношении России и других стран СНГ. Особенно отчетливо это показали события в Украине во время президентских выборов 2004 г., в которые произошло массированное и наглое вмешательство ЕС в лице его председателя Салана в поддержку Ющенко.

 

Таким образом, ХХ век принес американизацию Европы. Она остается расколотой. В ней не создана общеевропейская система безопасности и сотрудничества. Интересам правящей элиты США отвечает наличие в ней международной напряженности, конфликтных и кризисных ситуаций, в том числе в финансово-экономической сфере. Об этом очень ярко свидетельствует беспрецедентный банковский кризис на Кипре. Он возник не без воздействия американского финансового капитала и принял антироссийскую направленность. России он стоил экспроприации под диктовку комиссии ЕС крупных оффшорных денежных средств, размещенных без всякого противодействия Кремля на Кипре российскими олигархами и недобросовестными предпринимателями. Громадные суммы денег были потеряны для развития российской промышленности. Запад произвел "грабеж награбленного", т.е. отчуждение части наворованных богатств русского народа, спрятанных финансовыми проходимцами на Кипре.

 

США явно стараются перенести опыт развития Европы в ХХ веке на ХХI век и сохранить свое доминирующее положение на Европейском континенте. Но, как неопровержимо свидетельствует история, политика господства неизбежно кончалась крахом и национальной катастрофой для всех её носителей. Американская правящая элита не сделала правильных выводов из этого очевидного факта. Ей не удастся избежать той же участи, какая постигла европейских любителей господствовать. Признаки "имперского перенапряжения" и ослабления глобальной роли США уже налицо. И эта тенденция будет нарастать.

 

Недалеко то время, когда европейским политикам придется задуматься над тем, как произвести европеизацию Европы в ХХI веке. Уже выдвигаются различные проекты. 17 октября 2012 г. в Вене была проведена конференция на тему: "Европа отечеств или отечество Европа?". Эта тема навеяна серьезными структурными трудностями и кризисными явлениями в развитии забюрократизированного Европейского Союза, не вышедшего еще из-под влияния США, и поисками более плодотворных путей развития Европы. На повестку дня всё чаще выноситься вопрос о месте и роли России в европейском концерте сил.

 

Один из центральных вопросов, который должен быть решен при создании единой и мирной Европы, поставил опытнейший европейский политик - Ганс-Дитрих Геншер, 18 лет возглавлявший министерство иностранных дел ФРГ и видевший свою задачу в том, чтобы содействовать преодолению раскола Германии и Европы и прекращению холодной войны. В своем выступлении в Берлине в Доме им. Вилли Брандта 10 ноября 2012 г. на тему: "Ответственность немцев перед Европой" он особо подчеркнул, что важнейшим условием создания новой Европы является прекращение навсегда политики господства. Еще ранее, 18 мая 2012 г., он опубликовал в ФРГ статью "Не конфронтация, а сотрудничество с Россией"6. В ней он писал: "Сегодня дело идет о том, чтобы Америка, Европа и Россия совместно определили свои общие интересы. Они совпадают намного больше, чем думают иные бюрократы от безопасности в Брюсселе и им подобные в кабинетах Вашингтона.... Дело идет также об отношении к нашему великому соседу на Востоке и об использовании шансов сотрудничества Восток-Запад. В сложившейся обстановке требуется государственная мудрость. А это значит - прекращение конфронтации и недопущение угрозы новой конфронтации... И важно, чтобы Европа выполнила великие начертания Европейской хартии 1990 г. Всё это и решение больших проблем нашего времени возможно совместно с Россией, но ни в коем случае не вопреки ей"7.

 

В этом, собственно, заключается главный вывод из истории развития Европы в ХХ веке. В ХХI веке ей, чтобы выжить, нужна новая философия мира и сотрудничества, ставящая вне закона политику господства и конфронтации.

Апрель 2013 г.

____________________________  

1G. Hirschfeld, G. Krumeich, I. Renz (Hg.) Enzyklopädie Erster Weltkrieg. Padeborn, 2003.

2H-U. Wehler., Der zweite Dreißigjährige Krieg. Spiegel Spezial, 1/2004

3E. Nolte. Der europäische Bürgerkrieg 1917 – 1945. National-Sozialismus und Bolschewismus. Frankfurt/Main, Berlin, 1989. Российский исследователь И.В. Дьяков в своей книге «Великая гражданская война 1941-1945 гг..» (М. 2002 г.) тоже склоняется к выводам Нольте, ограничивая однако исторические рамки этой гражданской войны только борьбой на советско-германском фронте.

4 E. Piehenbrink. Editorial. "Aus Politik und Zeitgeschichte", 4. Februar 2013

Hans-Dietrich Genscher "Nicht Konfrontation, sondern Kooperation mit Rußland", "Tagesspiegel" 19.05.2012. Статья была перепечатана в России в журнале "Пространство и время" №1, 2013 г.

7 Указанный журнал "Пространство и время", стр.

___________________________________________________________________________________________

Schwarzes Jubiläum

Am 28. August 2011 jährte sich zum 70. Mal der schwarze Tag  in der Geschichte der Russlanddeutschen, der Tag ihrer Entrechtung, Entehrung, Versklavung und planmäßigen Vernichtung...

 

 

Infolge von wahllos erhobenen Anschuldigungen, die der Ukas des Präsidiums des Obersten Sowjets der UdSSR vom 28. August 1941 enthält, und zwar: unter den Wolgadeutschen seien Tausende und Abertausende Diversanten und Spione, die nach einem Zeichen aus Deutschland Diversionsakte in den von Deutschen besiedelten Rayons ausüben sollten, wobei niemand von den im deutschen Wolgagebiet ansässigen Deutschen die zuständigen Organe darüber informiert habe, wurde die gesamte deutsche Bevölkerung der Autonomen Republik der Wolgadeutschen (sowie auch aller anderen Regionen des europäischen Teils Russlands) nach Sibirien, dem Hohen Norden und nach Kasachstan deportiert.

 

Damit wurde der Anfang für einen beispiellosen Genozid der Sowjetgewalt gegenüber der deutschen Bevölkerung des Landes gelegt, der nach dem internationalen Recht – der Konvention über die Vorbeugung von Völkermordverbrechen vom 9. Dezember 1948  - als ein Verbrechen gegen die Menschlichkeit gekennzeichnet wird.

 

...Am Vorabend dieses Trauerdatums wurde in Engels, der ehemaligen Hauptstadt der deutschen Republik, auf dem Gelände des staatlichen Archivs der Wolgadeutschen, im Rahmen eines großangelegten russisch-deutschen Projektes ein Denkmal den während der Deportation und in den Sowjet-KZ’s gefallenen Russlanddeutschen enthüllt.

 

Auf dem 4,6 m hohen Mahnmal sind außer der Widmung: «Российским немцамжертвам репрессий в СССР» (Den Russlanddeutschen – den Opfern von Repressalien in der UdSSR) die vielzitierten Worte von Alexander Solshenizyn, dem ehemaligen GULag-Häftling, weltbekannten Literaturschaffenden und Nobelpreisträger, eingemeißelt, die er inbezug auf seine russlanddeutschen Landsleute geäußert hat:

 

«Как когда-то в щедроносные екатериненские наделы, так теперь вросли они в бесплодные cуровые сталинские, отдались новой ссыльной земле как своей окончательной. Сосланные в 41-м году наголе, но рачительные и неутомимые, они не упали духом, а принялись и здесь так же методично и разумно трудиться. Где на земле такая пустыня, которую немцы не могли бы превратить в цветущий край? Не зря говорили в прежней России: немец, что верба, куда не ткни, тут и принялся...»

 



(Wie einst in die freigebigen katharinenschen Ländereien wuchsen sie nun in die unfruchtbaren rauen stalinschen Landstriche hinein, gaben sich der Erde an Verbannungsorten wie ihrer endgültigen Scholle hin. 1941 nackten Leibes zwangsverschickt - fürsorglich und unermüdlich -, verloren sie den Mut nicht und nahmen sich hier ebenso methodisch und vernunftbegabt der Arbeit an. Wo gibt es auf Erden eine solche Wüste, die die Deutschen nicht in eine blühende Gegend umwandeln könnten? Nicht umsonst sagte man im früheren Russland: Der Deutsche gleicht einer Weide, wohin man ihn auch steckt, da schlägt er schon die Wurzel...)

 

Das Denkmal enthüllten der ehemalige „Arbeitsarmist“ - GULag-Insasse, Konstantin Leonhardt, und die Enkelin der aus der Wolgadeutschen Republik im September 1941 Deportierten Alexander und Rosa Krämer – Swetlana Filipowa.

 

Während der zwangsweisen Aussiedlung, in der Verbannung und in den Konzentrationslagern des GULags, in denen die gesamte russlanddeutsche Bevölkerung ab 15 bis 55 Jahre (ausgenommen der Frauen mit Kindern bis 3 Jahre) eingepfercht wurden, kamen infolge der Sklavenarbeit, des Hungertodes, der Vergeltungsmaßnahmen des NKWD und der Willkür der Lagerverwaltung mehr als ein Drittel der Russlanddeutschen ums Leben.

 

Mehr noch, wenn man die Opfer unseres Volkes, angefangen mit dem durch die Außerordentliche Unionskommission (ВЧК) organisierten „roten Terror“, der Hungersnot 1921-1922 und 1932-1933, der Kollektivierung, infolge der von den Bolschewiken iniziierten so genannten konterrevolutionären und antisowjetischen Verschwörungen, der stalinschen Säuberungen u.s.w. u.s.f. – als die gesamte deutsche Bevölkerung des Landes groß und klein „beizeiten“ bereits 1934 als unzuverlässig eingestuft und in Sonderlisten des NKWD bzw. des ZK der KPdSU eingetragen wurde, - in Betracht zieht, so wird die Zahl dieser Opfer die Hälfte der Gesamtzahl der Deutschen in der UdSSR ausmachen!

 

...Die Initiative der Eröffnung des Denkmals den zur Hälfte vernichteten Russlanddeutschen gehört der national-kulturellen Autonomie der Wolgadeutschen mit Juri Haar an der Spitze, die Finanzierung übernahmen russlanddeutsche Landsleute aus Russland, anderen GU-Staaten und Deutschland.

 

Im Rückblick auf so manchen Protest seitens der örtlichen Politiker und anderen Opponenten, sagte Juri Haar: „Wir hoffen, dass die Einwohner der Stadt Engels es nun verstehen werden, dass wir dieses Mahnmal nicht zum Zweck der Gefährdung von zwischenethnischen Beziehungen aufgestellt haben, sondern zu Ehren des Gedenkens an die Menschen, die einst auf dieser Erde gelebt haben und einem grausamen Völkermord ausgesetzt wurden...“

 

Mehrere gesellschaftspolitische Organisationen von Russlanddeutschen schrieben an diesen Trauertagen den Kreml an mit der Forderung bzw. Bitte, ihnen ihre Gleichberechtigung im neuen Russland zurückzugeben und die von der Sowjetgewalt auf barbarische, menschenfeindliche Weise vernichtete Selbstverwaltung wiederherzustellen.

 

Medwedew und Putin schweigen... 

Theodor Becker, Hamburg

Foto: W. Jantschenko

 

Zum Ableben von Ida Bender

Von Konstantin Ehrlich

Ida Bender, 1999. Foto: Konstantin Ehrlich.

Heute Morgen habe ich Ihnen eine sehr traurige Nachricht mitzuteilen: Gestern ist völlig uner-wartet die russlanddeutsche Autorin Ida Bender (geboren 1922) aus dem Leben gegangen. Ljudmila und Rudolf Bender haben mir gestern mitgeteilt, dass ihre Mutter um 15:30 bei ei-nem Spaziergang im Park, den sie mit ihrer Tochter, Ljusja, unweit von ihrem Domizil in Har-burg unternommen hat, plötzlich bewusstlos zusammengesackt und so ganz ruhig und leise verstorben sei... Ihr letzter nicht bis zum Ende ausgesprochene Satz soll "schau mal, wie schön farbenreich ausgeschmückt dieser Ahornbaum in der Sonne... (döst)" gewesen sein...

 

Bereits vor zwei Tagen habe ich mit Ida Bender telefoniert. Mein Anliegen war, ihre Bitte zu er-füllen, ihr die von mir vor kurzem verfasste "Russlanddeutsche Tragödie" vorzulesen. Sie habe vieles davon gehört, sagte sie, von Andreas Prediger z. B., habe jedoch keine Möglichkeit ge-habt, diese zu lesen (da sie nur im Internet vertreten sei) bzw. zu hören.

 

Meinen Anruf empfing ihre Tochter, Ljusja, die aus Russland kam und bei ihr bereits ein paar Wochen zu Gast weilte. Sie gab den Hörer Frau Bender, die mich lebensfroh und freundlich be-grüßte. Ich teilte ihr mit, dass ich nun die Möglichkeit hätte, ihr das Poem vorzutragen... Sie dankte mir für die Zeit, die ich für sie gefunden hätte, und hörte dann aufmerksam zu. Nur hin und wieder hörte ich ihr bejahendes "Ja" und ab und zu ein leises Schluchzen... Ich wusste, dass ich ihre tiefsten Gefühle berührte, sie dazu verleitete, sich der schweren Kriegs- bzw. Nachkriegsvergangenheit zu ent-sinnen, die in ihrem weiteren Leben, wie auch im Leben der gesamten russlanddeutschen Volksgemeinschaft, eine bis ins Heute hinein blutende und schmerzende Narbe hinterlassen hatte. Und gleichzeitig war der Inhalt für sie, wie Balsam für die Seele...

"Wie gelingt das Ihnen", sagte sie, nachdem sie sich etwas von ihren schmerzhaften seelischen Erinnerungen erholte, "als ein an diesen Schrecknissen Unbeteiligter, so wahrheits- und gefühlsgetreu, so teilnahmsvoll diese tragischen Geschehnisse zu widerspiegeln?"

 

So ganz unbeteiligt konnte ich, bereits nach dem Krieg Geborener, der schon so manche Hungersnot miterleben musste und das Schicksal seines leidgeprüften Volkes sein ganzen Leben lang begleitete, ja auch nicht sein, war meine Antwort...

 

Sie freute sich aufrichtig, und ich war ebenso zufrieden, der bejahrten Frau diese Freude bereitet zu haben.

 

„Und Ihr „Lied der Russlanddeutschen“? Das wollten Sie mir doch auch vortragen...“, ließ Frau Bender nicht locker.

 

„Natürlich, Ida Dominikowna. Und dieses Lied werde ich Ihnen sogar vorsingen...“, entgegnete ich vielverheißend. „Einen Au-genblick, ich muss mich nur kurz auf die Melodie einstimmen...“

 

Sie hörte aufmerksam zu. Als ich am Ende war, hielt sie eine Weile inne und schlussfolgerte prompt: „Das ist es, was wir die ganze Zeit entbehrt haben! Danke sehr, vielen Dank!“

 

Sie bat mich einige Stellen abermals zu wiederholen, was ich geduldig tat, um der verehrten Dame Vergnügen zu bereiten...

 

Dies sollte unsere letzte Unterredung gewesen sein... Die Sinne wollen dieser Erkenntnis nicht folgen, sie wollen nicht wahr-nehmen, dass Ida Bender nicht mehr unter uns weilen, uns mit ihrem Optimismus, der Liebe zum Leben begeistern wird...

 

Dies ist es, was mir in diesen traurigen Tagen durch die Sinne gegangen ist. Zum Schluss möchte ich nur noch den Verwand-ten von Ida Bender, ihren Kindern und Enkelkindern, allen Literaturfreunden, die sie miterlebt und aus dem Kelch ihrer Le-bensweisheit trinken durften, mein tiefempfundenes Beileid ausdrücken...

 

Das Andenken an Ida Bender werden wir in Ehren in uns tragen...

Den 13.11.2012, um 01:30

Ida Bender zu Gast in Soest bei der Künstlergruppe von Antonina Domke

Am 21. November 2012 fand auf dem Langenbeker Friedhof bei Hamburg die Beisetzung der russlanddeutschen Autorin und Kul-turträgerin Ida Bender statt. Den Abschied dirigierte die Pastorin Heide Brunow.

 

Die musikalische Künstlergruppe aus Soest unter der Leitung von Schauspielerin Antonina Domke illustrierte die Abschiedsfeier mit Wort und Lied, darunter dem deutschen Volkslied "Schön ist die Jugend bei frohen Zeiten...", das Ida Bender sehr liebte und auch zum Titel zu ihrem vor kurzem erschienenen Erinnerungswerk ge-wählt hatte, sowie mit dem von der Verstorbenen aus dem Russi-schen ins Deutsche übertragenen Lied "Eberesche" - Verfasser Iwan Surikow, das zum russischen Volkslied wurde.

 

Natalie Rudi, stellvertretende Vorsitzende der Ortsgruppe Ham-burg der Landsmannschaft der Deutschen aus Russland, Kons-tantin Ehrlich, Historiker, Schriftsteller und Journalist sowie an-dere Redner würdigten die Verdienste von Ida Bender im kultu-rellen Leben der russlanddeutschen Volksgemeinschaft.

Zum Abschied von Ida Bender

Es ist gar nicht lange her, da wir das 90jährige Jubiläum von Ida Bender im Gemeindehaus der Bugenhagenkirche in Hamburg-Harburg gefeiert haben. Es war eine fröhliche Veranstaltung, in der wir der Jubilarin unsere Glückwünsche äußerten, ihr noch lange, glückliche Lebensjahre wünschten. Ich habe mich nicht wenig gewundert, ja tüchtig gefreut, Frau Bender sogar bei einem Tanz erleben zu dürfen. Es sah sich schön an. Und ich beglückwünschte das Geburtstagskind ganz herzlich...

 

Das Schicksal hat es jedoch anders erwogen und hat der Jubilarin nur noch kurze Zeit zur Verfügung gestellt. Niemand wusste das, außer ihr selbst. Aber darauf, dass es so prompt geschehen sollte, war wohl auch sie nicht so ganz vorbereitet. Deswe-gen beeilte sie sich; sie musste noch so manche Angelegenheit unter Dach und Fach bringen. Und darunter noch die Überset-zung ihres Lebenswerkes „Schön ist die Jugend bei frohen Zeiten...“, das vor kurzem in Deutsch herausgegeben worden war und großes Interesse bei der Leserschaft geweckt hatte, zu bewerkstelligen...

 

Ida Bender hatte ein schweres und entbehrungsreiches Leben hinter sich, wie dies beinahe all unsere ältere Generation durchzumachen hatte: Hungersnot  1932-33, die stalinschen Säuberungen aller Art, mit derer Apogäum im Jahr 1937, den Krieg und mit ihm die Verbannung bzw. Verschleppung nach Sibirien, anderen Regionen des Hohen Nordens und Zentralasi-ens, den Sklaveneinsatz in den stalinschen KZ's, die Sonderaufsicht unter der sowjetischen Kommandantur bis 1956 hinaus...

 

Wieviel Zähigkeit, Ausdauer, ja Manneskraft und -mut musste aufgebracht werden, um diesen Schikanen der bolschewisti-schen Gewalt standhalten zu können?! Auch in der neuen alten Heimat wollte nicht sogleich alles gelingen. Aber Ida Bender wollte und konnte nicht „locker gewe“...

 

...Mein Herz füllt sich mit Kummer und Wehmut. Und die Sinne können sich an das Hinscheiden unserer hochverehrten Ida Bender noch nicht gewöhnen, ich verspüre ein Gefühl der Leere und dass sie uns in unserer Gemeinschaft sehr fehlen wird. Bei unseren Treffen hatten wir immer ein Thema, dass dringend diskutiert, behandelt werden musste. Ich habe sie – stand-haft, überzeugt und stoisch, würde ich sagen, - etliche Jahrzehnte gekannt, noch länger kenne ich ihren Sohn Rudolf, mit dem wir an der Geburt der russlanddeutschen gesellschaftspolitischen Organisation „Wiedergeburt“ mitbeteiligt waren. Und noch früher habe ich auch ihren Vater, den Altmeister des russlanddeutschen Schrifttums, Vorkämpfer unserer russlanddeu-tschen Befreiungsbewegung, Dominik Hollmann gekannt. Und mich überkommt ein Gefühl der Genuugtung, wie harmonisch diese Menschen einander ergänzen... Nein, ersetzen einander können sie jedoch nicht. Nämlich deswegen spüre ich bereits diese Tage, dass wir Ida Bender in unserer Gemeinschaft deutlich entbehren werden...

 

Heute nehmen wir Abschied von Ida Bender, begleiten sie auf ihrem letzten irdischen Weg in die Ewigkeit. Wir gedenken an ihrem Beispiel des schweren Schicksalsweges der russlanddeutschen Volksgemeinschaft, deren verdiente Tochter sie gewesen ist und in unserem Gedächtnis bleiben wird.

 

Den Hinterbliebenen von Ida Bender, Rudolf dir ganz persönlich, will ich Kraft wünschen, diesen Verlust mutig zu überstehen.

 

Möge der Herrgott ihr die ewige Ruhe schenken.

Konstantin Ehrlich,

Historiker und Literaturschaffender

Wir danken von Herzen allen,

die sich mit uns verbunden gefühlt und ihre Anteilnahme in so vielfältiger Weise zum Ausdruck gebracht haben,

 

sowie allen, die unsere liebe Mutter, Großmutter, Ur- und Ururgroßmutter auf ihrem letzten Weg begleitet haben.

 

Familien Bender, Schuklinow, Appel.

Biographie von Ida Bender

Ida Bender

geboren 18.06.1922 im deutschen Dorf Rothammel an der Wolga. 1940, nach Absolvierung der deutschen Mittelschule in der Stadt Engels, Studium der Fremdsprachen in Leningrad.

Nach Kriegsanfang - Deportation nach Sibirien, danach Arbeitslager im Hohen Norden am Jenissej, als Fischer, Holzfäller und Treidler tätig. Ab 1947 unter Kommandanturaufsicht im Nord-Ural (Krasnoturjinsk, Sewerouralsk). Seit 1958 in Kasachstan (Rudny, Zelinograd), Elek-tromontagearbeiterin, Krankenpflegerin, Postbote.

Ab 1965 was sie Mitarbeiterin in der Redaktion der Tageszeitung „Freundschaft“ (Zelinograd, Kasachstan).

Seit 1991 lebt sie in Deutschland, Hamburg. Mitglied des VG-Schriftstellerverbandes und des Literaturkreises der Deutschen aus Russland.

Veröffentlichungen: Roman „Schön ist die Jugend …bei frohen Zeiten“, 2010, Geest-Verlag. Sie publizierte in „Neues Leben“ (Moskau), im Almanach „Phönix“ (Alma-Ata), in „Volk auf dem Weg“, den "Heimatbüchern" der Landsmannschaft der Deutschen aus Russland (Stutt-gart), in „The Dark Abyss of Exile: A Story of Survival”, GRHC, USA, 2000, sowie in den Sam-melbänden „Erinnerungen“ als Preisträgerin des Literaturwettbewerbs, Lerato-Verlag, 2005 und „Nacht“ als Preisträgerin von ‚Erster Brüggener Literaturherbst’, 2007, Geest-Verlag und in den Almanachen „Literaturblätter deutscher Autoren aus Russ-land“.